DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Умереть занятым, или Последний рабочий день

Мы не знаем, когда умрем. Верим, что это случится в глубокой старости, естественным путем. И меньше всего об этом думаем, идя на работу в офис, в комфорт и безопасность. Даже если мы влияем на судьбы других, стуча по клавишам и перебирая бумажки, мы никого не убиваем в прямом смысле слова, собственными руками. А это значит, что и нас никто не должен трогать. Если есть к нам претензии — идите в суд, де-факто в другой офис, где также трудятся белые воротнички. И мы все — работники умственного труда, далекие от физического насилия. Но как оказывается -смерть совсем рядом, возможно, прямо сейчас, за дверью вашего кабинета…

Далее вы прочтете о двух ужасающих рабочих днях, ставших последними для нескольких обычных людей, таких же, как мы с вами. Они пришли в офис и стали жертвами зверской бойни. Причем зверьми выступили молодые мужчины, ничем не выделяющиеся из толпы, каждый день проходящие мимо нас. Мотивы у каждого из преступлений свои, но итог один — несправедливо загубленные жизни…

7 ноября 2012 года, Москва, офис аптечной сети «Ригла»

Без десяти десять из туалета офиса вышел человек. Он был в черном, с оружием в руках. Злодей шел к намеченным целям, в кабинет на четвертом этаже. Но на лестнице мерзавцу попался случайный прохожий, пришедший на собеседование. А спустя мгновение кандидат получил смертельное ранение /Денис, 33 года/…

Убийца вошел в кабинет № 400 и после краткого приветствия открыл огонь. Он был опытным стрелком, почти не оставляя шансов тем, в кого целился. Четыре сотрудника /Александр, 42 года; Антон, 33 года; Елена, 25 лет; Наталья, 25 лет/ погибли на месте. На следующий день в больнице скончался еще один /Никита, 29 лет/. И без сомнения были бы еще жертвы, если бы безумца не обезвредила подоспевшая охрана компании…

Новоиспеченным маньяком оказался юрист «Риглы» — 29-летний Дмитрий Виноградов. Прилежный работник и скрытый психопат. Обозленный несостоявшийся любовник, убивший коллег ради самоутверждения перед бывшей подругой. Анна также была в кабинете № 400, став единственной сторонней зрительницей чудовищного представления. Виноградов не тронул девушку, ведь в этом и состояло её наказание…

Суд приговорил душегуба к пожизненному заключению. Близкие погибших сожалели о запрете смертной казни в нашей стране, но как знать, возможно, пожизненное заключение — куда более страшное наказание…

7 января 2015 года, Париж, редакция журнала «Шарли Эбдо»

В одиннадцать двадцать у архива журнала «Шарли Эбдо» вышли из машины двое молодых людей. Они спросили у прохожих: «А где редакция?» и, получив ответ, расстреляли одного из них…

Преступники ворвались в здание и убили первого попавшегося на глаза сотрудника. А далее на втором этаже отморозки расстреляли еще с десяток человек. Покидая место бойни, террористы застрелили встретившегося полицейского.

Имена нападавших — Саид и Шериф Куаши, французы-мусульмане и члены «Аль-Каиды». Причиной расстрела журналистов стали ранее опубликованные в еженедельнике карикатуры на пророка Мухаммеда.

9 января полиция выследила и уничтожила террористов, оказавших активное сопротивление при штурме…


На первый взгляд кажется, что это два абсолютно разных случая, бесконечно далеких территориально и мотивационно. Но незримый ужас московского и парижского преступления таится в совокупности схожих черт, помимо офисных стен. И первая из них — идеологическая предпосылка.

Формально «дело Виноградова» — психопатический срыв, спровоцированный разрывом толком не начавшихся отношений. Девушка оставила парня, который ушел в запой, а потом взялся за ружье и выплеснул боль и разочарование. Под раздачу попали общие коллеги, просто как соединяющая масса, на месте которых так же могли быть одноклубники, попутчики и любые другие люди, оказавшиеся рядом.

Дмитрий Виноградов

Но есть и еще нюанс, социально приравнивающий расстрел в российском офисе к кошмару во французской редакции. За несколько часов до нападения Виноградов опубликовал в социальной сети мизантропный манифест, призывающий к уничтожению человечества. А уже после задержания пресса окрестила свихнувшегося юриста «русским Брейвиком», напрямую сравнивая его с норвежским экстремистом, убившим на родине 77 человек. Последний тоже перед массовым уничтожением написал и разослал множеству людей кровопролитный призыв.

Вот так «Риглу» и «Шарли» объединило страшное слово «терроризм», условное в первом случае и непосредственное во втором. Понятно, что и без существования Брейвика Виноградов совершил бы свое чудовищное деяние, смысл которого лежит в исконном значении слова terror. «Страх», «ужас», в переводе с латинского, выражающийся в абсолютном безжалостном насилии, направленном на беззащитных людей, оказавшихся не в то время не в том месте. Но не только офисные сотрудники пополнили списки погибших в те ужасные дни.

Вторым жутким совпадением в Москве и Париже стал первый пострадавший. Человек, не имевший отношения ни к целям, ни к нападавшим. До невозможного рандомная жертва, просто получившая пулю, без малейшего осознания сопричастности к чему-либо. Об обоих погибших можно написать отдельный материал о колоссальной трагической случайности с мизерной вероятностью, но всё-таки возможной. Говорящей о том, что смертельно опасно находится вблизи любого места маломальского скопления народа, а значит — где угодно в современном городе…

Погибшие журналисты «Шарли Эбдо»

Но вернемся непосредственно к офису. Каковы шансы выжить, когда туда врывается убийца с огнестрельным оружием? Если это маленькое помещение, то они практически нулевые. Преступник в упор расстреливает людей, а оказание сопротивления или бегство возможно только при перезарядке. Так и получилось в «Ригле», благо было еще кому спасаться, но, увы, не получилось в «Шарли». А сам факт пополнения боезапаса говорит о маниакальной одержимости убивать, без психологического стопора в виде опустевшего магазина.

В обоих случаях люди умирали прямо за работой, еще несколько секунд назад думая о служебных вопросах. А может быть и о близких, к которым вечером вернуться домой. Или о личных заботах, которые будут решать после окончания трудового дня. Не важно, о чем конкретно. А важно то, что их жизни были оборваны просто потому, что они — люди, пришедшие в офис.

Есть ли возможность уберечься от такой смерти? С точки зрения конкретных личных действий — практически нет. Это равносильно внезапному стихийному бедствию, при котором сохранность вашей жизни — лишь дело случая. Другое дело — государственная профилактика подобных преступлений, повышенный контроль за оборотом оружия, с позиции его легальной продажи частным лицам. Требуется и куда более серьезная защита правоохранительными органами как государственных, так и частных организаций. Ведь мы живем в страшное время повсеместной враждебности по религиозным, политическим, экономическим и субъективным мотивам. И главенствующей задачей государственных структур становится предупреждение вспышек насилия, а не только расследование уже совершенных преступлений.

Траур в «Ригле»

Траур в «Шарли»

Ваш офис — это не ваша крепость, как не печально это осознавать. И самая серьезная опасность — отнюдь не увольнение из него. А лучшее, что можно посоветовать, — всегда быть начеку, при всей трудновыполнимости подобной установки. Но хотим мы того или нет, современный мир переполнен угрозами, и насилие в отношении нас в любом месте и в любое время более чем возможно. Поэтому отчасти пессимистично звучащее правило «Надейся на лучшее и готовься к худшему», возможно, спасет вам жизнь в экстремальной ситуации.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)