DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Статьи

Среди зоохорроров есть свои шедевры вроде «Челюстей» Стивена Спилберга или «Птиц» Альфреда Хичкока. Что же касается других фильмов ужасов о животных, то в лучшем случае это работы с неплохими спецэффектами и парой звезд в арсенале. Такие, например, как «Анаконда» или «Лэйк Плэсид: Озеро страха», положившие начало соответствующим франшизам. Сергей Рябых подготовил обзорную статью, посвященную этим двум сериям фильмов.

Насекомые похожи на нас. У них есть конечности, «руки» и «ноги». Они дышат воздухом, едят еду, заводят детей, проводят время с себе подобными, рождаются и умирают. Как и мы, они — живые. Насекомые не похожи на нас. Их глаза без зрачков ничего нам понятного не выражают. Как часто в хоррорах объектом страха становится существо, у которого, по нашим меркам, что-то не так с глазами: или их нет совсем, или их очень много? Глаза мухи разделены на равные части без «композиционного центра» (то есть без зрачка), они слишком большие, они горят красным или зеленым огнем. Тому, у кого такие глаза, ни в коем случае нельзя доверять. И мы не доверяем.

Темой августовского номера DARKER стал зоохоррор, и арт-раздел просто не мог пройти мимо такой интересной темы и не рассказать нашим читателям хотя бы о пяти комиксах, в которых животные выступают главными героями или злодеями, чтобы вселять ужас в людей или спасать их от другого кошмара.

В августовском «Горне» хрюкотают зелюки, американские вампиры и японские паразиты вторгаются в Россию, «Золушка» получает пугающее переосмысление, а «Блэксэд» — продолжение на русском... Всё как всегда: в комиксах творятся новые жуткие вещи, а «Горн» про них пишет.

С незапамятных веков человечество сопровождают эти серые тени, мелькающие во мраке подвалов, канализационных туннелей, в темных углах складов и амбаров. Несмотря на все попытки избавиться от незваных попутчиков, и по сей день осторожный шорох и назойливый писк нет-нет да напомнят людям о притаившейся рядом параллельной вселенной. Голохвостые усатые твари — живучие, плодовитые, вездесущие, пожиратели припасов и разносчики болезней, — многократно отразились в легендах, слухах и байках, плавно перетекших и в жанр хоррора.

Художники — в широком смысле этого слова — в произведениях Лавкрафта всегда люди особенные, что неудивительно, учитывая истоки, из которых мэтр черпал вдохновение. Генетически его герои восходят к героям романтическим, рассказы о художниках-творцах в рамках романтизма были знаковым явлением. Для романтиков художник — это больше чем просто человек, ведь с помощью искусства он способен соприкоснуться с миром иным, идеальным или потусторонним, сущность которого, в зависимости от художественных целей автора, может варьироваться. В день рождения Г. Ф. Лавкрафта Анастасия Ильиных оценила образы художников в его творчестве.

Животные – одни из первых существ, которые попали в интерактивные хоррорные развлечения. Да, раньше пресловутых зомби, демонов и прочей нечисти. Оно и логично: зверь всегда был основной физической угрозой человека. Ольга Наумова решила рассказать, как эволюционировали животные в хоррорных играх от пары пикселей до сотен тысяч полигонов.

Сделать качественный сиквел или приквел к именитому произведению – задача действительно сложная по множеству причин. Еще более тяжкий труд заключается в создании качественных спин-оффов. Тут мало планки качества, нужно еще и людей заинтересовать параллельной историей. «Resident Evil Outbreak» – пример спин-оффа знаменитой серии, который взял на разбор Дмитрий Казин в ретро-рубрике.

2 августа мастеру слэшеров Уэсу Крэйвену могло бы исполниться 80 лет. Создать чудовище, которое не просто будет страшным, но окажется харизматичным настолько, что надолго западет зрителю в душу, удается далеко не всем, а уж повторить собственный успех способны и вовсе считанные единицы. И герой этой статьи как раз из таких сумрачных гениев. Уэс Крэйвен, «отец» Фредди Крюгера, Призрачного Лица и еще целого эшелона монстров, пусть не таких популярных, но не менее колоритных.

Секс, кровища и черный юмор — казалось бы, что, кроме копеечного треша, можно создать с такими исходными данными? Для большинства кинодельцов ответ прост: ничего. Но не для Чарльза Бэнда и его Full Moon Productions. Ибо конец 80-х — это было время чудес! Это было время культовых франшиз! Это было время «Повелителя кукол»! Обзор серии с акцентом на первые пять наиболее удачных частей подготовил Игорь Евдокимов.

Каждого из нас хотя бы раз в жизни называли козлом. И это вовсе не значит, что мы, глядя после этого в зеркало, видели в нем Козлочеловека. Скорее наоборот… Это говорит о том, что мы не имеем ни малейшего представления об этом звере. И поэтому по ошибке считаем его неопасным, безобидным, в чем-то даже смешным… Так кто же этот зверь на самом деле, откуда он взялся и в чем его беда? DARKER поможет вам создать верный образ полумифического существа и, может быть, спасет жизнь в случае встречи с кровожадным монстром.

Кракен… Какой образ возникает при произнесении этого зловещего имени? Представляете ли вы колоссального антропоморфного монстра, побежденного Персеем в «Битве титанов»? Или чудовищного моллюска, утопившего «Черную жемчужину» во второй части «Пиратов Карибского моря»? Или жуткое существо с головами мертвых детей на кончиках щупальцев из рассказа Олега Кожина «… где живет Кракен»? А может, инфернальную сущность, управляющую сознанием людей, из «Фермы» Марии Артемьевой? DARKER обратился к истории, чтобы разобраться в том, кто же этот Кракен такой и где он живет.

Разнообразные чудовища и нечистые духи из русской мифологии вполне вольготно чувствуют себя в комиксах, компьютерных играх и, конечно же, в фильмах ужасов. Собственно, об этих (и не только) страшилищах и пойдет речь в сегодняшней подборке, которую любезно составил Султанбек Аббасов. Из дремучих лесов и заснеженной тайги, из тумана, стелющегося над озерами и с непроходимых болот движутся шесть таких родных для нас и таких бесконечно далеких для кого-то образин.

Земля русская богата самыми разными талантами, проявляющими себя в самых разнообразных сферах. И вдвойне приятно, когда наши люди добиваются успеха на чужбине. Поэтому когда в 2014 году стало известно, что художник из России Артём Траханов нарисовал мини-серию «Прибой: Зов Лодочника» для американского издательства Image, это действительно стало большой новостью для российских читателей историй в картинках. В номере, посвящённом русскому хоррору, мы расскажем о комиксах Артёма и покажем его работы.

Слово «жуть» ассоциируется у современного человека с чем угодно, но только не с домовыми, водяными или лешими. Услышав названия этих существ, мы обычно вспоминаем старые сказки или мультики про их проказы и совершенно не испытываем страх. А все потому, что мы не имеем представления о том, кто они такие на самом деле. Но их восприятие кардинально меняется, когда мифы приобретают осязаемые черты. Едва мы видим свидетельства существования сверхъестественных созданий, сразу понимаем, что эти истории — жуткая и малоприятная реальность. Эта статья о лешем с Шахмаловой горы — очередное тому подтверждение.

Кэсси Хак встречает Ворона, у Вампиреллы новый комикс, а «Ходячие мертвецы» наконец-то дошли до финала, «современные» Люди Икс и манга StarCraft снова добрались до России, а вот Космический Призрачный гонщик и динозавры-убийцы у нас впервые… обо всём этом и кое-чём другом рассказываем в свежем «Горне».

Актер Сид Хэйг, добившийся по-настоящему громкого успеха уже в зрелом возрасте, 14 июля отметил свой 80-й день рождения. При этом он не прекращает творческую деятельность, активно участвует в съемках и, кажется, совершенно не задумывается об окончании карьеры. Уже в этом году свет должен увидеть новый фильм Роба Зомби, в котором мы сможем снова повстречаться с полюбившимся многим капитаном Сполдингом. О нелегком актерском пути Хэйга и его вкладе в хоррор рассказывает Валерий Лисицкий.

Отечественный игропром является достаточно грустной и щекотливой темой в обсуждении. Сейчас в его сторону часто летят лишь упреки, да недоверие с небольшой толикой надежды. Тем ценнее старые бриллианты, оценщиком которых выступает Дмитрий Казин. В этот раз он решил рассмотреть под лупой старый детский квест «Страшилки. Шестое чувство», который оказывается очень даже мрачным для взрослой аудитории.

Азиатский видеорынок конца прошлого века пестрел потрясающе кровавыми лентами. Сплав секса и насилия здесь был превращен в отдельный вид искусства. Параллельно развивалась индустрия так называемого «розового кино» (pinku eiga), дешевое производство которого было поставлено на конвейер. Вероятно, одним из самых оригинальных и ярких режиссеров последней волны пинку был и остается Хисаясу Сато. Обзор наиболее характерных его работ подготовил Глеб Сегеда.

С одной стороны, к счастью, прошли те времена, когда понятия «русская фолк-музыка» сводилась к «Играй, гармонь» и ансамблю «Березка». С другой стороны, мы, кажется и сами до сих пор недооцениваем ни стилистическое разнообразие русского фолка вообще, ни количество и качество его граней, способное порадовать и ценителя хоррора.