ФОБИЯ

Существуют имена и прозвища, которые со временем превращаются из собственных в нарицательные. И одно из них, несомненно, Дракула, румынское чудовище. Ведь когда мы пишем «Дракула», то чаще всего имеем в виду классического вампира. Справедливо и обратное, не так ли? Не совсем.

Господарь Влад 

Историческая справка

Для начала немного истории. Влад III Басараб, господарь Валахии (средневекового княжества на территории нынешней Румынии), известный также как Дракула и Цепеш (в переводе на русский – Колосажатель, Протыкатель), знаменит не только тем, что стал прообразом популярного монстра. В частности, на родине его до сих пор считают национальным героем, сделавшим массу полезного для своей страны, а о вампирских фантазиях Стокера вспоминают разве что для того, чтобы повеселить туристов. Реальный Дракула вел активную борьбу за освобождение родного княжества от гнета Османской империи, совершал неоднократные попытки объединить румынские княжества под своими знаменами и стремился, вопреки желанию жадных бояр, восстановить и развить экономику страны.

За пределами Валахии он также прославился еще при жизни. Именно про Влада III было первое беллетристическое произведение на русском языке, написанное в Средние века. В той же Румынии до сих пор поются и перепеваются древние баллады о легендарном господаре, в которых нет ни единого слова о вампирах. Слава о нем шла по всей Европе, что удивительно для правителя сравнительно небольшого княжества на берегу Дуная.

До сих фигура Цепеша вдохновляет творческих людей всех мастей. Ему посвящают песни, о его свершениях пишут книги. И, уж конечно, не обошли вниманием этого человека киноделы: Влад III фигурирует примерно в трехстах картинах. В большинстве фильмов, конечно, речь идет о Дракуле-вампире, но и Дракуле-человеку внимания уделено немало. Именно о воплощениях на экране Влада III Басараба, исторического деятеля, и пойдет речь сегодня.

Господарь Влад 

Цепеш в румынском кино

Начать разговор стоит с картин, снятых на его родине. Кто же, как не соотечественники, сможет создать наиболее правдоподобный образ господаря? Два наиболее известных румынских фильма о Владе Дракуле были сняты при Николае Чаушеску: «Господарь Влад» (в оригинале Vlad Tepes) в 1972 году и «Благородное наследие» – в современном варианте «Мирча. Благородное наследие» (в оригинале Mircea) – в 1989 году. Первый из них повествует о начале правления Влада III в 1456 году, его борьбе с боярством и войне с османами. Второй же заглядывает еще дальше в историю и рассказывает о детстве Дракулы, проведенном бок о бок со своим дедом Мирчей Старым – еще одним легендарным властителем Валахии, едва ли не единственным средневековым господарем, сумевшим объединить румынские княжества для борьбы с чужеземными захватчиками. Фигурирует Влад Дракула и в других румынских лентах, но там его личность не так уж важна, и присутствие господаря чаще всего ограничивается несколькими упоминаниями.

Прежде чем начать разговор о том, каким рисуют Цепеша эти картины, стоит сделать важную ремарку: ни один из этих фильмов нельзя назвать исторически достоверным. В обеих лентах присутствует целый ряд допущений и искажений фактов. К примеру, сюжет «Благородного наследия» можно и вовсе считать фантазией на заданную тему, ведь в реальности Дракула никогда не видел своего деда: тот умер за много лет до рождения Влада. «Господарь Влад» в этом смысле куда достовернее, а для съемок даже был приглашен консультант-историк. Неточности в нем присутствуют, но, тем не менее, положенная в основу сюжета история абсолютна реальна.

Мирча. Благородное наследие 

Вообще говоря, две румынские кинокартины сложно воспринимать отдельно друг от друга. Несмотря даже на то, что «Благородное наследие» было снято гораздо позже «Господаря Влада», эти ленты формируют единый, цельный образ Колосажателя. Итак, каким же видят (или хотят показать) румыны своего господаря?

В их понимании Влад III – это, несомненно, положительный персонаж. Он предстает перед зрителем человеком жестоким, тяжелым в общении, опасным, но справедливым. Дракула умеет проявлять сострадание, но прекрасно понимает, что для правителя в неспокойное время излишняя мягкость губительна. Очень показательна одна из сцен в фильме «Господарь Влад», в которой священник обвиняет Дракулу в том, что тот пользуется для достижения своих целей «булатом злодея», имея в виду его драконовские методы. На что Цепеш отвечает с ухмылкой: «Другого у меня нет». То есть господарь прекрасно понимает, что творит зло, но не видит других способов достигнуть цели.

Румынские картины про Басараба похожи на разговор, состоящий из сплошных оборотов «да, но». Дракула прибил турецким послам тюрбаны к головам? Да, но у него были на то свои причины: турки нанесли ему оскорбление, и он не мог позволить себе проигнорировать это. Дракула собрал бедняков на пир и сжег их вместе со зданием, в котором все происходило? Да, но большая часть этих людей просила подаяние лишь днем, а по ночам промышляла разбоем. Дракула имел нездоровое пристрастие к посажению на кол? Да, но это была обычная для того времени казнь за серьезные преступления, он лишь первым начал подвергать этой процедуре бояр и вообще людей влиятельных и знатных. Дракула… Этот список можно продолжать еще долго.

Господарь Влад 

В целом очень быстро становится ясно, что румынская точка зрения на Влада III – это во многом попытка оправдать исторического персонажа, и его образ схож с образом героя из древних баллад. Не зря в самом начале упоминалось, что эти картины были сняты при Чаушеску. Ныне почившая Социалистическая Республика Румыния формально не являлась частью СССР, но историки легко смогут указать на целый ряд сходств между этими странами, в числе коих, несомненно, будет мощнейшая машина пропаганды. И Влад Дракула стал символом, долженствующим показать, что порядок в стране может быть наведен только решительными людьми, не боящимися жестких мер.

Это вовсе не означает, что реальный Дракула был однозначно плохим (как, впрочем, и однозначно хорошим) человеком, совершенно не похожим на киношного героя. Его поступкам, диким по нынешним меркам, современники действительно могли найти логичное объяснение. В конце концов, тот, кого ненавидят в родном княжестве, едва ли смог бы вернуть себе титул господаря после двенадцатилетнего заключения в тюрьме, да еще и по обвинению в предательстве своих союзников.

Таким образом, фигура, созданная румынскими киноделами, достойна внимания тех, кто хочет иметь представление о том, кем был Влад III Басараб на самом деле. Стоит только мысленно стряхнуть с его образа пропагандистскую шелуху, и перед зрителем появится человек жестокий, гордый, амбициозный. Такой, рядом с которым страшно было бы находиться рядом, но которым можно восхищаться спустя века.

Господарь Влад 

Взгляд с той стороны

Но если в родной Румынии Дракула – герой и символ пропаганды, то с зарубежным взглядом на этого персонажа все не так просто. К нему применима фраза, которую использует героиня романа «Коллекционер» Джона Фаулза: «Все делается массово. Масс-культура. Масс-все-на-свете». Цепеш, изображенный западными режиссерами, – это именно масс-чудовище, масс-тиран, масс-спорная-историческая-личность.

И речь идет вовсе не о бесчисленных лентах, в которых фигурирует или упоминается Дракула-вампир. Даже когда речь заходит о реальных исторических событиях (которые, впрочем, чаще всего безбожно перевираются), режиссеры других стран концентрируют свое внимание, в первую очередь, на личной жизни Влада III и окружавших его мрачных легендах, а не на политической карьере.

Возможно, причина в том, что массовый зритель – то есть не историк, который так или иначе будет знать что-то о румынском правителе, – попросту может не понять, почему именно на этого жестокого средневекового князька стоит обратить внимание. Его зачастую пытаются «очеловечить» и «оправдать», продемонстрировав и преувеличив его семейные трагедии (чаще всего выдуманные), – как, к примеру, в фильме «Князь Дракула» («Dark Prince: The True Story of Dracula») 2003 года или «Влад» («Vlad») 2000-го. И Дракула, железной рукой наводивший порядок в погрязшей в преступности стране, словно по мановению волшебной палочки превращается в совершенно иного персонажа. Он становится Дракулой, потерявшим близких людей. Дракулой, пережившим предательство. Дракулой, вынужденным творить зло. Да даже, в конце концов, Дракулой, вынужденным выбирать между счастьем своего народа и счастливой семейной жизнью! Словом, он становится тем, кому легко и приятно сопереживать. Этот образ вызывает уже не восхищение силой духа, смелостью и решимостью, но порождает мысли о том, во что может превратиться человек под гнетом обстоятельств.

Влад 

Создавая образ «благородного чудовища», монстра поневоле, даже в некоторой степени жертвы, режиссеры и сценаристы все дальше и дальше отходят от исторических хроник. Своего пика эта тенденция достигла в 2014 году, когда на экраны вышла картина «Дракула» (Dracula untold). Это своего рода квинтэссенция всего, что делалось на этом поприще раньше. Тот образ, который должен был рано или поздно появиться, наконец обрел воплощение: не имеющий ничего общего ни с подлинной историей, ни с романом Брэма Стокера. Это уже почти кино о супергерое, сострадательном, склонном к самопожертвованию, болезненно честном и справедливом… И совершенно не похожем на свой исторический прототип. Впрочем, эта ситуация может и измениться в будущем. На ближайшие годы, по слухам, запланирован выход нескольких картин, посвященных валашскому господарю. Как знать, быть может, его образ в мировом кинематографе обретет новые грани благодаря этим лентам?

Ну а пока что, особенно в сравнении с персонажем румынских фильмов, порожденный фантазией иностранцев Влад Цепеш выглядит несмешной карикатурой на самого себя. Стремясь угодить зрителю (массовому зрителю), ему перекраивают внешность, добавляют в его биографию, и без того полную потрясений и крутых поворотов, совсем не средневековые проблемы… Да и окружение такого Дракулы не впечатляет: очень уж «клюквенной» выглядит в этих картинах Румыния, слишком похож на наших современников главный герой.

Дракула 

* * *

Однако сказать, что все повествующие о Дракуле фильмы однозначно плохи, нельзя. Это вовсе не так, и их  – порой весьма высокий – рейтинг может служить тому красноречивым подтверждением. Просто перед просмотром следует напомнить себе, что речь в этих лентах идет не совсем о реальном человеке, а скорее о том, каким он мог бы быть.

Реальный Влад III Басараб, господарь Валахии, конечно же, не был вампиром. Не был он и бессмертным, как думали многие его враги. В 1476 году он умер, что несомненно, хотя ученые так и не смогли с точностью назвать ни место его захоронения, ни даже причину смерти. Но даже одно то, что человек, живший сотни лет назад, смог вдохновить огромное количество творческих людей, поражает.

Дракула не смог оставить после себя объединенную Румынию, как мечтал. Не смог он и освободить Валахию от османов. Но даже не достигнув своих целей как правитель, он сумел оставить грядущим поколениям нечто иное. Цепеш, каким бы человеком он ни был в реальности, подарил нам один из самых интересных, спорных и противоречивых образов в мировой истории и культуре: образ героя и тирана, монстра и мудреца, дерзкого воителя и прозорливого политика.

Господарь Влад 

Оставьте комментарий!

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

(обязательно)

⇧ Наверх