DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Евгений Абрамович «Плачущий лес»

Дорога была хорошей. Гладкая и широкая, она петляла между высокими вековыми соснами, обступившими ее с обеих сторон. Стоял конец октября, было еще довольно тепло. Утро выдалось пасмурным, но сухим. Игорь молча вел машину, изредка поглядывая на Иру, на ее обтянутые джинсами коленки. Ира завороженно разглядывала проплывающие за окнами деревья.

— Какая красота, — задумчиво сказала она, — в брошюре написано, что многим этим деревьям уже сотни лет.

— Ничего себе, — равнодушно «удивился» Игорь.

Это была полностью ее идея. Этим субботним утром он с удовольствием остался бы дома. Она постоянно таскала его на всевозможные мероприятия, пытаясь как-то разнообразить их совместную жизнь. Это были и всевозможные выставки современного искусства, где конструкцию из перекрученной арматуры пытались выдать за художественный шедевр, и спектакли, где актеры матерились со сцены и ходили голышом, а также бесконечные фотосессии на тему «наша история любви», где Игорь вынужден был часами позировать какому-нибудь очередному креативщику с «зеркалкой». Однако он безропотно все это терпел, потому что любил Иру. А ради этого стоило потерпеть, пусть даже «настоящие мужики» назовут тебя тряпкой и подкаблучником. К тому же, если подумать, теперешняя поездка — не самый плохой вариант. Он любил отдых на природе, к тому же, судя по фотографиям в Интернете, все должно быть на высшем уровне. Да и цены были очень демократичные. Аренда коттеджа на берегу озера на двое суток стоила всего ничего.

— Это старейший заповедник в нашей стране, — продолжала Ира.

— Серьезно? Я думал, Беловежская пуща старейший заповедник. А про это место, честно говоря, я еще ни разу не слышал…

— Просто пуща у всех на слуху. К тому же там все изгадили туристы. Помнишь, как мы ездили в Мирский замок? Ужас просто! Никакой аутентичности…

— Мне понравилось в замке.

Она пропустила его слова мимо ушей.

— Здесь практически нетронутая природа, — продолжала Ира. — Первозданная красота. Чистейшее озеро. Прекрасно сохранившийся животный мир…

Договорить она не успела. Игорь резко нажал на тормоз. Машина с визгом остановилась, их обоих бросило вперед, ремень безопасности с силой врезался в грудь.

— Черт, — только и смог выговорить Игорь.

Прямо по центру дороги, преграждая путь автомобилю, стоял огромный лось. Прямо на том месте, где дорога делала резкий поворот. Если бы Игорь не успел затормозить, все могло бы закончиться ужасно. Сейчас лось стоял, глядя на машину, расставив по сторонам от разделительной полосы длинные ноги. Животное было большим и мощным, уже сбросившим на зиму массивные рога. Но оно было серьезно ранено. Лось стоял к ним боком, Игорь с Ирой видели огромную рваную рану у него на животе. Кровь испачкала густой мех и обильно капала на сухой ровный асфальт.

— Животный мир, говоришь? — ошарашенно спросил Игорь.

— Бедный, — проговорила Ира.

Игорь посигналил. Животное вздрогнуло от звука гудка и неуверенным шагом двинулось к обочине. Было видно, что каждое движение дается ему с большим трудом. Игорь осторожно надавил на газ. Вскоре раненый лось остался позади.

— Кто его так? — спросила все еще испуганная Ира.

— Может быть, волки? В твоей брошюре не написано, водятся ли здесь волки?

Ира не ответила. Она была погружена в свои мысли.

— Бедняжечка, — почти шепотом сказала она.

Некоторое время она просто молча смотрела в окно, на деревья.

— Дождей не было уже несколько дней, — она снова нарушила молчание, — а с деревьев капает влага.

В доказательство ее слов на лобовое стекло упало несколько прозрачных капель, сорванных с сосновых ветвей порывом ветра.

— Влажность, — ответил Игорь, — туманы и все такое. Влага оседает на деревьях… ну, наверное.

— Лес как будто бы плачет…

 

Фотографии в Интернете не обманули. Место действительно было сказочным. Они подъехали к деревянному домику сторожа. Дорогу им преграждал опущенный шлагбаум. Из домика вышел человек в камуфляжной форме, проверил у них документы и объяснил, как проехать к арендованному ими домику.

Домик оказался двухэтажным деревянным строением. Шикарным на вид. Игорь даже присвистнул, увидев его.

— Это наше на целые выходные, — радостно сказала Ира.

Возле входа их ждал молодой человек в деловом костюме. На груди его пиджака был приколот бэйдж с именем Константин.

— Доброе утро, добро пожаловать, меня зовут Константин, — представился он, улыбаясь и крепко пожимая руку Игорю. — Я местный администратор. Оставлю вам свой телефон, по всем вопросам обращайтесь, не стесняйтесь. А вообще я буду в административном корпусе вон там.

Он указал на скрытое соснами здание неподалеку.

— Сейчас я вам здесь все покажу.

Он вручил им ключи и провел в просторную прихожую.

— На первом этаже находится кухня, большая гостиная и сауна…

— Сауна? — перебил Игорь. — Прямо здесь, в доме?

— Да. Полностью автоматизированная. Никаких дров, надо только покрутить ручку и установить нужную температуру.

— Ух ты…

— На втором этаже ваша спальня с газовым камином. Там же обзорная площадка, с которой открывается шикарный вид на озеро.

— Как здесь хорошо, — весело сказала Ира.

— Действительно, — поддакнул Константин, — таким уровнем можем похвастаться только мы. Отличный сервис и низкие цены. Это действительно так, говорю без ложной скромности. Можно также смотреть на зайчиков…

Он замолчал, как будто споткнувшись на полуслове. Взгляд его стал стеклянным и отрешенным, он смотрел в одну точку, даже рот остался чуть приоткрытым. Игорь с Ирой смущенно и удивленно переглянулись.

— Э-э-э… простите? — переспросил Игорь.

Константин резко вышел из ступора и тряхнул головой, будто выходя из транса.

— Ну, знаете, — продолжил он, — зайцы… Типа зайчики, зайчишки. Я их очень люблю, только из-за них сюда и устроился, хотя по образованию я инженер. По утрам они выбегают из леса прямо к домикам, я кормлю их морковочкой. У них длинные ушки и маленькие хвостики. Такие забавные они, эти зайчики. Зайчики-попрыгайчики.

Выдав эту длинную тираду почти на одном дыхании, он улыбнулся новым жильцам и хлопнул в ладоши.

— Ну, не буду вам мешать. Обустраивайтесь, приятного отдыха. По всем вопросам, напоминаю, ко мне, не стесняйтесь.

Он оставил их одних, прикрыв за собой дверь. Игорь глянул на Иру, они оба прыснули со смеху.

— Странный парень, — сказал Игорь, обняв ее за талию.

— Он очень милый. Так любит животных. Особенно зайцев.

— Нет, не так. Зайчиков.

Она поцеловала его.

— Тебе здесь нравится?

— Очень. Хорошо, что ты меня сюда вытащила.

Она снова его поцеловала. Он поднял руку и нащупал под ее рубашкой большую упругую грудь.

 

Целый день провели дома. Точнее, в спальне. Свежий воздух и девственную природу решили оставить на завтра. На улице начинало темнеть. Игорь стоял возле окна спальни на втором этаже в одних трусах и смотрел на улицу, в сгущающиеся сумерки. Открывался великолепный вид на озеро. На его песчаном берегу расположилась небольшая компания отдыхающих. С десяток человек громко разговаривали, Игорь даже на расстоянии, находясь в доме, мог расслышать их приглушенные голоса. Лилась быстрая громкая музыка. Компания, видимо, отмечала какой-то праздник.

Возле самого дома росла высокая сосна. Ее раскидистые ветви практически касались окна, за которым стоял Игорь. Он видел длинные хвойные иголки, покрытые крупными прозрачными каплями влаги. Капли время от времени срывались и стремительно падали вниз. Дерево как будто плакало.

Внизу, на кухне первого этажа гремела посудой Ира. После их дневной любви они оба сильно проголодались. Она спустилась на кухню в чем была, точнее, без ничего. Сейчас она что-то готовила и громко напевала какую-то песню. Слов Игорь не слышал, даже особо не прислушивался, он просто стоял в одних трусах возле окна и смотрел на улицу. Ему было хорошо, он улыбался вечеру и своим мыслям.

Вдруг что-то случилось. Мгновенно и неожиданно. Паркетный пол ушел из-под ног. Игорь схватился рукой за подоконник. Но устоял. Казалось, что это был как будто сильный порыв ветра, непонятно откуда взявшийся в глухих стенах спальни. За несколько секунд Игорь отдышался и осмотрелся вокруг. Все то же самое. Он снова глянул в окно и удивленно вскрикнул. Компания на озерном берегу. Они изменились. Горела одна из прибрежных сосен. Высокое стройное дерево было полностью объято ярким пламенем, как гротескная исполинская свечка. Пламя освещало местность ярким огненным сиянием, жутким в вечерней тьме. В его бликах двигались фигуры людей. Они бегали вокруг горящего дерева, высоко подпрыгивая, вскидывая вверх руки. Игорь заметил, что многие из человеческих фигур были без одежды.

— Что за черт? — спросил он у пустой комнаты.

Изменения случились в те самые несколько секунд, когда он был в замешательстве. В течение их люди на берегу стали другими. Успели поджечь дерево, раздеться и начать танцевать вокруг него в каком-то шаманском ритуале. Это была какая-то иллюзия, смена кадра, сделанная в плохом кино неумелым монтажером. Игорь закрыл глаза и отсчитал про себя несколько секунд. Открыв глаза, он снова увидел за окном горящее дерево и скачущих вокруг него голых людей. Теперь они громко кричали, их полные радости голоса снова приглушенно доносились до него. Игоря бросило в пот, затряслись колени, ему было страшно. В свете горящей сосны он увидел двух голых людей, мужчину и женщину, не участвующих в общем ритуальном танце. Вместо этого они увлеченно совокуплялись у всех на виду.

— Ира?! — позвал Игорь жену.

Она не ответила. Игорь отвернулся от окна и увидел, что Ира стоит в дверях спальни. Как была, полностью голая, стояла и смотрела на него ничего не выражающими стеклянными глазами.

— Ира? — осторожно повторил он, будто боясь ее спугнуть.

Она протянула к нему руки и попыталась шагнуть навстречу. Ее голова запрокинулась назад, Ира захрипела, и только тогда Игорь с ужасом увидел рану. Длинный кривой рубец пересекал ее шею от уха до уха. Крови не было, пока она не пошевелилась, тогда на ее шее открылся второй рот. Темно-красный поток стал хлестать из него, заливая ее голую грудь, живот и пах.

Игорь с криком бросился к ней через кровать. Ира упала в его протянутые руки. Он пытался как-то зажать рану, остановить кровь. Пальцы тонули и скользили в теплом и липком.

— Ира… Ирочка, — только и повторял он, всхлипывая.

Из коридора раздался голос. Тонкий и писклявый. Так может говорить взрослый человек, мужчина, пытаясь копировать голос ребенка.

— Она испугалась! Не хотела со мной играть! Это очень расстроило маленького зайчика! Ему стало грустно, и он заплакал… Никто не смеет заставлять плакать маленького зайчика!!!

Последняя фраза прогремела, срываясь на тонкий высокий визг. Игорь обернулся на голос. В дверях спальни показался говоривший. Это был администратор, который утром показывал им дом. Игорь узнал его сразу по тому же деловому костюму, даже бэйдж с именем Константин остался на месте. Только теперь лицо Константина скрывала пластиковая маска в виде улыбающейся заячьей морды. Маска была дешевая, такие одевают дети на утренниках в детских садах. Она крепилась на голове мужчины с помощью старой белой резинки. Мужчина в маске молча стоял в дверях, склонив голову на бок, и с интересом смотрел на рыдающего Игоря, который держал на руках уже бездыханное тело жены.

— А ты хочешь со мной поиграть? — спокойно спросил человек в маске своим обычным голосом.

Он вытянул вперед свою правую руку и только тогда Игорь увидел, что в ней он сжимает длинный кухонный нож. Его кончик указывал на Игоря.

— Ты убил ее, — сказал Игорь.

На смену страху, ужасу и отчаянию в нем закипала злость. Сумасшедший маньяк в нелепой детской маске забрал у него жену.

— Ты убил ее! — повторил он, срываясь на крик.

Маньяк пожал плечами.

— Она не хотела играть, — спокойно ответил он, будто это могло оправдать все, что угодно.

— Сраный псих! Сволочь! Тварь! Ты убил мою жену!!!

Человек в маске замахал ножом и сделал шаг к Игорю. Лезвие громко рассекало воздух.

— Не сметь обзываться! — закричал он, снова переходя на тонкий детский фальцет. — Я не псих! Я маленький зайчик!

Он приблизился еще на шаг. Игорь невольно отступил. Его руки были залиты кровью, тело Иры выскользнуло из них, глухо стукнувшись головой о паркетный пол.

— Я зайчик-зайчик-зайчик, — нараспев приговаривал убийца, размахивая ножом и наступая на Игоря, — я зайчик-попрыгайчик… у меня длинные ушки и маленький хвостик… я такой хорошенький… я такой пушистенький…

Игорь понимал, что его загоняют в угол, отрезая пути к отступлению. Он собрался с духом, выждал момент и, присев, стремительно поднырнул под свистящее лезвие. Резко разогнув колени, его тело превратилось в мощную пружину, которая с силой врезалась в наступающего психа. Тот был тощий и костлявый, Игорь без труда опрокинул его на спину, приложив затылком об пол. Сам он набросился сверху. Размахнувшись, с силой и наслаждением опустил кулак в лицо нападавшему, в эту мерзкую жуткую маску. Еще и еще раз. Не обращая внимания на крики боли, не замечая, что в кровь разодрал кулак об обломанные зубы.

— Убью тебя, сука, — приговаривал он, нанося все новые и новые удары, — убью, убью, убью…

Что-то громко, влажно и мерзко хрустнуло под его кулаком. Наверное, лицевая кость. Видимо, псих в маске был так ошеломлен контратакой, что даже забыл о своем ноже, который по-прежнему сжимал в руке. Он мог несколько раз вонзить его в голый, незащищенный бок Игоря, прекратив свое избиение. Игорь забрал оружие из ослабевших пальцев.

— Ну, все. Молись, урод, — устало прошептал он, занося лезвие над головой, — сейчас я тебя точно убью…

— Неправда,… — слабо простонал человек под ним, выплевывая кровь и осколки зубов, — меня нельзя убить… это место… без смерти… маленькие человечки обещали нам…

— Что? — спросил Игорь.

Эти слова почему-то сильно взволновали его. Он почувствовал под собой, как в штанах у распростертого на полу человека шевельнулось что-то твердое. У того была эрекция. Игорь с омерзением вскочил на ноги. Ему расхотелось убивать.

— Человечки,… — объяснил избитый псих, — они обещали мне, что здесь можно все… можно быть, кем захочу… маленьким зайчиком… играть… раненые животные… сладкие слезы… отличный сервис и низкие цены…

Игорь выпустил из рук нож, который коротко звякнул об пол и заметил, что в комнате появился кто-то еще. На все еще не застеленной после их любовных утех кровати сидел, по-турецки поджав под себя ноги, маленький человек. Игорю он сначала показался ребенком, но рассмотрев его внимательно, он в ужасе попятился назад. Тот был одет в меленький, по росту, деловой костюм. Полосатый черно-серый пиджак и брюки, белая рубашка и черный галстук. В полный рост он едва доставал бы макушкой Игорю до пупка. Больше всего Игоря испугало его лицо. Ненастоящее, как маска. Слепок с лица фарфоровой куклы. Маленький нос, непропорционально огромные бледные глаза, маленький, как черточка, застывший в вечной улыбке рот.

Но за этим кукольным лицом пряталось что-то, напугавшее Игоря почти до потери сознания. Оно смотрело на него большими бледными глазами. Звало и рвалось наружу. Снова случилась эта непонятная смена кадров. Пол поплыл у него из-под ног, и в следующую секунду он оказался…

 

…на песчаном берегу озера. Он сидел на каком-то поваленном бревне возле костра. Вокруг него находилось с десяток незнакомых людей. Все были тепло одеты, октябрьский вечер как-никак. Солнце красным шаром опускалось за макушки сосен с противоположной стороны озера.

Игорь с изумлением осмотрел себя. На нем была черная куртка и синие джинсы, та самая одежда, в которой он приехал в этот заповедник сегодня утром. Его разум ускользал от него. Ведь еще мгновение назад он до полусмерти избил сумасшедшего администратора, который…

На левое плечо опустилось что-то мягкое и теплое, приятно пахнущее каким-то цветочным запахом. Так пахли волосы Иры. Иры! Этот урод только что убил ее! Игорь повернул голову и вскрикнул от удивления и… радости. Ира сидела возле него, живая и невредимая. Она ласково опустила голову ему на плечо, а сама молча смотрела в пламя костра. Вокруг огня сидели другие люди и о чем-то тихо переговаривались друг с другом. Игорь протер кулаком глаза и обнял Иру. Нет, это не наваждение, вот она сидит.

— Ирочка! — от переизбытка чувств он поцеловал ее в макушку.

Потом нежно взял ее голову в руки и, повернув лицом к себе, стал покрывать ее щеки поцелуями. Все равно, что случилось там, в доме. Сейчас она снова была с ним.

— Игорек! — засмеялась она, — Ну что ты? Задушишь ведь!

— Ирочка, — только и мог повторять он, — хорошая моя…

Люди, сидящие вокруг костра, смотрели на них.

— Ого, — тихо сказал мужской голос, — какие страсти.

— Идите в домик! — громче поддакнул ему веселый женский.

Будто повинуясь ему, Игорь схватил за руку упирающуюся, кажется, ничего не понимающую Иру и пошел прочь от костра, волоча жену за собой.

— Игорь! — в голосе Иры слышался настоящий испуг. — Что с тобой сегодня такое?

— Со мной? — прошипел он, — Тут творится какая-то хрень, и оставаться здесь я не намерен…

Он пошел дальше быстрым шагом, Ира едва поспевала за ним.

— А как же они? — Ира кивнула в сторону людей у костра. — Неудобно все-таки!

— Мне плевать на них! Я их не знаю и понятия не имею, как здесь оказался.

Ира выдернула руку из его цепких пальцев.

— Ты меня пугаешь…

— Прости, милая, но…

— Они же пригласили нас, — Ира смотрела на него широко раскрытыми глазами, в них читался нешуточный испуг.

— Как пригласили? Кто? — Игорь сделал шаг к ней, она отступила. — Я не помню…

— Ты меня пугаешь, — повторила она.

— Ирочка, милая. Я понимаю, что говорю сейчас странные вещи, но расскажи, пожалуйста, что ты помнишь о последних часах, что мы здесь провели.

К его некоторому удивлению, она спокойно все рассказала. Они приехали сюда утром, весь день занимались любовью. К вечеру к ним в дверь постучались люди из соседнего домика. Там поселилась шумная компания, у одного из них, Михаила, сегодня был день рождения. Они пригласили к себе Игоря с Ирой, те согласились и сейчас сидели возле костра в ожидании шашлыков. Во всяком случае, до тех пор, пока Игорь не начал вести себя странно.

— Эй, соседи, вы чего? — Игорь повернулся на голос. К ним со стороны домиков шел высокий мужик в камуфляжном бушлате. — Стоило мне отойти по делам, как вы разбегаетесь?

В каждой руке мужчина нес по бутылке с вином. На вид ему было около сорока, он был мощным и широкоплечим.

— Нет, Миша, — спокойно ответила Ира за них обоих, — мы просто поговорить отошли.

— А, ясно, — сказал Миша, который, видимо и был сегодняшним именинником. — Ну, тогда давайте скорее к костру. Сейчас начинаем.

— Мы сейчас, — сказала Ира и посмотрела на Игоря.

Тот недоуменно наблюдал за Михаилом, который прошел мимо них к костру. Он был уверен, что видит этого человека впервые. Ира подошла к нему, взяла за руку, как непослушного ребенка, и повела к костру вслед за именинником. Возле костра уже вовсю велись приготовления к началу праздника, люди громко смеялись, по кругу разливалось вино. Игорю кто-то сунул пластиковый стаканчик с алкоголем. Миша, улыбаясь, начал говорить:

— Дорогие мои! Я очень рад, что сегодня, в этот день вы все со мной. Также очень рад приветствовать в наших рядах новых друзей, — он кивнул на Игоря с Ирой, улыбающиеся лица повернулись в их сторону. — Все вы знаете, как я люблю природу, и очень хорошо, что свой теперешний юбилей я отмечаю именно здесь со всеми вами. Особенно с моей любимой женой.

С этими словами он обнял за талию стоящую рядом миловидную блондинку, которая при упоминании себя смущенно заулыбалась. Стоящие вокруг люди стали беззвучно чокаться пластиковыми стаканчиками и выпивать, наперебой выкрикивая тосты.

— За тебя, Миш!

— Чтобы все было!

— За вас с Мариной!

Стаканы начали заполняться опять. Кто-то крикнул:

— За любовь!

Миша удивленно посмотрел на кричавшего и громко спросил:

— Какая нахер любовь?! — он кивнул на жену, которую обнимал. — С этой сукой? Да я ее ненавижу. Нет, ну, я люблю ее трахать, безусловно. В этом смысле я и называю ее любимой. Да, пожалуй, только из-за этого. Больше она ни на что не годная шалава…

Люди вокруг закивали. Игорь, который так и не прикоснулся к своему вину, смотрел на происходящее вокруг с растущим беспокойством.

— Так вот, — продолжал Михаил, — моя жена только и умеет, что сосать из меня деньги и трахаться. Для меня это стало уже все равно, что подрочить, только вместо руки — она. Когда я на ней женился, это был самый худший день в моей жизни. С каждым годом я ненавижу ее все больше. Я бы уже давно убил ее нахер, честно говоря. Но она разрешает мне себя бить, только этим и живу… Ууух, тварюга!

С этим криком он размахнулся и со всей силы ударил жену кулаком в подбородок. Она коротко вскрикнула и упала навзничь. Похоже, что потеряла сознание. Михаил подошел к ней и носком ботинка ударил ее в бок под ребра. Стоящие рядом люди молча наблюдали за происходящим. Игорь взял за руку Иру и попытался увести отсюда, как и собирался сразу. Не получилось. Она стояла, как вкопанная, завороженно глядя на Михаила, продолжающего унижать бесчувственную супругу.

— Ничего, — сказал он, — очухается, не в первый раз. Пока она в бессознанке, можете трахнуть ее, кто хочет. Она даст любому из вас и так, но с бесчувственной бабой намного интереснее — все равно, что с трупом. Знаете, на свою прошлую днюху я был с ее сестрой на кухне. Такая же шмара, как и эта, но в постели бревно бревном… так вот… раненые животные… я поставил ее на колени, она открыла рот, а я со всей силы… утопленники… нет времени…

Теперь его речь потеряла всякий смысл. Это был просто набор слов и звуков, непрерывно льющийся из его рта.

— Шлюха лес мясо деревья раненые люди животные нет времени маленькие человечки обещали место без смерти утопленники охота кукольные лица костюмчики есть раненые животные охота отличный сервис мясо деревья плачут тварь сладкие слезы низкие цены…

Игорь в испуге взял на руки ни на что не реагирующую Иру и, расталкивая собравшихся людей, понес ее прочь от костра. Их машина стояла возле коттеджа, сейчас они сядут в нее и уедут отсюда к чертовой матери. Плевать на девственную природу и богатый животный мир.

— Эй, соседи!!! — услышал он за спиной все тот же голос Михаила.

Повинуясь чьей-то неведомой воле, он обернулся на голос. Ира бесчувственно, как безвольная тряпичная кукла повисла у него на руках. Его правая рука стала мокрой и липкой. Ее ошпарило чем-то горячим. Он посмотрел на жену и в ужасе закричал, ее голова запрокинулась назад, горло снова было перерезано, из раны потоком хлестала кровь. Тонкая горячая струйка попала ему в лицо.

— А на мясо не останетесь? — громко спросил Михаил.

Возле костра лежал небольшой сверток, накрытый сверху каким-то покрывалом. Игорь до сих пор его не замечал. Михаил нагнулся и сбросил покрывало. Под ним лежал обезображенный человеческий торс. Без рук и ног, вместо них выпирали в стороны изуродованные культи с торчащими костями. На месте была только голова. Она приподнялась с земли, и глаза распростертого на земле инвалида внимательно уставились на Игоря.

— Сейчас мы это зажарим, — пояснил Михаил. — Вкуснотища будет… м-м-м… мясо…

Игорь снова развернулся и бегом бросился прочь, по-прежнему с телом Иры на руках. Сквозь его пальцы лилась ее кровь. Когда уже можно было рассмотреть между деревьями их съемный дом, Игорь увидел на его крыльце маленькие фигуры, почти как детские. Несколько, четыре или пять. Они стояли или сидели на ступеньках крыльца. Снова кукольные глаза внимательно смотрели на него. Никто из них даже не шелохнулся. Игорь тоже, как вкопанный, застыл на месте.

Налетел порыв ветра. Над ним зашумели могучие ветви сосен. Ветер срывал с них влагу. Невидимые в вечерней темноте капли падали ему на голову и лицо. Несколько капель скатились по щекам и застыли на губах Игоря. Не отдавая себе отчета, он машинально слизнул их языком. Они были сладкими, как сироп.

Неподвижное тело жены у него на руках начало терять вес, стало легким, а потом исчезло вообще. Сам он услышал плеск воды совсем рядом, где-то под собой. Голова закружилась, в голове что-то щелкнуло, и в следующую секунду Игорь пришел в себя…

 

…в лодке, прямо посередине огромного озера. Осмотрев себя, он увидел, что одет в непромокаемую камуфляжную куртку и такие же штаны. На ногах были высокие резиновые сапоги. Игорь уже не мог удивляться или пугаться происходящему. Пытаться что-то понять тоже было выше его сил и желания. Сейчас он мгновенно решил только одно: необходимо добраться до берега. Он осмотрелся по сторонам и увидел, что в двух метрах от его лодки качалась на волнах еще одна. В ней сидели двое немолодых уже на вид мужиков. Оба держали в руках удочки, поплавки которых плавно качались на волнах озера. Вокруг стоял холодный пасмурный день.

— Что, парень? — обратился к Игорю один из рыбаков. — В первый раз, небось, на рыбалке, а? Сидите там у себя в городах, жизни не видите. Тут бачишь, какая природа? А в городе-то что? Бильярды да боулинги…

— Точно, — поддержал его второй.

Игорь не обратил на их слова внимания. Он продолжал осматривать горизонт, пытаясь сориентироваться. Озеро было большим. Если стоять на одном его берегу, противоположный будет виден только еле заметной чертой на горизонте. Наконец он увидел вдалеке поросший высокими соснами берег, а между деревьями смог разглядеть деревянные домики, с большого расстояния казавшиеся ненастоящими, игрушечными.

— Клюет! — радостно воскликнул один из рыбаков.

— Чего орешь-то? — спросил у него второй. — Распугаешь ведь.

— Скажешь тоже, Петрович, распугаешь! Тут улов сам на крючок идет.

Он начал интенсивно наматывать леску на катушку своего спиннинга. Конец удочки изогнулся дугой, готовый вот-вот сломаться.

— У-у-х, здоровенный поди! — радостно приговаривал рыбак, продолжая работать рычагом катушки.

— Тяни-тяни! — второй рыбак тоже вошел в азарт, радуясь удаче товарища. — Упустишь!

— Не боись, Петрович! Ща достанем! Не таких еще ловили!..

Натянутая тонкая леска показывалась из воды. Под ее слоем уже можно было рассмотреть то, что клюнуло на удочку. При виде этого у Игоря к горлу подкатила тошнота.

— Я ж те говорил! — кричал кто-то из рыбаков. — Здоровенный какой!

Наконец, из воды, с брызгами и хлопаньем, показался на поверхности «улов». Это было голое, бледное, разлагающееся человеческое тело. Рыболовный крючок, необычно длинный, больше похожий на крюки, к которым подвешивают на бойнях туши животных, застрял у мертвеца в солнечном сплетении, вонзившись глубоко под ребра. Плоть утопленника от долгого пребывания под водой превратилась в полужидкую вязкую массу, сползающую с костей при каждом его движении. Только сейчас Игорь с ужасом увидел, что утопленник двигался. Он загребал воду руками в стороны от себя и по-лягушачьи сгибал и разгибал ноги, пытаясь брасом уплыть от того, кто его поймал.

— Не уйдешь! — в азарте крикнул кто-то из рыбаков в лодке.

Игорь трясущимися руками вцепился в весла своей лодки и стал разворачивать ее носом к тому берегу, где он рассмотрел дома. Несмазанные ржавые уключины протестующе заскрипели.

— Ты чего, парень? — крикнули ему вдогонку. — Испугался что ли? Рыбачить только начали.

— Да ну его, Петрович. Городские… что с них взять?..

Игорь, отчаянно работая веслами, удалялся от ужасной сцены. Он плыл спиной вперед и видел, как рыбаки подтягивают к борту шевелящегося разлагающегося утопленника и затаскивают его в лодку. Также он увидел, что на самом ее носу находился кто-то еще. Маленький человечек в строгом костюмчике. Насколько он мог рассмотреть на все увеличивающемся расстоянии, это было существо женского пола. Так он рассудил по двум торчащим в стороны от головы косичкам. Вместо кукольного лица у него была белая маска, как у актеров японских театров. На ней, словно детской рукой черным фломастером, были нарисованы два разных по размеру глаза и широкий, как акулья пасть, улыбающийся рот. Существо на носу лодки не обращало внимания на возню рыбаков, а просто глядело своими нарисованными глазами на стремительно удаляющегося, перепуганного человека.

Игорь продолжал грести. Сейчас он собирался скорее добраться до снятого им домика, отыскать Иру и удрать отсюда поскорее. Поиск смысла в происходящем вокруг он решил оставить на потом. Лодка с существом на носу, двумя рыбаками и их жутким уловом уже окончательно превратилась в точку на середине озера. Лодка Игоря, наконец, остановилась, мягко ткнувшись носом в песчаный берег. От неожиданности и инерции Игорь завалился от толчка на спину, выпустив из рук весла и уставившись лицом в серое низкое небо. Вверху он видел также длинные мохнатые ветви сосен. Они сочились влагой. Прозрачные капли висли на концах иголок, вытягивались под собственным весом и срывались вниз.

Игорь вскочил на ноги и выпрыгнул из лодки. Бегом бросился по прибрежному песку в сторону домика, который они с Ирой арендовали несколько дней назад на целые выходные. Они приехали сюда… когда? Сегодня? Игорь почему-то не мог даже для себя самого ответить на этот вопрос. Снаружи дом казался вполне обычным. Вокруг него не было никого. В несколько прыжков он взобрался по ступеням крыльца и с силой распахнул входную дверь.

Оказавшись в прихожей, он замер на месте. Внутри было полным-полно народу. Мужчины, они толпой стояли в прихожей, гостиной и на кухне. Многие были либо только в нижнем белье, либо вообще без одежды. Они просто стояли, разбившись на пары или группы по несколько человек. Молчали или о чем-то тихо разговаривали друг с другом. Кто-то безразлично посмотрел на Игоря, кто-то кивнул ему, как знакомому. Большинство его просто проигнорировало. Во всяком случае, никто не проявил к нему явной агрессии.

— Ты к ней? — как будто невзначай спросил его ближайший к нему человек, толстый мужик в растянутых семейных трусах, с заросшей черными курчавыми волосами грудью.

— Что?.. — спросил Игорь.

— Ну, — толстый кивнул головой в сторону лестницы на второй этаж, в спальню, — к ней. Придется подождать. Сам видишь, очередь. Но она того стоит.

Игорь пропустил его слова. Он быстрым шагом двинулся к лестнице. По дороге пришлось оттолкнуть с пути нескольких полуодетых мужчин.

— Поосторожней! — крикнули ему.

— Хамло!

— Куда без очереди?

Когда Игорь уже поднялся на несколько ступенек. Кто-то схватил его сзади за куртку.

— Куда без очереди, спрашиваю?

Игорь быстро развернулся и со всей силы, размахнувшись, впечатал кулак в лицо пытавшегося его остановить. Тот коротко вскрикнул и, схватившись руками за нос, отступил на шаг. По его губам и подбородку побежала струйка крови. Игорю это понравилось. Он быстро поднялся на второй этаж. Там тоже были голые мужчины, целая толпа собралась возле входа в спальню. Они в нетерпении перетаптывались на месте, пытаясь из-за спин и голов друг друга заглянуть в комнату. Из спальни доносился женский голос. Игорь узнал его сразу. Это был голос Иры.

Игорь начал пробираться ко входу в спальню, протискиваясь в узком коридоре между стоящими мужчинами. В процессе он расталкивал их, раздавая удары направо и налево, работая кулаками и локтями. Они не сопротивлялись. Только с улыбкой смотрели на него.

— Это муж Богини, — сказал кто-то.

— Счастливчик, — поддакнули ему.

Наконец, Игорь оказался в спальне. На кровати стояла на коленях абсолютно голая Ира, нисколько не стыдясь собравшихся вокруг мужчин. Наоборот, она выставляла себя напоказ, наслаждалась всеобщим вниманием. К ней со всех сторон тянулись десятки рук, ласкали ее, трогали, лапали. Она удовлетворенно стонала и смеялась. Возле кровати на коленях стоял маленький тощий парень. Совсем молодой, лет двадцати.

— Пожалуйста, — плача, обращался он к Ире тонким голоском, — пожалуйста, Богиня. Я тут стою уже дольше всех. А ты не обращаешь на меня внимания. Вон тот лысый пришел намного позже, а ты с ним была уже два раза…

— Ладно, — снисходительно произнесла Ира, — не ной. Вот тебе подарочек.

Она со смехом уселась на постели и протянула к просящему правую ногу. Тот дрожащими руками схватил ее и стал покрывать стопу поцелуями.

— Спасибо, — приговаривал он, — спасибо, Богиня… ты самая лучшая…

Ира увидела Игоря. Наверняка, он выделялся из толпы полуголых мужиков своим камуфляжным рыбацким костюмом.

— А, Игорек, — произнесла она, — присоединяйся…

Ей доставляло удовольствие, то, что он видит ее в объятиях стольких мужчин. Он почему-то знал это.

— Ира, — срывающимся голосом сказал он, — я… я заберу тебя… мы уедем из этого… места…

— Уедем? — в ее голосе было искреннее удивление, — Куда?

— Домой…

— Теперь это наш дом. Ты не знал? Отличный сервис и низкие цены. Человечки тебе еще не рассказали? Ты видел маленьких человечков?

— Да.

Игорь не мог пошевелиться, его как будто парализовало. Он только стоял и смотрел на эту безобразную сцену, прелюдию к мерзкой оргии, в центре которой была его жена.

— У меня тем более много дел, — капризно сказала она, — я хочу побить свой собственный рекорд. Тридцать за раз. А потом…

— Ира, — смог выдавить Игорь из себя, — послушай…

— Не сметь перебивать меня! — пронзительно закричала она, ласкающие ее мужчины злобно посмотрели на Игоря. — Я больше не твоя жена, мягкая и послушная! Здесь я могу быть, кем захочу. Теперь я прекрасная Богиня. Меня любят и приносят мне жертвы! Человечки мне все объяснили. Я переродилась после того, как тот урод убил меня. Чертов псих посмел испортить мое прекрасное тело. Он жестоко поплатился за это, мои рабы распяли его на сосне. Я омылась его кровью и слезами деревьев. Лес плачет сладкими слезами, Игорек! Раненые животные — это наши проводники. Они пропускают нас сюда. В это место без времени и без смерти…

Кто-то из мужчин укусил ее за шею. Сильно, до крови. Тонкая красная струйка собралась в ямке между ключицами и побежала вниз, между грудей, к животу. Кто-то еще впился зубами ей в плечо. Она, казалось, не заметила этого. Продолжала говорить что-то про место без смерти и сладкие слезы. Стоящие вокруг мужчины пришли в движение, бросились на нее.

Игорь отвел глаза от безобразной сцены. На подоконнике сидели, свесив ноги, два меленьких человечка. С кукольным и нарисованным лицами. Они, взявшись за руки, неподвижно смотрели на застывшего Игоря, у которого потемнело в глазах. После короткого помешательства Игорь оказался…

 

… в лесу. На небольшой круглой опушке, свободной от деревьев и окруженной сплошной стеной леса. У себя в руках он обнаружил тяжелое охотничье ружье. Двустволку с массивным деревянным прикладом. Возле него стояли еще двое мужчин, тоже вооруженных.

— Смотри, парень, — обратился к Игорю один из них. — Ща пойдут…

С этими словами он поднял свое ружье и прицелился в сторону леса, второй охотник сделал то же самое. Игорь, не отдавая себе отчета в своих действиях, тоже поднял свое оружие. Из леса до его ушей донесся шум. Лай собак и… крики людей.

— Вот они, родимые, — возбужденно сказал один из охотников, — прямо на нас вышли…

Игорь закричал, когда на опушку из леса выбежали пятеро голых людей, подгоняемых лающими собаками, которые время от времени впивались зубами в их окровавленные ноги. Люди истошно вопили и размахивали руками. Еще они издавали другие звуки. Хрюкали и тонко визжали, как дикие свиньи. Игорь заметил, что их лица закрывают смешные детские маски, мультяшные поросячьи морды. К головам бегущих людей были приделаны длинные картонные свиные уши.

Охотники начали стрелять. Первым упал бегущий впереди мужчина. Его голую грудь разорвала крупная дробь. Силой выстрела его опрокинуло на спину. Возле него бежала совсем еще юная девушка, если судить по худой плоской фигуре и длинным, развевающимся вокруг свиной маски черным волосам. Верхняя часть ее головы взорвалась веером кровавых брызг. Ее тело развернулось на сто восемьдесят градусов и рухнуло ничком на лесной мох. Третий человек был ранен в бедро, он споткнулся и пока падал, в горло ему вцепилась подоспевшая собака.

— Стреляй, парень! Что ж ты? — крикнул Игорю ближайший к нему охотник.

Игорь выстрелил. Дробь из его ружья почти в упор разорвала живот бегущего на него мужчины. Тот рухнул на бок и громко захрюкал. Два охотника, бросив на землю ружья, достали из чехлов длинные ножи, окружая с двух сторон последнего оставшегося на ногах человека — толстую голую женщину. Она неуклюже и косолапо переставляла ноги и громко хрюкала, метаясь среди лающих собак, ее огромные обвисшие груди тряслись и хлопали ее по мягкому животу.

— Живьем ее взять! — кричали охотники. — Мясо! Сладкие слезы!..

Человек, в которого выстрелил Игорь, был еще жив. Он так и лежал на боку, зажимая дымящуюся в лесной прохладе рану на животе. Между его трясущихся пальцев толчками сочилась кровь. Игорь подошел к нему, не спуская с него дула двустволки, в котором остался еще один патрон. Он был заворожен картиной бойни, в которой только что поучаствовал. Обступившие опушку деревья, их ветки, кора, листья и иголки сочились прозрачной жидкостью. Игорю хотелось подойти и слизать ее. Наверняка она сладкая на вкус. А потом он найдет Иру и сделает с ней такое…

В этих раздумьях он нажал на спусковой крючок. Голова лежащего на земле человека взорвалась. Мох покрылся красным, трепещущим и дымящимся. Игорь на секунду закрыл глаза и оказался…

 

… в абсолютной черноте. Он не видел ни фигур, ни контуров вокруг себя. Только черный цвет вокруг. Из черноты начали появляться силуэты. Маленькие человечки обступали его со всех сторон. Десятки, все в смешных и нелепых деловых костюмчиках. Парами, взявшись за руки, и поодиночке. Условные «мальчики» с кукольными фарфоровыми лицами и «девочки» — с нарисованными, с торчащими в стороны косичками.

— Кто вы? — спросил Игорь. На удивление спокойно.

ты не… сможЕшь… вы… гОворить нашего и-мени, чЕловек… ты видИшь н-ас так… по друг… ому нельзя… если ты увидИшь нас насто-ящих сой!.. дешь с ума…

Прозвучавший из черноты голос не был человеческим. Вообще казалось, что человеческая речь ему абсолютно чужда. Он резко менял интонации, делал паузы прямо посреди слов, ставил неправильные ударения.

назЫвай нас… пожира… телЯми д-уш мы — ски-тАльцы вне… мИров и врЕ… мен… челове-ческие душИ гниют бЫстрее чем тела… гнИение… вызывает грех… человеки живут здесь в грехах… гнИение душ… можн-о рАстянуть на-долгО…

— Это ад? — спросил Игорь.

В ответ раздался смех. Резкий и лающий.

мы да-леки от… рЕлгиозных! предрас… судков… мы почерпнули… понятие греха у лЮдей…

— Как я сюда попал?

ра… неные животнЫе? слу-жат провод… никами… они прОпускают сюда лЮдей… лось пропУстил вас… значит… вы пОдходите… если! нет… он бы… влЕтел вам в стЕкло… вы бы сю-дА не пОпали…

— Что это за место?

местО вне времени… и смертИ поля пОжи-рателей… мЫ т-ут живем и питаЕмся… гнИением чело-веческ… их душ…

— Что вам нужно от нас?

то… что вы… назы… ваете грехом! то ч-то вы на-зЫваете жесток… остью рАзвратом амора-льностью пр… еступлением от? этого гниют… души… от гниения деревья плачут… мы питаемся… их сле-зами…

— Как вы находите людей?

рек-лама… отл… ичный сервИс… низкие? ц-енЫ… спраш… ивай Еще…

— Что это за скачки во времени? Я постоянно перемещаюсь из одного места в другое.

так н-адо… зде… сь нет времени… мы дел… аем для тЕбя си-туации… больше гниения… большЕ гр.. еха боль-ше сл!.. ез…

— Нас с Ирой будут искать. У нас много друзей.

не… будут… се-кундА там дли… ться тысячелетиями з… десь… неза-бывай ме… стО без вр-емЕни… мо-жешь быть! к… ем хоч… ешь… дел… ать чтохочешь… ты сог… ласен… твОя же-на бог… иня согласна?

Пожиратели обступили его со всех сторон.

 

Он поцеловал в макушку уже проснувшуюся Иру. Ее тело было покрыто липкой пленкой засохшей крови и спермы. Он лежала рядом на грязной кровати. Вокруг на полу распластались несколько голых мужских тел.

— Тебе было хорошо, Игорек? — спросила она.

Он улыбнулся и кивнул.

— Кушать хочешь?

— Да…

— Сейчас.

Она быстро встала. Кровать под ней скрипнула. На ее спине и ягодицах были синяки, царапины, следы зубов и сигаретных ожогов. Она вышла из спальни и стала спускаться вниз, на кухню. Через несколько мгновений Игорь услышал приглушенный крик:

— Пожалуйста, Богиня! — надрывался мужской голос. — Отрежь еще! Я полностью твой! Ох, а! Спасибо, Богиня, ты самая лучшая! Спасибо-спасибо-спасибо!

Игорь в задумчивости почесал голову. На руке не хватало нескольких пальцев, их откусила Ира. Ничего, еще скачок и он будет как новенький. И тогда он с ней отыграется за все. Он посмотрел в окно. За стеклом раскачивались ветви сосен. С них капала влага. Деревья как будто плакали.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)