DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Ритуал в музыке или музыка в ритуале

Исполнитель: Minsk

Название альбома: The Crash & The Draw

Жанр: psychedelic metal/post-metal 

Издатель: Relapse Records

Дата выхода: 07 апреля 2015 г.

 
Minsk - The Crash & The Draw
 

Minsk. Команда с экзотическим для США и немного неуместным для СНГ названием, происходящая из небольшого городка Пеория в штате Иллинойс, примерно в трехстах километрах от Чикаго. Группа появилась еще в начале двухтысячных на волне растущей популярности нового музыкального стиля, который тогда еще и не определились, как называть – не то пост-металлом, не то авангард- или атмосферик-металлом. В наших широтах его вообще обозвали арт-кором, хотя такое определение, несмотря на его точность, на западе не применялось. Оный стиль, довольно долго просуществовавший в глубоком андеграунде и известный в девяностые благодаря преимущественно монстрам из Neurosis и Godflesh, на переломе тысячелетий привлек, наконец, должное внимание – не только слушателей, но и исполнителей. Появилась целая когорта мощных проектов, среди которых такие монстры, как ISIS, The Ocean Collective, Cult of Luna и Pelican.

Пост-металлисты из Иллинойса в таком могучем потоке сперва практически не выделились. Их дебютный альбом, выпущенный небольшим лейблом, был не столько хорош, сколько своевременен – удачно поймав волну интереса к молодому стилю. Критиками он был замечен и даже отмечен в качестве свежего, сильного дебюта. По сути, это стало пропуском группы в мир «настоящего металла». С Minsk подписали контракт великие и ужасные Relapse. Выпущенный спустя два года второй полноформатник, впрочем, был принят не так благоприятно – во многом потому, что по сути своей мало отличался от дебюта, старательно выражая те же музыкальные идеи, правда в куда лучшем звучании и в более взрослых композиционных решениях. Выпустив третий альбом ровно в том же ключе, заодно сделав в плане саунда сильный и заметный кивок в сторону знакового для пост-металлистов «Through Silver in Blood» великих Neurosis, группа погрузилась в студийное молчание, которое продлилось, ни много, ни мало, шесть лет.

   И вот, когда многие уже поставили на проекте крест, представляя его угасание вместе с угасанием моды на пост-метал, Minsk неожиданно вышли с новым номерным релизом, причем не простым, а двухдисковым. Надо сказать, музыкальные полотна команды никогда не отличались краткостью и редко какой альбом звучал меньше часа, так что двухплитник общим временем 75 минут выглядел массивно, но не для Minsk, от которых (особенно после такой паузы) не наивно было бы ждать даже двухчасового полотна.

И что же мы получили в новом релизе? На самом деле, примерно тоже, что и в предыдущих. Это несомненно Minsk, но вместе с тем, сказать, что пластинка стала примером самокопирования было бы глупо и неправильно.  Не знаю, что делали музыканты прошедшие шесть лет, но результат говорит, что явно не баклуши били.

Это удивительное искусство – изменяться и развиваться и при этом остаться верными курсу, взятому с самого начала. Minsk рисует перед слушателями полотно, которое в какой-то момент трудно становится назвать музыкой в привычном смысле этого слова. Основу группы составляет творческий дуэт Кристофера Беннета, отвечающего за вокал и гитарные дела и Тимоти Мида, синтезаторщика. Остальные музыканты, хоть и новые для коллектива люди, вписывают свои партии в палитру очень грамотно, умудряясь не остаться на заднем плане. Аранжировки великолепны и многогранны, ни на секунду не давая звучанию стать монотонным и однообразным (что для пост-металла редкость). Мощнейшее отличие от предыдущих альбомов группы – приглашенный вокалист Скот Эванс, чьи партии, хоть и были записаны отдельно на уже готовый материал, звучат не простым дополнением, а подготовленным и органичным вплетением, дополняя и перекрывая партии Беннета.

 В итоге, слушатели получают результат, сравнимый по силе воздействия, пожалуй, только с лебединой песней «Wavering Radiant» от незабвенных ISIS. Композиции настолько же переменчивы, насколько и органичны и последовательны в этих переменах. При первых прослушиваниях, погружаясь в звучание отследить все хитросплетения изменений в динамике, темпе и характере звучания просто невозможно – этот поток подхватывает и уносит, обещая трип даже без нужного химического ускорителя.

Структура альбома в строгой своей подчиненности некому скрытому порядку напоминает скорее оккультную церемонию, проводимую по древним ритуальным свиткам. Но здесь нет места герметической строгости, выверенной до абсолютной сухости движений и слов. Течение церемонии скорее напоминает шаманско-тантрические ритуалы тибетских монахов, где мистическая глубина буддизма густо замешана на природной магии этого аскетичного и сурового края. Здесь холодная отрешенность многократно повторяемых мантр в любой момент, подчиняясь неким духовным токам, способна смениться экстатическим камланием, полным эмоций, неподвластных обычному выражению.

Прозрачная воздушность пост-роковых акустических гитар постепенно обрастает рваным пульсом дисторшированного баса, сопровождаемого грохотом бочек и томов, чтобы в итоге погрузиться в густую смолу вязких гитарных риффов, низких и монолитных, над которыми в слепом остервении выкрикивает свои воззвания и пророчества сорванный голос. Темп и ритм изменяются, словно биения единого живого организма, то стремительно, судорожно ускоряясь, то замедляясь, обратившись в нитевидную линию пульса клинической смерти.

Центральной частью альбома является тетраптих Onward Procession, каждая часть из которого – свой последовательный элемент некого мистического путешествия, совершаемого колдовским путем к трансцедентальной цели.  Каждая часть короче привычных для Minsk десяти-пятнадцатиминутных звуковых ландшафтов, но стоит понимать, что ни одна из частей не является самостоятельной. Они перетекают одна в другую, одновременно способные образовать кольцо Уробороса, ибо каждая содержит связи и сцепки с остальными. От начала напряжение неуклонно возрастает, обращая к неведомым силам все более настойчивые призывы и преодолевая все большие спиритические препоны. К середине второй части напряжение становится невыносимым, различные фрагменты сменяют друг друга с калейдоскопической быстротой, появляясь и исчезая, словно щепки в мутном водовороте, пока, наконец, не происходит надлом, обрывая и замедляя темп, заменяя инструментальное звучание шумовым, из которого, тревожная и минималистичная, вырастает новая часть, пространная и опустошенная, сотканная из чистых голосов, мужских и женских, потусторонних и отрешенных, и столь же потусторонних звуков на фоне пульсирующего, трансового ритма. Четвертая часть, символизируя возвращение, звучит робкой, ветлой надеждой, сотканной из чистого, объемного хора, который сменяется новым экзальтированным взрывом, символом цикличного возвращения и новой борьбы, в которой не может быть полной победы и окончательного поражения.

Бессмысленно пытаться отыскать расшифровку смысловых посылов в текстах песен – они, все как один, туманны  и наполнены вихрящимися, размытыми образами, которые возникают в измененном сознании при соприкосновении с тайным. Слова здесь скорее оболочка, неудобная и изношенная, неспособная передать внутреннего содержания, не подходящая для того, что попытались в них вложить. Иногда  кажется, что смысл всплывает на поверхность и форма согласуется с сутью, повествуя о цикличности и тщете, но это впечатление редко и мимолетно.

Второй диск не менее прекрасен. В Conjunction – это эфириальные полеты, лишенные выраженной ритмики и мелодии, сотканные из чистого полифинического звучания, где каждая отдельная дорожка не значит ничего сама по себе, но является неотъемлемой составляющей целого. The Way is Through обрамляет это звучание ритмом и антифонным дуэтом чистых голосов, постепенно приближающихся к величественному крещендо, сохраняя при этом практически пост-роковую чистоту и прозрачность, которая, перейдя очередной пик, снова провалится в густой ил сладжевого звучания, прерывистого и надрывного, играющего на нечетных ритмах и неполных тактах.

Горловое пение и ритуальные барабаны в погребальном камлании быстротечной связки To You There Is No End, словно наполненном отзвуками мира мертвых, создают напряженную тревогу, которая выплескивается в иномировом путешествии To the Garish Remembrance of Failure, которое, словно гаснущий на излете трипа мозг звучит шумами и диссонансами, оканчиваясь вещанием обезображенного электроникой голоса, смысл слов которого тонет в шуме и искажениях.

Завершает альбом When The Walls Fell – полотно-реквием, напитанное неизбывной тоской и фатализмом. В какой-то момент звучание словно обретает ясность, как сознание умирающего, очищающееся от лишней и бессмысленной шелухи, но затем вновь проваливается в горячечное метание, в конце неизбежно срываясь с края в темную, бездонную пропасть.

 

Новая работа Minsk несомненно самая сильная и глубокая из всех пока сделанных. Верность группы своим принципам, ее способность работать над их развитием и эволюцией, колоссальный труд, вложенный в запись – все это дало свои плоды, сделав the Crash & The Draw действительно сильной вещью, уверенно вышедшей за рамки стиля, которым группа была раньше ограничена. Психоделический метал – самоопределение стиля Minsk впервые получило столь однозначное и уверенное подтверждение.

 
 
 

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)