ПОЛУНОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Тьма в книгах. Статьи

читать
Обычно, по умолчанию, считается, что в топ должны попасть десять единиц чего-то. Десять спортсменов, десять актеров, десять текстов, в конце концов. Но жанр хоррора идет наперекор устоявшимся правилам (и на нарушении их как раз и строятся многие сюжеты), поэтому в нашем топе будет семь текстов. Эдакая несчастливая семерка. Причем не только для главных героев этих рассказов, но и для всех тех, кому не повезет оказаться в подобной ситуации. Ведь социальный хоррор тем и страшен, что это может произойти с каждым.
читать
Социум. Гигантский муравейник, который не замирает ни на минуту. Если в одном месте кто-то засыпает, то в другом просыпается, если на одном конце света кто-то рождается, то на другом непременно умирает. Что царствует в этом мире? Хаос или порядок? Люди лишь одной профессии способны со всем этим разобраться. Вячеслав Ерлыченков собрал целую семерку темных детективов от мира литературы.
читать
В свое время «Книги крови» стали настоящим культурным (точнее, контркультурным) феноменом и подарили их автору Клайву Баркеру подлинное признание. Рассказы из цикла получились особенно разноплановыми: король сплаттерпанка насытил голодное воображение читателей образами столь же отталкивающими, сколь и притягательными, и выбрать лучшую десятку историй оказалось очень и очень сложно. Но DARKER попытался — и надеемся, вы не останетесь разочарованными.
читать
Даже у именитых мастеров в послужном списке находятся работы, не только малоизвестные, но и кажущиеся для них нехарактерными. Впрочем, это иногда не мешает таким произведениям быть маленькими непризнанными шедеврами. Так, далеко не все знают, что библиография Клайва Баркера, сделавшего себе имя на «Восставшем из ада» и «Книгах крови», включает в себя и другие романы, заслуживающие читательского внимания.
читать
За американским писателем Стивеном Кингом давно закрепилась слава «короля ужасов». Но ассоциировать его имя только с одним жанром – все равно, что сказать, мол, «Битлз» – довольно известная рок-группа. Кинг за годы своей писательской карьеры поднимал темы, которые неоднократно мелькали на страницах произведений классиков американской и мировой литературы. И даже когда он пишет стопроцентный «чистый» хоррор, в первую очередь, создает истории о людях.
читать
Всегда приятно, когда архаичные верования предков не забываются, а иной раз получают второе дыхание в виде художественного эпоса. Произведения о языческих персонажах, как и подобает эпосу, красочны и одновременно трагичны. Айк Варданян — о многогранной пьесе Леси Украинки «Лесная песня», где языком поэзии отражено взаимоотношение природы и культуры, в том числе борьба наступающей цивилизации с девственным лесом.
читать
Однажды ты просыпаешься и понимаешь: что-то вокруг изменилось. Знакомые говорят, будто видели тебя в таких местах, о которых ты не имеешь понятия. Обвиняют в поступках, о которых ты совершенно не помнишь. Время путается, утекает сквозь пальцы, в памяти провалы, в голове шепчутся чужие голоса. Может, ты стал одержимым или сумасшедшим? Одно совершенно ясно: кто-то хозяйничал в твоем теле, пока разум спал. И во сне породил чудовищ... Специально для DARKER Елена Ершова присмотрелась к героям с диагнозом «множественная личность».
читать
Эх, вот раньше жилось, в Союзе-то! И трава была зеленее, и солнце ярче, и муриканцы окаянные еще не испоганили умы молодежи! А водка какой вкусной была, помните? Слаще меда, и крепкая, зараза, что твой кипяток! Хорошее было времечко… Да и чудес хватало, странных, тёмных — от некоторых так и вовсе дрожь пробирает… DARKER отобрал ТОП-6(66) советских городских легенд.
читать
Чтобы вызвать у читателя смех или ужас, писателю надо постараться. Чувство смешного и страшного крайне субъективно; соединить эти две эмоции — задача вдвойне сложная. Наверное, поэтому мастеров черного юмора в литературе очень мало. Но они есть, и их вспоминает Дмитрий Квашнин.
читать
Юмор служил людям всегда. Хорошая шутка помогала весело провести время, разрядить обстановку или улучшить атмосферу. Но далеко не все шутки и уж тем более сатирические произведения писателей одинаково уместны для разных стран, условий, контекстов и предметов юмора. Так и последствия для книг и их авторов могут быть совершенно различными… Евгений Абрамович вспоминает литературные произведения, в которых, шутя, поднимаются неудобные, серьезные и страшные темы.

⇧ Наверх