DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

КУКЛОВОД

Евгений Михайлов, Роман Давыдов: бойцы невидимого фронта ССК

Отбор в антологию «Самая страшная книга» — открытое мероприятие. Авторы присылают рассказы, которые затем отправляются в таргет-группу. Читатели общаются с писателями посредством отзывов, писатели общаются с читателями посредством комментариев. Но за этой простой, в общем-то, системой стоит нелёгкий труд Координаторов — тех, кто сначала проверяет всё присланное на соответствие правилам, а затем следит за процессами чтения и голосования.

Именно этих «бойцов невидимого фронта» DARKER сегодня и вызвал на интервью.

Евгений Михайлов.

Здравствуйте, уважаемые Координаторы! Прежде всего, расскажите, как вы согласились на такое трудоёмкое и ответственное дело. Ваши первые ожидания от этой работы оправдались?

Е. М.: Приветствую. Ох, первый отбор в ССК был так давно, что в деталях, боюсь, его уже и не вспомнить. Как согласился? Полагаю, что очереди из желающих на тот момент просто не было: кто-то в проект не верил и дистанцировался от него, кто-то сам участвовал в отборе и, понятное дело, не мог быть координатором, кто-то был занят другими вопросами проекта... В общем, нужны были свободные руки, и у меня как раз таковые имелись. Оправдались ли ожидания? Сложно сказать. Большей своей частью это всё техническая работа: принял, записал, проверил, скинул в пул, отписался автору. Потом ещё раз. И ещё. И так двести, триста раз подряд... smile Проинструктировали — и вперёд. Впрочем, ожидания всё же не оправдались: по итогу работа координатора отняла куда как больше времени и сил, чем ожидалось вначале. Но это нормально.

Р. Д.: Здравствуйте, уважаемый интервьюер! Рассказывать особо нечего. Меня попросили подменить, а я согласился. После двух проведённых конкурсов ЧД ничего, кроме трудностей, от этой работы я не ждал, так что всё оправдалось.

 

Что самое сложное в работе Координатора ССК? Часто ли вообще приходится сталкиваться с трудностями (технического или психологического характера)?

Е. М.: Самое сложное в работе координатора ССК — это приём и проверка текстов на оригинальность. Рутина, как она есть. Нужно подчистить авторство, проверить текст в проге вроде «антиплагиата» (свериться на предмет «старый, засвеченный» / «новый» рассказ), пометить его в таблице и пр. В одном из отборов ещё пришлось перегонять тексты в разные форматы, чтобы их смогло читать большинство е-ридеров. Всё это отнимает достаточное количество времени, да и сама по себе эта работёнка довольно скучная. Задница отсиживается на раз-два. smile Что есть, то есть. Технических трудностей я не припомню. Разве что пару раз присылали файлы с непонятной кодировкой или со ссылкой на страничку «Вконтакте», которая была закрыта для доступа.

Другое дело — трудности «психологические». Связаны они, в первую очередь, с авторами, которые, кажется, порой просто над тобой издеваются. Выставляют колонтитулы с ФИО и домашним адресом на каждую страницу, украшают текст разнообразными изображениями, виньеточками, гиперссылками; присылают три (два, один) старых рассказа; присылают чёрт-те что, но только не хоррор (например, полубиографические записки своего деда, написанные в духе «хорошо жили мы с дедом, когда отец ещё не родился» — и я не шучу); присылают романы или крохотные записульки, которые не укладываются в лимит знаков. И прочее в этом духе. То ли народ не в силах прочитать правила отбора, то ли еще чего, но регулярно набирается десяток-другой авторов, которые непонятно чем слушают и читают. Это слегка бесит, но опять же, всё это — рабочие моменты. Поворчал и пошёл дальше. В этом ключе схема подачи текстов через сайт ССК видится мне большим шагом вперёд.

Р. Д.: Не могу назвать эту работу очень сложной, но могу назвать нудной и отнимающей много времени. С опытом приходит навык делать подобную работу чуть ли не автоматически, уже просто каждое движение отточено. Ну, и помогают нововведения, облегчающие работу координатора. Например, сделав единственным допустимым форматом txt, организаторы сэкономили координатору чуть ли не две трети времени. К тому же по итогам этого отбора появилась ещё куча идей, как сделать процесс приёма текстов более эргономичным.

Так что технических трудностей особо не встречается. Вот психологические есть, и их много. Начиная с того, что не читающие правила авторы сильно портят настроение. Хотя бы тем, что отнимают время, которого и без того всегда не хватает. Ну и заканчивая тем, что, когда видишь на почте 50 новых писем, пришедших за неполные сутки, то очень велик соблазн, простите, послать всё подальше.

Роман Давыдов.

Находитесь ли вы в контакте с таргет-группой? С авторами? С организаторами проекта? Что обсуждаете?

Е. М.: С таргет-группой обычно в контакте меньше всего. Отправляешь им текст, ставишь галочку и в установленный срок начинаешь их дёргать касательно результатов. Вроде как они в свободной охоте, а ты ждёшь их на аэродроме. Кто-то возвращается, кто-то пропадает без вести. Впрочем, подавляющее большинство из них всё же долетает до самого конца. Вот кто настоящие герои. smile С организатором контактируешь чаще. Все спорные моменты — это к нему. На самом деле, организатор во многом дублирует обязанности координатора: так же ведёт тексты, так же подсчитывает голоса, курирует таргет-группы и пр.

Р. Д.: Да, со всеми перечисленными.

От членов читательской группы приходят разные вопросы об их обязанностях, каких-то тонкостях... иногда уточняют какие-то детали. Вот это и обсуждаем.

С авторами примерно то же самое, только вопросы от них приходят другого плана: уточняют сроки, объёмы присланных работ... узнают, дошло ли их письмо и всё ли правильно оформлено, когда долго нет ответа.

С организаторами контакт самый тесный, и тут уже в роли спрашивающего чаще оказываюсь я. Также совместно разрешаем какие-то спорные ситуации, которые урегулировать только посредством свода правил не удаётся. Ну, и готовлю для руководителей различные списки и сводки.

 

Читаете ли вы сами рассказы, присланные на отбор? И читаете ли вы отзывы на них?

Е. М.: Каюсь, грешен, читал. В первую очередь, читаешь знакомые фамилии. Потом (обычно уже под самый финал) рассказы с хорошими отзывами. Как правило, покупая сборник, ¾ его состава ты уже читал. Самыми лучшими вещами за все три отбора считаю «Гарь» Тихонова, «Африкана» Кабира, «Навсегда» Матюхина.

Р. Д.: Читаю, пока проверяю на «засвет», если зацепит — дочитываю. Но не всегда. Когда под конец отбора письма с рассказами валятся кучей, то тут уже не до этого.

А вот отзывы читаю часто. Но в основном на рассказы знакомых авторов, либо на те тексты, что смогли зацепить, о чём только что рассказал. Но иногда отзывы на некоторые рассказы прямо-таки заставляют ознакомиться с текстом лично.

Евгений Михайлов.

Как происходит приём рассказов? Часто ли приходится отсеивать тексты, не подходящие под технические требования?

Е. М.: В целом, на этот вопрос я уже ответил выше. Технический вопрос — один из главных. Для координатора уж точно. Отсеивать приходится. Как часто? Подобной статистики я не вёл, но, думаю, не чаще 1 к 20. Может, чуть реже.

Р. Д.: Автор заполняет форму на сайте, на почту приходит письмо с рассказами. Я проверяю рассказы на соответствие правилам и, если всё в порядке, оформляю рассказ, вношу его в списки. Параллельно шлю ответы, в которых указываю, принят рассказ или нет.

Кстати, если какое-то несоответствие правилам прямо бросается в глаза, то ответ на него отсылаю сразу же.

Отсеивать рассказы приходится достаточно часто, не любят у нас люди правила читать. То по знакам перебор или недобор слишком большой, то все три рассказа засвеченными оказываются, то только один засвеченный приходит, без двух новых...

 

Как происходит приём отзывов от читателей?

Е. М.: Отзывы уходят прямиком в чертоги Великого и Ужасного Организатора. А дальше Михаил их анонимизирует и публикует на сайте ССК. До нынешнего отбора отзывы публиковались в группе отбора в ВК.

Р. Д.: Сам не знаю. Этим руководитель проекта ведает.

 

Вам самим не хотелось бы влиться в число читателей или же писателей?

Е. М.: Вот в число читателей не хотелось точно. Та еще кочегарка. smile Прочитать такое количество работ тяжело, даже если все их напишут авторы-лауреаты Пулитцера и Брэма Стокера. В случае же, когда в пуле имеется великое число дебютантов, этот труд и вовсе представляется титаническим. Искренне восхищаюсь такими людьми, но... уж лучше вы к нам. smile Поучаствовать самому — вот этого, конечно, хотелось бы. Идеи есть, желание тоже имеется... а вот таланта сноровки сильно меньше. Может, когда-нибудь.

Р. Д.: Были мысли вступить в таргет-группу в прошлом году, но так и не собрался. Всё-таки 300 с лишним рассказов за два месяца — для меня это слишком много. Я медленно читаю. А ещё если и отзывы соберусь писать, то тут меня понесёт... А отзывы писать стал бы, потому что не могу просто сказать «нет», не объяснив и не обосновав.

Ну а чтобы влиться в число писателей, надо что-нибудь написать. А чтобы что-нибудь написать, нужно уметь писать. И вот тут начинаются проблемы.

Роман Давыдов.

Спасибо за беседу, уважаемые Координаторы. Пожелайте что-нибудь читателям DARKER и участникам мероприятия ССК.

Е. М.: Спасибо за спасибо. А читателям Даркера желаем-с здоровья и вдохновения. Пишите и читайте.

Р. Д.: И вам спасибо. Читателям DARKER желаю хорошего разнообразного хоррора в искусстве, желательно, от отечественного производителя. А участникам ССК (организаторам, координаторам, писателям, таргет-группе) — чтобы каждая последующая антология была сильнее предыдущей, била все рекорды, и чтобы проект вышел на такой уровень, что участие в нём будет не только интересным, но и выгодным для всех.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)