ССК 2018

«DARKER в лицах» №13. Дмитрий Квашнин

DARKER унаследовал от журнала «Тьма» не только традиции и опыт его создателей. Вполне ожидаемо с DARKER сейчас сотрудничает большая часть авторов, работавших над его предшественником. Вот и получается, что есть люди, которые верны журналу дольше, чем он существует. Один из них занял место гостя 13 выпуска рубрики.

На вопросы отвечает Дмитрий Квашнин активный автор журнала и редактор раздела литературной критики.

 

 

Поскольку это 13 — юбилейный и знаковый — выпуск рубрики, предлагаю тебе попробовать кое-что новое. Начнем беседу с небольшого блиц-опроса. Я задаю короткие вопросы, а ты даешь на них не менее короткие ответы. Готов к такому?

Краткость — моё второе имя! Готов.

 

Для тебя главная составляющая хоррора — это...

Полчища бегущих мурашек от чтения достойных произведений.

 

Чем отечественный хоррор кардинально отличается от западного?

Масштабностью и изобретательностью.

 

Кого ты считаешь отцом-основателем хоррора?

С некоторыми оговорками, Эдгара По.

 

Перед тобой абсолютно все книги мира. С какой начнешь?

Попробую выбрать случайным образом. Не факт, что с первого раза.

 

И последний. Для тебя DARKER — это...

Любимый журнал.  

 

Отлично. Теперь перейдем к основной части нашей беседы.

Когда и с чего началось твое увлечение «темным» искусством?

Как это часто со мной случалось, всё началось с Роберта Говарда. Уже познакомившись с его фэнтези, я понял, что надо разыскивать произведения автора и дальше. В начале 1990-х издавали в основном Конана (да у нас всегда издавали в основном Конана), но были также неплохие подборки с другим творчеством Говарда. Один из таких сборников мне и попал в руки в конце 1990-х — это был второй том собрания сочинений, выпущенного издательством «Эридан», в котором обнаружились «Пламя Ашшурбанипала», «Тварь на крыше» и, конечно, «Голуби из ада»! Пожалуй, это и было моё первое осознанное соприкосновение с хоррором, потому что данные рассказы произвели на меня чрезвычайное впечатление. Позже я дошёл до Лавкрафта, Кларка Эштона Смита, и пошло-поехало. Но хоррор Говарда с тех пор я ценю особо и считаю, что лучшей вещи, чем «Голуби...», он за всю жизнь не написал.

 

Со времени первого знакомства хоррор стал для тебя приоритетным жанром или является одним из любимых?

Скорее одним из любимых, да. Хотя читаю хоррора я, наверное, больше всего остального. Но ещё один мой любимый жанр: героическое фэнтези, «меч-и-магия» — ставлю с ужасами на один уровень. Мне интересно в этой литературе копаться, тем более что её анналы не настолько обширны по сравнению с хоррором, да и она сейчас далеко не на подъёме, к сожалению.

 

В наше хоррор-сообщество ты влился еще в далекие славные времена pdf-журнала «Тьма». Как познакомился с ним? Нашел сам или кто-то посоветовал?

В давние времена существовал форум ЛоТ, предшественник allhorrors. Не помню, как я на него набрёл, но обнаружил там тему по Говарду и, естественно, туда написал. Выяснилось, что общество «Тьма» выпускает одноимённый журнал, который меня очень заинтересовал, так как ничего подобного в тот момент в рунете и не было. Я предложил в журнал несколько материалов, и они были опубликованы. Помню, мучительно ожидал последний номер «Тьмы», как, наверное, и многие, а он всё откладывался и откладывался...

Так что ко времени появления DARKER я уже чутко следил за деятельностью бывшей команды «Тьмы».

 

Какие материалы предложил тогда?

Рецензию на рассказы Г. Г. Эверса, пару переводов Говарда, статью о Соломоне Кейне и рассказ собственного сочинения. Часть этого «переехала» в DARKER.

 

Это был твой первый опыт? Или уже приходилось работать критиком или переводчиком?

Да, это была первая попытка, в области перевода — так уж точно.

 

К этой попытке тебя подтолкнуло желание примкнуть к журналу или идеи заняться такой деятельностью были и раньше?

Я так думаю, что скорее примкнуть к журналу, потому что отзывы и обзоры делал и прежде, но бессистемно и без расчёта на такую широкую аудиторию.

 

А какие навыки были у тебя для того, чтобы заняться переводами? Есть какое-то специальное образование?

По образованию я филолог, но к переводческой деятельности отношения никогда не имел.

Просто нашёлся один замечательный рассказ Говарда, который меня удивил и заинтересовал и который не переводился на русский. А поскольку им заняться больше было некому, занялся я — при поддержке замечательного переводчика, без которого я бы с тем рассказом никак не справился.

 

Насколько я понимаю, речь идет об Александре Мироновой и рассказе «Прикосновение смерти»?

Да. Мы с Александрой знакомы с давних пор, лет восемь уже... Познакомились на площадке «Лаборатории фантастики». Выяснилось, что мы оба восхищаемся Карлом Эдвардом Вагнером в общем и его циклом о бессмертном воине Кейне в частности. Я тогда искал не переводившиеся рассказы о нём, и Александра помогла их найти. Потом было много разных проектов и идей, в основном касающихся переводов. По большей части дело обстоит так: Александра переводит, а я редактирую. Хотя иногда случается и наоборот. Таким образом, на нашей совести что-то из Вагнера, что-то из Говарда, «Король в Жёлтом» Чамберса и «Странствующий цирк вампиров» Лаймона.

А с Александрой работается хорошо и приятно! Такого напарника, как говорится, — дай бог каждому!

 

Ты говорил, что в «Тьму» предлагал свой рассказ. Опять же, с Александрой на конкурс «Чёртова дюжина» вы выставляли совместную работу. Как часто ты занимаешься писательской деятельностью и есть ли у тебя планы ей заниматься?

Хотя сочинительством занимаюсь уже давно, всё никак не могу заставить себя делать это систематически. Раньше больше писал, сейчас по оказии в основном. Есть планы, задумки, но большинство из них годами никак не могут перейти в разряд реализованных. В основном это связано с моей собственной склонностью к лени.

 

Перейдем к твоей работе редактора раздела литературной критики DARKER. Как ты угодил на этот пост?

Меня пригласил главред Александр Подольский, поскольку Влад Женевский, предыдущий литературный редактор, подыскивал себе замену. Выбор пал на меня; соглашаться, конечно, боязно было, но я принял приглашение, о чём и не жалею.

 

Насколько тяжело быть редактором DARKER? Точнее говоря, насколько силен должен быть энтузиазм, чтобы производить такой высококачественный продукт за очень не высокую плату?

Полагаю, здесь действительно нужен энтузиазм. Наверное, неслабый. DARKER ведь не глянцевый журнал, и этим-то он и хорош! Здесь собираются люди неравнодушные, которые интересуются хоррором и другими «тёмными материями». Мне нравится эта особая атмосфера и возможность не только с собственными материалами выступать в DARKER, но и помогать другим авторам наполнять его.

 

Стоит ли перед тобой проблема нехватки материалов для очередного номера? И если стоит, то насколько остро?

Раз на раз не приходится. Но, как бы то ни было, стараемся справляться, подключать порой кого-то... На моей памяти безвыходных ситуаций не случалось.

 

Немного о твоих личных пристрастиях. Назови свои любимые произведения (необязательно из хоррора), но не просто назови, но расскажи, чем они ценны для тебя.

Ох, и не ответишь сходу на такой вопрос. Ну, допустим, всё творчество Роберта Говарда можно записывать в «любимое». Также есть несколько писателей, у которых почти всё читанное становилось если не самым любимым, то всё равно ценным и весомым. Это Карл Эдвард Вагнер, Ганс Гейнц Эверс, Жан Рэй, Роберт Артур, Осип Сенковский, Кир Булычёв, Леонид Алёхин...

Многие из вышеперечисленных писателей известны своими рассказами — и малую форму я люблю гораздо больше, чем крупную. Особенно меня привлекают рассказы с неожиданным концом, поэтому творчество таких мастеров как Саки (Гектор Хью Манро), Джон Кольер, Роальд Даль, Роберт Блох я ценю особо.

Каких-то конкретных произведений, которые очень нравятся, приличное количество, и здесь их перечислять вряд ли стоит. Назову, пожалуй, пять случайных произведений-любимчиков:

- Жан Рэй «Я убил Альфреда Хивенрока»;

- Ян Вайсс «Дом в тысячу этажей»;

- Хулио Кортасар «Сеньорита Кора»;

- Роберт Говард «Джентльмен с Медвежьей речки»;

- Алексей Ремизов «Жертва».

Да, и надо упомянуть ещё Подростков Мутантов Ниндзя Черепах — особенно комиксы о них, особенно Истмена и Лерда. Туртлепавер!!!

 

Чем еще интересуешься помимо литературы?

В последнее время особенно рьяно напал на комиксы, благо их теперь и на русском появляется всё больше и больше. Также меня занимает мировая история, точнее, некоторые её периоды. Особенно интересуют древние цивилизации Мезоамерики и андского региона.

 

Расскажи о своей жизни вне DARKER? Кто он — Дмитрий Квашнин, которого мы не знаем?

Давай начнём с начала. Родился и живу в не слишком крупном старом городе Вологде, что стоит на южной границе Русского Севера. Учился в вузе по специальности учитель русского языка и литературы, причём выбор этот сделал не из-за литературы, не потому что любил читать, а скорее в связи с интересом к языку. Сейчас работаю не по специальности, но в смежной сфере: имею дело с книгами.

 

Ну и наконец, следуя традиции, которую не хочется нарушать, пожелай что-нибудь DARKER.

Долгой-долгой жизни, совершенствования и процветания!

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх