DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Захряпы-наряжухи

Радио «Морок» (роман)

Автор: Татьяна Мастрюкова

Жанр: фэнтези, мистика, триллер

Издательство: РОСМЭН

Серия: Татьяна Мастрюкова. Фэнтези-Мистика-Триллер

Год издания: 2021

Похожие произведения:

  • «Вьюрки» Дарья Бобылева (роман)
  • «Самая страшная книга» (антологии)

Если история начинается с того, что среднестатистическая семья со среднестатистическими тараканами поехала отдыхать весной в отечественную глубинку, дело обязательно обернется чем-нибудь жутким и неприятным. И хорошо, если из неприятного им попадется пара колдобин на бедовых дорогах и пара дураков на них же. Все может быть значительно хуже. Поля, ждущие лето в радостном многоцветье выдержек из Красной книги; леса, стряхнувшие морозную дрему и пославшие куда подальше Дедушку с отпитым красным носом, уютные деревеньки — да, неприбранные, слегка убитые после зимы, но все равно по-нищенски знакомые, по-тютчевски родные. Все это, замызганное, привычное и приземленное, останется позади, а на смену придет что-то жуткое, недоброе, будто и не в знакомую просеку нырнул, а в чуждый и коварный Сайлент-Хилл заглянул на огонек. Городок, точнее деревеньку, затянутую непонятным туманом, вроде и обычную, такую знакомую, а вроде и вывернутую наизнанку, перепутанную всю какую-то, как одежда у ведьмы. Тут и захряпы-наряжухи стоят на огородах, точь-в-точь покойнички, вернувшиеся откеля не следовало. Мхом вон поросли, смрадом от них за версту несет, а все туда же, до живых охочи, тянутся к руде, что под кожей теплой течет. Она, может, и разбавленная городской суетой, и русским духом через раз попахивает, но напиться, полакомиться хватит, еще и жабкам, по дорогам прыгающим достанется. И вот уже и верится, и не верится, а семья попадает в мир чуждый, страшный. Такой он, морок, и через речку переплывать не нужно, стоит на радиоволне поймать неправильную станцию, как заморочит не хуже лешего, утянет за собой, так что и следов не сыщешь.

Татьяна Мастрюкова в романе «Радио "Морок"» создает безрадостную атмосферу, вязкую и густую, как поминальный кисель, который только и подходит к деревянным пирогам с мясом. В книге тонешь, как в пруду с зеленоватой, стоячей водой, где на дне живет водяной, но не добрый, из мультика, а тот, кому приносили в жертву птиц и животных, а то и людей. Ее деревенька с нелепым, как у большинства среднестатистических русских деревенек, прозвищем — Жабалакня, затерянная в глухомани, полна тайн и загадок. Там действуют не законы Российской Федерации, а пословицы, прибаутки, поговорки. Там один закон — обычай. Суровый и жестокий, неприглядный и незнакомый тем, кто спрятался за небоскребами и железными конями. Статьи Уголовного кодекса размазываются о простое, но не забытое — «Своя рубашка ближе к телу». Повествование вынуждает героев меняться, следовать, пусть и бессознательно, мудрости пращуров. Ненавязчиво подается старый обычай не называть свои настоящие имена. Сталкиваясь с иным миром, Инка — главная героиня, от лица, которой ведется повествование, — представляется Инной, хотя она Екатерина. Ее сестру Лесю нечистик кличет Александрой, хотя она Ольга, а девочки его не поправляют. Автор не бьет в лоб, не старается пояснить, почему так, прабабушки заглядывают через плечо и шепчут на ушко девочке: пусть думают, что думают, а так целее будешь. Вон мама не таилась, не пряталась, и что в итоге вышло? Подобрался, охомутал мрак, до болезни довел, пока сестры целехонькие по деревне гуляли, разведывали, что к чему.

И на фоне этого кошмарного благолепия неуместным и неживым выглядит вкрапление самих страшилок, что рассказывают то ли покойнички, то ли нет, на пиратской радиоволне. Интересные, даже иногда жутковатые, они выбиваются из повествования, и не только капслоком и шрифтом, но и разнородностью историй, оторванностью от основной жабалакской мутотени неведомой. Только последняя страшилка приводит читателя к странной деревеньке и баечнику, заодно разъясняя отчасти, что за безобразие творится на страницах книги. Но основная масса вставленных в роман историй — это замысловатые рассказики, никак с основным действием не связанные. Чудесные монстры, оригинальные и непривычные, вроде зверя, что живет в шахте лифта, или мужчины, вышагивающего по подъездам с ботинками на руках. Прекрасные сами по себе, они совершенно теряются в траурной процессии страшилок, которые детишки с удовольствием баяли бы у костра в пионерских лагерях: про мальчика с клювиками в глазах, некрещеного младенчика или призраков в тайге. Со всеми этими историйками в результате получается, как с неловко пришитым пересказом сцены из «Братьев Гримм»: вроде и интересно, а в то же время и не нужно совсем.

И все же роман хоть и получился рубашечкой, сплетенной из стебельков разной травы, но дело свое делает, увлекает и даже заставляет понервничать, выбивает на вечерок из комфорта планшетов и телефонов, напоминая о закоулках, по которым летят кровоточащие клочки, о жабах, превращающихся во что угодно, кроме принцесс, и речке Смородине, что перейти можно по Калиновому мосточку и даже обратно вернуться — но уже безликой и неопрятной захряпой-наряжухой.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Используйте, пожалуйста, нормальные имена и ники.
Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии не анонимно.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)