ЗВОНОК против ПРОКЛЯТИЯ

Илья Масодов: человек, которого не было

Литература полна мистификациями. Даже именитые авторы порой берут псевдонимы, придумывают своему альтер-эго биографию — и пошло-поехало... Не все подобные опыты удачны, иногда спрятавшегося за псевдонимом раскрывают тут же, едва этот псевдоним придуман.

С Ильёй Масодовым мистификация получилась на все сто! Кого только не записывали с масодовы, да всё мимо!

Недавно DARKER вспоминал первый из романов этого неординарного писателя — теперь пришла пора взглянуть на его творчество более пристально.

Итак, родившийся якобы в 1966 (еще и какого-нибудь 6 июня), школьный учитель математики, зачем-то вдруг перебравшийся в Германию, пишет в общей сложности шесть книг (пять романов, один сборник короткой страшной прозы), выходит в 2004-м году в финал литературной премии «Нацбест» и просто исчезает с авторского небосвода (или из недр контркультурного андеграунда, кому как нравится), а может, и с лица планеты вовсе.

Черная магия? Странная случайность? Страшная задумка издателей? Мы скорее узнаем правду про убийство Кеннеди, чем о настоящем Масодове, авторе и человеке.

Немного легкой вики-истории: на дворе 2001 год (да-да, тот самый), пока мир привыкает/приспосабливается к новой миллениум-дате на календарях, в издательстве «Митин Журнал» появляется небольшая, но чудовищно сильная книжка «Мрак твоих глаз», в которой мертвая девочка Соня, как во сне пробираясь через повседневно-сюрреальную городскую жизнь, стройку, заброшенный завод, безумные деревни, каменный лес и так далее, идет к Черной Москве, чтобы на свой (и всеобщий) страх и риск разбудить Ленина (того, который в Мавзолее)...

Затем из тьмы на свет выходят «Тепло твоих рук» и «Сладость губ твоих нежных», образуя трилогию советского магреализма вперемешку с порнокошмарами. Автор книг — некий Илья Масодов.

Всё. Министерство печати в ужасе и шоке. Читатели, ностальгирующие по детским страшилкам в летних лагерях (да и те, которые никогда в этих лагерях не были), требуют новых доз, новых публикаций.

И они появляются. Масодов пишет «Ключ от бездны» и «Черти». Также выходит «Небесная соль» — сборник его жутких рассказов.

Простые смертные не знают о нем ничего конкретного. Со слов лукавых издателей он — настоящий, у него есть паспорт и прописка, то есть это не коллектив безумных писателей, решивших удивить мир русской мистикой новой волны в эпоху перемен.

Существовало мнение, что Масодов — это Владимир Сорокин (хотя бы частично), тоже в ту пору вызывавший дикую ненависть у одних и дикую любовь/обожание у других. Но зачем, скажите на милость, Владимиру Георгиевичу создавать себе же конкурента, который во многом даже превосходит его самого? Издавал бы эти книги под своей фамилией и получал бы еще больше славы, денег и гневных плевков.

Нет, Масодов — не Сорокин. Масодов — это Масодов. Это почти магическая загадка современной литературы, ставшая реальностью еще в начале тысячелетия.

Его тексты мистичны. Его образы просты и чудовищны. Легко узнаваемые персонажи (вы можете видеть таких едва ли не регулярно) в самой, казалось бы, обыденной среде обитания сталкиваются с абсолютным злом, исключительно черной магией, сила которой позволяет, к примеру, Клаве (главной героине «Чертей») делать из врагов деревянных болванов, в буквальном смысле:

«Первым клохом стал красноармеец Вестмирев. Он весь одеревенел, резко прижав руки к телу, так что штык скребнул по земле, лицо его треснуло и разорвало свою кожу во многих местах...»

...Или летать благодаря платью старухи Рогатовой (местной дворовой ведьмы). С помощью довольно сатанинского обряда Клава и дед Рогатов «приколдовывают» убитому приятелю Петьке собачью голову вместо оторванной человеческой, после чего мальчик оживает этаким советским Анубисом революции. Ужасным Анубисом-каннибалом.

«Цыганская игла, зажатая в мосластых пальцах деда Рогатова, грубо протыкала Петькину шею. Песье рыло скалилось в потолок, из разрубленного собачьего тела шла мертвая кровь...»

Правда, в каких-то моментах магия черная все-таки становится красной. Коммунистической. Ну таков уж Масодов. Он никогда не любил писать про нынешнюю Россию (поэтому его рассказы весьма отличаются от романов, повествующих об ужасах эпохи СССР, смотрящихся, впрочем, весьма современно).

Ему не дает покоя образ Ленина, которого автор наделяет магическими способностями шамана и темного мага. Масодов умело играет с привычными символами советского социализма, демонстрируя их скрытые/сакральные силы. И получается совсем не пошло, а наоборот, колоритно и устрашающе.

В романе «Сладость губ твоих нежных» девочка Катя Котова из простой советской пионерки, перетерпев ряд бед и внезапных драм, превращается в некую разновидность нечисти — Снегурочку, как называют ее бойцы отряда демоноборцев:

«Ее здесь давно нет, но она могла устроить нам смертельную ловушку, очень мало на свете есть существ безжалостнее и опаснее снегурочки. Появлению ее всегда предшествует огромное количество сотворенного зла, она есть мера, посылаемая потусторонними силами, чтобы человек не забылся и на собственном затылке почувствовал ледяное дыхание вечной ночи. Кто позвал ее, того наверняка уже нет на свете, но она не остановится теперь, она будет кружить по земле, сея и сея смерть, пока ее саму не убьешь. Все эти вставшие трупы, упыри да навки — лишь творения ее черной души, да, есть у нее душа, непроницаемая, как колодец в глубину земли».

Так что же во всем этом хорошего? — спросите вы. Чем так нравится читателям странный автор Илья Масодов?

А хотя бы своей красивой магией слов и почти поэтической печалью текста.

«Странное, наверное, это было зрелище: пустынная улица, становящаяся все белей, косо падающий снег, мальчик с собачьей головой, ловящий снежинки, девочка в черном длинном платье, с распущенными волосами, подпрыгивающая с запрокинутым вверх лицом...»

И совершенно не важно, существовал этот человек по-настоящему или нет. Главное, что есть его книги, которые легко найти онлайн и прочесть.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх