DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Некроромантизм «Святой Греты», или Прозрачные намеки на прекрасно видимые глазу обстоятельства

Святая Грета (повесть)

Автор: Ольга Славнейшева

Жанр: антиутопия, киберпанк

Издательство: Mushroom Elves Press

Год издания: 2006

Похожие произведения:

  • вселенная Warhammer 40 000
  • Мир есть град, в котором от церкви отлучают еретиков.

    Мир есть град, в котором от церкви отлучают людей неразумных.

    Мир есть град, в котором от церкви отлучают людей непокорных.

    Мир есть град, в котором от церкви отлучают людей непорочных…

    Мир есть град, в котором от церкви отлучают людей, не отступающих от истинной веры Христовой.

    «Новгородская псалтирь», начало XI в.

    Если кому-нибудь захочется под Рождество написать соответствующий тематический обзор на какое-нибудь произведение, находящееся в круге интересов DARKER, едва ли повести Ольги Славнейшевой придут ему в голову первыми. Известно об этом авторе не так много, и среди этого немногого — дата рождения, указанная на Самиздате: 1974 год (упоминаем его не просто так — чуть позже эта дата может нам пригодиться). Однако того, что мы знаем о писательнице, вполне достаточно, чтобы не ожидать от нее рассуждений о божественном и духовном: даже если не учитывать бывшее членство Славнейшевой в небезызвестных «Грибных эльфах», содержание ее первой повести, «Нет прощения!», вполне исчерпывалось присказкой «секс, наркотики, рок’н’ролл».

    И тем не менее заглавная героиня «Святой Греты» — прекрасное и не вполне типичное для жанра изобретение автора: подростковая кровожадность и вспыльчивость уживаются в ней с истовой, почти болезненной набожностью и весьма чуткой совестью. На протяжении повести она не раз рискнет жизнью и здоровьем ради Иесуса (sic), и хотя Грете предстоит совершить несколько ужасных открытий и радикально пересмотреть свое мировоззрение, ее вера никогда не изображается как ошибка, заблуждение или безумие, что интересно уже само по себе, а учитывая природу этих открытий — тем более.

    Итак, перечитаем в честь грядущего праздника «Святую Грету» Ольги Славнейшевой, бесплатно выложенную во всеобщий доступ двенадцать лет назад и почти не замеченную, — и посмотрим, что же все-таки хотел сказать автор.

    Несмотряя на небольшой объем произведения, в «Святой Грете» происходит немало событий. Повествование сосредоточено на девочке-подростке Грете, ее кровном брате Клайсе и нескольких его друзьях, живущих в неопределенном будущем на территории государства, находящегося под властью Инквизиции (чтобы сохранить часть интриги, не будем распространяться о подробностях их вероучения и методов, но заметим лишь, что вынесенное в шапку сравнение со вселенной «Вархаммера 40 000» не случайно). Не совсем ясно, какую территорию занимает это государство, но, судя по именам действующих лиц и некоторым названиям (например, «крейсер Латгалия»), оно включает в себя некоторые земли, ныне принадлежащие России, Прибалтике, Северной, Западной и Восточной Европе. Несмотря на то, что Инквизиция активно ведет военные действия в космосе (а судя по некоторым моментам, она их действительно ведет, а не только сообщает об этом в СМИ), быт обычных землян, в том числе Греты, застрял где-то на уровне 70-80-х годов прошлого века. Грета живет нормальной для своего общества подростковой жизнью — ходит в школу, ссорится с родителями, влюбляется, наблюдает за публичными сожжениями еретиков и ведьм и участвует в войне двух подростковых банд (повторяющей войну на небесах, то есть в космосе), используя против «врагов» свои сверхспособности.

    На протяжении повествования ей предстоит раскрыть правительственный заговор, найти новую любовь, получить несколько психологических травм и… уйти из мира живых. Буквально — то, что происходит в конце, немного сложнее суицида, но, по сути, это именно он и есть. Мысль о зле, поработившем весь мир, повторяется на протяжении всего текста, как мантра:

    «— Помнишь, Алдыбей говорил про остров, на котором стоит Хрустальный Дворец? — Ее дыхание обжигало. — Это все сказки. Такого острова в нашем мире нет. Для него просто не осталось места... Здесь везде одно и тоже... Стоит мне закрыть глаза — и я вижу Зло... Стоит мне их открыть — и я вижу все то же Зло... И я не знаю, что мне делать!..»

    И здесь самое время задуматься о вечном вопросе — что действительно хотел сказать автор. С одной стороны, Зло, охватившее мир, в повести представлено очень механистичным и индустриальным (возможно, это наследие экотерроризма «Грибных Эльфов»?):

    «Когда-то, давным-давно, никакого Полигона не было, а были зеленые нивы и колосящиеся поля… А потом пришло зло. Грета знала, что по ночам все железо Полигона выкапывается из мерзлой земли и сползается в одно место, где собирается, как конструктор, в железного тиранозавра. И идет гулять, с лязгом, грохотом и воем. Именно этот тиранозавр и сожрал белую церквушку с веселыми куполами. Сожрал, как пирожное, оставив лишь фундамент».

    С другой стороны, по ходу повествования Дракон начинает ассоциироваться не столько с техникой, сколько с войной:

    «Когда-то здесь были поля, — тихо говорила Грета. — Здесь, на нашем Полигоне. И текла синяя река. Не было военных, не было техов, не было ракет, не было следов от танковых траков... А был добрый Бог, который за всем здесь присматривал. Но потом пришло Зло. Я знаю, я видела его. Ночью, когда туман, оно принимает свои истинные очертания, и тогда каждый, кто рискнет войти в туман и пройти по закрытой дороге, увидит, что это — боевой дракон».

    К тому же зло в мире Греты пробирается в такие области, которые списать на власть технологий куда сложнее. У Греты целых две любовные линии, но одна из них служит средством к побегу из мира живых, а другая — катализатором. Первую назвать здоровой трудно, вторую — еще труднее. Все это ужасно напоминает не столько даже христианство, сколько гностицизм с его ненавистью к полу, плоти и материи (и природе, кстати говоря, тоже). Вполне разумное решение — приписать гностическое мировоззрение героине истории, где футуристическая христианская церковь охотится за еретиками.

    Итак, мы выяснили, что дети в нашей истории сбегают от мира — но что это за мир? На протяжении всего текста разбросаны забавные анекдоты, очень сильно напоминающие те, что рассказывали автору данной статьи родственники, родившиеся всего-то десятилетием раньше Славнейшевой — тут вам и карательная стоматология, и всеобщий дефицит, и школьник, готовый на все ради импортной ручки «с той стороны», на которой есть надпись с «иностранными буквами»:

    «Бог наказал его за чревоугодие, — пояснил Пол. — И теперь он совершенно не может есть. А к зубному идти — боится.

    — А кто не боится? — огрызнулся Бонга. — Вон, у нас парни во дворе рассказывали... У Ганса заболели зубы, его потащили к врачу. А там стоит ржавая бормашина, еще до Второго Пришествия сделанная... Ганс сел в кресло, а его пристегнули за руки и за ноги, чтобы не дергался, а в рот засунули распорку, чтобы не закрывал... И час сверлили зубы без наркоза, так, что у него до сих пор щека дергается!.. А потом оказалось, что вылечили не тот зуб!.. — На глаза Бонги навернулись слезы. — И ты хочешь, чтобы меня так же?.. Да?..

    (…)

    — Я слышал, что в Конфедерации, — продолжал он, — всем делают наркоз. А в больницах для богатых бормашин нет вообще!

    — Но мы-то живем не в Конфедерации, — совершенно справедливо заметил Пол. — И бормашины у нас есть! А что касается наркоза, так у нас в спецбольницах тоже лечат зубы под наркозом. И вообще, медицина в Содружестве — на высоте. Просто таким, как ты, Бонга, у нас в стране зубы под наркозом не лечат!»

    «— Алдыбей, — снисходительно улыбнулся Пол, возвращая велосипед в прежнее положение и залезая на паперть. — Хочешь заработать неоновую ручку? Кстати, чернила светятся в темноте!

    — И что я должен буду сделать? — захлопал глазами Алдыбей.

    — Залезь наверх, на решетку, и прокукарекай. Трижды!»

    Мальчик Пол принадлежит к техам — киборгам (они же будущая «раса господ»). Таким образом, получается, что Пол — сверхчеловек сразу по двум параметрам: с одной стороны, он устроен иначе, чем люди, и у него есть сверхспособности, а с другой стороны — у него есть доступ к импортным ручкам и банкетам, устраиваемым для военных. Невольно возникает вопрос: а надо ли вообще выводить «расу господ» специально, если есть спецраспределители (или их аналоги)?

    «Святая Грета» вышла в 2006 году. Как-то она будет читаться в наши дни, когда сообщения о размежевании православных церквей соседствуют с новостями о последних успехах Илона Маска и генной инженерии?

    Надеемся, что с большим интересом.

    Комментариев: 0 RSS

    Оставьте комментарий!
    • Анон
    • Юзер

    Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

    Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

    (обязательно)