DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ТЕХАССКАЯ РЕЗНЯ БЕНЗОПИЛОЙ

Детство взаперти. История Мод Жюльен

Луи Дидье родился в 1902 году в бедной семье. Отец постоянно бил мальчика и придумывал ему изощренные наказания за проступки. Когда началась Вторая мировая война, парень присоединился к партизанам в Лилле. Там он познал ужасы войны, видел казни, голод и страдания раненых солдат. А потом Луи вернулся к мирной жизни в своем доме, где воспитывал будущую жену, которая должна была родить ему сверхчеловека.

В 1936 году Дидье знакомится с семьей бедного шахтера, в которой было шесть детей. Прокормить такое семейство — сложная финансовая задача. Луи заключил с шахтером сделку: он заберет к себе одну из их девочек, даст ей лучшее образование, и она ни в чем никогда не будет нуждаться. Только поставил условие, что родители больше не увидят свою дочь. Семья согласилась, но не знала, что богач растит себе будущую жену, чтобы претворить в жизнь свой план по созданию сверхчеловека. Девочку звали Жанин. Луи отправил ее учиться сначала в пансионат, потом в университет, чтобы она могла самостоятельно преподавать их ребенку все науки.

Луи и маленькая Мод

Начало эксперимента

Луи с планировал даже дату рождения ребенка — 23 ноября 1957 года. Родилась девочка, ее назвали Мод. У нее были голубые глаза и белокурые волосы — именно эти признаки Луи хотел передать ребенку, ведь лучший из лучших должен выглядеть идеально. Он считал, что при правильных эмоциональных, умственных и физических нагрузках человек сможет превзойти все известные людям пределы. Забегая вперед, стоит сказать, что никаких записей о своих замыслах Дидье не оставил. Похоже, он все держал в голове.

Через три года он продает все активы в Лилле и покупает дом на севере Франции, чтобы ничто не отвлекало семью от создания лучшего из людей. Сама Мод в своей книге «Рассказ дочери» так вспоминает свои впечатления от переезда:

»Когда я впервые попадаю в дом, мне еще нет четырех лет. На мне красное пальтишко. Я до сих пор ощущаю кончиками пальцев его текстуру — толстую, ворсистую. Никто не держит меня за руку, никого нет рядом. Я лишь чувствую, как мои кулачки сжаты в карманах, они крепко держатся за ткань, цепляются за нее. Земля здесь засыпана бурым гравием. Я ненавижу это место. Сад кажется бесконечным; у меня такое чувство, будто он проглатывает меня. А потом появляется мрачное, вызывающее смутную тревогу строение — слева надо мной нависает огромный дом. Я слышу, как тяжелые ворота скрежещут по гравию, закрываясь за мной. Я не осмеливаюсь повернуться. Такое ощущение, будто надо мной только что задвинулась крышка».

Девочка чувствовала себя некомфортно рядом с родителями. В знак протеста она билась головой о стены, да так, что приходилось накладывать швы в местной больнице. Мать без конца повторяла ей, что именно Мод виновата во всех ее бедах, что именно из-за нее та вынуждена отказаться от всех своих желаний.

В доме действовали запреты на любую ласку, на любое поощрения и теплые отношения. Наверное, только насилие и ругань считались не табуированными, Луи часто в самых ярких фразах выражал недовольство поведением жены и дочери. В список запретов входили:

  • Запрет на физический контакт и любую нежность («Никто не держит меня за руку»).
  • Запрет на слезы и жалобы (наказание: полтора месяца игнорирования).
  • Запрет принимать ванну чаще раза в неделю.
  • Запрет на выход на улицу.
  • Запрет на стрижку.
  • Запрет на отказ от еды и выбор еды.
  • Запрет на пустые беседы и вопросы.
  • Запрет на отказ от алкоголя.
  • Запрет поднимать ставни на окнах (у дома караулят «снайперы», которых выдумал отец);
  • Запрет на свободное время.
  • Запрет на общение.
  • Запрет на свободное передвижение по комнатам.
  • Запрет на болезнь (в случае простуды девочку отпаивали алкоголем).
  • Запрет на несоблюдения распорядка дня.

Семья принимала душ по очереди, не меняя воду. Сначала мылся отец, потом мать, потом Мод. Когда до девочки доходила очередь, вода была грязной, отвратительно пахла, поверхность покрывали маслянистая пленка, мыльная пена и волосы. На улицу ребенку можно было выходить только в сопровождении родителей, каждый раз меняя маршрут или не используя один маршрут два раза подряд. Отец считал, что за ними следят снайперы и тайные убийцы. Пили тоже всей семьей: Луи считал, что жена и малолетняя дочь должны выпивать столько же, сколько и он, а Дидье был тем еще алкоголиком.

Распорядок дня у Мод был напряженным. В 06:00 утра она должна была встать без будильника, силой воли. За десять минут собраться, позавтракать и в 06:10, не раньше и не позже, разбудить мать. На завтрак у девочки был кусочек черного хлеба и крепкий кофе с сахаром, который она готовила себе сама. Воду или чай на завтрак пить было нельзя, макать хлеб в кофе тоже. Девочка иногда нарушала правило из-за зубной боли. Она никогда не была у стоматолога, а когда молочные зубы стали сменяться коренными, мать, как вспоминает Мод, не без удовольствия привязывала один конец нитки к зубу, а другой к дверной ручке, и захлопывала дверь. Рану поливали чистым виски, так обрабатывались любые увечья.

В 06:20 девочка отправлялась заниматься сольфеджио. Под ногами у Мод стоял ящик, о который она должна была отбивать темп так, чтобы его четко слышала Жанин. В 06:50 девочка с матерью отправлялись на прогулку в минимуме одежды даже зимой. Весной Мод должна была еще успеть собрать яйца в курятнике и убраться там, пока не вышло время прогулки; мать ей не помогала. В 07:10 девочка возвращалась с прогулки и повторяла материал, по которому ее в течение дня будет спрашивать мать.

В 7:50 Мод спускалась к матери, и та давала ей одни и те же указания каждый день: разбудить отца и посмотреть, жив ли он. Поскольку Луи взял к себе Жанин ребенком, к моменту взросления Мод ему было уже больше 55 лет. Понимая свою слабость, старик играл на нервах домашних, говоря, что не знает, проснется ли завтра. С 08:00 до 08:40 девочка должна была обслуживать отца, помогать ему одеться, сходить в туалет. Кстати, о знакомых нам унитазах не шло и речи. Мод приносила Луи ночной горшок, который держала в руках, пока отец испражнялся. После мать приносила ему пищу, и они с дочерью неподвижно стояли и смотрели, как он ест изысканный, по сравнению с едой дочери, завтрак.

Далее Мод с матерью до 11:00 отправлялись учиться. После шел урок немецкого языка, преподавателем которого являлся Луи, не знавший предмета. Он заставлял дочь по памяти рассказывать произведения Гете, Шиллера и Гейне, ругая за каждую оплошность. Как он распознавал ошибки, одному ему было известно. С 12:00 до 13:00 девочка занималась спортом в специальном зале, который стоял на могилах ее домашних питомцев. Точно известно, что там был похоронен ее пони, который умер, объевшись яблок.

Подобные дела были расписаны на весь день. До 22:00 Мод должна была позаниматься музыкой, играя на разных инструментах, прибраться в загонах у животных. В 22:00 мать с дочерью поднимались к отцу для проведения «вечернего ритуала», который состоял в том, чтобы уложить Луи спать. С 23:00 у девочки было тридцать минут на чтение литературы, которую выбрал для нее отец, а в 23:30 в доме гасло электричество, чтобы в 06:00 следующего дня кошмар повторился.

Новые испытания

Приведенная версия расписания звучит еще безобидно, если не брать в расчет питание, употребление алкоголя и постоянный холод. Однако чем старше становилась Мод, тем более безумные испытания вводил папочка в ее график. Например, проводя «тренировку силы и воли», он заставлял дочь выпить несколько стаканов виски и кружиться вокруг своей оси до его команды. Когда девочка останавливалась, ей нужно было пройти прямо по нарисованной или воображаемой линии. Другим испытанием для Мод было внезапное появление отца в ее комнате посреди ночи. По сценарию она должна была вскочить с кровати и пойти с ним в подвал, где ее запирали в темноте наедине с кучей крыс. Шевелиться было нельзя: перед уходом родители вешали девочке на шею колокольчик, который звенел от малейшего движения. Луи и Жанин в это время стояли за дверью и прислушивались. Да и сама Мод не хотела двигаться, боясь привлечь внимание грызунов.

Как говорит Мод Жюльен в своих книгах, отец готовил ее к очередной войне. Он считал, что разного рода лишения только закалят ее, а регулярное распитие алкоголя поможет завести полезные знакомства и сохранить холодную голову во время серьезного разговора. Умение играть на музыкальных инструментах помогло бы девочке выжить в лагере для военнопленных или тюрьме. По мнению Луи, музыкантов больше ценят и кормят лучше.

Хитрость, мелодии и лучшие друзья

Спасением для Мод стала музыка. Благодаря своей первой учительнице мадам де Комп девочка влюбилась в звук и смело импровизировала на весь дом, говоря родителям, что играет незнакомую им сонату. Но как только женщина заговорила о консерватории, с ней сразу же попрощались. Кроме музыки, Мод находила утешение в общении с животными. Иногда она, слушая щебет птиц, создавала собственные мелодии. Вот что она сама говорит об этом:

»Мне удалось найти чудесное утешение. Разговоры животных становятся противоядием к пустоте этого безмолвия. Корплю ли я над своим домашним заданием, занимаюсь ли ручным трудом, я втайне прислушиваюсь к непривычной болтовне птиц в саду. Одна задает вопрос, другая отвечает, третья перебивает, а потом все они болтают вместе. Потом вдалеке подает голос собака… А потом внезапно все до одной собаки в деревне и вокруг нее включаются в общий гвалт. Я пытаюсь разобраться, что означают эти пламенные дискуссии. Я думаю о Линде, сидящей за решеткой. Я уверена, она тоже усиленно вслушивается. Разучивая на фортепиано «Двухголосные и трехголосные инвенции» Баха, я совершаю еще более волнующее открытие: оказывается, у музыки тоже есть свои разговоры. Правая рука начинает фразу, левая отвечает. Правая снова перехватывает, левая идет следом. И потом так же, как животные, обе руки играют вместе. Я в восторге от этих диалогов. Я постепенно добавляю собственные импровизации, основанные на птичьем щебете, который слышу из сада… Чтобы замаскировать свою уловку, я делаю вид, что разучиваю пьесу, которой мои родители не знают. Они не умеют читать ноты, и обмануть их не составляет труда».

Отец знал о привязанности дочери ко всей живности в доме, поэтому манипулировал Мод в своих целях. Когда она не хотела что-то делать или делала, по его мнению, плохо, он говорил, что покалечит, убьет, оставит умирать на холоде или продаст животное.

Жанин и Мод

Что же до матери Мод — как уже говорилось, она чувствовала себя пленницей этого дома, а причиной своей неволи считала дочь. Жанин было совершенно наплевать, что происходит с ребенком. Долгое время к маленькой Мод приставал рабочий их дома, по некоторым версиям — садовник. Он зажимал девочку в углу, трогал ее под одеждой и терся гениталиями. Как-то раз мать застала эту сцену, но промолчала, развернулась и ушла. Мод терпела приставания до подросткового возраста. Поняв, что помощи ждать неоткуда, она сама наказала извращенца, украв у него ключи от квартиры и выбросив их в туалет.

Однажды Жанин и Мод решают спустить ковер с верхнего этажа и постелить внизу. Сначала отец не замечает изменений в обстановке, но когда понимает, что что-то было сделано без его ведома, заставляет женщин нести ковер обратно. Жанин ненавидела Луи, но Мод боялась поддержать мать в этом, потому что опасалась не пройти очередную проверку на верность. Старик убеждал домашних, что только он может их защитить от ужасов мира, что он обладает сверхъестественными способностями (гнет металл силой мысли, гипнотизирует людей, владеет телепатией). Он открыто говорил, что запрещает предавать себя. Суперсилы Луи никогда не показывал, ведь настоящий мастер не распыляется на показуху. А вот своих женщин он заставлял часами пялиться в центр циферблата и пытаться сдвинуть стрелки часов. Чем старше становилась Мод, тем больше старик сходил с ума. Он запретил жене и дочери покидать дом после его смерти. Они должны были остаться здесь, следить за его могилой и ждать, пока он воскреснет.

Сомнения и побег

Подобный бред окончательно укрепил сомнения Мод в учении отца. Она решила проверить, действительно ли старик умеет читать мысли. Ей разрешалось использовать только один квадратик туалетной бумаги за раз, однажды девочка ослушалась и потратила два. Когда ее спросили об этом случае, она солгала, Луи ей поверил. Мод пошла дальше и стала выбирать книги для чтения, а не идти по списку отца. В комнате, где ей нельзя появляться, в коробках она находит книгу Федора Михайловича Достоевского «Идиот». Роман русского классика показывает Мод, что мир еще ужаснее, чем описывал отец. Но желание познать что-то новое тянет ее за пределы дома. Несмотря на все недостатки мира, она находит в книгах Достоевского мотивацию для полноценной жизни в обществе.

Наступает момент, когда девочка должна была закончить домашнее обучение и поступить в университет. Но Мод три раза проваливает экзамены, потому что совершенно лишена способности мыслить. Да, она умеет грамотно писать, играет на множестве инструментов, хорошо знает литературу и философию, но теряется, когда сталкивается с задачами, выходящими за пределы ее знаний и навыков. Единственной надеждой для девочки остается поступление в консерваторию.

Так в ее жизни появляется учитель музыки, мсье Молен. Он втирается в доверие к отцу, часто выпивает с ним и уговаривает того, чтобы девочка обучалась в классах, а не дома, — якобы там он сможет гораздо строже с ней обходиться. Луи соглашается. Но вместо строгости и наказаний девочка попадает в мир музыки и поддержки. Молен держал собственную мастерскую музыкальных инструментов, где собирались и репетировали молодые ребята. Там же Мод знакомится со своим первым мужем Ричардом. Парню удалось понравиться Луи. Дидье потребовал, чтобы дочь немедленно вышла за Ричарда замуж. Но условия были таковы, что через полгода она должна будет вернуться в дом и продолжить прислуживать отцу. Молодые люди согласились, но только они знали, что никто ничего выполнять не будет.

После побега Мод начала работать в мастерской своего учителя и потихоньку приспосабливаться к нормальной жизни в обществе. Спустя несколько месяцев она даже начала выступать с группой. Родителей она навещала каждую неделю, погружаясь в атмосферу ненависти и непринятия. Отец умер, когда Мод было двадцать два года. Мать же так и не смогла оставить могилу и дом. Она до сих пор живет там, соблюдая распорядок дня, предписанный сумасшедшим стариком. С Мод Жанин старается не общаться.

»Знаете фильм «Форрест Гамп»? Вот я была такой же, как главный герой, как только покинула дом отца. Я была глупа. Мне пришлось выучить алфавит, потому что словарь в нашем доме был запрещен. Я никогда не разговаривала, когда ела. Я никогда не гуляла ни с кем по улице. Я должна была учиться смотреть на других людей».

Первые годы после того, как девушка покинула дом, ее мучили кошмары, панические атаки, бессонница. Все это — симптомы генерализованного тревожного расстройства, которое она долго не могла вылечить.

»Прошло более 40 лет с тех пор, как я ушла из дома детства и вышла замуж. Долгое время я не могла говорить о своем прошлом ни с мужем, ни с друзьями. И даже с терапевтом. Я просто была так счастлива, что убежала, что у меня не было никакого желания возвращаться туда даже мысленно. Каждую неделю я ездила в гости к родителям, и с каждым разом мне становилось все хуже и хуже, меня мучило чувство вины за то, что я их бросила. После того, как в 1979 году умер мой отец, мое тело начало выпускать негативные эмоции в виде нескончаемых панических атак, и я поняла, что мне нужна помощь».

Сегодня Мод шестьдесят семь лет, у нее двое детей, и она счастлива в браке. По профессии она психотерапевт. В 2014 году вышла книга The only girl in the World, где женщина изложила свои детские воспоминания о доме Дидье. Несмотря на то что у Мод Жюльен перед глазами не было примера хороших родителей, она смогла воспитать двух дочерей, с которыми по сей день поддерживает крепкие отношения.

Подводя итог истории Мод Жюльен, нельзя не удивиться, через какие сложности девочке пришлось пройти, даже если что-то автор и приукрасила. Все-таки родители Мод, хоть и использовали негуманные методы воспитания, допускали антисанитарные условия для жизни дочери, откровенно издевались над ней, однако не попытались вернуть ее, когда она сбежала. Посудите сами, дорогие читатели: богатый мужчина отказывается от множества перспектив и посвящает всю жизнь созданию сверхчеловека. Сможет ли он так просто отказаться от своей идеи? Автор статьи думает, что вряд ли. Поэтому и кажется, что история Мод, описанная в книгах, моментами гиперболизирована. Но то, как обращались с ребенком в семье Дидье, неправильно и должно подвергаться общественному осуждению и законодательному регулированию.

Комментариев: 1 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Марго Ругар 20-04-2024 20:41

    На момент побега Мод Луи же уже был глубоким стариком, что он мог сделать? Он был богом у себя дома, но никем во внешнем мире, как бы он смог вернуть Мод после того как она уже познакомилась с поддержкой других людей и лишилась иллюзий, которые ей внушали родители?

    В любом случае было бы ужасно интересно прочитать ее книгу. Меня глубоко шокировали описания сцен ее детства, просто непередаваемый ужас... Жаль, что мужчины ни в то время, ни сейчас не обращаются к врачам, лечился бы Луи у психиатра, не стал бы таким мудаком и не сломал бы жизни Жанин и Мод:((

    Учитываю...