ПОЛУНОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Баллада в крови / Ballad In Blood

Италия, 2016

Жанр: триллер, детектив, драма

Режиссер: Руджеро Деодато

Сценарий: Руджеро Деодато, Джакопо Мацуоли, Анджело Орландо

В ролях: Карлотта Морелли, Роджер Гарт, Габриэле Росси, Ноэми Сморра

Похожие фильмы:

  • «Очень дикие штучки» (1998)
  • «Мечтатели» (2003)
  • «Мертвая шлюха в багажнике» (2009)

Баллада в крови 

Два парня и девушка приходят в себя после бурной ночи. В одной из комнат дома обнаруживается мертвое тело их подруги. Никто из них не помнит ничего о прошедшей ночи, что произошло и кто убийца. Не представляют герои и что делать с трупом.

Знаменитый мастер хоррора Руджеро Деодато, державший паузу на протяжении 10 лет, выпустил неожиданный фильм – больше триллер о превратностях судьбы, нежели фильм ужасов в традиционном понимании. Детективная загадка, кто убийца – не главное. Куда важнее для режиссера показать последствия, к которым приводят действия людей. Деодато не фаталист, то есть он не верит, что судьба человека заранее предопределена. Однако он убежден, что все в жизни взаимосвязано, и каждый поступок человека способен отозваться в его жизни порой с неожиданной стороны. Режиссер, будучи по рождению наследником великой древней культуры, не удержался от включения в пространство фильма ряда элементов античной поэтики. Прежде всего, это традиция масок, преобразованная в карнавальную вечеринку в склепе. Каждый из героев носит маску, являясь персоной, если пользоваться терминологией Карла Густава Юнга. Персона – это то, каким человек хочет выглядеть в обществе, как он себя позиционирует. Например, выглядящий мачо парень Ленки – всего лишь жалкий наркоман, не способный принимать решения. Арден и вовсе кажется не меньшей жертвой, чем мертвая Элизабет, подруга Ленки, хоть изо всех сил стремится показать свое лидерство. Ленка же – не женщина-вамп, а холодная и расчетливая бестия, готовая на все, чтобы не угодить в тюрьму. Именно ее одержимость во многом предопределила судьбы всех, кто обнаружил тело.

Элизабет из всех героев представляется самой человечной, хотя ни разу не появляется перед зрителем в живом виде – лишь в своих видео и редких обрывистых воспоминаниях после бурной ночи. Ее тело, безжизненное, но прекрасное (герои ее моют, без конца одевают, раздевают) кладет конец бездумному веселью. Персонажи наконец-то понимают, что произошло непоправимое – человек умер, и его не вернуть. Однако вместо сожаления их душами владеет страх перед возможным наказанием. Они еще не ведают, что расплата их настигнет вовсе не со стороны правоохранительных сил. Все их действия – попытки избавиться от тела и даже от нежелательных свидетелей – последовательная цепочка, в конце которой точка невозврата.

Баллада в крови

Режиссер постепенно раскрывает все карты. Повествование порой приобретает оттенок трагифарса, ведь, помимо главных героев, на сцену выходит множество запоминающихся персон, фриков всех мастей. Рим, столица мировой культуры, вдруг стал на одну ночь прибежищем демонических сил, облеченных плотью. Персонажи зря прожигают свои жизни, по бездумному существованию подчас не уступая героям Ларри Кларка и Грегга Араки. А прославленный мастер неожиданно находит верную манеру рассказа – больше театральную, с множеством внешних эффектов, с остранняющими действие элементами (гот-хулиганы, словно материализовавшиеся из «Ворона», два мусорщика, в упор не видящие труп, зато примеряющие выброшенные вещи, и, наконец, гей в костюме ангела, словно образ смерти, сошедшей на Рим). Больше того, подсказкой зрителю служит и название, ведь баллада чаще всего предполагает мрачный антураж.

Деодато проводит наиболее зримые аналогии с одним из лучших своих фильмов, «Дом на краю парка». Лирическая музыка почившего композитора Рица Ортолани позволяет воспринимать «Балладу в крови» как некое продолжение истории о двух бандитах, забравшихся в дом добропорядочных на первый взгляд людей. Его новый фильм звучит как реквием по поколению Y, для представителей которого характерно стремление выделиться, быть не такими, как все, демонстративно нарушать правила и табу. Если поколение «Дома на краю парка» представляло собой молодых буржуа, под благовидной личиной которых скрывались те же пороки, что и у наиболее деклассированных элементов, то поколение тех, кому сейчас около 20 лет, неосознанно, но протестует и против внешне благоприятных форм культурного поведения. Зачем быть хорошим? Ведь папочка дурной, только прикидывающийся ангелом. Лицемерие порождает нонконформистский протест.

Баллада в крови

Это характерно и для кино. Молодые режиссеры конца 50-х годов прошлого века (так называемая «новая волна») демонстративно восстали против эстетики «папочкиного кино», уже не могущего ухватить суть времени. Параллельно с этим ломали эстетические табу такие режиссеры, как Хесус Франко и Душан Макавеев, а Хершелл Гордон Льюис прорвал кровавую блокаду в хорроре, снимая сцены, вызывавшие шок у тех, кто не привык видеть на экране кровь и расчлененку.

Хорошо это или плохо – вопрос дискуссионный. Конечно, время не остановить, и пуританская мораль ожидаемо уступила место философии безграничной свободы. Деодато сам был из поколения кинобунтарей: один его шедевр «Ад каннибалов» шокировал благопристойные нравы и вызвал целую орду подражаний. Но постановщик, будучи художником, не снимал провокации ради провокаций и хоррор ради хоррора. Маэстро сам говорил, что его не интересует хоррор как жанр. Другое дело, что оболочка хоррора позволяла донести до зрителя те идеи, которые сложно было бы рассказать языком традиционной драмы. Деодато еще в «Аде каннибалов» предупреждал о духовном каннибализме, когда под личиной успешных в обществе людей скрываются звери. Не потому «папочки» хорошо себя вели на публике, что были примерного нрава. Они лишь боялись наказаний, которые могут последовать, оттого прятали свою похоть по борделям, тайным квартирам, находясь в наркотическом дурмане и алкогольной эйфории, когда их никто не видит.

Баллада в крови

Проблема отцов и детей, эстафеты поколений – центральная в творчестве Деодато. Он в большей степени социальный режиссер, хоть и склонный к экзистенциальной философии, наиболее ярко проявившейся в его, вроде бы, жанровой работе «Призрак смерти». Кстати, сам мастер не постеснялся выступить в роли профессора, которого «добрые» студенты увозят куда-то на машине, дабы он своим экзаменом не портил им веселье. Несколько ранее поколение Y уже пытался проанализировать считающийся классиком Бернардо Бертолуччи в своем фильме «Мечтатели», но у него если что и вышло, так это слабая тень его же шедевра «Последнее танго в Париже». А старик Деодато (режиссеру уже было 77 лет) выбрал аутентичную форму своему рассказу, понятную не только критику-эстету, но и не слишком тупому юнцу. И пусть далеко не каждый зритель может воспринять в полной мере непростой социальный комментарий мастера, его трагический исход с непременным катарсисом для многих сделает очевидным, что Деодато просто переложил на современную реальность эстетику античной трагедии. Ведь там человек всегда противостоял Року, им же вызванному к жизни. А режиссер еще придумал искусное визуальное обрамление и рассыпал в обилии приметы нравов молодого поколения – того самого, которое пришло на смену не только старику Деодато, но и его 30-летним героям из «Дома на краю парка».

Вакханалия, творящаяся на экране, станет тем более понятной, если зритель сумеет уловить экзистенциальный мотив сопротивления новоявленных бунтарей без причины самой судьбе. А уход героини с парнем в костюме ангела смерти можно трактовать не только как отсылку к финалу «Седьмой печати» Ингмара Бергмана, но и как предсказуемое для романтического жанра завершение баллады о беззаботной молодости и упорном стремлении героев быть не такими, как все, казаться чем-то иным, чем то, что они есть на самом деле. Но маска имеет свойство срастаться с лицом, а всякий пир все равно закончится, и строгий хозяин непременно выставит вон чересчур веселившихся на празднике жизни.

Баллада в крови

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх