DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Тьма в пещерах

Мир пещер. Холод и мрак, камень и вода, тайна и… смерть? Во всяком случае, она здесь где-то рядом. Там, где гигантские многотонные глыбы с грохотом обрушиваются с потолка, ледяная вода с ревом и бурлением несется по мрачным коридорам, а воздух отравляют невидимые и смертоносные облака газов. Это жизнь в пещерах бедна и редка — смерть же вездесуща и многолика.

Тысячи тоннелей уходят в недра Земли и теряются в неизвестности. Эта неизвестность и манит в пещеры людей. Манит в мир без запахов, в мир прикосновений — суровых и опасных. Человек ползет по низкому тесному коридору, а его тело царапают острые выступы стен и потолка, руки увязают в глине на полу, а под животом струится подземный ручеек. Это мир тьмы, которая так не похожа на вольный ветер ночи. Но не похожа она и на тяжелую неподвижность склепа. Каменные стены сжимают, изгибают, режут пространство пещер, но всегда оставляют выход, возможность спастись.

Рождение, жизнь и смерть пещер

Миллионы лет вода, подобно кариесу, размывала по тектоническим трещинам каменные внутренности планеты и создала целый подземный мир, навеки скрытый от солнечного света. Вода порождает пещеры, наполняет их и потом убивает. От маленьких трещин и крошечных пустот пещеры растут до широких галерей и гигантских залов, а потом обрушиваются из-за своих размеров. Вода каплями падает с потолка, струится потоком по полу, скапливается в ложбинах.

Как и на поверхности планеты, под землей текут целые реки: сначала вниз до водонепроницаемых горных пород, а потом горизонтально до ближайшей реки, моря или океана. Гигантские залы заполнены тихими и бездонными озерами, в которые втекают и из которых вытекают пещерные реки. Вода легко просачивается в самые тайные и сокровенные места подземного мира, в своем извилистом и причудливом путешествии, то рассыпаясь мельчайшими каплями, то вновь собираясь в бурные и полноводные реки, то полностью заполняя подземные пустоты, то совсем уходя из пещерных ходов. Там, где воды пещерных рек наконец-то вытекают в море, взаимодействие пресных и соленых течений часто образует водовороты и буруны, опасные даже для небольших судов.

 

Но вода не только разрушает каменные внутренности планеты или безразлично течет внутри пещерной оболочки. Растворенный в воде известняк выпадает в осадок, образуя свисающие с потолка сосульки (как на рисунке выше), столбы, стенные вуали или кристаллы самой причудливой формы от округлых шаров до многогранников.

В некоторых местах температура падает ниже нуля, вода останавливается и замерзает, создавая ледяные наросты и панцири. Охлажденная влага из воздуха выпадает на поверхность, иногда скапливаясь в снежные холмы. В Альпах даже существуют целые снежно-ледовые пещеры.

Вода приносит в пещеры глину и обломки деревьев с поверхности, которые концентрируются в узких местах и часто забивают пещерные проходы, вынуждая реки искать себе другой путь под землей. Иногда глина закупоривает отверстия на дне пещерных гротов, создавая такое чудо природы, как «висячие озера» — линзы воды над сухими коридорами. Кроме глины на полах пещер встречаются следы разрушения и грядущей смерти: песок, камни и даже целые плиты от обвалов стен и потолков. Обрушения в пещерах разнообразны: от отдельных маленьких осколков камней или даже песчинок до гигантских обвальных залов и глубоких провальных колодцев.

 

Люди в пещерах

В наше время пещеры остались единственным местом на Земле, которое еще не изучено до конца и вряд ли будет когда-либо познано полностью. Некоторые пещеры изначально не имели выхода на поверхность, и человек даже не подозревал об их существовании, пока земля не обрушивалась под тяжестью строящихся зданий в растущую подземную полость. Однако, иногда пещеры все же выходят на поверхность и образуют особый ландшафт — сильнопересеченный карст с множеством маленьких крутых горок и небольших, но отвесных провалов. Прогулка по такой местности грозит переломом ног в случае внезапного обвала почвы в близко расположенную к поверхности подземную полость. Там упавшего ждет напоминающий кровеносную систему или волокна мочалки многоярусный и обширный лабиринт тоннелей, колодцев, пропастей, гротов, лазов и расщелин, который можно изучать до бесконечности (самая протяженная на сегодняшний день Мамонтовая пещера в США имеет 587 километров коридоров и до конца еще не исследована). С каждым походом все больше пещер освещаются светом фонарей, наносятся на карту и покоряются людям, но неизвестность никуда не девается. Она уходит все дальше и глубже в недра планеты, а каждый изученный тоннель выводит во все новые и новые области мрака. Многие же пещеры образовались за счет просочившейся через горную породу воды и вообще не имеют никакой связи с внешним миром — они навсегда останутся для людей неизвестными, если только не вскроются в результате внезапного обвала.

 

Но и те пещеры, которые готовы покориться человеку, требуют за это свою цену. Риск и крайнее напряжение — вот что ждет в них первопроходца. Человек не приспособлен для условий пещер, это враждебный для него мир. Большинство подземных тоннелей слишком малы и узки для него, а в другие можно пролезть с огромным трудом, оставляя там куски кожи и одежды, задыхаясь от спертого воздуха, который насыщен поднятой тобой же пылью. У спелеологов даже есть образные названия для самых неприятных разновидностей пещер. Например, шкуродер — узкий лаз с острыми выступами на стенах и потолке, которые сдирают кожу, ракоход — низкий проход, где надо передвигаться согнувшись, или мясорубка — закручивающийся архимедовой спиралью тоннель, где человеку приходится попеременно то карабкаться наверх, то падать вниз. В подводных лазах существует дополнительная опасность порвать о выступы дыхательный шланг акваланга.

Зайти в прозрачную воду после часа меловой душегубки было настоящим блаженством. Короткое обследование показало, что без баллонов не обойтись, но и протиснуться в щель в компенсаторе плавучести было невозможно. Пришлось толкать баллон перед собой. Надо иметь крепкие нервы, чтоб соваться в подобные щели. Как только тело протискивается в щель, меловая пыль заволакивает все пространство. Двигаться можно только на ощупь. Все, что связывает с внешним миром, это веревка, за которую держит твой напарник. После нескольких изгибов и от нее толку мало.

Иногда человек переоценивает свои возможности и застревает в каменных объятиях лаза, а там его может поджидать ядовитый газ, выходящий из недр Земли. И если на свежем воздухе газы быстро рассеиваются, то под землей они, наоборот, концентрируются в узких и тесных проходах или прячутся в газовых карманах за сифонами — полностью затопленными участками пещер.

После нескольких дней, проведенных в этой части пещеры, начинаешь чувствовать, что с воздухом здесь что-то не так. Когда пристегнутый карабином к обвязке и волочащийся за тобой на веревочке транспортный мешок наглухо садится на одном из множества изгибов трубы, а ты вместо того, чтобы спокойно отлежаться, поправить ногой мешок и полезть дальше, открыв рот и выпучив глаза, глотаешь воздух — а воздуха и нет. Сколько еще ползти, непонятно, время и пространство смешались, ты слышишь, как кто-то из товарищей борется со своим мешком в пяти метрах от тебя. Он тоже застрял, но ему проще, он ближе к выходу из этой чертовой трубы.

Сифоны — это еще одна загадка и опасность пещер: заранее неизвестно, насколько далеко тянется затопленный участок, на один метр или сотни километров. И если спелеологи идут без акваланга (а тащить кислородные баллоны по пещерным ходам — тяжелый физический труд), то ради открытия новых пещер приходится рисковать и нырять так с надеждой, что сифон окажется коротким и запаса кислорода в легких хватит на его преодоление.

Стоя по шею в воде, я стал размышлять о безрассудстве продолжать в одиночку рискованное предприятие. В голову приходили разные возможности: могло оказаться, что впереди потолок все время касается воды, я мог попасть в слепой конец, встретить карман с газом, упасть в колодец, запутаться в ветвях, снесенных вниз потоком, или, быть может, погрузиться в зыбучий песок…

От обвалов в пещерах нет спасения, и каждый поход превращается в русскую рулетку: вернешься ли ты живым на поверхность или твое тело раздавит упавшая с потолка многотонная глыба. А ведь может не убить сразу, а просто прижать к полу в каком-нибудь узком проходе, где человек будет сутками умирать от жажды. Вода тоже враг: стиснутые каменными стенами подземные реки имеют очень быстрое и сильное течение, которое способно сбить с ног, исколошматить об острые камни и даже порвать страховочную веревку, унеся человека по порогам, перекатам и водопадам вниз в неизвестность (например, прижав его к баррикаде из стволов деревьев). Любой, даже самый незначительный ливень на поверхности может затопить все пещерные ходы под землей и чудо, если человек находился в тот момент недалеко от выхода. В суженных местах с вялым течением вода подземной реки насыщается мокрой глиной и становится похожей на густую жижу болот, в которой легко завязнуть и захлебнуться, как в настоящем болоте.

Ход расширяется и заканчивается небольшим озерком на дне. В него втекает тонкая струйка воды. Ага! Значит, она должна вытекать где-то там, за стеной. Сажусь в озеро, которое мгновенно мутнеет, так как чистой воды в нем тонкий слой — ниже мягкая глина. Толкаю ноги под стену. Получается засунуть только до колен. Пробую прокопать для себя канаву в этом месиве. Понемногу выходит. Свод, под который я пытаюсь проникнуть, примерно на полметра ниже уровня озера. Через четверть часа подобной возни я уже почти весь залез ногами вперед под свод. Жижа подступила к лицу, набираю воздуха, закрыл рот и снова вперед, вперед... Решающий рывок — и я отфыркиваюсь на той стороне глиняного сифона.

Иногда вода наносит на пол глубоких пещер толстый слой зыбучего песка, который проваливается под весом человека. Многодневные походы в глубоких пещерах под сотнями, а то и тысячами метров горной породы над головой могут морально сломать человека и пробудить таящуюся в глубине каждого из нас клаустрофобию — боязнь замкнутых пространств, когда любая крыша и стены внушают страх.

Так зачем людям блуждать с громоздким аквалангом по затопленному мутной водой лабиринту или с альпинистским снаряжением карабкаться на отвесную стену из хрупкого, гнилого известняка, таща с собой тяжелый рюкзак с едой? Зачем идти под нависающей, покрытой трещинами скалой, скользить и падать на обледенелом склоне, месяцами спать под землей на острых и неудобных камнях в тесных, грязных, холодных и сырых проходах? Азарт первооткрывателя, жажда стать первым там, где до тебя никто не был. Если у альпинистов важнейшей целью было покорение высочайшей точки на планете, то у спелеологов главной мечтой стало достижение самой глубокой и низкой точки в пещере. Но Эверест в мире один и выше вершин уже никогда не будет, а глубина открытых пещер с каждым годом растет и где находится предел, неизвестно (нынешний рекорд — 2192 метра вглубь пещеры Крубера-Воронья в Абхазии и пещера тянется еще глубже).

 

Особые пещеры

Большинство пещер породила вода. Те самые капли, которые точат камень, веками размывали каменные внутренности планеты и создали целый подземный мир, навеки скрытый от солнечного света. Без воды подземные полости так и остались бы лишь сетью узких и длинных тектонических трещин. Но порой пещеры рождаются от действий куда более инфернальных, враждебных человеку стихий. Таких, как огонь или лед.

Пещеры, появившиеся под действием огня, называют пирогенными. Они образуются, когда под землей выгорают пласты угля, горючего сланца или торфа. Читатель может представить себе Сайлент-Хилл, а точнее, подземный пожар под ним. Ядовитый из-за угарного газа дым плотным серым туманом заполняет пещеру. От тлеющих стен, пола и потолка исходит багровый свет и дьявольская жара. Десятилетия, а то и века могут длиться подземные пожары. Сгоревший уголь оставляет после себя лишь белые хлопья, и на его месте расширяются пирогенные полости — места где, если бы там было можно выжить, средневековые художники могли бы рисовать ад с натуры. Тем более что и в аду есть место красоте, а застывшая кристаллами сера может выглядеть не хуже иных драгоценностей.

Огонь порождает еще один тип пещер, тоже достойных стать адом. Когда вулканическая лава вытекает на поверхность, то оставляет под землей пустоты — вулканические или лавовые пещеры. Оболочка вулканических пещер сложена из твердых пород типа базальта или гранита, поэтому здесь редки обвалы и вода почти бессильна в своей разрушительной работе. Однако при большей прочности и долголетии вулканические пещеры имеют меньшую длину и глубину, поэтому не так интересны людям, как карстовые (хотя лавовые пещеры более просторны и удобны для людей). В лавовых пещерах жарко, из недр планеты выходят газы и горячая вода с паром — напоминание об уснувшем где-то внизу вулкане. А если вулкан вдруг проснется и пещера стремительно наполнится бурлящим потоком раскаленной лавы?

Ледниковые пещеры рождаются от встречи воды не с камнем, а льдом, они проходят не в глубине Земли, а в толще ледника. Лютым морозом веет от ледяных стен, пола и потолка. Здесь тоже царит мрак, льда так много, что солнечные лучи уже не способны пробиться через него. По полу течет ручеек с кристально чистой, но тоже очень холодной водой. Чист и прозрачен воздух, но некому им дышать. В ледниковых пещерах нет жизни, да и сами пещеры тоже недолговечны. По сравнению с «настоящими» пещерами эти — бабочки однодневки. На их рождение не нужны века и тысячелетия, но ледники часто обрушиваются в образовавшиеся в их теле промоины, убивая созданные ими же пещеры.

В глубине неравномерно растущих коралловых рифов могут существовать вегетационные пещеры — полная противоположность любым стереотипам о пещерах. Если в обычной пещере стены, пол и потолок состоят из холодного безжизненного камня, то здесь оболочка — это хоть и твердые, но живые кораллы. Вегетационная пещера заполнена теплой тропической водой, и в ней буквально кишит жизнь — рыбы вплывают внутрь через многочисленные входы или селятся в отверстиях кораллов. Однако буйство красок таит в себе невиданные в других пещерах опасности: хищных рыб мурен до 1—3 метров длиной, которые прячутся в расщелинах кораллов и вцепляются в человека мертвой, буквально бульдожьей хваткой, а их укус еще и ядовит. От мурен не отстают и барракуды — пусть они меньше по размерам, но их острые зубы могут вспороть артерии. Рыбы крылатки снабжены от природы ядовитыми иглами, которые приводят к опухолям, а в самых тяжелых случаях — к смерти человека. Помимо клыкастых рыб в вегетационных пещерах хватает и другой живности. Мало кто из людей знает, что кораллы являются хищниками и выпускают в воду ядовитые щупальца для ловли добычи, которые могут причинить вред человеку. Да и кораллы сами по себе имеют очень острые очертания, о которые легко порезаться, а если человек попадет рукой или ногой в раковину моллюска, то она захлопнется и зажмет конечность. Так, многие разновидности кораллов типа актинии тихо сидят на месте в ожидании добычи, а почуяв ток воды от жертвы, обвивают ее щупальцами. Щупальца актиний снабжены стрекательными клетками с ядом, которые могут парализовать мелкую добычу, а у человека вызывают сильнейший ожог. Огненные или жгучие кораллы невероятно красивы, но прикасаться к ним очень опасно: они снабжены ядовитыми иглами, которые тоже вызывают ожог и иногда паралич дыхательной системы. В глубоких расщелинах коралловых рифов любят селиться осьминоги и змеи, и укус многих из них также ядовит.

Жизнь в пещерах

Долгое время наука скептически относилась к древним мифам и легендам, населявшим пещеры страшными чудовищами и древними богами. Не зная о других источниках жизни, кроме основанного на солнечном свете фотосинтеза, ученые считали, что жизнь в пещере может существовать только за счет органических веществ, занесенных водой с поверхности. Маленькие бедные существа проводят в спячке большую часть жизни, оживают и отъедаются только один раз в год, когда весеннее половодье приносит с поверхности объедки праздника жизни. Скудна и однообразна жизнь в пещерах, но зато там нет катаклизмов: оледенений и засух, смены дня и ночи, быстрых и опасных хищников поверхности — в общем, убежище для слабаков и неудачников.

Перелом в научном мировоззрении начался с открытия хемосинтеза. Та самая сера, крепко-накрепко связанная в легендах с делами дьявола и, тем не менее, способная заменить живым существам Солнце. Как ни удивительно, но сера, непременный атрибут ада и дьявола, также может служить пищей живым существам.

И хотя питаться серой могут только крошечные бактерии, их, в свою очередь, съедают подземные насекомые и червячки — даже в почти безжизненном мире пещер сильный пожирает слабого. И вот в 2007 году израильский биолог Фрэнсис Дов Пор выдвинул смелую для ученого идею, созвучную древним легендам о существовании внизу целого обитаемого мира, который тянется под всей поверхностью планеты и благодаря хемосинтезу независим от солнечного света и жизни на поверхности. Этот мир получил достойное и емкое название «Офела» — «Преисподняя» на языке Ветхого Завета. К разочарованию читателей, речь идет не о монстрах и чудовищах, а всего лишь о крохотных и безобидных жучках-паучках, активно снующих по подземным порам Земли.

Так какие существа обитают в пещерах? Может ли из тьмы протянуться страшная клешня и схватить человека? Для начала забудьте об огнедышащих драконах и вампирах ростом с человека. Земную толщу пронизывает множество пещер, однако большинство из них малы по размерам, поэтому только небольшие существа могут свободно перемещаться по подземному миру. Да и источники пищи в пещерах даже с учетом хемосинтеза очень скудны и не могут прокормить больших животных. Но маленькие - не значит безобидные: известно, что на Земле встречаются бесшумные змеи, ядовитые тарантулы и мухи цеце. Наоборот, именно маленькие существа в стесненных, ограниченных условиях пещер смогут подобраться к застрявшему в лазе человеку и нанести смертельный укус, который окажется опаснее клыков крупного хищника.

Уровень воды в пещерах сильно колеблется в зависимости от дождей на поверхности и половодья на реках, поэтому подземные жители могут дышать как на воздухе, так и под водой. И где человек захлебнется, там подземные существа подплывут и объедят добычу. По большому счету для них нет границы между сушей и водой — и то, и другое является для них родным домом.

Обычно полы пещер неровные и изобилуют выступами и впадинами, поэтому подземные существа имеют очень длинные и сильные конечности для быстрого перемещения. Пещерные существа слепы и вместо зрения имеют хорошо развитое обоняние: многочисленные длинные усики ощупывают каменную оболочку пещер и позволяют легко ориентироваться там, где человек без света будет полностью беспомощен.

 

Сейчас в пещерах нет опасных для человека существ, но к чему приведет неторопливая подземная эволюция за миллионы лет? Каких чудовищ может породить спрятанный от наружных катаклизмов подземный мир? В фильме-реконструкции BBC «Дикий мир будущего. Серия № 3» через 200 миллионов лет суша покрывается выжженными бесплодными пустынями, зато в пещерах кипит жизнь. Наверху жарко и сухо, но внизу в темной прохладе текут целые реки воды — обязательное условие для жизни. Насыщенная минералами черная вода бьет из гейзеров, даруя источник жизни для колоний бактерий. Бактериями в свою очередь питаются скопления темночервей — пещерных водных червей длиной шесть сантиметров. Но вот в воде появилось еще что-то. Гибкое тонкое тело с легкостью пролезет в любую, даже самую маленькую щель, извернется и выберется из самого запутанного и изогнутого прохода. Бронированные сегменты делают существо неуязвимым как для врагов, так и для падающих в пещерах камней. Множество ножек позволяют быстро передвигаться по суше, а мускулистое тело — скользить с бешеной скоростью в водной толще. Существо устремляется в погоню за темночервями, а его цепкие челюсти раскрываются в ожидании добычи. Это он, самый страшный хищник подземного мира, финал пещерной эволюции, плотоядный червь метровой длины — гладкоременник. Он слеп, но его органы осязания (научное название — «боковая линия») способны уловить малейшие колебания воды от добычи — шевелящейся массы темночервей.

Созданный BBC образ этого подземного хищника в целом верный, но подходит только для условий нижних, постоянно затопленных пещер. В сухих или периодически затапливаемых пещерах у гладкоременника два крупных недостатка. Унаследованные от морских животных органы осязания вне воды бесполезны: для сухих пещер понадобятся длинные чувствительные волоски на морде хищника, чтобы ощупывать путь впереди. Обтекаемое мускулистое тело гладкоременника лихо носится и маневрирует под водой, однако в условиях сухих пещер ему пригодятся, скорее, крюкообразные конечности со множеством шипов, чтобы быстро и успешно лазать по отвесным стенам, безопасно спускаться в пропасти и преодолевать любые неровности на пещерном полу. В такой ситуации идеальным по скорости перемещения был бы летающий хищник, однако специфика пещер накладывает очень сильные ограничения на размер и форму тела, поэтому ничего опасней ядовитой мухи в этом направлении эволюции не светит. Подводя итог, отметим, что вершиной эволюции мира пещер представляется скорее не червяк, а хищная бронированная сколопендра с острыми, сильными челюстями и длинными, осязательными волосками на морде, способная жить как под водой, так и на воздухе.

 

Лучшие фильмы ужасов о пещерах:

  • «Пещера» (2005)
  • «Спуск» (2005)
  • «Спуск 2» (2009)
  • «Санктум» (2010)
  • «Спуск 3» (2015)
  • «Пещера» (2014)

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)