Артуру сразу не понравился астероид. Несимметричный, покрытый бурыми пятнами, словно ржавчиной изъеденный. А еще эта пропасть по центру, которая, в отличие от самого астероида, была почти идеально круглой, километра три в диаметре. Порода по краям неровная, с острыми выпирающими осколками, будто в астероид что-то вгрызалось. Вворачивалось постепенно все глубже и глубже, а теперь сидит там, во тьме. И ждет их. Артур чертыхнулся и помотал головой, отгоняя дурацкие мысли. Десять тысяч на дороге не валяются. Как ни крути, надо лететь. Он нажал на кнопку коммуникатора, динамики сначала издали громкий шквал помех, но вскоре аппаратура настроилась, и Артур услышал голос Сандерса.

 — Ястреб слушает.

Артур вздохнул.

— Вит, давай без дурацких кличек. У нас закрытый канал, можно говорить свободно. Ты мерил глубину этой дыры?

Смех Сандерса слился с шипением помех.

— Дыра! Скажешь еще, Семенов. А у нас тут кратер. Да, странный какой-то, отмечу, но все-таки кратер. Порода по краям губчатая, силикатная. Дальше все звенит от металла. По глубине ничего сказать не могу, сигнал не возвращается.

— Ладно, я иду. Жди.

Артур еще раз поглядел на пропасть, над которой завис блестящий капсульный модуль Сандерса. Внутри точно такого же находился и сам Артур. Компактность и отличная управляемость модуля делали его идеальным для полетов в поясе астероидов. Правда, платить за это приходилось малой скоростью и ограниченностью ресурса. За относительно небольшие размеры продолговатый обтекаемый модуль прозвали жучком, сходство добавляли две мачты с камерами и антеннами по левому и правому бортам и четыре удлиненных сопла рулевиков. А если расправить обе солнечные батареи для подзарядки, то казалось, что жучок раскрыл крылья. Правда, в поясе эту функцию редко использовали из-за кишащих здесь метеоритов.

Артур дал команду ИИ жучка. Тот мгновенно просканировал пространство и выбрал оптимальный путь среди астероидов. Вскоре жучок, искусно лавируя, направился к Гнилушке. Так Артур про себя называл неприятный астероид. Артур с помощью нейродатчиков иногда корректировал движение модуля. Автоматика давно показала себя не с лучшей стороны в поясах астероидов, и без вмешательства человека обходились редко.  

Связь вновь ожила.

— Грифон, ты на месте? — Голос Ольги звучал отчетливо и чисто, но с каким-то металлическим оттенком.

Артура передернуло. Терпеть он не мог эти позывные.

— Почти, База. Через пять минут фиксируюсь, и проводим замеры. Ястреб уже там.

— Я в курсе. — Ее голос на несколько секунд утонул среди помех, а затем снова вернулся. — Есть новые указания. Ястреб должен спуститься во впадину. Ты его прикрываешь. Как понял?

У Артура даже дыхание перехватило. Жучок в это время совершил очередной маневр, звезды поплыли перед глазами, вызывая тошноту. И вскоре их место заняла Гнилушка. Во всей красе. Края дыры вблизи отдавали зеленым цветом, а темнота внутри, как оказалось, не была полной. Что-то посверкивало, блестело. Какой-то еле заметный абрис, за который глаз толком не мог зацепиться. Жучок крутанулся еще раз, выравниваясь, и Артур почувствовал тошноту.

— Как понял? — повторила Ольга.

Артур не выдержал. После услышанного ему стало плевать на протокол.

— Слушай, Оль, что за фигня? Мы на такое не подписывались! Не полезем мы туда, и пофиг мне на эти деньги, понятно?!

В динамиках зашипело.

— Шшшшшшшшш… так не считает…  шшш… зззз… увеличивается.

— Что? Повтори. Ничего не понятно. — Артур все еще боролся с тошнотой. Жучок наконец-то выровнялся и теперь висел над Гнилушкой.

— Шшшшш мы… за… Вересом… шшшш…Окно уш… вори… с Ястреб… шшш… он согла… до свя…

— Черт! — Пальцы Артура вновь забегали по кнопкам. На мониторе возникла небритая физиономия Сандерса. Теперь он рядом, и доступна стабильная видеосвязь.

— Слушай, Вит. База ушла за Верес. Связи с ними пока нет. Ольга мне втирала про то, что ты согласился на очень хреновый поступок. Надеюсь, я ослышался?

Сандерс улыбнулся. В его уставших глазах сверкнули искорки азарта. Не нравился Артуру такой Вит. Они уже семь лет рука об руку. Занимались дальней разведкой. Чего только не навидались. За это время Артур уяснил одно: появился азарт, почувствовал жажду наживы — жди беды. Космос — это не казино, здесь легких денег не бывает. А проигравшего чаще всего даже не хоронят за неимением тела.

— Артур, подыши в пакет. Что за паника? — Вит улыбнулся. — Мы с тобой разве в кратерах не бывали? Мы…

Артур перебил его.

— Всего два раза! Два раза, дьявол тебя дери. И ты отлично помнишь, как нас на Юте завалило. Зачем? Ты объясни, чертов Сандерс! Зачем туда лезть в жучках? Мы разве без этого данные не соберем?

— Дело не в данных. — Вит был невозмутим. — Они просят провести глубинную разведку. Сумму увеличили в десять раз. Даже не торгуясь. Извини, Артур, не могу я такой шанс упустить. С такими бабками можно начать свое дело и не бегать на побегушках у корпораций. Так что, если съезжаешь, я один пойду. — Он несколько секунд помолчал, разглядывая что-то на панели управления. — Да я все равно один спускаюсь, ты прикрываешь. Ну, решай уже.

 Они молчали почти минуту. Пальцы Артура лихорадочно забегали по клавиатуре. Изображение Гнилушки на мониторе покрылось координатной сеткой, расцвело геомаркерами. Вот гора, вытянутая по горизонтали, покатая, похожая на спину ящера. Максимальная высота пять тысяч четыреста метров. Рядом раскинулось огромное плоское плато, почти идеально ровное, не посеченное следами от метеоритов. Плато окрашено в неприятный бурый цвет. Теперь, вблизи, этот цвет делал его похожим не на ржавчину, а на запекшуюся кровь. Посреди плато красовалась чертова пропасть. Глубина действительно не отслеживалась. А еще Артуру не понравились края этой пропасти. Не было характерного для кратеров насыпа, а контур дыры, хоть и не совсем ровный, погрызенный, все равно подозрительно походил на симметричный круг. И еще эта странная зелень по краям. Не нравилась ему она.

Вспышек в глубине пропасти Артур больше не увидел и очень надеялся, что они ему просто померещились. Не хватало еще этих мерзких накопителей, как там, на Юте. Такие наэлектризуются от поля звезды, а затем бьют статикой по ближайшим объектам. Артур никогда не забудет, как вытаскивал из кратера полностью ослепший и обездвиженный жучок Сандерса. Во время удара одной из молний аппарат, как назло, зацепился антенной за грунт и пропустил разряд через себя. А потом его еще и камнями завалило. Жучок потеряли, а Сандерс чудом выжил, перелез в модуль Артура. После Юты Артур зарекся нырять в кратеры.

— Вит, это безумие. Мы даже глубины не знаем. Этот кратер… он вообще на кратер не похож, я же говорил.

Глаза Сандерса снова блеснули нетерпением.

— Через два часа кратер перейдет на ночную сторону, и здесь станет темно как у черта в заднице, что явно не облегчит нам работу. У нас нет времени на препирательства. Да, мы не знаем многого, заказчик тоже не знает. Ну вот и надо выяснить. Мы же разведчики!

— Хорошо. — Артур почти сдался. — Скажи только, что они там ищут? Что-то хотят достать?

 — Только спуститься и сделать видеозапись. Ну, ты со мной или нет?

Артур нахмурился. Странно все это. Корабль, на котором они сейчас работали, принадлежал Unicorn Group. Мутная компания, вроде подразделение чего-то большего, но чего именно, Артур не знал. Лишним вопросам на корабле не радовались, зато платили неплохо. Поэтому они с Витом и предпочитали помалкивать. Только вот два предыдущих задания выглядели пристрелочными, что ли. Их попросили обследовать парочку астероидов. Один был хоть и металлический, но хорошо попорченный пиратами или нелегалами. Второй — вообще какая-то фигня B-типа, сплошные силикаты. Артур еще тогда удивился тому, что они нарезают круги над бесполезным булыжником, а им за это платят. Вит не выдержал и попытался разузнать подробности у Ольги Абрамовой. Та числилась на корабле в таинственной должности шефа-координатора, по сути же являлась командиром экспедиции. Ольга отделалась общими фразами. Ничего толком не пояснила. Мол, нужно было компании проверить эти два долбаных камня, и точка. А зачем — не ее дело, и не Сандерса тем более. Больше вопросов Вит не задавал, Артур тоже.

А теперь Гнилушка. Самым загадочным казалось то, что на брифинге даже слова не сказали о необходимости в кратер лезть. Судя по заданию — все как обычно, несколько кругов по орбите, замеры магнитного поля, геосъемка и прочая стандартная хрень.

— Ты что, уснул там? — В голосе Сандерса слышались нотки раздражения. — Сто кусков, Артур. Сто кусков за обычный безобидный кратер.

 — Ладно, уговорил ты меня, хоть и не нравится мне все это дерьмо. — Артур вздохнул. — Только, Вит, будь осторожен. Спускайся, снимай — и сразу наверх.

— Да ладно, в первый раз, что ли? Поехали!

 

***

Жучок Сандерса блестел, отражая свет Аллаиды, которая пока жарила вовсю. Но бок Гнилушки медленно поворачивался, перемещаясь на ночную сторону. Артур нервничал, хотелось закончить работу как можно быстрее и до темноты, а он из-за своих сомнений только помешал этому.

— Я на месте, начинаю спуск. Действуем как обычно, аудиосвязь в постоянном режиме. Видео — пакетами. — Голос Сандерса звучал спокойно, но Артур знал, что Вит волнуется. А еще Артур чувствовал легкий стыд за то, что не он спускается в кратер. Сандерс сразу взял инициативу на себя, хотя в такой ситуации компаньоны частенько тянут жребий.

— Вит, если связь пропадет, возвращайся сразу. Держись подальше от стенок.

— Слушаюсь, мамочка.

Рулевые сопла жучка засветились, и аппарат начал опускаться вниз. Он шел ровно, компьютер следил за тем, чтобы положение модуля оставалось горизонтальным относительно плоскости Гнилушки. Вспыхнули прожекторы, освещая ярким белым светом изъеденные края дыры. Расстояние до восточной стенки кратера держалось на уровне не меньше двухсот метров. Артур жадно всматривался в странный зеленоватый грунт, пытаясь разглядеть хоть что-то подозрительное. Вскоре жучок Сандерса полностью скрылся в кратере и выдавал свое присутствие там только пятнами света. Жучок Артура завис над ним и держался неподвижно относительно Гнилушки. 

— Упс, а стены-то ровные, прикинь, Артур! Будто их вылизал кто-то. Однако! Такое я раньше не встречал.

Артур увеличил зум, он пока мог все видеть самостоятельно, полагаясь только на свет, испускаемый жучком Сандерса. Немного мешала яркая Аллаида, но металлические отблески стен кратера сразу бросались в глаза. Создавалось впечатление, что астероид поймал неимоверно мощный лучевой удар, который переплавил грунт внутри, превратив его в ровную блестящую поверхность. Артур перевел взгляд на параметры, которые передавал Сандерс. Скорость пятьдесят семь метров в секунду. Вроде нормально. Температура резко упала: если на поверхности Аллаида жарила на все триста по Цельсию, то в кратере температура снизилась до минус ста двадцати.

— Вит, дно так и не прослушивается. Будь осторожен, лучше снизь скорость до тридцати.

Сандерс не ответил.

— Вит, ты меня слышишь? — Артур накрутил зум до предела, но увидел только несколько ярких отсветов луча прожектора. Сандерс спустился уже почти на девять километров.

  — Черт, — голос Вита звучал приглушенно, — тут хрень какая-то, парень. Так, я торможу.

— Ты видишь дно?

— Может, и дно, но не простое. Какой-то объект. Вроде зеркала. Лови видео.

Артур жадно всмотрелся в экран. Сначала он не понял, что происходит. Яркий свет бил в глаза, превратившись на мониторе в размазанное пятно. Затем свет ослаб, и Артур увидел жучок, который приближался, постепенно заполняя собой весь экран, но вскоре замедлился и вроде остановился. Параметры в углу монитора действительно показывали нулевую скорость.

— Видел? — вновь ожил радиоканал. — Это мое отраж…

Голос Сандерса утонул в помехах.

— Вит, не вздумай к нему приближаться. Срочно поднимайся.

— Конечно, даже не помышляю. Доложи Базе.

Артур нервно погладил подбородок. Пора завязывать. Они хотели увидеть то, что внутри Гнилушки. Пожалуйста, теперь все данные получены. Пусть изучают.

— К хренам собачим Базу, Вит. Поднимайся!

— Грифон, ты не прав. — Голос Ольги, громкий и резкий, с металлическими нотками, буквально взорвал эфир. — Мы не выплатим вам ни копейки, пока Ястреб не достигнет дна впадины и не соберет данные. Ястреб, ты слышишь? Возвращение только после моей команды.

Артур удивился: как она вклинилась? Сама нажала на прием? А самое главное — их шифрованный канал, похоже, все время прослушивали.

— Какого черта, База?! Мало того, что подслушиваете, еще и заставляете лезть через долбаную аномалию. Вы на брифинге нам ничего не объясняли. Почему меняете задание на ходу?

— Нет времени на разговоры. Ястреб, продолжайте спуск. У меня все. До связи.

 — Вит, ты слышал эту суку? — Артур пытался отыскать на радаре корабль корпорации. «Сфинкс», вроде так его называли, если не считать еще целый сонм букв и цифр. По сути, небольшой крейсер, хорошо вооруженный, что, правда, неудивительно. Районы поясов частенько кишели пиратами и прочими проходимцами. Корабль спрятался, транспондер выключил. Система не обнаружила даже малейшего следа. Скорее всего, притаился за одним из многочисленных астероидов. Самое поганое в такой ситуации то, что они с Витом полностью зависят от корабля. Ресурс жучков вряд ли позволит долететь даже до ближайшей населенной станции.

— Вит!

— Да здесь я. — Он тяжело дышал. — Возникла небольшая проблемка.

— Что случилось? — Артур посмотрел на монитор. Скорость Сандерса оставалась на нулевом уровне, координаты не изменились. — Почему не поднимаешься? Надеюсь, ты не согласился лететь сквозь эту дрянь?

— Жучок. Он не слушается. Подаю команду на подъем, ему — хоть бы что. Уже все перепробовал. И через панель, и через нейромодуль. Бесполезно. И да, я отлично слышал Ольгу.  

— Я сейчас вытащу тебя. — Артур включил маршевый двигатель, готовясь к быстрому спуску. — Маршрут теперь известен, через минуту буду.

— Так, Артур. Все хреново. Я, кажется, спускаюсь.

Дальше все происходило быстро. Артур что-то кричал в рацию, проклиная корпорацию вместе с шефом-координатором. Он звал Сандерса. Он несся сквозь темноту, пытаясь успеть. А вскоре уже сам висел над зеркалом, Вита поблизости не было, внизу замерло отражение жучка. Артур включил прожектор на малую мощность и посветил вниз. Зеркало походило на озеро ртути; глянцево-черное, немного выпуклое по центру, оно напоминало огромную линзу, которая, если верить приборам, раскинулась по всему периметру кратера. Еле заметные волны, расходились по этому зеркалу от места, куда совсем недавно нырнул Сандерс.

— Вит, ты меня слышишь?

Тишина. Только тихо гудит и попискивает оборудование жучка. Сердце Артура быстро билось, холодный пот стекал со лба и висков. Это был тяжелый выбор, несколько секунд мысли метались между желанием вернуться и необходимостью спасти друга. Сжав зубы и мысленно помолившись, Артур нырнул в зеркало.

 

***

Перегрузка нахлынула тяжелой волной. В ушах гудело, хотя, возможно, это опять помехи. Артур посмотрел в лобовое окно. Свет прожектора пробивался сквозь зелень и обрывки плотного тумана. Куда он попал? Иногда среди тумана Артур видел странные сгустки, бесформенные. Они медленно проплывали мимо. Некоторые извивались, шевелились, будто реагируя на свет прожектора. Другие, похожие на куски мертвой плоти, просто бултыхались в невесомости. И еще свет. Он шел снизу, равномерно заполняя собой зеленое пространство. Жучок плыл в этой субстанции, постепенно погружаясь в нее.

— Черт! — Артур дал команду на остановку, его обдало холодом при воспоминании о беспомощности Сандерса. Но модуль послушался, остановился.

— Вит, ты меня слышишь? Отвечай!

Голос Артура охрип. Сколько прошло времени с тех пор, когда он потерял Вита? Он посмотрел на таймер. Всего несколько минут, которые превратились в вечность.

— Вит! База!

— Шшшшшш… все… хреново… шшш… — внезапно ответил Сандерс.

— Вит? Что хреново? Где ты? — Артур всматривался в монитор, но система не могла отследить жучок Вита. Зато она нашла другое — крупные бесформенные объекты медленно передвигались по координатной сетке. Некоторые были размером с человека, другие и вовсе выглядели как огромные глыбы, высотой с дом.

 — Шшшшш… ты не должен …шшшшш… ся…

— Что я не должен, Вит?

— Останавливаться. — Голос зазвучал чище. — Они липнут, Артур. Двигайся. И включи защиту. На всю мощность. — Он тяжело вздохнул. — Я не успел.

— Что ты не успел? Что с тобой?

Артур закрутил головой. Как он их сразу не заметил? Стоило на минуту отвлечься. Множество бесформенных ошметков заслонили обзор, некоторые прилипли к стеклу. Артур завороженно рассматривал их. Похожие на куски зеленой плоти с темными прожилками, они дрожали, будто вдавливались в стекло. Он посмотрел на мониторы. Камеры тоже были залеплены этой дрянью, прилипшей к окулярам. Датчики показывали полный бред. Температура за бортом поднялась почти до нуля.

Сначала он хотел включить маршевый и вырваться отсюда носом вверх. Потом вспомнил про совет Сандерса. Включить поле — значит сократить ресурс в несколько раз. Одно дело — импульсами отбиваться от особенно назойливых метеоритов, другое — использовать защиту в длительном режиме. Надо либо возвращаться, либо быстро доставать Вита.

 Он все-таки включил поле. Генератор жучка завибрировал, синие искры запрыгали перед лобовым стеклом. Прилипшая к нему мерзость съеживалась и отваливалась. Артур с беспокойством посмотрел на шкалу расхода энергии, запустил рулевики. Жучок продолжил погружение.

— Сандерс, передай свои координаты. Я тебя вытащу.  

Вит не ответил. Артур вновь остановил жучок, с опаской поглядывая на плавающую за стеклом дрянь. Внизу ее было гораздо больше. Крупняк, судя по показаниям монитора, тоже приблизился.

В этот момент раздался крик. Надрывный отчаянный. Усиленный динамиками, он поразил Артура, вогнав его в ступор. Крик перешел в хрип, затих. Артур несколько секунд не шевелился, оглушенный этим криком. Где-то, на самом дне сознания теплилась робкая надежда, что кричал не Вит. Пискнул зуммер, и одна из глыб на мониторе окрасилась красным. Система отследила сигнал. Артур не стал медлить и направил модуль в сторону объекта.

 Непонятно, каким образом, но в проклятой пропасти образовалась атмосфера: смесь газов, среди которых преобладали хлор и азот. Похоже, что зеркальная линза, как клапан, не выпускала эту атмосферу наружу.

 В иллюминаторе показалась глыба. Сморщенная. С шевелящимися, будто дышащими прожилками — некоторые из них были похожи на раскрывшиеся раны, — зеленая, как и все в этом жутком месте, она медленно вращалась среди клубов тумана. Мелкая дрянь опять стала прилипать к жучку, и Артур вновь запустил поле. Время уходило вместе с энергией, а внутри этой бесформенной глыбы, судя по сигналу маячка, который теперь стабильно принимался, находился жучок Сандерса. Да, в это трудно было поверить, но у Артура больше не было времени на раздумье. Если Вит еще жив, его надо срочно доставать.

— Боль. — Голос Сандерса прозвучал громко и четко. — Она прошла, Артур.

— Держись, Вит. Я пока не знаю как, но я вытащу тебя.

— Я ничего не чувствую, но мысли ясны, представляешь? Кажется, я понял, что здесь происходит.

— Оно проникло в модуль?

Сандерс засмеялся, его смех звучал зловеще, отдавал странным металлическим звоном.

— Проникло. Ты даже не представляешь, как оно проникло. Это органика, Артур. Причем не углеродная. Не забывай про поле.

Артур покосился на монитор.

— У меня генератор скоро перегреется, надо что-то делать.

 — Лети отсюда, Семенов. Лети, пока не поздно.

Артур в бессилии уронил кулаки на панель. Хотелось кричать. Он не знал, как достать Сандерса, он вообще не знал, что происходит в утробе проклятой Гнилушки.

Так. Спокойно. У жучка есть излучатель. Лазер для резки породы. Помнится, таким он воспользовался, когда спасал Сандерса на Юте.

— Я вытащу тебя. Вижу маячок, он в передней части, как раз над кабиной. Буду использовать как ориентир, чтобы тебя не задеть. Разрежу эту дрянь. Держись, дружище. Все будет хорошо.

— Как тогда, на Юте? — В голосе Сандерса слышалось отчаяние.

— Да. Как тогда, Вит.

Артур знал, что врет. Не будет как на Юте.

Сжав зубы, Артур повел жучок в сторону глыбы. Та сжалась от яркого света прожектора, уменьшилась в размере. Рваные края ран затянулись, словно этот немыслимый кусок органики затаился, перестал дышать. В нескольких метрах от глыбы жучок замер, Артур кое-как стабилизировал его. В проклятой атмосфере техника вела себя по-другому.

— Все, Вит. Я на месте. Потерпи еще немного.

Лазерный луч, ярко-желтый с красноватым оттенком, лизнул глыбу. Артур заметил, как ее поверхность задрожала, заходила волнами. Эта дрянь живая, и она что-то сделала с его другом. Лобовое стекло периодически заслоняли шевелящиеся куски органики, напоминая о грозящей опасности.

Артур увеличил мощность лазера. Глыба конвульсивно дернулась, луч медленно, но верно резал ее. Разрез расширялся, обнажая внутренности — спутанные переплетения нитей, будто внутри этой дряни находились какие-то немыслимые клубки, которые шевелились, выскакивали наружу.

Разрез увеличивался, углублялся, и Артур ждал, когда блеснет сталь жучка, но она все не появлялась. Пласт за пластом, лазер отделял органические ошметки, которые медленно парили в невесомости вместе с клочками зеленоватого тумана. Артур почувствовал панику. Неужели он просчитался и режет не в том месте? Время истекало, уровень нагрузки на генератор приближался к красной отметке.

— Вит, ты меня слышишь?

— Да. — Его голос пробился сквозь хрип. — Мне снова очень больно! Заканчивай быстрее! Просто разрежь эту дрянь, и все. Затем … затем… улетай, Артур. Молю тебя, улетай отсюда!

Артур сместил луч лазера ближе к центру глыбы. В этот момент голос Вита превратился в крик боли. Из глыбы вывались металлические останки жучка, искореженные, наполовину растворенные, будто чудовище не до конца переварило свою жертву. Луч вновь переместился. Артур, сжав зубы, продолжал резать. На этот раз в районе кабины. Глыба раскололась, лопнула, освободив из своих внутренностей кабину жучка, почти целую, если не считать жуткую серовато-зеленую бахрому, набившую ее изнутри. Артур не мог смотреть на это, он знал, что означала просьба Вита. Бахрома внутри кабины скрывала то, что осталось от Сандерса. Достаточно переместить лазер на полметра, и мучения Вита закончатся.

Но он остановился. Не смог.

 

***

Выходить в открытый космос в скафе Артур не любил. Вот и сейчас, вылетев из шлюза, он начал задыхаться. Нет, смесь подавалась нормально. Он просто не мог справиться с собой. С ним уже бывало такое в открытом космосе в критических ситуациях. Приступы, про которые надо было молчать, если не хочешь лишиться работы. А еще он боялся того, что увидит в модуле. Боялся прикасаться к этой жуткой биомассе, внутри которой находился его друг.

Хрип и нечленораздельная речь Сандерса иногда сменялись жуткими помехами, будто что-то металлическое скрежетало, переваливаясь с боку на бок. Артур заставил себя не смотреть вниз и медленно приближался к модулю Вита. Куски органики Артуром пока не интересовались, а продолжали лезть к его жучку. Казалось, что свет прожектора привлекал их, словно мотыльков. Сложнее было с остатками лопнувшей глыбы, которые заполонили все вокруг. Приходилось лавировать, облетая эти жуткие шевелящиеся куски чужеродной плоти. Артур держал лучевик наготове, но вряд ли такое оружие поможет, если хорошенько прижмут. Так, успокоения ради.

Артур зацепился за то, что осталось от стены жучка, залетел в кабину. Биомасса, заполнившая ее, подрагивала и бугрилась. В этой тесноте приходилось передвигаться, цепляясь за все подряд, задевая мерзкую субстанцию. Артуру ничего не осталось, кроме как рвать мерзость руками, отсоединять зеленые сгустки и отбрасывать их назад.

Рука вынырнула неожиданно. Голая, изъеденная до кости, она вылезла из биомассы, потянулась к Артуру. Тот замер на секунду, затем вновь продолжил работу. Времени не было. Генератор жучка в любую минуту может остановиться. Надо доставать Вита. Рука пару раз беспомощно задела скафандр Артура, а затем замерла. Он не мог смотреть на это, хотелось вернуться, улететь отсюда, пока не поздно. Но и остановиться он тоже не мог. Сандерс находился рядом, его дыхание слышалось в шлемофоне. Каким-то непостижимым образом Вит еще жил. Артур отбрасывал зеленые сгустки, рвал их руками. Не заметил, как те приобрели красный цвет. Поздно понял, что вместо чужеродной органики держит в руках человеческие внутренности. Капли крови разлетелись по кабине и медленно парили рядом с кусками плоти. Что-то в этой ужасной картине было даже красивым.

Шлем от скафандра Сандерса блеснул в ярком свете фонаря. Артур попытался вытянуть его, но помощь не понадобилась. Шлем выскочил самостоятельно. Что-то скользкое и гибкое вырвалось наружу, разметав останки чужой и человеческой плоти, зависло напротив Артура. Оно выходило из шлема, являясь его продолжением. Похожее на тело слизняка нечто. Артур попятился, вытянув перед собой лучевик. Все, финита. Сандерса больше не существует, пора возвращаться.

Слизняк шевелился, а голова Сандерса внутри шлема продолжала жить. Глаза Сандерса смотрели на Артура. Его рот медленно двигался, будто что-то пережевывал, и в этот момент Артур вновь услышал скрежет. Затем скрежет перешел в речь. Сандерс заговорил. Артур не думал о том, каким образом в шлеме Вита сохранилось электропитание, но он отчетливо слышал эти слова.

— Уходи. Пока еще не поздно. — Губы Вита искривились.

— Кто ты? — Артур сжимал рукоять лучевика, чувствуя, как рука покрылась потом под толстой перчаткой.

— Я не знаю. — Лицо Вита исказилось гримасой боли. — Они что-то сделали со мной, я никогда больше не стану человеком.

Артур не хотел произносить эти слова, но понял, что надо.

— Я могу закончить все. Дай знак, и я сделаю это.

В этом момент слизняк прыгнул. Задев Артура, он выскочил из разрушенной кабины и улетел. Артур обернулся, попытался разглядеть его среди парящих в невесомости кусков органики. Но тщетно.

— Уходи, Артур. Они… кажется, поняли, что ты хотел со мной сделать. Тебе угрожает опасность.

— Ты же все-таки человек, Сандерс! — закричал Артур. — Ты мыслишь и говоришь как человек. Дай мне забрать тебя. Мы что-нибудь придумаем!

Рация молчала. Но когда Артур, отчаявшись, направился в сторону своего модуля, голос Вита вернулся.

— Нет. Невозможно. Они изменили меня. Им нужен мозг, информация. Уходи! Тебя они не тронут.

Органика действительно потеряла всякий интерес к жучку. Бесформенные куски постепенно удалялись, собираясь в стаи. Во всем этом был некий смысл, но у Артура не осталось времени разгадывать его. Они забрали Вита, и тот перестал быть человеком. Себе Артур такой судьбы не хотел. Пора возвращаться. В тот момент, когда он залетал в шлюз модуля, его кольнула новая мысль. Не надеясь на ответ, Артур все-таки обратился к Сандерсу.

— Вит, ты слышишь меня?

— Да. — Голос еле проник из-за завесы металлических помех.

— Когда мы разговаривали с Ольгой. Помнишь? Ты не слышал ничего странного?

— Ты про эти помехи?

— Да, металлические звуки в рации. Такие же, как и сейчас.

— Я не знаю, — голос Вита звучал умоляюще, — уходи, пока не поздно!

 

***

Модуль умер. Артур снял скафандр, выплыл из шлюза и долго смотрел на потухший экран, на светящиеся красным аварийные индикаторы. Смотрел, проклиная себя. Генератор выключился, и поле сожрало весь заряд батарей. То ли энергии не хватало для запуска, то ли сломалась пусковая аппаратура, но, сколько Артур ни пытался, системы модуля он включить не смог.

Жучок теперь напоминал большой металлический гроб, зависший среди чуждой атмосферы. К лобовому стеклу снова прилипла мерзкая плоть. Органика вернулась. Модуль был незваным гостем в этом жутком месте, и он должен быть уничтожен. Артур сидел в кресле и смотрел на то, как стекло покрывает сетка трещин. Оно давило снаружи, пыталось пробраться вовнутрь. И Артур знал, что оно сделает это. Скрежет сминающихся стен модуля переходил в стон, мялись и крошились прочные пластиковые панели, что-то билось в пол, вгрызалось внутрь, пережевывая маленький кораблик.

Лучевик. Интересно, почему Виту не пришел в голову этот вариант? Неужели он боролся до последнего и позволил этой гадости изменить себя? Артур прислонил дуло к виску. Мгновенная смерть, и он избавлен от страданий. Его мозг не достанется никому. И в тот момент, когда он уже хотел нажать на кнопку, перед глазами опять появилась недавняя картина. Истерзанные внутренности Вита вперемешку с чуждой органикой. И шлем. Вит боролся до конца, он надел скафандр и попытался покинуть модуль. Возможно, ему даже в голову не приходила мысль о позорном самоубийстве.

Артур сунул лучевик в кобуру и поплыл в сторону шлюза. Люк открылся с трудом, внутри шлюза все ходило ходуном, по стенам разбегались уродливые трещины. И в тот момент, когда Артур залезал в скафандр, атмосфера Гнилушки ворвалась внутрь. Вместе с ней пришли ОНИ. Куски плоти мгновенно заполнили тесный шлюз, облепили стены. Красные при свете аварийного освещения, бугристые куски мяса выделяли едкую жидкость, которая растворяла металл и пластик, пожирая модуль изнутри.

Они не кинулись на Артура сразу. Это его и спасло. Задержав дыхание, он буквально ввинтился в скафандр и захлопнул забрало шлема. Холодным светом засветились индикаторы, сообщая о количестве дыхательной смеси, заряде аккумуляторов, уровне топлива в джетпаке. Скафандр, в отличие от пережеванного жучка, находился в прекрасном состоянии. Но Артур знал, что это ненадолго: стоит ему проявить активность, пошевелиться, и они бросятся на него.

Существовал только один шанс. Зыбкий, почти призрачный. Спина покрылась холодом, когда он вспомнил о лучевике, который остался в кобуре, внутри скафандра. Шанс становился еще более ничтожным и теперь полностью зависел от времени. Артур не понимал, каким образом эта органика передвигается в невесомости так быстро, но ему надо стать еще быстрее. Он активировал джетпак и ракетой выскочил из шлюза, налетел на пилотское кресло. Скафандр успешно демпфировал удар. Рука Артура в толстой неуклюжей перчатке кое-как пролезла в нишу и нащупала запасной кейс. Артур спиной чувствовал, что органика рядом. Она приближается, готовится поглотить его. Палец надавил на кнопку кейса, тот раскрылся, наружу вылетела аптечка. Набор инструментов. И еще один лучевик. Артур схватил его, повернулся и сделал несколько выстрелов по парящим кускам мяса. Затем он крепко сжал лучевик, вновь активировал джетпак и помчался в сторону шлюза. На этот раз удар был сильнее, Артур завертелся волчком, пытаясь выровняться, чувствуя, как о скафандр бьются куски чужеродной плоти.

Технологический люк он нашел не сразу. Пришлось сделать несколько выстрелов по органике, облепившей пол шлюза. Зато люк, порядком разъеденный кислотой, оторвался без труда. Артур не помнил его ширину, но, к счастью, ее хватило для того, чтобы пробраться туда в скафандре. Машинный отсек встретил его темнотой, луч фонаря заметался, выхватывая из этой тьмы искореженные кабельные каналы, щитки силового оборудования. Метрах в пяти от себя он увидел топливные баки.  

Единственный шанс. Последняя надежда. Основной вектор взрыва должен быть направлен наружу, вдоль сопла маршевого двигателя. Но это только теория. Артуру предстояло узнать, что случится на самом деле. Он навел лучевик на баки и сделал несколько выстрелов.

Поначалу ничего не происходило; металл баков накалился добела, но держался. Артур продолжал стрелять, не жалея заряда. Он стрелял, пока белая вспышка не загородила собой весь обзор. Ослепительная вспышка, которую даже светофильтры шлема не смогли смягчить. Он полетел, ожидая, что ударится обо что-нибудь твердое, но полет продолжался.

Когда зрение вернулось к нему, Артур увидел летящие рядом обломки модуля. Надо было срочно сориентироваться, благо оборудование скафандра позволяло. Стоит врезаться в одну из этих гигантских глыб либо в стену кратера — ему конец. Если верить радару, он действительно несся спиной прямо на стену. Разминулся с ней Артур буквально в последнюю секунду, включив джетпак. Скафандр затормозил, выровнялся и понесся вверх, ускоряясь. Артур зажмурил глаза, он не знал, выпустит ли его наружу зеркальная стена. Если бы не автоматика скафа, то наверняка бы столкнулся с какой-нибудь мерзостью.

 Прошло несколько тягучих минут, и джетпак отключил двигатель. Запищал зуммер тревоги, и Артура развернуло вниз головой. Вновь включился двигатель, скорость начала резко падать, автоматика восприняла зеркало как непреодолимое препятствие и включила режим торможения. Артур смотрел вниз, в бутылочно-зеленую хмарь, на дне которой пропал его друг. Он пытался разглядеть жутких существ, атаковавших их с Сандерсом. Однако никто не преследовал его. Тайна Гнилушки осталась внизу. Артур отключил автоматику, развернул скафандр и направил его на зеркало. Он не стал закрывать глаза и смотрел на свое приближающееся отражение, он видел каждую деталь — каждую вмятину на поврежденном, но спасшем его скафандре. Видел оба фонаря, разбитых и потухших. Видел даже свое лицо, освещенное зеленоватым светом, льющимся из недр кратера. Зеркало слегка изогнулось и поглотило Артура.

 

***

Свет Аллаиды, ослепительно яркий, залил все вокруг. Гнилушка осталась внизу. Россыпи звезд завертелись, пока скаф стабилизировался на орбите астероида. По правую руку Артура блестел газовый гигант Верес. Там вроде есть станции. Но до него далеко, Артур не выдержит такого путешествия. По левую руку находилась Аллаида. Преодолев многие миллионы километров, можно добраться до баз, обустроенных на парочке планет земного типа, названия которых Артур не помнил. Или до станции, дрейфующей вокруг одной из планет. Но все это было нереальным. Туда бы даже жучки летели несколько месяцев. Артуру оставалось одно — ждать, подавая в эфир сигнал бедствия, рискуя наткнуться на каких-нибудь бандитов.

Он включил рацию. Иногда сквозь звуки помех ему мерещился голос Вита. Голос, молящий о помощи со дна впадины, населенной неизвестной формой жизни. Голос его друга, который прошел с ним бок о бок много лет, а теперь превратился в нечто, вступившее в симбиоз с инопланетной тварью. Артур приглушил звук рации и попытался заснуть, но кошмары кратера вновь вставали перед его глазами. Органика шевелилась, прилипая к стеклу скафандра, зеленая хмарь обволакивала Артура, затягивая его в бездну.

Он проснулся от громкого сигнала вызова.

— Грифон, это база! Отзовись, что у вас случилось? Мы засекли маячок скафа и теперь видим тебя на орбите астероида. — Звук был четким, без всяких помех. Ольга произнесла длинный порядковый номер Гнилушки, который для Артура ничего не значил.

Он не ответил. Принимать спасение от этих мерзавцев казалось унизительным. Да и где гарантия, что его теперь оставят в живых?

— Грифон! — Ее голос дрогнул. — Артур, отзовись! Что у вас случилось? Где Вит Сандерс?

Больше не было смысла отмалчиваться.

— Вы убили его, — прохрипел Артур.

— Что? Держись, похоже, у тебя шок. Мы направляемся к тебе, расчетное время прибытия восемнадцать минут.

 — Вы убили его, суки! — Артур кричал в рацию, чувствуя ярость и обиду. Он не хотел возвращаться на корабль к убийцам друга, но и погибать здесь, на орбите уродливого астероида, он тоже не хотел.

— Артур, успокойся. Мы заберем тебя, потом расскажешь, что произошло. Мне очень жаль, что Вит погиб, но ты еще…

— Ничего тебе не жаль, тварь! Вы заставили нас лететь в эту дыру. В гребаный кратер. Вы ответите за все!

Ольга молчала больше минуты. «Совещаются», — подумал Артур. Решают, что со мной делать.

— Артур, это Джонсон. — Голос капитана, звучал бодро. Даже немного весело. — Я понимаю, что у тебя проблемы, но ты, главное, не паникуй. Случилось недоразумение. Мы посмотрели логи скафандра, и, честно говоря, гм, нам непонятно, зачем вы спускались в кратер. Но я уверен, мы во всем разберем…

— Заткнись, Роб! — Артур сжал зубы до хруста. Попытался выровнять дыхание, успокоиться. Клаустрофобия снова вернулась, делая свое черное дело. А еще появилось что-то другое. Он даже не хотел думать об этом. — Если бы не ваши обещания, Вит никогда бы не сунулся туда. А еще вы перехватили управление модулем…

Артур чувствовал, как что-то ползет по правой ноге, липко обхватывая голень. Медленно поднимается все выше и выше.

«Оно здесь!» — сверкнула беспощадная мысль. Похоже, оно успело проникнуть в скафандр. Там, в модуле. Возможно, маленькая частичка. Кусочек плоти, который теперь ползет по ноге.

— Артур, — снова голос Ольги, — у тебя пульс жуткий. И давление. Прошу, успокойся. Мы во всем разберемся.

Он по-прежнему сжимал зубы, пытаясь подавить крик. Теперь оно ползло по колену, поднимаясь все выше. Он чувствовал его влажные, немного липкие прикосновения. Наверняка тварь растворяет одежду и ищет место, через которое можно будет проникнуть в его плоть.

— И главное, Артур, помни: мы не давали никаких приказов спускаться в кратер.

Артур не хотел верить ей. Кто тогда говорил с ними? Покоя не давали металлические помехи, сопровождающие каждый сеанс связи со «Сфинксом».  

Теперь оно ползло по бедру. Ему показалось, или что-то кольнуло его? Жар поднимался по телу вверх — от паха до головы.

— Оно в моем скафандре! — закричал Артур. — Заберите меня, быстрее.

— Мы уже близко, — в спокойном голосе Ольги появились панические нотки, — в твоем скафе ничего нет, Артур. Прошу тебя, успокойся. Чтобы вы ни увидели там, в этом кратере, все кончено.

— О, вы даже не представляете, что я там видел! — Артур в отчаянии посмотрел на Гнилушку. Кратер вновь находился под ним. Поблескивала далекая зеркальная мембрана. Где-то там, под зеркалом, парили сгустки органики. Ждали его. Достаточно подать команду, и скаф устремится вниз.

Левая часть живота взорвалась болью. Оно въедалось в него, проникало внутрь, растворяло плоть. Артур затрясся, его лицо покрылось потом, хлынула носом кровь.

— Держись, мы уже близко! — Голос Ольги потонул в надсадном предупреждающем звоне системы жизнеобеспечения.

Артур затрясся мелкой дрожью, беспощадное сверло терзало его внутренности, поднималось вверх, все ближе к сердцу. Какая-то отрешенная частичка сознания Артура наблюдала за этим процессом, с интересом наблюдала. Ждала момент, когда скафандр заполнится кровью и истерзанными внутренностями. Но этого не произошло, просто угасло сознание. Остыло. Словно уголек под дождем. Артур не успел направить скафандр в пропасть.

 

***

— Не понимаю. Почему он умер? — Ольга смотрела на укрытое прозрачным пластиковым коконом тело человека. На лице Артура отпечаталась смесь удивления и боли. Никто так и не закрыл ему глаза. И теперь они смотрели вверх, на белый потолок медицинской рубки.

Ольга подошла к монитору реанимационной системы, обескураженно поглядела на показатели. Белый защитный костюм шефа-координатора блестел под мертвым искусственным светом.

— Система показывает, что сердце не выдержало. Гипертонический криз, возможно, следствие глубокого шока. — Роб Джонсон стоял рядом с Ольгой и переминался с ноги на ногу. В присутствии шефа-координатора он иногда чувствовал себя неуютно. Ему не нравился взгляд ее пронзительных серых глаз. Взгляд, который всегда пытался заглянуть в самую суть вещей. — Док настаивает на том, чтобы мы увезли его в карантинную зону. — Роб покосился на Ольгу. — Глупость, как по мне. Лучше выбросить тело в космос, чем потом объясняться перед властями.

Ольга оглядела Джонсона с ног до головы, и в этом взгляде сквозило презрение.

— Ну, я имел в виду, похоронить его лучше. Как настоящего разведчика. — Капитан «Сфинкса» сжался, неловко попытался почесать затылок, но шлем не позволил сделать это.

— Они были в кратере, Роб. Что их туда понесло?

— Понятия не имею. Мы просканировали здесь все. Каждый, мать его, квадрат. Ничего не нашли. — Роб почувствовал раздражение. — Но этот … Артур. Он говорил, что мы им велели лезть в кратер. Что за бред?

— Роб, ты видел записи скафа.

На несколько секунд в рубке повисло молчание.

— Да.  

— Я не спрашиваю.

— Черт побери, Ольга. Я не хочу даже думать об этом. У меня своих проблем…

— Ты видел, черт тебя дери, Роб, — Ольга внимательно смотрела на него, — и тебя это не смутило?

— Но правительство…

— Да хрен на это правительство! Ты хоть на секунду задумайся о том, какая там творится херня! Ты капитан корабля, Роб! И стоишь передо мной, словно в штаны насрал!

— И что я могу сделать? — Роб попытался втянуть голову в плечи. Ольга, со своей девчоночьей челкой, чувственными красными губами и большими серыми глазами, в который раз показала, что была в большей степени мужиком, чем капитан Джонсон.

— Уничтожить! — Ее глаза сверкали. — Немедленно стереть в порошок поганый астероид! Сколько у нас ракет?

— Ракет хватит, — залепетал Роб, — но нам не надо горячиться, Оля… нам бы связаться с Юникорном. Запросить консультаций. Думаю. Это же дорого, в конце концов.

— Я и есть Юникорн, — Ольга устало вздохнула, — беру ответственность на себя. Мне отдуваться, Роб.

Он сдался.

— Хорошо, буду готовить корабль. Надо проверить поле. Там, в поясе, отбоя нет от всякой дряни.

— Через два часа выдвигаемся.

Они вышли, свет почти потух. Только аварийный фонарь тускло освещал лицо Артура. Лицо существа, которое раньше было Артуром.

Существо порвало пластиковый кокон и вскочило на ноги. Частичка Артура в сознании существа обрадовалась, когда увидела одежду, лежащую в прозрачном пластиковом пакете на полке около выхода. Рядом лежала кобура с лучевиком. Существо неспешно оделось. Достало из кобуры лучевик. Дотронулось рукой до сенсорного замка. Система безопасности опознала Артура Семенова. Существо ухмыльнулось и вышло из медицинской рубки.  

 

***

— Артур, опусти лучевик. — Красивое лицо Ольги выглядело испуганным. Существу было плевать на это, но Артуру нравилось. Он впервые видел командира такой.

Экипаж, ни много ни мало семь человек, сбился в жалкую кучку под дулом лучевика.

Существо сделало шаг вперед, оно хотело быстрее все закончить. Артур опять улыбнулся. Теперь он им всем отомстит! Ольге, бесхребетному пройдохе Джонсону, механику Свиридову, тщедушному чернявому доктору Кастелло. И остальным. Существо не знало этих людей, Артур тоже забыл имена некоторых из них. Но он жаждал мести. За Сандерса, за то, что произошло с самим Артуром. За жуткую боль в открытом космосе, за зеленый ад внутри астероида.

— В челнок. Все! Живо! — Шолос Артура звучал странно, словно ему в рот напихали ваты.

Они пошли. Медленно, как стадо овец на убой. Ольга попыталась кинуться на существо, какой-то тип с короткой стрижкой и квадратной челюстью, похожий на вояку, потянулся во внутренний карман своей куртки. Существо отскочило, увернувшись от захвата Ольги, и выстрелило в вояку. Тот осел, прижимая рукой дыру в животе. Запахло горелым мясом.

— Еще раз дернетесь, убью следующего, — процедил Артур.

Ему нравилось на этом корабле, несмотря на непривычную искусственную гравитацию.

 — Ты не сделаешь этого! — закричала Ольга. Похоже, она догадалась о планах существа. Но ей ничего не оставалось, кроме как вместе с другими обреченно взойти на борт орбитального челнока.

— Еще как сделаю, — голос Артура звучал равнодушно, — вы же сделали это с Сандерсом, заставили его опускаться туда в неуправляемом модуле.

— Артур, я клянусь. Это не мы! Сигнал шел не от нашего корабля.

Артуру было плевать. Существу — тем более. Они молча развернулись и направились обратно на корабль.

— Пожалуйста! — В голосе Ольге звучала мольба, ее глаза сверкнули влагой.

Существо не знало, что такое слезы.

Остальные, не считая Роба, толком и не понимали, что с ними сделают. Но, поддавшись панике, загалдели, как скот на бойне. Артуру это надоело. Он подал команду ИИ, и шлюз челнока закрылся. Челнок отделился от корабля и направился к Гнилушке.

Артур еще какое-то время стоял и слушал их крики по радиосвязи. Иногда он смотрел в монитор, наблюдая за тем, как челнок приближается к Гнилушке. Кратер оскалился зеленой пастью. Органика внизу затрепетала в предвкушении новых жертв, новых симбионтов.

Существо тоже хотело присоединиться к этому пиру, вновь окунуться в столь знакомую для него и приятную пропасть, но у них с Артуром были дела здесь, снаружи. А еще у них был хороший быстрый корабль. На нем можно привезти сюда еще немало плоти.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх