DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Ужас на мягких лапах

Кошачьи миры Луиса Уэйна / The Electrical Life of Louis Wain

Великобритания, 2021

Режиссер: Уилл Шарп

Сценарист: Уилл Шарп, Саймон Стивенсон

Жанр: биография, драма

В главных ролях: Бенедикт Камбербэтч, Клэр Фой, Андреа Райсборо, Тоби Джонс, Шерон Руни

Похожие произведения:

  • «Куда приводят мечты» (1998)
  • «Необычайные приключения Адель» (2010)
  • «Мой мальчик Джек» (2007)
Что есть продай — раздай котятам.
На Луиса могилу молока плесни.
Тотчас в Котландию, что
Царством кошек кличут,
Путь в сокровенном свете
Откроется тебе.
Current 93, «The Bloodbells Chime»

Наверное, есть в том изощренное садистское удовольствие, чтобы зрителя, привлеченного афишей, изображающей, в полной мере, двух очаровательных созданий — главного для русского сердца британского актера Бенедикта Камбербетча и пушистого белого котика — столкнуть со вступительной сценой: видом престарелого безумца, заключенного в палату психиатрической лечебницы для бедняков.

Что ж, викторианская эпоха, как вскоре сообщит закадровый голос, время удивительных контрастов. Странной и чопорной морали, но и великих открытий. Неудобных женских нарядов и преобразующих мир идей. Один из этих контрастов — нервический и гениальный художник Луис Уэйн. Его мысли мечутся, алкая познания и открытий: он пишет оперу, придумывая для нее новые гармонии и тональности; работает над техническими патентами; и формулирует гипотезу живительного электричества, которая двигает не только тела в пространстве, но и дух человека в истории. Его тело пребывает в таком же постоянном энергичном движении. Амбидекстер — он моментально зарисовывает натуру, держа в каждой руке по карандашу. Рискуя жизнью, дразнит быка для лучшего ракурса. Потешно боксирует с соперником, который и мастерством, и размерами превосходит его в несколько раз. Не ходит, но бегает.

«Мы семейство бедокуров, — заметит мать Уэйна, — Чудачество — наша вторая фамилия». Действительно, вводная часть фильма очаровывает экстравагантностью. Эмили (Клэр Фой), гувернантка младших сестер, прячется в шкафу и путешествует с камнями. Луис шагает широко, как циркуль, мечется между увлечениями. Сестренки занимаются фехтованием в столовой. А старшая сестра Кэролайн (Андреа Райзборо) не выпускает из рук кухонный нож, сдерживая истерику из последних сил. После смерти отца, заработавшего небольшое состояние на торговле тканями, она с братом берет заботу о семействе.

Поначалу жалеешь, что «Кошачьим мирам» не достался в постановщики Тим Бертон. Псевдо-викторианство и эксцентричные персонажи — его излюбленные инструменты. На интенсивном комедийном фоне практически теряются любые попытки быть серьезной историей. Ведь если затормозить на минутку, придется осознавать, что та же Кэролайн — персонаж трагический: семейный долг лишил ее легкой юности и сепарированной личности. И больший акцент на этой трагедии мог обогатить фильм сильнее, чем прочие драмы.

Увы, на что семья Уэйнов богата — это драмы.

Постоянная нехватка денег. Неравный брак между Луисом и Эмили, который стоит семье общественного порицания. Кошмары, мучающие Уэйна на протяжении жизни. Рак и скорая смерть жены. Душевная болезнь одной из сестер и собственная шизофрения Уэйна, обострившаяся к старости. Вот неполный список скорбей.

Искусство Луиса Уэйна изменило мир. И это не просто громкие слова. Почти случайно он набрел на неожиданный сюжет — поместил умильных котиков в привычные человеку жанровые сценки. Вот, один котенок в пенсне курит сигару. Другие — играют в крикет. Третьи — устроили свару, пока четвертые — банкет. В другой раз — спародирует капричос Гойи в «Кошачьем кошмаре». Тысячи рисунков, вышедшие из-под кисти Уэйна, создали мир «мимимишных» созданий и открыли двери английских гостиных для животных, которых ранее туда пускали только для ловли мышей. (Но не защищенные авторским правом, не обогатили их творца.)

В некоторых сценах кадры превращаются в живопись и наоборот.

О мире, созданном Уэйном, высказался писатель Герберт Уэллс: «Он превратил себя в кота. Он изобрел кошачий стиль, кошачье общество, целый кошачий мир. Все английские коты должны стыдиться, если не будут хотя бы немного походить на котов Луиса Уэйна». Несколько десятилетий спустя его работы переоткроет для себя психоделическое поколение — знаменитые «фрактальные» коты, абстракционизм которых некоторые исследователи связывают с шизофренией. А еще немного спустя новые британские мистики из т.н. «эзотерического подполья», вписан Уэйна теперь в новый мрачный, но такой же чарующий контекст.

Фильм не преминул экранизировать радиотрансляцию, в которой были произнесены знаменитые слова Уэллса. А то, что его эпизодическую роль блистательно исполнил Ник Кейв, будто перекидывает мостик к популярности Уэйна в контркультуре.

Русское и оригинальное название фильма спорят за то, что именно считать главной темой. Впрочем, обе они — вдохновенная теория Уэйна о том, что все сущее движимо природным электричеством; и кошки — настолько яркие, неотделимые и наполняющие фильм, что сгодится любое. В конце концов, российскому массовому зрителю имя викторианского художника известно в меньшей степени, а заход с котиков — беспроигрышный вариант. Мы же, чтобы примирить обе этих номинации, приведем запись из дневника героя: «Мой кот Питер — маленькая электрическая батарейка, жена — батарейка побольше, и большая притягивает электричество от маленькой; прохождение потока от одного тела к другому порождает тепло (…) Мне кажется, основная цель его умывания — это завершение электрической цепи».

Из «Кошачьих миров Луиса Уэйна» не вышло выдающегося фильма. Несмотря на сильную биографическую основу и актерский состав, о котором мог бы мечтать иной постановщик. Несмотря на яркость и изредка изобразительную смелость — потрясающий фрактальный галлюцинаторный эпизод — фильм больше выглядит телепостановкой, но с трудом заполняет пространство широкого экрана.

Персона Уэйна насильно выставляется на первый взгляд, но, увы, фильм не назвать и бенефисом Камбербэтча. Остальные персонажи яркие, но плохо сочетаются друг с другом — каждый, как самостоятельный рисунок художника. Говоря проще, между ними зритель не почувствует «химии».

К примеру, многочисленные сестры лишены субъектности и сливаются единый груз ответственности для главного героя. Лишь изредка они выпячивают (в том числе и визуально) яркие черты характера в момент, обоснованный сюжетом. В остальное время «недвижимы», подобно неигровым персонажам NPC, ждущим действия игрока. Возможно, причиной такому послужило желание приблизиться к «тотальной» биографии — впихнув в двухчасовой хронометраж максимум событий.

Однако можно ли долго ворчать на фильм, наполненный котиками? Закончим! У нас не каменное сердце! «Кошачьи миры Луиса Уэйна» при любых недостатках — байопик, который стоит похода в кино. Чудо, какой изобретательный в нескольких сценах, но главное — пробуждающий интерес к самому Луису Уэйну. И помните: «Кот — загадочнейшее существо, он посвящен в сокрытые от человека тайны. Он — душа Древнего Египта и единственный свидетель существования давно забытых городов: Мероя и Офира. Он — родственник властелина джунглей и посвящен в тайны древней и загадочной Африки. Сфинкс — его кузен, они говорят на одном языке, но все же кот старше сфинкса и помнит такое, о чем тот давно позабыл».

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Используйте, пожалуйста, нормальные имена и ники.
Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии не анонимно.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)