ПОЛУНОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Кубик не складывался. Артём бился над ним уже третий час, но прогресс не намечался, если не считать, что механик научился довольно быстро собирать любую из его сторон. Но это — предел! Стоило попытаться добавить следующую, как все предшествующие труды шли прахом: квадратики перемешивались, и понять, где они располагались до этого, уже не представлялось возможным.

— Проклятье! — Артём в сердцах запустил головоломкой в стену.

Разноцветные кубики брызнули в разные стороны с сухим треском.

— Успокойся, — проговорил Барт, скосив глаза на механика. — Мы летим всего полдня, а ты уже слишком нервный.

— И ты отлично знаешь, из-за чего! — огрызнулся Артём, вставая с кресла.

Он прошёлся по кают-компании взад-вперёд и остановился, уперев руки в бока. В бритой макушке Барта отражался свет потолочных ламп. Высокий и широкоплечий, помощник пилота всегда казался спокойным. Вот бы и Артёму научиться…

— Только не говори, что дело в «Контейнере 21», — ухмыльнулся Барт. — Мы делаем такие штуки для «Генотавра» не впервые, и…

— И каждый раз я психую! — перебил механик. — Вот именно! Я не могу привыкнуть к этому. Просто не могу!

Барт, не оборачиваясь, махнул рукой.

— Да ладно! Никому нет дела, какую дрянь мы везём. Главное, что её больше нет на Земле.

— А проверки?

— Ну, мы все слышали о них, это верно, — помощник пилота развернул кресло, чтобы видеть собеседника. — Но ты хоть раз попадал на неё?

— Нет, — вынужден был признать Артём.

— Сколько лет ты летаешь на мусоровозе?

— Два с половиной.

— И за всё это время нас ни разу не проверяли, — Барт развёл руками, словно иных доказательств не требовалось.

Артём скривился.

— Статистика — это, конечно, хорошо, — сказал он. — И всё же, где гарантии, что…

— Гарантии? — Барт удивлённо приподнял густые, сросшиеся брови. — Да ты, по-моему, забыл, за что нам платят. И платят очень неплохо.

— Помню я! — нехотя буркнул Артём.

— За риск, — продолжил помощник пилота. — За то, что мы нарушаем закон, «Генотавр» переводит на наши счета приличные деньги, благодаря которым нам не придётся до старости летать на этом корыте.

— Как бы нам не пришлось сгнить в тюряге, — отозвался Артём.

— Хватит дёргаться! — наставительно прогудел Барт. Он отвернулся и придвинул к себе навигационный пульт. — Ещё ходок десять, и мы выйдем на заслуженную пенсию. Купим по коттеджу на берегу океана и заживём, снимая проценты со счетов. И ради этого лично я готов рискнуть. И твоё присутствие здесь подсказывает мне, что ты тоже.

— Да-да, — не желая развивать дискуссию, проговорил Артём. — Конечно.

Он сел на своё место.

— Но лучше бы нам платили побольше в «Ассоциации мусорщиков» — тогда не пришлось бы связываться с корпорациями.

— Но они не платят, Тёма, — отозвался Барт. — Поэтому мы делаем то, что делаем.

Дверь с шипением отъехала в сторону, и в кают-компанию вошла Зоя.

— Скучаете? — бросила она, сразу направившись к буфету. — А я что-то проголодалась. Перехвачу до обеда сухпая, если вы не против.

— Ни в чём себе не отказывай, но помни, что нам ещё лететь и лететь, — отозвался Барт.

— Жратвы полно, — Зоя открыла буфет и окинула взглядом его содержимое. — Нам хватит и ещё останется.

— Если ты будешь целыми днями хомячить, то на обратном пути придётся тебя съесть, — хмыкнул Артём.

— Очень остроумно, — скривилась в ответ девушка.

Она вытащила упаковку калорийной смеси, спрессованной в плитки.

— В конце концов, — заявила она, сдирая обёртку, — я капитан или кто?

— Ты — капитан, — кивнул Артём.

— А что поделывает наш гость? — поинтересовался Барт. Он отложил навигационный пульт и развернулся к девушке лицом. — Сидит в своей каюте?

— Нет. Изучает в рубке наш маршрут. Я оставила его с Робертом.

— Какое ему дело до нашего маршрута?

Зоя пожала плечами и откусила сразу половину плитки. Принялась сосредоточенно жевать.

— Я не понимаю, для чего он с нами полетел, — проворчал Артём, зная, что затевает бесполезный разговор: сопровождающий груза находился на борту, и избавиться от него раньше, чем мусоровоз прибудет на пересадочную станцию, не было никакой возможности.

— Это нас не касается, — сказала Зоя. — За то, что мы взяли пассажира, «Генотавр» доплатит нам по сто кредитов на рыло. Так что пусть бы прислали хоть двадцать сопровождающих для своего дерьма!

— Раньше они никогда так не делали, — сказал Артём. — Не присылали своих людей приглядывать за контейнером.

— Ну, может, они заподозрили, что мы продаём отходы их конкурентам? — Зоя рассмеялась, показав мелкие белые зубки.

— Кому они нужны! — буркнул Артём.

Его беспокоило не только присутствие на борту мусоровоза «Контейнера 21» — к этому он более-менее привык, — но и то, что в этот рейс они взяли по настоянию «Генотавра» сотрудника корпорации. Артёма всегда настораживало, когда люди меняли привычный порядок.

— С этим контейнером что-то не так, — сказал он уверенно, глядя на капитана. — Знаю, что уже говорил это, но…

— И не раз, Тёма, — перебил Барт. — Так что хватит. Ты всех уже достал своим занудством. Что бы ни засунули в этот контейнер, мы подписались доставить его куда следует.

— Да, Тёмыч, будь добр, заткнись! — согласилась с помощником пилота Зоя. Она уже успела разделаться с частью сухого пайка, а остаток завернула и сунула назад в буфет. — Потом доем, — предупредила она.

— Обещаю, никто не возьмёт, — усмехнулся Барт. — Я лично прослежу.

Девушка состроила ему гримаску и вышла из кают-компании.

— Если всё обойдётся, я возьму недельный отпуск, — заявил Артём, когда дверь за ней закрылась. — Серьёзно. Мне надо подлатать нервы.

— Правильно, — одобрил Барт. — А то уже нет сил слышать твоё нытьё.

— Это не нытьё! — возмутился механик. — Я объективно смотрю на ситуацию. Мы вляпались во что-то необычное. Конечно, всем нужны деньги, я понимаю. Вы с Зоей собираетесь пожениться и копите на свадебное путешествие. Я лично обеими руками «за». Роберт весь в долгах, и кредиторы уже готовы открутить ему яйца. Мне тоже лишняя монета не помешает. Но никакое бабло нам не пригодится, если… — Артём многозначительно замолчал, глядя на Барта.

— Слушай, да чего ты боишься-то, я никак понять не могу? Что этот контейнер каким-то чудом откроется, и мы передохнем от той заразы, которая оттуда выльется?

— Ну, сам он не откроется…

— Вот именно, Тёма! А никто из нас открывать его не станет, верно? Мы ж не идиоты. И этот Таллс тоже не собирается выливать генетическое дерьмо своей корпорации на свежевымытый пол нашего мусоровоза. Согласен?

— Да, — вынужден был признать Артём. — Конечно, ты прав. Вы все правы! Умом я это понимаю, а вот…

— А вот душа в пятки уходит, — закончил за него Барт. — Это ясно. Только я тебе так скажу, Тёмыч: хватит ссать! А если ссышь, то никому этого не показывай. Потому что мы тут все немного нервные из-за этого парня. И никто не хочет, чтобы ты раздувал проблему, понятно?

Механик поднял руки, сдаваясь.

— Хорошо, Барт, убедил! С этого момента я молчок.

— Уверен?

— Ага. Ни слова о контейнере, ни полслова о Таллсе.

— Другое дело, — одобрительно кивнул помощник пилота. — Осталось лететь полтора дня. Оставим этого соглядатая на пересадочной станции — и назад.

— И назад, — повторил Артём. — Очень просто.

— Да, вот так. А теперь дай мне доделать мою работу. Скоро загружать обновлённые данные.

Механик встал и направился в угол, где валялись куски его кубика Рубика. Собрал их и попытался починить головоломку. К его удивлению, квадратики довольно легко соединились. Артём покрутил стороны — всё работало.

Он вернулся в кресло и погрузился в мир разноцветных граней. До конца полёта он дал себе слово научиться собирать эту штуковину…

 

***

 

— Куда они могли деться? — Зоя старалась говорить спокойно, но слегка дрожащий голос выдавал волнение. И немудрено: два члена экипажа, которых она оставила ненадолго в рубке, исчезли без следа. И это на корабле, который не мог похвастаться большими размерами.

— Надо запустить сканеры, — предложил Барт. — Они быстро их обнаружат.

— Ты прав. Мне как-то не пришло в голову. Давай, — Зоя кивнула на пульт, и помощник пилота тут же уселся за клавиатуру.

— Сейчас мы их, голубчиков, определим, — протянул он, набирая запрос на поиск живых организмов в пределах мусоровоза.

Через полминуты компьютер выдал результат: найден один объект; трюм номер шесть.

Зоя и остальные члены экипажа переглянулись.

— Это там, где контейнер? — спросил Артём, хотя прекрасно знал ответ.

— Ничего не значит, — ответила Зоя. — Сейчас сходим и проверим.

Механик не тронулся с места.

— Я бы хотел обратить ваше внимание на то, что компьютер нашёл только один объект! — сказал он, глядя на товарищей, направившихся к выходу из рубки. — Вы понимаете? Пропали два… человека, а остался только один. Живой — один!

— Мы это заметили, — мрачно ответила Зоя. — Возьмём оружие.

— Блеск! — выдохнул Артём. — Сразу полегчало!

Тем не менее механик не стал больше препираться и, прихватив из оружейного шкафа винтовку, присоединился к остальным.

Перед дверью, ведущей в шестой трюм, они остановились.

— Я первый, — сказал Барт. — Прикройте меня.

Никто не стал возражать.

Помощник пилота провёл ладонью по сенсорному экрану, и дверь с шипением отъехала в сторону.

Барт шагнул в трюм, держа винтовку перед собой. Зоя и Артём вошли следом.

Посреди отсека стоял контейнер с логотипом корпорации «Генотавр» — стоял там, где его оставили после погрузки, прикованный с четырёх углов к полу.

Артём смачно выругался. В тишине трюма его слова прозвучали неожиданно громко.

Передняя стенка контейнера была открыта!

 

***

 

— Вот это я имею в виду! — сказал Барт, указывая стволом на тёмно-синюю лужу вязкой жижи, начинающуюся внутри контейнера и тянущуюся метра на четыре по полу трюма. — Кто-то выполз отсюда!

— И куда он после этого делся? — проговорила, глядя на помощника пилота, Зоя.

— Откуда мне знать?! Я что, похож на ясновидящего?

— Не кипятись, Барт.

Здоровяк поднял руки.

— Я спокоен! Я чертовски спокоен, ребята, но я понимаю, что из контейнера что-то вылезло и теперь бродит по кораблю. Оно уже прикончило Таллса, а Роберта нигде нет!

Тело сопровождавшего груз сотрудника «Генотавра» лежало неподалёку от контейнера, изломанное так, будто по нему проехался марсианский тягач. Члены экипажа старались не смотреть в ту сторону, где из-под останков медленно растекалась лужа крови. В том, что это именно Таллс, а не Роберт, они смогли убедиться только благодаря отсутствию нашивки на запасном комбинезоне, который сопровождающему выдали на мусоровозе, — у всех остальных на груди имелись бирки с именами.

— Я не удивлюсь, если контейнер отрыл Таллс, — заметил Артём.

— На кой чёрт ему это делать? — раздражённо спросила Зоя.

— Ну, не сам же контейнер открылся! — не выдержал механик. — Да и что ещё Таллс мог делать в трюме? Или вы даже сейчас будете оправдывать этого… этого…

— Меня больше интересует другое, — перебил его Барт. — Компьютер показал, что здесь есть человек. Во всяком случае, кто-то живой. И мы сюда явились, чтобы узнать, кто это. Но я не вижу здесь никого, кто мог бы…

— Да вот эту тварь он и нашёл! — Артём показал на синюю лужу. — Ты что, не врубаешься?! А может, Таллс был ещё жив, а пока мы шли…

В этот момент за дверью трюма раздались гулкие шаги, и в отсек вошёл Роберт. Он держал в руках стакан с трубочкой.

— Вот вы где, — сказал пилот, взмахнув свободной рукой. — А я вас везде ищу! Эй, почему контейнер открыт?!

 

***

 

— Я говорил, что мы вляпались, говорил! — бормотал Артём, стеклянными глазами наблюдая за действиями пилота и его помощника: те заворачивали в плотный пищевой целлофан труп Таллса, превращая его в подобие полупрозрачного кокона.

— Заткнись! — прикрикнул на него Барт.

— Мы столько раз нелегально вывозили для «Генотавра» дерьмо, что рано или поздно это должно было случиться! — не унимался механик. — Теперь оно нас всех перебьёт!

Помощник пилота подошёл к Артёму и несколько раз встряхнул его.

— Эй! — вскрикнул тот, вырываясь. — Ты чего?!

— Приди в себя. Некогда распускать нюни.

Механик ткнул пальцем в сочившийся кровью целлофановый свёрток.

— Как мы объясним это на пересадочной станции?! — крикнул он, дико вытаращив глаза.

— Контейнер сбросим, как планировали, — спокойно ответил Барт. — Вместе с синей жижей и трупом Таллса. Никто не знает, что он находился на борту, кроме ребят из «Генотавра», но трепаться не в их интересах.

— Я эту синюю гадость собирать не стану! — заявил Артём. Лицо его перекосило от отвращения.

— Предпочитаешь, чтобы она и дальше лежала тут, на полу?

— Какая разница? Джинн уже вырвался из бутылки!

— Отставить панику, — вмешалась Зоя. — Берём швабры и начинаем убираться.

— Я не… — запротестовал Артём, но девушка влепила ему хлёсткую пощёчину. — Ещё одно возражение, и мы с Бартом запрём тебя в этом контейнере! Я не шучу!

Механик открыл было рот, но передумал отвечать.

— Понял? — спросила Зоя, внимательно наблюдая за ним.

— Да.

— Тогда вперёд. И чтоб на полу не осталось и следа этой дряни!

— Мы с Робертом позаботимся о Таллсе, так что займись-ка синим дерьмом, — добавил Барт.

— Что вы с ним сделаете? — спросила Зоя.

— Отнесём пока в холодильный отсек.

— Только не кладите его вместе с продуктами. Там есть пустые морозильные камеры.

— Само собой, — прокряхтел Роберт, поднимая мертвеца за ноги. — Чёрт, и тяжёлый же!

— Дотащим! — отозвался Барт. — Ничего.

 

***

 

— Оно будет убивать дальше, — уверенно сказал Роберт, сдирая с сухого пайка обёртку.

Оно? — переспросил Артём.

— Да. Та штуковина, которая вылезла из контейнера.

— Я дважды проверил сканером корабль, — проговорил Барт. — Если верить компьютеру, мы — единственные живые существа на мусоровозе.

— Может, с Таллсом разделался призрак? — язвительно осведомился Артём.

Помощник пилота смерил его равнодушным взглядом, от которого механику сразу захотелось заткнуться.

— Я понятия не имею, что происходит, — сказал Барт, обращаясь к капитану. — Но предлагаю перетащить сюда, в рубку, как можно больше еды и воды, а потом запереться до самого конца полёта.

— И взять оружие, — добавил Роберт. — Всё, которое у нас есть.

— Следить за кораблём будем по камерам наблюдения, — сказала Зоя. — Рано или поздно тварь покажется.

— Не обязательно, — возразил Артём. — Я бы на её месте затаился. Не понимаю, зачем бы ей продолжать убивать. Таллс попался на пути, но специально искать жертв… — он пожал плечами. — Какой в этом смысл?

— Может, она хочет жрать, — мрачно предположил Барт.

— Не согласен. Таллса она изуродовала, но не съела.

— Да мы просто её спугнули!

— Всё возможно, — вмешалась Зоя. — Не будем испытывать судьбу. Сделаем, как предложил Барт.

На то, чтобы запереться в рубке с оружием и припасами, ушло меньше часа.

— Вот и всё! — объявила Зоя, когда дверь закрылась, и ввела специальный код, не позволяющий отворить её снаружи. — Теперь мы в банке.

— Тесновато, зато надёжно, — проговорил Роберт. — Спать можно на полу. Места хватит, если не пинаться.

Одеяла, постельное бельё и смену одежды свалили вдоль стены.

— Всего-то два дня переждать, — сказал Артём, глядя на мониторы, показывающие трансляцию камер наблюдения.

— Главное не соскучиться! — усмехнулся Роберт. — И не возненавидеть друг друга.

— Не успеем, — отозвалась Зоя. — Я хочу посмотреть новости. Не возражаете?

Никто не ответил, и девушка вошла в межгалактическую сеть, позволявшую получать информацию о событиях не только на Земле, но и в колониях.

— Может, связаться с «Генотавром»? — предложил Артём. — Пусть объяснят, что нам подсунули.

— Это исключено, — ответила Зоя. — Против всяких правил.

— Да ладно! Теперь уже не до них!

— Ну нет. Пока что пострадал только сотрудник корпорации. Завтра мы выбросим контейнер и, таким образом, выполним контракт. Получим деньги. А вот если выйдем на связь… — девушка цокнула языком, давая понять, что объяснения излишни.

 

***

 

— Ты считаешь, это имеет отношение к нашей… ситуации? — проговорил Барт после того, как новостной ролик был просмотрен трижды.

— А как по-вашему? — Зоя обвела всех взглядом. — Один из сотрудников «Генотавра» прикончил руководителя отдела, троих охранников, а неподалёку обнаружили обезображенное тело. Вы видели фотографии?

— Видели, — мрачно отозвался Роберт. — Очень похоже на то, что сделали с Таллсом.

— Нет никакого взбесившегося «сотрудника». Что-то сбежало из лабораторий «Генотавра» — вот что я думаю, — встрял Артём. — И корпорация решила прикрыть свою задницу, избавившись от всех доказательств причастности.

— И они находились в «Контейнере 21», — закончил за механика Барт. — Да, очень похоже на то.

— «Генотавр» должен быть уверен, что следов не осталось, — кивнула Зоя. — Поэтому с нами отправили Таллса.

— Значит, что-то сейчас бегает по Москве? Такая же тварь, как та, что выбралась из контейнера.

— Если она такая же, то вряд ли её найдут, — задумчиво проговорил Роберт. — Мы на корабле-то её засечь не можем.

Все невольно поглядели на мониторы. Они показывали пустые отсеки, трюмы и коридоры мусоровоза.

— И всё-таки есть одна нестыковка, — сказала Зоя. — Зачем Таллс открыл контейнер? Я не верю, что тварь могла сама это сделать.

Никто не ответил.

 

***

 

Время взаперти тянулось медленно. Присутствие на корабле чего-то непонятного и страшного постепенно начинало казаться нереальным.

Артём сидел в кресле, собирая кубик Рубика. К концу дня он, наконец, освоил новый уровень головоломки — научился собирать две грани. Проделав это несколько раз подряд, показал кубик сидевшей рядом Зое.

— Молодец, — равнодушно отозвалась та.

— Знаешь, о чём я подумал, — сказал механик, положив головоломку на стол.

— Выкладывай.

— Во-первых, нам придётся отсюда выйти, чтобы сбросить контейнер. У нас, конечно, полно оружия, но мы ведь не знаем, с чем имеем дело.

— А во-вторых?

— Что, если мы прилетим на пересадочную станцию, там обработаем корабль по всем правилам карантина, но ничего не найдём? Вдруг эта тварь вообще не поддаётся обнаружению? Может, она… невидимая.

Зоя усмехнулась, но совсем не весело.

— Ну, всё равно она должна сдохнуть после дезинфекции.

— А если нет? Мы ведь тогда полетим с ней обратно.

— И что ты предлагаешь?

— Понятия не имею. Просто эти мысли лезут мне в голову, и я… беспокоюсь.

— Давай сначала доберёмся до пересадочной, а там видно будет.

— Ну да, — вздохнул Артём. — Что нам остаётся-то?

Девушка взглянула на часы.

— Пора укладываться, — сказала она. — Нечего засиживаться. А силы лучше поберечь.

— Завтра ответственный день, — подал голос Барт. — Надо выбросить контейнер.

— Мне совершенно не хочется отсюда выходить, — сказал Роберт. — Нельзя ли от него избавиться прямо из рубки?

— Ты отлично знаешь, что нет, — ответила Зоя. — Зачем спрашивать.

Пилот пожал плечами.

— Ну, нет так нет, — он протянул девушке кружку с дымящимся кофе.

— Спасибо, — сказала девушка. — Нам придётся выйти. Тварь не напала на нас, пока мы собирали сюда припасы, так что, возможно, не покажется и завтра.

— Главное — не ходить по одному, — сказал Артём. — Держаться вместе.

— Ну и дрянь же ты купил, Барт! — сморщилась Зоя, отхлебнув кофе. — Получше ничего не было? — она сделала ещё глоток. — Горький!

— Я утром пил, и мне понравилось, — буркнул помощник пилота.

— Наверное, такой сорт, — сказал Роберт. — А вообще, эта синтетика раз на раз не приходится. Тут как повезёт.

— Точно! — кивнул Барт. — Как повезёт. Так что не хочешь — не пей.

 

***

 

Механик остался дежурить первым. Остальные улеглись на полу и вскоре захрапели.

Свет в рубке погасили, и Артём сидел при свете мониторов. Он крутил кубик Рубика, стараясь довести навык собирания двух граней до автоматизма. Но глаза быстро устали, тогда он отложил головоломку и помассировал веки. Куковать ему в кресле часа два, а потом надо разбудить Роберта.

Артём посмотрел на мониторы. Твари нигде не было. Она затаилась. Какой смысл в этом наблюдении? Всё равно в рубку ей не пробраться: благодаря коду, снаружи дверь открыть нельзя.

Механик зевнул и потянулся. Сейчас бы прилечь…

Он прикрыл глаза, но тут же поднял веки: нет, раз уж он взялся дежурить, придётся потерпеть. К тому же если тварь всё-таки сама открыла контейнер, то и сюда… Нет! — тут же оборвал ход собственных мыслей Артём. — Это Таллс её выпустил. Что иначе он делал в трюме?

Под ложечкой засосало, и механик переместил взгляд на запас еды, сваленный прямо в центре стола. Среди контейнеров и всевозможных упаковок он заметил несколько больших тюбиков в бело-синюю полоску. Должно быть, какой-то новый десерт. Помнится, Барт говорил, что закупил попробовать… как же он это назвал?

Артём протянул руку и взял один из тюбиков.

«Черничное желе. Калорийное, легко усваиваемое».

Механик отвинтил колпачок и выдавил немного десерта. Густая полупрозрачная масса имела насыщенный синий цвет.

Желе напомнило Артёму о слизи, которую оставила тварь, выбравшаяся из контейнера. Его передёрнуло от отвращения, и он хотел уже закрыть тюбик, но почему-то передумал. На периферии сознания появилась мысль, но тут же исчезла. Однако она показалась механику очень важной.

Артём откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза, стараясь сосредоточиться. В голове вертелась какая-то фраза… кто же её произнёс? Это произошло совсем недавно… Когда они перетаскивали в рубку запасы продовольствия. Да-да, именно…

Барт — вот кто это был. Он сказал… сказал…

«Чёрт побери, куда делся джем?!»

Механик открыл глаза и резко выпрямился.

Именно так! Помощник пилота очень удивился, когда обнаружил, что почти весь приобретённый им запас черничного десерта куда-то запропастился. Остались только три тюбика, лежащие теперь на столе.

Артём опустил взгляд на тот, что держал в руке, и стиснул пальцы. Из отверстия выскользнула тёмно-синяя трубочка желе и повисла, медленно вытягиваясь. Механик взял её рукой и растёр в ладони.

Липкая!

Артём поднёс желе к лицу и понюхал. Без запаха.

Как это понимать? Неужели… не существовало никакой слизи, а кто-то просто разлил по полу трюма запасы десерта?! Но зачем?

Ответ пришёл сам собой: чтобы изобразить слизь!

За спиной механик услышал тихий звук, напоминающий шелест одежды. Он быстро повернул голову, но кресло помешало ему увидеть того, кто двигался в темноте.

На затылок обрушилось нечто тяжёлое, и мир вокруг взорвался снопом разноцветных искр. Артём хотел закричать, чтобы разбудить остальных, но не сумел издать ни звука: в глазах потемнело, и механик тяжело упал на бок, опрокинув кресло и растянувшись на полу.

 

***

 

Глаза открылись с трудом. К горлу подступила тошнота, голова немного закружилась, когда Барт приподнялся на локтях, чтобы определить источник звука, заставившего его насторожиться и прорваться сквозь тяжёлый неприятный сон.

В рубке было темно, однако мониторы испускали слабый свет, и Барт сумел разглядеть пустое кресло.

По другую сторону стола двигался расплывчатый силуэт.

— Тёмыч! — негромко позвал Барт, с трудом разлепив сухие губы.

Вместо ответа раздался чавкающий звук, а затем — тихий хруст.

Помощник пилота взглянул на наручные часы: до конца первой смены оставалось минут двадцать.

Барт поднял глаза и увидел, что к нему кто-то приближается. Затем послышалось низкое гудение воздуха — такое бывает, когда его рассекает какой-нибудь тяжёлый предмет.

 

***

 

— Я просто не могу поверить! — эту фразу Зоя повторила уже раз десять.

Девушка сидела, подтянув ноги к подбородку. Её трясло.

— Как она сюда попала — вот главный вопрос, — сказал Артём, накладывая на голову бинты. — Мне кажется, череп сейчас лопнет!

— Мы собирались пожениться. Сразу после этого рейса. Барт хотел полететь на Майорку. А потом — в Лаос.

— Да, говорят, там просто замечательные спа-комплексы, — пробормотал механик, садясь за стол и осторожно щупая голову. — Вам бы там понравилось.

Он поймал ошалелый взгляд Зои.

— Прости, я сказал, не подумав!

— Барту уже нигде не понравится. У него пробит череп! — проговорила Зоя, стуча зубами. По её лицу снова потекли слёзы.

— Знаю, прости! — механик выглядел растерянным.

Девушка уткнулась в колени и зарыдала.

Её до сих пор слегка мутило, как будто накануне она накачалась алкоголем или транквилизаторами. Когда она проснулась, то едва смогла разлепить глаза. Голова была тяжёлая, во рту пересохло.

Осмотревшись, Зоя увидела Артёма, лежавшего возле стола. Волосы у него влажно блестели от крови.

Затем девушка обнаружила Барта и Роберта. Оба оказались мертвы.

Помощнику пилота раскроили череп, а Роберта расчленили и изуродовали: складывалось впечатление, что его лупили здоровенным молотком, пока не превратили тело в фарш из мяса и осколков костей.

Вся рубка была забрызгана кровью и ошмётками плоти. Зою вырвало дважды, прежде чем она смогла взять себя в руки и привести в чувство механика.

Артём с трудом сообразил, где находится и что случилось. При виде трупов он побледнел ещё больше и едва не потерял сознание. Зоя обработала его рану и наложила швы. Забинтовался механик сам. Оба старались не смотреть туда, где лежали трупы их товарищей.

— Что мы будем делать? — спросил Артём, когда Зоя подняла заплаканное лицо. — Останемся здесь? Вместе с… телами?

— А что ты предлагаешь?

— Какой смысл сидеть в рубке, если эта тварь смогла в неё попасть?

Зоя вытерла слёзы тыльной стороной ладони.

— Скажи ещё раз, что ты помнишь, — попросила она.

Механик вздохнул.

— Я сидел и возился с головоломкой, а потом почувствовал, что сзади кто-то есть. Хотел обернуться, но не успел. Потом — темнота.

— Значит, ты не открывал дверь?

— Я похож на психа? Думаешь, я хочу сдохнуть?

Девушка нахмурилась. Артём понял, что ей пришла в голову идея.

— Что? — спросил он, насторожившись.

— Записи с внутренней камеры! — Зоя подскочила к пульту и быстро ввела команду. — Система охраны снимает везде, значит, и здесь, в рубке!

— Мы можем посмотреть, что произошло ночью?

— Конечно! Дай мне секунду!

Артём придвинулся к Зое, чтобы лучше видеть монитор.

— Не понимаю, — протянула девушка через полминуты. — Что за…?

— В чём дело?

— Записей нет.

— Почему? Они должны храниться в течение…

— Знаю! Их стёрли!

— Кто?

— Ты меня спрашиваешь?

Зоя и механик переглянулись.

— Ну, не могла же эта тварь стереть записи, — с сомнением проговорил Артём. — Да и зачем? Проще было прикончить нас всех.

Девушка отодвинулась от пульта.

— Мне нужно подумать, — сказа она. — Не говори ничего минут десять, ладно?

Механик пожал плечами.

— Хорошо. Поищу пока обезболивающие в других медпакетах. Надо представлять, какой у меня запас, — он направился к пластиковому контейнеру, где хранились лекарства и прочие средства оказания первой помощи.

Механик осторожно обошёл тела, которые ни он, ни девушка не решились трогать. Не вляпаться в кровь оказалось труднее.

Артём перебирал медпакеты, когда услышал, что Зоя окликнула его.

— Что? — спросил он, оборачиваясь.

Девушка стояла, прижавшись спиной к стене, и целилась в него из пистолета.

Механик от изумления чуть не выронил упаковку с новокаином, которую держал в руке.

— Эй! — выдавил он из себя. — Ты чего?!

— Никто не мог попасть сюда через закрытую дверь! — перебила его Зоя. — Ни одна тварь из тех, что могла оказаться в этом контейнере! И тем более ни один мутант не стёр бы записи! И вообще… я не могу представить, что какая-то тварь заявилась сюда, расчленила Роберта и Барта, а потом просто взяла и свалила, оставив нас с тобой мирно дрыхнуть!

— Обалдела?! — ошалело пробормотал Артём, делая шаг в сторону. — Убери пушку!

— Подними руки, живо! Не то пристрелю!

Механик побледнел.

— Поднимай, я сказала! И не вздумай сделать ещё хоть шаг.

— Хочешь сказать, убийца кто-то из нас двоих? — сглотнув, спросил Артём.

Зоя усмехнулась:

— Точно не я!

— Откуда мне знать?

— Руки!

Механик поднял руки и застыл, глядя на пляшущий в руках девушки пистолет.

— Достаточно того, что знаю я, — сказала Зоя. — Кроме того, будь я убийцей, уже прикончила бы тебя.

— Могу сказать про себя то же самое. У меня была уйма возможностей. Почему я до сих пор этого не сделал? Зачем ждал, пока ты возьмёшь меня на прицел?

Артём видел, что Зоя засомневалась, и решил развить успех:

— А если это не ты и не я? Что, если из контейнера всё-таки выползло… нечто? Неужели ты хочешь остаться с этим наедине?

Зоя вздрогнула. Механик прав: вероятность того, что всё дело в содержимом проклятого контейнера, сохранялась.

— Слушай, мы оба знаем, чем занимаются в «Генотавре», — продолжал увещевать Артём. Похоже, она боялась, и это немного успокаивало. Зоя была почти готова ему поверить. — Они выращивают в пробирках всякую дрянь! Бог знает что вообще! Мы видели этот контейнер открытым и то, что из него вытекло, — тоже. Должна быть связь между тем синим дерьмом и этими убийствами! — механик почти перешёл на крик, его трясло, и он не сводил глаз с нацеленного в его грудь пистолета. — Господи, Зоя, да убери ты от меня ствол! Если б я хотел тебя убить, то сделал бы это, пока ты спала!

— Но кто бы ни убил остальных, нас он не прикончил, — возразила девушка. — Так что последний довод — так себе!

— Да посмотри на меня! — механик ткнул пальцем в свою забинтованную голову. — Мне просто повезло! Будь удар посильнее, я лежал бы рядом с Бартом!

— Не смей говорить о нём! — крикнула Зоя.

— Ну, я не знаю, что ещё тебе сказать. Если думаешь, что это я… свяжи меня. Только не стреляй!

Секунд десять капитан и механик сверлили друг друга взглядами. Потом Зоя опустила пистолет. Похоже, Артём всё-таки ни при чём.

— Слава Богу! — выдохнул механик, опуская руки. — Я чуть в штаны не наделал!

— Извини! — выдавила из себя девушка. — Не знаю, что на меня нашло.

Артём подошёл к креслу и сел.

— Я действительно чуть не обделался! — сказал он, глядя на неё. — Этак мы друг друга перестреляем.

Зоя убрала пистолет в поясную кобуру.

— Вообще-то, скорее уж я могу тебя подозревать, — заметил Артём. — Ты одна не пострадала этой ночью.

— Будь я убийцей, не стала бы приводить тебя в чувства.

Механик кивнул.

— Согласен. Получается, мы оба невиновны.

Зоя взглянула на дверь.

— До пересадочной станции осталось восемнадцать часов, — сказал она. — Думаю, мы можем не спать это время.

— Я глаз больше не сомкну. Буду сидеть с пушкой в руках и пялиться на эту дверь. И пусть только попробует сунуться!

— От этого скорее уснёшь. Лучше занять себя чем-нибудь.

— Чем, например?

— Ну не знаю. Пособирай свой кубик Рубика.

— Что?

— Я говорю, ты можешь развлечь себя кубиком Рубика.

Зоя поймала непонимающий взгляд Артёма.

— Какой ещё кубик? — спросил он.

— Да вот этот же! — девушка взяла со стола и протянула механику головоломку. — Твоя игрушка. Тебе при ударе совсем мозги отшибло?

— А-а, — протянул тот, взглянув на кубик. — Да. Ясно.

Зоя продолжала держать кубик, и Артёму пришлось взять его. Он повертел головоломку в руках и хотел положить обратно на стол.

— Собери, — сказала Зоя.

— Что?

— Собери две грани.

— Зачем?

— Мне хочется посмотреть.

Артём усмехнулся.

— У меня совсем нет настроения.

Глядя ему в глаза, Зоя вытащила из кобуры пистолет.

— Собирай! — сказал она негромко. — Живо!

— Ты опять за своё?! — возмутился Артём.

Девушка направила оружие ему в грудь.

— Считаю до трёх, — предупредила она. — Не начнёшь собирать — пристрелю!

— Ты не в себе!

— Раз!

— Ладно-ладно, подожди ты!

Артём принялся вертеть кубик в руках. Передвинул несколько граней. Складывалось впечатление, что он впервые имеет дело с этой головоломкой.

— Как ты это сделал? — дрожащим от ярости голосом спросила Зоя, понаблюдав около минуты за его тщетными усилиями.

— Что ты имеешь в виду? — поднял на неё глаза Артём.

— Как ты стал Артёмом?! — закричала Зоя, чувствуя, что теряет остатки самообладания. Ещё мгновение — и она пристрелит этого монстра!

Механик молниеносным движением запустил в неё кубиком.

Машинально уклонившись, Зоя нажала на курок, но промахнулась: импульсный заряд ударил в стену, пройдя всего в миллиметре от Артёма.

Механик тут же очутился возле девушки. Рука, державшая оружие, оказалась намертво сжата в запястье.

— Тварь! — прошипела Зоя, глядя в расширившиеся зрачки Артёма.

Рывок — и лучевая кость хрустнула. Девушка закричала, пистолет упал на пол.

Механик отпустил её, но только чтобы схватить обеими руками за голову.

— Отпусти, гад! — девушка ударила его коленом в пах, но Артём никак на это не отреагировал: похоже, боли он не почувствовал.

Механик резко крутанул, дёрнул, и голова девушки осталась у него в руках. В лицо ударили фонтанчики тёплой крови, тело капитана тяжело повалилось на пол. Теперь оно выглядело нелепо — нарушились пропорции.

Артём отшвырнул голову и вытер лицо ладонью. Сучка всё-таки раскусила его! Но ей это не помогло.

Он тщательно облизал руку, не оставив на коже ни капли крови. Благословенная ДНК!

Механик опустился на корточки и быстро раздел труп. Затем оторвал руки и ноги, изуродовал тело ударами кулаков, каждый из которых действовал, как молот. Когда труп превратился в фарш и перестал напоминать женское тело, Артём занялся головой. Покончив с этим, механик разделся.

Придётся рассказать на пересадочной станции историю о том, как бедняга Барт сошёл с ума и перебил всех, кроме него — то есть неё.

 

***

 

Таллс сел на пол и закрыл глаза. Осталось совершить последнее превращение. Каждое из них сопровождалось болью, но это, наверное, потребует особых усилий, ведь женский организм отличается от мужского куда сильнее, чем кажется.

Эти идиоты на своём мусоровозе ради денег были готовы на всё. Даже вывезти с планеты оборотня, сбежавшего от своих создателей — лишь бы на их счета перевели кредиты.

Таллс представился сотрудником «Генотавра» — для этой роли он позаимствовал тело одного из прохожих, попавшихся по дороге.

Болваны боялись пустого контейнера — а ему было смешно. Он знал, что обведёт всех вокруг пальца.

Доктор Волонский однажды назвал его «мусором»… Генетический брак — вот что он имел в виду. Это случилось незадолго до того, как руководитель отдела умер. Воспоминание о том, как голова учёного отделилась от тела, доставило Таллсу удовольствие.

Всего один дефект, и его решили уничтожить. Выбросить. Как будто он не живое мыслящее существо, а просто набор хромосом — без души и чувств!

Один дефект… В расчёты генетиков закралась ошибка: Таллс трансформировался в любого человека, причём очень быстро, но он должен был регулярно поглощать чужие ДНК, чтобы жить: не меньше одного «образца» в два дня. Его создатели сочли такой «побочный эффект» неприемлемым.

От Земли до Марса четыре дня лёта. Две трансформации.

Чтобы отвести от себя подозрения, Таллс изобразил, будто его шарахнули по башке. Рана получилась неглубокая, но капитан так хлопотала вокруг него, что почти забыла о трупе своего жениха, который валялся тут же, у стены.

Конечно, было бы куда лучше, если б Таллс мог добраться до пересадочной станции в облике Артёма. Тогда девушка подтвердила бы его личность. Но нет, так нет. Таллс предусмотрел всё и теперь, мучительно перестраивая своё тело, прокручивал в голове все действия, которые совершил, чтобы убедиться, что не упустил ни малейшей детали.

Через полчаса он открыл глаза и встал. Натянул комбинезон Зои — тот оказался впору.

Таллс прошёлся по рубке, прислушиваясь к своим ощущениям. Держать равновесие оказалось нелегко: центр тяжести сместился из груди в область таза. Но к этому он быстро привыкнет.

Оборотень подошёл к пульту и стёр записи с камер видеонаблюдения — не только убийство Зои, но вообще весь архив. Это можно будет объяснить поломкой системы, и инспектору на пересадочной придётся поверить его — то есть её — рассказу.

Теперь следовало избавиться от улик — прежде всего, сбросить в космос пустой контейнер и «своё» тело — оно в комбинации лишнее.

Таллс подошёл к двери и ввёл код. Покинув рубку, он направился в морозильную камеру, где лежал изуродованный до неузнаваемости труп Роберта, одетый в комбинезон без нашивки.

Оборотень шагал по гулким коридорам мусоровоза, напоминавшим ему лабиринт, и улыбался: свобода и новая жизнь ждали его уже в конце этого дня!

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх