DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Другие голоса

Самая страшная книга 2019 (антология)

Составитель: Парфенов М. С.

Жанр: хоррор

Издательство: АСТ

Серия: Самая страшная книга

Год: 2018

Похожие произведения:

  • «Ужасы» (антология)
  • «Книга ужасов» (антология)
  • «Тьма» (антология)
  • Трудно поверить, что еще пять лет назад русский хоррор был практически неизвестен отечественному читателю. Редкие томики Бориса Левандовского, Наиля Измайлова и Виктора Точинова на полках, рассказы, опубликованные на сайтах литературного общества «Тьма» и вебзина DARKER... И вот первая ласточка — сборник «Пазл» в серии «MYST. Черная книга 18+», а вслед за ним — первая «Самая страшная книга», смелый эксперимент издательства «Астрель-СПб» и составителя Парфенова М. С.

    С тех пор суммарный тираж серии перевалил за отметку в пятьдесят тысяч. Свет увидели два романа, три авторских сборника и девять межавторских, а также — юбилейная «Самая страшная книга. Лучшее». Планов у составителей множество, но главные из них — не останавливаться и поднимать планку качества.

    Антология, о которой пойдет речь, серию не посрамила. Под одной обложкой нашлось место и ужасам историческим, и сплаттерпанку, и вирду, и сурвайвал-хоррору. Каждый читатель найдет здесь историю на свой вкус.

    Открывает книгу слово Парфенова М. С. Некоторые ругают куратора серии за излишнюю пафосность, но на деле им движет скорее восторг. Только вообразите: запустить огромную издательскую машину, вызвать читательский интерес, который, словно молния, оживит литературное чудище Франкенштейна... и наблюдать, как оно делает первые шаги. Сейчас же можно подвести итоги, а заодно отдать дань уважения и признательности Стивену-Нашему-Всему. Ведь первые представители «темной волны» познакомились на форумах, посвященных творчеству Короля.

    Но побеседуем о наших авторах, чьи голоса звучат все увереннее и обретают собственный неповторимый тембр. Одним из таких писателей стал Анатолий Уманский, чей «Господин Элефант» с яростным ревом возвещает о себе с первых же страниц. И вновь, как и в «Гран-Гиньоле», временем действия становится рубеж XIX и XX веков. Речь пойдет о цирке, куда устроился бывший революционер-народник Павел, желающий убить местного губернатора со сцены. Господин Шульц, хозяин цирка, отправляет новичка работать со слоном, предупредив напоследок, что с животным надо держать ухо востро. Впрочем, не только с ним — труппа почти полностью состоит из отъявленных мерзавцев. Вскоре внутри коллектива вспыхивает конфликт, и тогда... До поры до времени автор не торопит действие и уделяет внимание персонажам, особенно Господину Элефанту — исполинскому слону, в чьей душе робость перед людьми борется с сомнениями: а такие ли они всесильные? Читатель, знакомый с творчеством Уманского, ожидает кровавой развязки, и она не заставляет себя ждать. Автор, словно талантливый шахматист, расставляет ружья, закладывает бомбы, но доказывает, что самая сильная фигура в этой партии — слон. Браво!

    Поклонники исторического хоррора по достоинству оценят рассказ «Зовущая во тьму» Ивана Белова. Автор демонстрирует ужасы монгольского нашествия на Русь: сожженные дотла деревни, зверски убитые жители. Казнь над ними вершит войско Сохора, отколовшееся от основной армии в поисках наживы. В одном поселении завоеватели встречают женщину, которая обещает отвести их к несметным сокровищам при условии, что ее ребенка не убьют... Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться: ничего хорошего воинов не ждет. Поэтому весь читательский интерес держится на том, как погибнут Сохор и его отряд. И автор не разочаровывает. «Зовущая во тьму» — мрачный аттракцион смерти, который придется по вкусу любителям темной литературы.

    Не все так однозначно с другим рассказом Белова. «Ванькина любовь» — скорее макабрическая сказка, где удалый молодец отправляется спасать невесту из лап вурдалака. Вот только супостат защищает деревню от напастей, а девицу отдает почти без боя. Не чувствуя себя победителем, Ванька возвращается в село. Увы, и там нет ему покоя... Историю сложно отнести к хоррору, но она наверняка понравится любителям постмодернистского фэнтези в духе Нила Геймана.

    Одним из шедевров этой «Самой страшной книги» стал «Ползущий» Максима Кабира. Мы попадаем на монгольскую землю вместе с парой ученых, мужем и женой. Проводник Болд рассказывает чужеземцам об олгоях-хорхоях — мифических червях, на которых нельзя смотреть, иначе глаза закипят в глазницах. Вот только Болд утверждает, что чудища эти вполне реальны. Более того, несколько лет назад одно из них унесло жизнь его отца... Несмотря на то, что творчество Кабира полно потусторонней жути, все его истории — прежде всего о людях. «Ползущий» не является исключением, но от олгоя-хорхоя, который получит всего лишь пять минут славы, все равно бросает в дрожь. Спасибо, Максим!

    Рассказ «Нет места на земле» за авторством Ларисы Львовой и Ярослава Землянухина сложно назвать историческим хоррором — он написан так, что определить, когда происходят события, непросто. А начинается рассказ с того, что мать Бориски, большая любительница покутить, производит на свет неведому зверушку, которая в воде не тонет и, возможно, в огне не горит. Местные во всем винят иччи — якутского духа, с которым согрешила беспечная мать. Чтобы отец не явился за сыном, новорожденного убивают. Мать умирает вскоре после родов, а Бориска, боясь навлечь на себя гнев односельчан, уходит из дома. Собственно, «Нет места на земле» представляет собой историю Борискиных скитаний, которая может показаться малость затянутой, но придется по душе тем, кто ценит атмосферу и фольклорные мотивы, тонко вплетенные в текст.

    Исторические рассказы, представленные в «Самой страшной книге 2019», конечно, хороши. Но как насчет страхов, которые способны напугать современного человека? «Их есть у нас», — отвечают авторы.

    Наверное, самый понятный ужас, взращенный телевидением и многочисленными триллерами-слэшерами, — это боязнь маньяков. По традиции за психопатов отвечает Александр Матюхин. Его «Шепот крика» — история о человеке, чья жена два года назад вышла из дома и не вернулась. Вторая сюжетная линия рассказывает о глухонемом душегубе, который различает звуки вокруг лишь после того, как кто-нибудь рядом закричит от боли. Рассказ мог бы встать в ряд с «Таймером», «Кусочками вечности» и другими «маньячными» историями, но сильно проигрывает им, главным образом из-за нестыковок, которые автор весьма поверхностно объясняет.

    Куда более жутким вышел рассказ с невинным названием «Семечко». К деду в деревню приезжает дочь Лена. С дочкой и трупом в багажнике. Что произошло? Дочь дает уклончивые ответы: поссорились с Пашкой, пришлось защищаться, вот и... Проблема в том, что документы водителя оформлены на другое имя, а труп в багажнике похож на мужчину, что встречался с Леной много лет назад... На этот раз Матюхин одной рукой щедро добавляет мистики, а в другой прячет пару сюжетных твистов. Будьте готовы к тому, что происходящие события — вовсе не то, чем кажутся.

    Копилку сверхъестественных душегубов пополнит дядя Саша из «Колобка» Юлии Саймоназари. Этот приятный мужчина разъезжает в передвижном кинотеатре и показывает детишкам мультики. Вот только выбраться из фургончика вряд ли получится. Увы, рассказ Юлии напоминает одновременно творчество Хилла, Баркера и Кинга. Берем таинственный автомобиль, похожий на тот, что был в «Стране Рождества», примешиваем концепцию из «Оно» (зло возвращается раз в 23 года) и добавляем щепотку «Сына целлулоида». Получаем «Колобок». Но не вторичность портит историю. Саймоназари оборвала сюжет на том месте, где у более маститого автора только бы началась кульминация. Некоторые вопросы также остаются без ответов, а жаль — хотелось бы, чтобы писательница выжала из идеи максимум.

    А вот «Сделка» Марии Анфилофьевой заставит вспомнить «Нужные вещи» Кинга. Это история о Даше, которая находится на грани нищеты. Чтобы выпить стаканчик дешевого кофе, приходится подбирать мелочь с асфальта. В квартиру звонят коллекторы. А надпись «Ломбард» вдруг обретает особое значение...

    Даше предлагают сделку: заменить ценную вещь родной сестры на точную копию. В конторе обещают, что сами совершат подмену, а кроме того, выплатят полмиллиона рублей. Увы, идея не оригинальна, да и обыграна вяло, со скучной моралью в конце.

    Страх, знакомый каждому родителю, обыгрывает Ксения Кошникова. «В домике» — история об отце, который увлекается играми на смартфоне и теряет сына. Дальше — беготня по ближайшим дворам, ненависть жены, звонки в полицию, алкоголь, отчаяние. Двое дворовых детей подсказывают безалаберному папаше: он спасет своего ребенка, если пройдет все муки ада... Хоррор у Кошниковой вступает на территорию вирда. Тут вам и страннейший Хозяин, у которого есть ответы на все вопросы, и отсутствие каких-либо объяснений. Но главное — писательница балансирует между мистической и реалистической составляющей событий, не отдавая предпочтение ни одной из них.

    Страх необратимых изменений в собственном организме развивает Вадим Громов в «Лепиле». Не стоило шайке подростков во главе с Жанной Кислотой обижать ребенка с отклонениями, ох, не стоило. Ведь над каждым из обидчиков свершится месть... Второй раз подряд Громов прорывается сквозь таргет-группу с боди-хоррором — чем не повод призадуматься?

    «Моя вторая половина» Оксаны Ветловской тоже играет на поле телесных мутаций. Это честное, без прикрас, описание быта сиамских близняшек Кати и Люды. Девушки живут в лечебнице, куда привозят людей с физическими отклонениями со всей страны. Время от времени некоторых пациентов забирают, но куда? Близняшки начинают собственное расследование. Впрочем, рассказ Ветловской не назовешь детективом или хоррором. Это драма с дозированными вкраплениями жути, с которой может столкнуться каждый.

    С чем практически невозможно встретиться в повседневной жизни, так это с монстрами. Но Елена Щетинина создает ситуации, где простые обыватели оказываются лицом к лицу с кошмарными тварями. В рассказе «Чучело-мяучело» герой по просьбе супруги спускается в подвал дома — видите ли, жене показалось, что там заблудился котенок. Кирилл отправляется на поиски, но находит лишь горячие трубы, пыль, мусор... и существо, с которым не пожелаешь встретиться и врагу. Далее начинается адреналиновый сурвайвал, а концовка заставит мрачно улыбнуться. «Немного любви» же — мерзкий анекдот о бабке-кошатнице, в чьей квартире копится всякий мусор (большую часть которого старушка приносит с местной помойки). Животные дохнут одно за другим, квартира гниет и разваливается на глазах, в дверь ломятся соседи. Наконец в живых остается одна кошка... История развивается на протяжении двенадцати лет, мутируя из комедийного хоррора в трагедию, вот только не всем эта метаморфоза придется по вкусу.

    Куда более сбалансирован «Стрекот» Юрия Лантана. Группа геодезистов обнаруживает, что их квадрокоптер запечатлел слово ПАМАГNТЕ в пяти часах ходьбы от лагеря. Рядом с надписью исследователи находят охотничий лабаз, около которого рыскает мужик в лаптях, вооруженный луком. Оказывается, в лесах расположилось крохотное поселение. Туземцев защищает некая «матушка», которую местные умоляют спасти от «стрекота». Лантан сталкивает ужасы, что таятся в чаще дремучего леса, с боязнью технологий, и делает это мастерски.

    «Зов высокой травы» Алана Кранка тоже рассказывает об исследователях, которые сделали потрясающее открытие. Вот только один из ученых сводит счеты с жизнью, а другой лишается руки. Последний из троицы решает опубликовать результаты своих изысканий... Вообразите, если бы «За миллиард лет до конца света» Стругацких был хоррором. Вот только довести работу до конца герою мешает... он сам. К повествованию есть вопросы (например, почему предмет исследования решил помешать ученым именно таким образом), но историю они не портят.

    «Пустоты» Александра Подольского и Александра Матюхина обыгрывают религиозные мотивы. Вас беспокоят церкви, что вырастают, словно грибы, в каждом парке? А если храм появится посреди стройки? Или возникнет на вашей лестничной площадке? Что можно ему противопоставить? Местный зловещий культ заставит вспомнить «Ребенка Розмари» и «Омен». Жаль, что авторы примчались к финалу чересчур быстро.

    Обыгрывается в антологии и боязнь сойти с ума. Неплохо справляется с этой задачей «Фиолетовая тряпка» — хроника одного безумия, которое начинается для Артема со смерти бабушки. Паренек получает немалое наследство, которое позволяет ему безбедно существовать. Самая тяжкая работа, которую приходится выполнять, — уборка. Артем и не замечает, как стремление к чистоте сменяется обсессивно-компульсивным расстройством, а затем — целым ворохом отклонений. Рассказ Михаила Закавряшина хорош, но вот «Хулиганка» Станислава Минина — настоящая ода сумасшествию. В ней героиня начинает получать абсурдные звонки и письма со зловещим подтекстом. С каждым днем таких посланий становится все больше. Можно оградиться от них, если готовишь пищу, можно бороться — но только если начнешь хулиганить сам. Автор повышает накал помешательства до предела, а затем ввергает сознание героини в такую беспросветную тьму, из которой не выбраться никогда. Отличный финальный аккорд!

    «Самая страшная книга» уже давно доказала, что нам не требуется отвечать Кингу, Баркеру или кому-либо еще. У нас есть свои голоса — Щетининой, Матюхина, Кабира и многих других. Пусть их хор временами и звучит нестройно, но поверьте — не за горами время, когда многие из этих голосов начнут исполнять собственную арию.

    Комментариев: 1 RSS

    Оставьте комментарий!
    • Анон
    • Юзер

    Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

    Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

    (обязательно)

    • 1 Вадим 20-10-2018 11:14

      В хештегах имя моё поправьте, пжалста...

      Учитываю...