Прометей / Prometheus

США, 2012

Жанр: фантастический хоррор

Режиссер: Ридли Скотт

Сценарий: Джон Спэйтс, Дэймон Линделоф

В ролях: Нуми Рапас, Логан Маршалл-Грин, Майкл Фассбендер, Шарлиз Терон, Идрис Эльба

Похожие фильмы: «Чужой», «Сквозь горизонт», «Пандорум»

В поисках сакрального знания группа ученых отправляется в самые темные и неизведанные чертоги вселенной. Именно там, в отдаленных мирах, находясь на пределе своих умственных и физических возможностей, им предстоит вступить в безжалостную схватку за будущее всего человечества…

Когда название фильма мелькает всюду, куда ни глянь, когда из любого радиоприемника несутся фразы из трейлера, когда в Интернете наблюдается обострение Синдрома Поиска Глобального Смысла, когда хоровые восхваления перемешиваются с полчищем разбитых надежд, все это говорит об одном — на широкие экраны вышел очередной претендент на звание Лучшего фильма года. «Прометею» пророчили слишком многое, рискуя при этом угодить в ловушку завышенных ожиданий, однако в грядущее разочарование верилось с трудом. Еще бы: у руля проекта гладиатор Ридли Скотт, который возвращался в созданную им же вселенную, сюжет, хоть и не напрямую, обещал новую встречу с завораживающим миром Чужих и долгожданное прояснение некоторых вопросов, актерский ансамбль подобрался соответствующий — от любимца женщин Майкла Фассбендера, до объекта вожделения мужчин Шарлиз Терон. Словом, проект изначально ждало повышенное внимание, и премьера должна была расставить все по своим местам.

Научно-исследовательское судно «Прометей» отправляется в глубины космоса, чтобы встретиться с Создателями — расой инопланетных существ, которые по версии ученых стали прародителями человечества. После двухлетнего сна в анабиозе, экипаж пробуждается незадолго до достижения цели путешествия и готовится к высадке. Ведь там, где в серой угрюмости чужой природы проглядывают искусственные сооружения, всех нас должны ожидать ответы. «Прометей» — корабль не боевой, на борту фактически нет оружия, как и умеющих с ним управляться военных. Зато хватает разнообразных ученых, отдельные представители которых, правда, на ученых походят мало. Что обликом, что поведением. В первую очередь, это касается биолога с геологом, чьи образы больше сгодились бы для молодежного слэшера, ибо волею сценария эта парочка обделена умом и умудряется выделывать такие глупости, что за голову схватились бы даже блондинки, предлагающие разделиться в каждом втором фильме ужасов. В центре же внимания, как и в саге о Чужих, вновь оказывается смелая и сильная духом женщина. Шведка Нуми Рапас, наконец отмывшая татуировку дракона, вполне достойно заменила Сигурни Уивер, а в кадре на нее смотреть даже приятнее, чем на лейтенанта Рипли. Неплохи и другие актерские работы первого плана, среди которых выделяется харизматичный капитан Янек, с чьей ролью матерого «космического волка» отлично справился Эдрис Эльба. Есть еще горстка персонажей на подтанцовке, но никакого интереса она не представляет, до самой смерти оставаясь ходульным набором реплик и движений. Здесь нельзя в очередной раз не подивиться политкорректности американских киношников, норовящих в любую команду запихнуть чернокожего и азиата. Хотя латиноамериканцы все равно обидятся.

Отдельного упоминания заслуживает Майкл Фассбендер в образе андроида Дэвида. Мимикой и пластикой он сработал просто блестяще, его блуждания по пустым коридорам «Прометея» не оставляли сомнений — перед нами не человек. Кроме того, ему повезло и со сценарной проработкой персонажа. Поначалу казавшийся роботом на побегушках, вскоре Дэвид начинает вести свою игру. Скрытный и действующий по известной одному ему программе, он все больше напоминает мастера интриг Бенджамина Лайнуса из малоизвестного сериала про упавший на необитаемый остров самолет. В семействе «алфавитных» андроидов вселенной (до этого в фильмах о Чужих по порядку встречались Ash, Bishop и Call) Дэвид имеет полное право тягаться за лидерство с обаятельным и, пожалуй, наиболее человечным из всех Бишопом.

В визуальном плане «Прометей» сделан с размахом, как и подобает большому кино. Шикарные планы природы (как инопланетной, так и земной), пыльная буря, странной формы космические корабли — всего этого хватает с избытком, и нигде глаз не цепляется за корявость. Скотт решил использовать компьютерную графику лишь там, где без нее не обойтись, и не прогадал — грим инопланетян выглядит впечатляюще, чего нельзя сказать о накладных морщинах старика Вейланда. Внутренние декорации «Прометея» местами узнаваемы, порой даже кажется, что вот-вот из-за угла появится одинокий лунный шахтер Сэм Белл. Есть сходства и с «Космической одиссеей» Кубрика, но все эти мелочи остаются на корабле землян. Потому что снаружи властвует Ганс Руди Гигер. Потрясающий швейцарский художник, создатель образа Ксеноморфа, на славу поработал и здесь. Фирменные переплетения металла и плоти, мрачные биомеханизмы и узнаваемые любым фанатом «Чужого» аппараты в стилистике Гигера, не только отвечали за отсылки к первому фильму, но и наводняли временное пристанище землян пугающей красотой.

Однако даже монументальной технической работы таких мастеров как Скотт и Гигер мало, чтобы создать шедевр. Ибо может заворожить игра актеров, визуальные красоты могут потрясти, могут увлечь зрителя… но лишь на время. Без хорошей истории все это так и останется эффектной пустышкой. Увы, стройностью и логичностью сюжет «Прометея» не отличается. Если в снятых на коленке молодежных ужастиках зритель привык наблюдать неадекватное поведение героев, то в проектах такого уровня подобного никак не ждешь. За финальную версию сценария отвечали Джон Спэйтс и Дэймон Линделоф. Первому за свою недолгую карьеру похвастаться нечем, а вот второй отметился в коллективном разуме, что придумывал «LOST». Видимо здесь и стоит искать причину того, что «Прометей» принес с собой больше вопросов, нежели ответов. Фильм породил бурю обсуждений, зрители пытаются что-то додумать, где-то найти скрытую связь, пришить одно к другому… Подобная истерия вспоминается разве что вокруг «Запрещенного приема» Зака Снайдера, где даже создатели позавидовали буйной фантазии обитателей кинозала. Прямых ответов нам дали немного, и можно сколь угодно размышлять над тем, важен ли образ Лоуренса Аравийского, или почему сквозь сюжетную линию тянется религиозный мотив в виде крестика героини Рапас. Но одно дело недомолвки или отложенные на вероятное продолжение ответы, а другое — откровенные несуразности. Порой на сценаристов словно наваждение находит: они умудряются сначала создать шикарную до жути сцену вырезания инородного тела, которую смело можно ставить в один ряд с первым появлением грудолома в далеком 1979 году, и тут же испоганить ее, забыв об извлеченном чудище до самого финала. У персонажей отказывает логика, лобовая героика в эндшпиле не оправдана ничем, кроме сюжетных нужд. Сценарные недочеты постепенно растягивают полотно картины, и оно рассыпается на куски, превращая серьезную по задумкам ленту в очередной попкорновый блокбастер, имя которым Легион.

Этот фильм мог стать настоящим событием в жанре космической фантастики и «страшного» космоса. В начальной сцене один из Создателей (aka Инженеров, aka Жокеев) выпивает черную жидкость и дает новую жизнь. Жертвует собой, чтобы родились миллионы. В состав вещества, из которого вырос «Прометей», угодил паразит — слабый сценарий. Один ингредиент, который нарушил целостность всего фильма. И если «родить миллионы» в разнообразной валюте он все еще может, то обрести бессмертие, точно оригинальный «Чужой», достоин едва ли. Скотт не собирался играть на знакомой территории и ушел от атмосферы замкнутого ужаса своего же шедевра конца семидесятых. Он создал красивое, мрачное, местами страшное кино, не забыв про поклонников хоррора. Но вместе со сценаристами замахнулся на одну из главных загадок человечества, и задача эта оказалась им не по зубам. Потому что прежде чем творить в эпических масштабах, хорошо бы сперва научиться контролировать разношерстную команду отдельно взятого корабля, названного в честь древнегреческого титана. И блестяще сделанная техническо-визуальная часть фильма будет радовать не так сильно, когда в инопланетной буре сквозь шепот песочных ветров прорвется обращенный к сценаристам вопль Станиславского. Хотя Ридли Скотт лучше других знает, что в космосе никто не услышит его крик.

Показать старые комментарии

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх