DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Тысяча чертей, проклятые лоси!

Последняя зима / The Last Winter

США, Исландия, 2006

Жанр: ужасы, триллер, детектив

Режиссер: Ларри Фессенден

Сценарий: Ларри Фессенден, Роберт Ливер

В ролях: Рон Перлман, Джеймс ЛеГрос, Конни Бриттон, Зак Гилфорд,

Похожие фильмы:

Ларри Фессенден – настоящий подвижник жанра хоррора, и если его имя не очень хорошо известно широкому кругу любителей ужасов, то это необходимо срочно исправлять. Как известно, снимая копеечные страшилки, очень легко удариться в грайндхаус, torture porn и прочий низкобюджетный и безыдейный шлак, направленный исключительно на то, чтобы отбить микроскопический бюджет и удовлетворить самых невзыскательных зрителей. Фессенден не таков. Оперируя крайне небольшими деньгами (и гораздо более скромными рекламными возможностями, если сравнивать, например, с Blumhouse), он помогает создавать самобытные, оригинальные и, не боясь этого слова, интеллектуальные ужастики. В режиссерское кресло Фессенден садится достаточно редко, предпочитая находится перед камерой (в главных или эпизодических ролях) или в качестве продюсера. Результаты получаются разные. Об одном из режиссерских детищ Ларри и пойдет сегодняшний разговор.

Сюжет вращается вокруг разработки нефтяного месторождения в условиях вечной мерзлоты. Согласно заключенному контракту, нефтяники не могут начать работу до получения положительного заключения от экологов. Ожидание затягивается, и на полярную базу прибывает один из начальников, Эд Поллак, дабы заставить представителя «зеленых», ученого Джеймса Хоффмана, подписать нужные документы. Проблемы начинаются, когда младший из обитателей лагеря начинает ловить жуткие глюки, а выбраться к цивилизации не получается.

«Последняя зима» считается низкобюджетным фильмом, однако для Ларри Фессендена 5 или 7 миллионов долларов (данные разнятся) – это настоящий блокбастер. Деньги позволили снимать «Зиму» не в засыпанном ватой дворе продюсера, в Исландии и штате Аляска. Как и большинство режиссеров, получающих в распоряжение полярный сеттинг (см. «Нечто» или сериал «Фортитьюд»), Фессенден наслаждается возможностью снимать захватывающие дух пейзажи арктических пустошей, которых тут чуть ли не больше, чем кадров с главными героями. По идее, это должно раздражать и растягивать хронометраж фильма, однако использование широкоугольных объективов и аэросъемки отлично передает масштаб: человек, его убогие жилища и транспортные средства – ничто, песчинка перед громадой дикой природы. Быстрые наезды и пролеты камеры над объектами создают атмосферу внетелесного опыта или астральной проекции, словно зритель попадает в муторный кошмар, уснув с высокой температурой.

Атмосфера нагнетается грамотно. Странные галлюцинации, необъяснимые погодные явления (ветер, взявшийся из ниоткуда, или дождь в сильно минусовые температуры), потихоньку нарастающие конфликты внутри базы. Отдельное «спасибо» Фессендену за регулярное избегание навязших на зубах клише «северных» хорроров – никаких инопланетян («Нечто»), никаких доисторических паразитов (эпизод «Лед» в «Секретных материалах» или тот же «Фортитьюд»), никаких излишних экстренных ампутаций обмороженных конечностей («Белая мгла») и, главное, никаких скримеров. Некоторые сцены прямо созданы для последних, однако авторы словно нарочно избегают громких звуков и резких выпрыгивающих монстров (за редким исключением). Момент, где Хоффман начинает видеть замерзшего мертвеца у себя в комнате, подан в почти полной тишине, разрываемой только «белым шумом» – похвальная умеренность.

Актерский состав получился крепким, хотя и без звезд первой величины. По сути, все персонажи фильма так или иначе подчинены взаимоотношениям двух главных героев. В левом углу ринга мы имеем нефтяника Поллака в исполнении всегда надежного Рона Перлмана. Фактурный американец привносит в каждую, даже самую «картонную» роль, свое фирменное суровое обаяние, так что смотреть на него всегда приятно. Противостоит ему эколог Хоффман, которого играет несостоявшийся кумир девичьих сердец на рубеже 80-90-х Джеймс Ле Грос (знакомый любителям ужасов по второму «Фантазму», где он по настоянию продюсеров временно заменил Билла Торнберри в роли Майка). Не шекспировского уровня актеры, но со своей работой более чем справляются. Собственно, они-то и воплощают главный конфликт «Последней зимы» – противостояние человека, убивающего окружающую среду в своей бесконечной жажде потребления, и природы, которая, в какой-то момент начинает защищаться.

Количество трупов медленно начинает расти, превращаясь к концу фильма в настоящую мясорубку. Естественно потихоньку множатся конфликты и истерики, строятся реалистичные и фантасмагорические теории происходящего. До самого финала Фессенден мастерски сохраняет баланс неопределенности, поскольку любая из версий имеет право на существование. Что происходит? Действительно ли призраки доисторических зверей восстали, чтобы отомстить расхитителям могил (ведь, как справедливо отмечает первая жертва, что такое нефтяное месторождение, как не огромная братская могила)? Может быть, дело в нефтяном «кислом газе», который потихоньку сводит всех полярников с ума? Или это некий вирус? Или природа наконец выпускает «последнюю зиму», как защитную реакцию организма, которая должна истребить настоящий вирус – людей, убивающих планету? Или просто имеет место массовый психоз и «островная лихорадка»? Пока все эти вопросы висят в воздухе, фильм отлично держит в напряжении. На создание атмосферы прекрасно работает суровый быт полярников, их изоляция и сплошная снежная бесконечность вокруг. А уж когда выходит из строя связь, электронные письма не отправляются, а замерзший паренек на видео шепчет: «Боже, надеюсь, это происходит только здесь», – мурашки по спине начинают маршировать строем!

Так что же мы получаем в результате? Недооцененный культовый шедевр в жанре мистического эко-хоррора, который преступно недооценен зрителями? Ну, не совсем. У фильма есть два больших минуса, которые негативно влияют на итоговое впечатление. Однако для того, чтобы их объяснить, придется удариться в спойлеры, поэтому если все описанное выше вас заинтересовало, то стоит бросить читать рецензию, посмотреть фильм, а потом, если возникнет желание, вернуться к статье и сравнить собственные ощущения с авторскими. Фильм, как минимум, стоит просмотра в силу своей необычности, таланта Фессендена и неплохого актерского состава.

Итак, все желающие нас покинули? Остались только смотревшие фильм и самые любопытные?

СПОЙЛЕРЫ!

Минус номер раз – неопытность Ларри как режиссера и отсутствие какого-либо креативного контроля. Фессенден образца 2006 года – художник начинающий. Являясь одновременно режиссером, продюсером, автором сценария и монтажером, он имел полный контроль над итоговым результатом, но распорядился им не лучшим образом. Как уже говорилось выше, основной конфликт фильма – борьба человека и природы. Такие вещи, чтобы правильно работать, должны действовать на подсознательном, метафорическом уровне. Здесь же все подается в лоб, через постоянные монологи главных героев, перемежающиеся с видеорядом, показывающим жуткие картины эксплуатации недр планеты и ответную реакцию природы. В результате вместо «подтекста», который могут угадать внимательные зрители и критики, но который, при этом, не мешает смотреть «Последнюю зиму» как обыкновенный мистический фильм ужасов, мы получаем проповедь, «месседж», который можно охарактеризовать сакраментальным «Берегите природу, мать вашу!». По свирепости пропаганды «Последняя зима» встает на один пьедестал с «В смертельной опасности», а это явно не лучшее соседство (если что, это тот фильм, где Стивен Сигал, убив около 150 злобных наемников, финальные 10 минут реального времени читает лекцию о необходимости бережного отношения к окружающей среде).

Не спасает противостояние и то, что за Поллака и Хоффмана не очень-то хочется переживать. Первый, несмотря на все старания Перлмана, выписан ходульным и жадным доминантным альфа-самцом, который неправ априори, и любые попытки его очеловечить натыкаются на изначальную ходульность, а поддать злодейского огоньку и блеснуть харизмой, как он умеет лучше многих, не дает сдержанный характер фильма. Получается тупик. У Ле Гроса обратная проблема: ему харизмы не хватает. Его Хоффман – провидец и стойкий защитник природы, главный «проповедник» идей фильма. Он правильный настолько, что очень быстро становится скучным. Тяжело переживать за такого унылого персонажа, для которого нестандартным (и очеловечивающим) поступком являются, разве что, «шпили-вили» с единственной условно симпатичной полярницей. Не говоря уже о том, что пара сцен в первые полчаса активно намекают, что Хоффман сошел с ума еще до начала фильма (особенно, если судить по его журналу). Остальные персонажи имеют одну-две индивидуальных черты, при этом никаким образом не влияя на протагонистов. Их не жалко, они – обычное пушечное мясо для хоррора. В результате центральная мысль фильма оставляет неприятный привкус нравоучительной лекции, что явно не идет ей в плюс. Фессенден увлекся своими идеями и, видимо, боялся, что зритель их не поймет, поэтому решил разжевать для идиотов. Получилось неловко (и неприятно по отношению к зрителям, которые не идиоты и уловили суть через 10 минут после начала фильма).

Второй минус – концовка. У Фессендена есть один любопытный фетиш – вендиго, таинственные людоеды из индейских легенд. Рогатые зверушки встречались у него в одноименном фильме 2001, а также участвовали в сюжете Until Dawn. Присутствуют они и в «Последней зиме», но в гораздо меньших дозах. В одном из интервью Фессенден предложил воспринимать их с метафорической точки зрения, как фрагмент воспаленного воображения одного из героев, наделяющего силы разгневанной природы визуальным воплощением. На самом деле, лучше бы вендиго в фильме не было совсем, т.к. появление плохо анимированных инфернальных плотоядных призраков лосей-людоедов, которые еще и бегают, словно опаздывая в туалет по-большому в финале фильма, который настолько эффективно строил минималистичную атмосферу нарастающего ужаса, воспринимается довольно странно. Первые пару раз (буквально секундное появление в объективе камеры ночного видения, и в неверном свете костра, на границе света и тени) еще можно простить, но их побегушки в конце – это финиш.

Однако даже это можно было бы простить, если бы не последние 5 минут. Как уже говорилось выше, один из самых больших плюсов «Последней зимы» – это неоднозначность трактовки происходящих событий. Даже плохо анимированных инфернальных плотоядных призраков лосей-людоедов можно списать на глюки Хоффмана. Однако от неоднозначности автор не оставляет камня на камне, когда в финале уцелевшая полярница просыпается в больнице. Мало того, что сцена безумно напоминает гораздо более качественный финал первой «Обители зла». Она разрушает атмосферу недосказанности, окончательно добивая зрителя очередной экологической метафорой: да, планета разозлилась и выпустила «Последнюю зиму». Такие вещи принято вырезать и оставлять, разве что, в виде бонусов для издания на DVD. Но, как уже говорилось, Фессенден в этом фильме един в четырех лицах (даже в пяти, если учитывать его камео в качестве пассажира самолета). Поэтому переложить ответственность на кого-то еще не получится.

Но означают ли эти минусы, что фильм недостоин просмотра? Нет! Эффектные полярные ужасы, избегающие постоянных клише, сегодня на вес золота. Да и до развязки фильм предоставляет более чем достаточно пугающей атмосферы полной безнадеги и отчаяния. Он мрачный, безысходный, неуютный. Если хотя бы одно их этих слов нашло отклик в ваших кинематографических вкусах, то медленная и неприветливая «Последняя зима» придется вам по душе.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)