ССК 2018

Виктор Глебов «Поезд следует без остановок»

Если бы не эта чёртова встреча с заказчиком, которому экстренно понадобилось вылететь в Германию уже послезавтра, Юра никогда не помчался бы сломя голову через забитый пробками город.

Они с Ксюхой собирались вечером сходить в кино. Теперь, конечно, придётся перенести. Впрочем, дело даже не в этом, а в том, что испорчен день. Настроение ни к чёрту и вообще… Не любил Юра суету. Срываться вот так — это не его.

Проект ландшафтного дизайна лежал у него в кармане, записанный на флешку. Копия находилась на ноутбуке. Он был почти закончен, требовалось уточнить лишь несколько деталей. Предполагалось, что заказчик сам приедет в Питер на неделе, но планы изменились, и теперь Юра дышал пылью в такси. Конечно, ему оплатят билеты до Москвы и обратно. Это уже неплохо, если подумать. С другой стороны, ещё бы не оплатили!

Юра взглянул на часы и вздохнул. Уезжать приходилось вечером — значит, всю ночь предстоит трястись в поезде, а с утра, толком не выспавшись, встречаться с заказчиком. Просто замечательно!

Он работал на фирму уже второй год, и в нём были заинтересованы. Платили средне — около сотни в месяц, правда, в евро, так что зарплата варьировалась вместе с курсом. Зато Юра мог реализовывать свои задумки, не опасаясь, что половину того, что он нарисует, изменят по факту — во имя экономии. Сколько раз бывало, что он не узнавал собственные проекты, увидев их вживую! Не сосчитать…

Когда такси остановилось перед зданием вокзала, Юра рассчитался с водителем, вытащил сумку из багажника и поспешил к кассам. Он понимал, что торопится напрасно: если билетов нет, то сэкономленные пять минут ничего не изменят. Да и не очень-то ему хотелось ехать. По правде сказать, вообще не хотелось. И всё-таки он спешил. Проклятое чувство ответственности!

Как Юра и предполагал, билеты закончились. Кассир даже удивился, что кто-то спрашивает про них.

— Давно раскуплены, что вы! — сказал он, поправляя очки с толстыми стёклами. — Надо было раньше приходить.

— Срочное дело, — ответил Юра.

Что ж, придётся ехать назад. В конце концов, заказчик никуда не денется. Сам виноват, что сроки теперь сдвинутся. Зато они с Ксюхой ещё успеют сходить в кино. Юра взглянул на часы. Да, запросто!

— А вам очень надо?

— Что? — Юра не сразу понял, что кассир обращается к нему.

— Я спрашиваю, вам очень надо сегодня в Москву?

— Э-э… ну да.

— Завтра никак?

— Завтра бессмысленно. А что?

Кассир постучал по клавиатуре и воззрился на экран.

— Сегодня отправляется экстренный поезд, — сказал он. — Собственно, это заказной. Но места есть. Я думаю, никто не будет возражать, если мы вас туда подселим, так сказать.

— А сколько стоит?

— Даже меньше, чем обычный билет.

Вот надо же было чёртовому кассиру влезть!

— Ладно, — сказал Юра, доставая бумажник. — Давайте. Когда отправление?

 

***

 

Ждать пришлось всего сорок минут. Юра воспользовался этим временем, чтобы позвонить Ксюхе и директору фирмы. Сообщил, что билет взял и благополучно уезжает.

Поезд был почти белый, только понизу шла серая полоса. Похожий то ли на ракету, то ли на подводную лодку, он состоял всего из трёх пассажирских вагонов и почтового. «Ковчег», — прочитал Юра название. Придумают же…

Во второй вагон садилось человек тридцать, не меньше. Должно быть, какое-то учреждение массово выезжало на конференцию и наняло под это дело заказной состав. Юра решил, что это его не касается.

Показав билет проводнику, он загрузился в третий вагон (его прицепляли просто для устойчивости) и занял своё купе. Вытащил из сумки ноутбук, подключил мобильный интернет: спать ложиться рановато, зато можно кое-что доработать в проекте.

Через пять минут Юре пришло в голову, что, скорее всего, он окажется в вагоне единственным пассажиром. Он даже встал и выглянул в коридор. Пусто. Что ж, оно и к лучшему, наверное. По крайней мере, по соседству не будет пьяной шумной компании, каждые десять минут оккупирующей с разными целями туалет.

Однако Юра ошибся. Через несколько минут в вагон сели ещё двое пассажиров: мужчина лет шестидесяти с двумя клетчатыми чемоданами и девушка с рюкзаком. Каждый исчез в своём купе. Юра даже обрадовался: и мешать не будут, и едешь всё-таки не в полном одиночестве. А то трястись в пустом вагоне как-то жутковато, если подумать…

У Юры был с собой бумажный пакет с сэндвичами, которые он купил на вокзале, пока ждал подачи поезда к платформе, но, поразмыслив, он решил отложить их на потом.

В коридоре хлопнула дверь, и кто-то прошёл мимо его купе. Юра встал и выглянул. Девушка в белой футболке и синих джинсах стояла неподалёку, пытаясь поднять окно. Хорошая фигура, атлетическая. Наверное, регулярно ходит на фитнес. Светлые волосы собраны в хвост, серёжек, кажется, нет. На запястьях — браслеты-бусы.

Рама не поддавалась.

— Вам помочь? — Юра вышел из купе, прикрыл дверь.

Девушка обернулась. Карие глаза, брови вразлёт. Эх… Красивые девушки — настоящий бич для парней, у которых уже есть отношения.

— Да, если не трудно. Никак не получается.

Юра подошёл, нажал фиксаторы по бокам рамы и с усилием поднял окно.

— Подзаело, — сказал он.

— Спасибо. — Девушка достала из заднего кармана пачку сигарет и пластмассовую зажигалку. — Вот решила подымить, — сказала она, словно оправдываясь. — Вы не курите?

— Нет. Бросил полгода назад.

Девушка щёлкнула колёсиком и глубоко затянулась.

— Это правильно. Я пыталась раза три, но срывалась. А вам тоже срочно в Москву понадобилось?

Юра прислонился к стене плечом.

— Да. Встреча с заказчиком. Я занимаюсь ландшафтным дизайном.

— Круто! А у меня мама в больницу угодила. Из родственников в Москве никого. Пришлось бросить всё и срочно ехать. Слава богу, попала на этот поезд!

— Не знаете, что за толпа его арендовала?

Девушка отрицательно покачала головой.

— Плевать, — сказала она. — Лишь бы до Москвы довезли.

— С нами ещё какой-то мужик, и всё, по-моему. — Юра посмотрел вдоль коридора, но не смог вспомнить, какое купе занял третий пассажир.

— Не знаю. Я, пока вас не увидела, считала, что мы с ним тут вдвоем. Так что, может, есть ещё кто-нибудь.

Юра так не думал, но спорить не стал.

И правильно сделал, потому что в течение нескольких минут, остававшихся до отхода поезда, в вагон набрались ещё трое поддатых парней в спортивных костюмах, семейная пара с двумя детьми, парень и девушка, женщина лет пятидесяти и пожилой мужчина «профессорского вида», как назвал его мысленно Юра.

— Да тут аншлаг! — усмехнулась, наблюдая за появлением новых пассажиров, девушка. Она выбросила окурок в приоткрытое окно. — Теперь нормально не подымишь в дороге. Кто-нибудь обязательно развопится, что не выносит запах табака.

— Наверняка, — согласился Юра, который и сам не очень любил, когда поблизости курят.

— Вика, — девушка протянула руку. — Будем знакомы.

— Юра.

— Если будет скучно, заходи ко мне — поболтаем.

— Без проблем.

— Вот и договорились.

Девушка ушла в своё купе, а Юра остался ненадолго, чтобы понаблюдать за отходом поезда от перрона. В такие минуты ему всегда бывало немного тревожно: он не любил уезжать далеко от дома. Кроме того, Юре с детства мерещились катастрофы. Не только на поездах, а в любом транспорте. Куда бы он ни сел, всю дорогу мысли крутились вокруг того, не случится ли авария.

По перрону сновали люди — пассажиры, провожающие, носильщики и охрана. Со стороны можно было подумать, что жизнь за окном кипит, но на самом деле это была агония, предваряющая летаргию. А как иначе назвать несколько часов, проведённых в томительном ожидании прибытия поезда к месту назначения? Юре всегда казалось, что на время путешествия жизнь замирает.

За минуту до отправления в коридоре появилась девушка с чемоданом на колёсиках. Проходя мимо, она бросила на Юру быстрый взгляд и исчезла в дальнем купе.

Раздался низкий протяжный гудок. В недрах состава что-то зажужжало, стукнуло, запульсировало, входя в едва уловимый ритм. Поезд судорожно содрогнулся и покатил по рельсам, набирая ход.

Значит, в вагоне находилось пятнадцать пассажиров — Юра не поленился сосчитать. И наверняка все попали сюда так же, как он — срочно понадобилось ехать в Москву, и кассир предложил им третий вагон заказного поезда.

Интересно, а где проводник? Почему он не стоял на перроне, проверяя билеты? Юра прошёл по коридору. Дверь в служебное купе была заперта. Странно…

Зато туалет оказался открыт: биосистемы в черте города не запирались. Юра сходил по-маленькому и вернулся к себе. Надо поработать, а потом лечь и постараться уснуть.

 

***

 

Проводник появился спустя пару часов. Предлагал постельное бельё. Значит, был у себя в купе всё это время, но на стук не отвечал. Юра заплатил за комплект и постелил себе на нижней полке, но ложиться пока не стал: ему хотелось доделать композицию из клумб в дальнем конце участка. На это ушло часа полтора. Закончив, Юра закрыл ноутбук, достал зубную щётку, пасту и отправился в туалет. Когда возвращался, встретил в коридоре «профессора». Тот шёл навстречу с полотенцем в руке.

— Простите, горячая вода есть? — спросил он, поравнявшись с Юрой.

— Есть.

— Замечательно.

В купе Юра приоткрыл окно, чтобы внутрь попадал свежий воздух, разделся и сел на нижнюю полку, прислонясь спиной к стене. Обивка оказалась на удивление мягкой. Вернее, упругой. «Надо же, какой нынче сервис», — с ухмылкой подумал Юра.  

Наручные часы показывали одиннадцать. В коридоре раздались громкие голоса, хохот. Наверное, троица бухих парней вышла проветриться. Кто-то сделал им замечание. Ага, это семейная пара. Видимо, уже уложили детей. Голоса смолкли — парни оказались сознательные.

Юра лёг и решительно закрыл глаза. Надо выспаться! На чужом месте ему это обычно редко удавалось, но если приложить усилие… Он вздохнул. Мог бы сегодня дрыхнуть в своей кровати, дома. С Ксюхой. Эх…

 

***

 

Юра открыл глаза. Вот чёрт! Ему с таким трудом удалось задремать, и теперь пожалуйста… Юра повернулся на бок, полежал минут пять.

Колёса выстукивали чёткий ритм: та-дам, та-дам. Вагон слегка покачивало.

Юра поворочался, устраиваясь поудобнее. За окном было темно, ничего не разобрать. Сколько они уже в пути? Юра взглянул на часы. Светящиеся стрелки показывали половину второго.

В вагоне было тихо: похоже, все спали — ну, или просто сидели по купе. Даже пьяная компания угомонилась. Хотя парни-то как раз могли и уснуть.

Юра почувствовал, что хочет в туалет. Должно быть, это его и разбудило. Вставать было неохота, но он понимал, что всё равно придётся, поэтому откинул тонкое одеяло и спустил ноги на пол. Натянув кроссовки, вышел в коридор и поплёлся в конец вагона. Свет испускали маленькие белые лампочки на потолке — почему-то они напомнили Юре люминесцентные отростки глубоководных рыб. Света едва хватало, чтобы не врезаться в стены. Режим ночной экономии.

Когда Юра добрался до туалета, из служебного купе вышел проводник с мобильным телефоном в руке. Хмуро взглянул на пассажира и прошёл мимо. Его вытянутая фигура раскачивалась в такт поезду, но равновесие он при этом каким-то чудом не терял.

Едва проводник скрылся в тамбуре, Юра обнаружил, что дверь туалета заперта. При этом встроенный в ручку индикатор утверждал, что внутри никого нет.

Мочевой пузырь давал знать о своей потребности облегчиться всё настойчивее. Юра взглянул вдоль коридора, по которому ушёл проводник. Интересно, когда тот вернётся…

Из купе вынырнула Вика с пачкой сигарет в руке. Увидев Юру, приветливо кивнула.

— Не смогла открыть окно в своём купе, — сказала она, когда парень подошёл. — Придётся тут подымить. Надеюсь, никто не станет возмущаться.

— Проводник в соседнем вагоне.

— Замечательно.

Юра так не считал. Переступив с ноги на ногу, он с тоской взглянул на двери тамбура. На кой чёрт было запирать сортир?! Кто знает, когда вернётся проводник… И вообще, с какой стати он должен терпеть?

— Схожу за ним, — сказал Юра.

— Зачем? — удивилась Вика.

— Пусть туалет откроет.

— А он что, заперт?

— Угу.

— Так ведь не санитарная ж зона, вроде.

— Это биотуалет. Его вообще не закрывают обычно.

— Ясно. Ну, давай. Я быстренько докурю, пока вы не вернулись.

Юра был слегка смущён: конечно, теперь Вика будет думать: «Вот ведь припёрло человеку, не потерпеть две минуты». Ну и пусть.

Пройдя мимо девушки, Юра направился к тамбуру. Линолеум на полу слегка пружинил под ногами. Пахло освежителем воздуха — должно быть, где-то в коридоре имелись автоматические разбрызгиватели.

Выйдя в тамбур, Юра потянул дверь между вагонами. Она оказалась не заперта. Парень вошёл в тёмную содрогающуюся гармошку и приготовился переступить щель между вагонами, но её не было. До чего дошёл прогресс…

Спустя пару секунд Юра снова оказался в тамбуре.

Через стёкла раздвижной двери виднелся полутёмный коридор. Парень вошёл в вагон и двинулся мимо купе. Двери некоторых из них почему-то были приоткрыты. Сначала Юра деликатно отворачивался, но потом не выдержал и заглянул в одно. К его удивлению, оно оказалось пустым. Вещи лежали на месте, постели были разобраны и смяты, но пассажиры отсутствовали.

В следующем купе картина была почти такая же, только на полу ещё валялись пластиковая бутыль и подушка.

Юра постоял, пытаясь сообразить, что происходит. Объяснения не было. Если бы даже пассажиры ушли зачем-то в первый вагон, то не оставили бы свои купе нараспашку.

Парень сделал несколько шагов и взялся за ручку закрытой двери. Потянул в сторону. Дверь легко отъехала.

Это купе тоже было пусто!

Не понадобилось и десяти минут, чтобы убедиться, что во втором вагоне нет ни одного пассажира. Все они исчезли, бросив вещи без присмотра.

Чертовщина какая-то! Надо будет спросить проводника, что случилось.

Юра добрался до конца вагона и дёрнул дверь туалета. Заперто. Вот не везёт-то! Парень постучал в служебное купе. Спустя пару минут стало ясно, что проводник второго вагона исчез вместе с пассажирами.

Мочевой пузырь готов был лопнуть в любой момент. Юре пришло в голову, что можно воспользоваться тамбуром, но он тут же вспомнил об отсутствии щели. Может, зайти в одно из пустых купе и поссать прямо на пол? Нет, так нельзя. Значит, продолжать поиски проводника?

Юра чувствовал, что долго размышлять не сможет. И вообще, ему надоело болтаться по полутёмным коридорам. К чёрту! Он поспешил назад, к тамбуру между вторым и третьим вагоном. Есть там щель или нет — это не его проблема. В конце концов, не надо было запирать сортиры!

 

***

 

Это был кайф. Простой и в то же время острый.

Едва Юра закончил, во втором вагоне раздались голоса.

Парень осторожно выглянул. Он был уверен, что его не заметят, но спалиться не хотелось, так что наблюдать за происходящим в вагоне пришлось одним глазом.

Проводник шёл по коридору своей странной неестественной походкой в сопровождении двух здоровенных мужиков в белых заляпанных фартуках. В руках они держали короткие толстые дубинки.

— Через час должно быть подано первое блюдо, — проговорил проводник, обращаясь к своим спутникам. — Успеете?

Те промычали в ответ что-то невнятное.

Юра отпрянул от двери, скользнул в тамбур и буквально вывалился в коридор третьего вагона. Голова шла кругом: неужели такое возможно?!

Вика уже не курила, а просто стояла, дыша через открытое окно свежим ночным воздухом, врывающимся в вагон идущего полным ходом поезда.

— Ну что? — спросила она, когда Юра торопливо приблизился. — Нашёл? Тебя что-то долго не было…

— Давай зайдём ко мне! — Юра отпер дверь своего купе и приглашающе качнул головой. — Поболтаем, как ты предлагала.

Девушка усмехнулась.

— Ну ладно. Только без глупостей, понятно?

— Да-да. — Юра бросил взгляд в конец коридора, где должен был вот-вот появиться проводник.

Хотя с чего он взял, что тот направлялся сюда?

Как только Вика, пожав плечами, вошла в купе, Юра захлопнул дверь.

Девушка села около столика.

— Так где проводник? — спросила она.

— В соседнем вагоне.

Юра молчал, не зная, что добавить. Как объяснить, что при виде двух амбалов с дубинками его охватил страх, а в голове закрутились подозрения, которые сейчас уже казались бредовыми?

— Ну? — поторопила девушка. — О чём поговорить хотел?

Взгляд у неё стал подозрительным. Ещё немного, и она пожалеет, что зашла.

— Я слышал, как проводник говорил про ужин.

— Ну и?

— Кто устраивает ужин среди ночи?

— Понятия не имею. — Девушка склонила голову набок и неуверенно улыбнулась. — Слушай, выкладывай, что там у тебя в башке?

Юра запер дверь на защёлку и сел напротив.

— Второй вагон пуст. Пассажиров нет, а купе стоят нараспашку. С вещами.

 Вика нахмурилась.

— И куда все делись?

— Без понятия. Сойти они не могли, да и поезд не должен был делать остановок до самой Москвы. Я, правда, спал…

— Поезд не останавливался.

— Ясно. Так я и думал. — Парень нервно потёр лицо ладонями. — Есть ещё кое-что.

Он рассказал Вике про амбалов с дубинками.

— Ты не разыгрываешь меня? — спросила девушка, когда он закончил. — Похоже на сюжет какого-то фильма ужасов.

— Знаю. Но, к сожалению, я их видел собственными глазами. И идут эти ребята сюда, в наш вагон. Потому что больше просто некуда.

— За нами? — после паузы проговорила Вика.

В глазах у неё мелькнул страх.

— Ну а за кем? — заставил себя ответить Юра.

Девушка вдруг встала и подошла к двери.

— Не открывай! — Парень едва подавил желание броситься к ней, чтобы остановить.

— Мы должны убедиться, что у тебя просто разыгралось воображение.

— А если нет?

— Ну… не сидеть же здесь вечно.

Вика повернула защёлку и приоткрыла дверь.

— Что там? — прошептал Юра, подходя.

От собранных в хвост волос пахло цветочным шампунем.

— Темно. Никого не видно. Погоди… Я что-то слышу!

В коридоре звякнуло. Раздался стук отодвигаемой двери одного из купе. Вика подалась назад. Теперь она лишь слегка выглядывала в коридор.

Юре очень хотелось спросить, что она видит, но ещё больше — чтобы девушка заперла дверь.

Прошло секунд двадцать, прежде чем Вика исполнила его желание — очень тихо и аккуратно. Когда она повернулась, лицо у неё было бледное.

— Ну?!

— Не знаю, что именно ты себе нафантазировал, — проговорила она шёпотом, — но я больше никогда не буду смеяться над параноиками!

— Почему? — спросил Юра, не ожидая в ответ ничего хорошего.

— Первым вышел проводник, — сказала Вика, прислонившись спиной к двери. — За ним два здоровенных мужика, смахивающих на мясников. По-моему, у них на фартуках кровь!

— Их я и видел, — кивнул Юра.

— Они выволокли кого-то из купе. Кажется, мужчину.

— Из какого?

— Четвёртого от нас.

— Вроде там ехал профессор.

— Профессор?

— Ну, старичок в очках. Я его так прозвал.

— Понятно. В общем, его утащили.

— Проводник сказал, что они идут за следующей партией. Едва ли «профессора» таким образом пригласили отужинать.

Вика села на нижнюю полку. Её слегка трясло.

— Полный бред! — проговорила она тихо. — Такого просто не может происходить на самом деле. — Девушка подняла взгляд на Юру. — Что будем делать?

— Не знаю. Думаю, лучше всего запереться.

— А дальше?

— Ждать. Рано или поздно поезд куда-нибудь приедет. Никто не знает, что мы видели. Сойдём — и всё!

Девушка скептически усмехнулась.

— Думаешь, получится?

— Почему нет? Не станут же они ломать дверь в купе.

— Открой глаза! У проводника есть ключи от всех купе. Вероятно, это даже один и тот же ключ. Они просто откроют дверь и войдут. Поэтому я спрашиваю тебя снова: что мы будем, блин, делать, когда это случится?!

Юра понял, что Вика права: отсидеться в купе не получится.

— У меня нет оружия, — сказал он.

«А что б ты сделал, если б было? — спросил себя тут же Юра. — Ты ж не Рэмбо!» Хотя герой боевиков, пожалуй, и голыми руками управился бы. Ну, или приспособил бы подручные средства.

Вика достала сигареты и закурила. Руки у неё дрожали.

— Я и не рассчитываю, что ты прихватил с собой пулемёт, — сказала она. — Старика они, конечно, уже отнесли на кухню. Видимо, мы или следующие, или во всяком случае на очереди. Времени до того, как они вернутся, мало.

— Что ты предлагаешь?

— Вообще-то ты здесь мужик, — заметила Вика. — Может, придумаешь какой-нибудь план?

— Я ландшафтный дизайнер, а не Сталлоне!

— Понятия не имею, о ком ты. Но знаешь, что я думаю? Сидеть тут и ждать — глупо. Надо выйти и вырубить этих уродов!

Юра усмехнулся.

Но Вика, похоже, говорила серьёзно.

— Как? — спросил парень.

Вика глубоко затянулась, выпустила дым через ноздри.

— Подкараулим их. Оглушим. Заберём у проводника ключи, откроем дверь вагона и вышвырнем всех троих из поезда. Потом забаррикадируемся и позвоним в полицию. — Пока она говорила, огонёк сигареты нервно прыгал в тонких пальцах.

— Почему нельзя просто позвонить в полицию? — Юра даже подскочил: как ему это раньше не пришло в голову?!

— Да потому, что нас прикончат раньше, — остудила его пыл Вика. — Да и что ты скажешь? Что мы в поезде, который фиг знает где и куда направляется? Думаешь, через пять минут прилетит вертолёт с мигалками, и плохим парням надают по задницам?

— Ладно, может, ты и права, — нехотя согласился Юра.

На миг ему показалось, что проблема сейчас решится. Не хотелось расставаться с иллюзией так быстро.

Господи, и угораздило же его так попасть! Хорошо хоть, он проснулся. А ведь мог так и дрыхнуть. Его оглушили бы и уволокли на кухню, чтобы… нет, лучше не представлять!

— А вдруг мы накручиваем себя? — спросил он.

— Ага! Профессору стало плохо, и проводник позвал двух мясников с дубинками, чтобы помочь ему. Ты дурак?

— Ладно! Ты права! — Юра поднял руки, сдаваясь. — Чем можно оглушить этих быков? Предупреждаю: у меня из бойцовских качеств только два года бокса, и было это давненько, а стоило мне сломанного носа.

— Чем-нибудь тяжёлым. — Вика проигнорировала последнее замечание. — И надо разбудить тех, кто ещё остался в вагоне. Чем больше нас будет, тем лучше. Согласен?

— Да, но проводник с амбалами наверняка сейчас вернутся.

— Значит, не будем терять время.

Вика выбросила окурок в окно и приоткрыла дверь.

— Чёрт! — шепнула она, выглянув в щель. — Они уже здесь!

— Спрячься, пока не заметили!

Девушка осторожно закрыла дверь.

— Через два купе от нас. Не помнишь, кто там?

— То ли парочка, то ли пожилая женщина.

— Если б у нас было что-нибудь тяжёлое…

Юра не разделял Викиной готовности ринуться в бой. Он считал, что у них крайне мало шансов против трёх мужчин, двое из которых явные бандиты. А у проводника может даже иметься пистолет.

Девушка снова выглянула в коридор.

— Поволокли женщину! — сообщила она через пять секунд. — Надеюсь, до детей они не успели добраться…. Ну что, пора выходить, — добавила она спустя минуту. — Проверим, кто ещё остался.

Юра вышел вслед за ней, хотя от страха весь трясся: инстинкт самосохранения восставал против самоубийственной вылазки. С другой стороны, он понимал, что медлить — значит просто ждать своей очереди.

— Ты оттуда начинай, — показала девушка на другой конец вагона. — Так быстрее будет.

У них ушло минуты три на то, чтобы убедиться, что пожилая женщина, «профессор», трое поддатых парней и девушка, севшая в поезд последней, отсутствуют. Их купе были пусты и не заперты. Вещи остались нетронуты, но от этого становилось ещё страшнее.

Семейство с детьми разбудить не удалось. Во всяком случае дверь они не отперли и на стук не отозвались. Кричать им Юра с Викой побоялись.

Парень с девушкой открыли и выслушали, но, похоже, не поверили ни единому слову.

— Идёмте к нам, обсудим, что делать, — предложила Вика. — Они скоро вернутся. Может быть, даже за вами.

— Подожди здесь, — сказал парень своей подружке. — Я скоро приду. Запрись.

— Хочешь оставить её тут одну? — спросила Вика. — Ты что, не понял, о чём мы вам толковали?

Парень вышел из купе и закрыл дверь.

— Слушайте, вы смахиваете на психов, — сказал он. — Или на шутников, у которых большие проблемы с чувством юмора. Я пойду с вами, но предупреждаю: если попытаетесь меня вырубить, сверну шеи! У меня чёрный пояс по…

— Ладно, идём! — перебила Вика. — Быстрее только!

Втроём они вернулись в Юрино купе. Парень не стал садиться — встал возле двери, сложив руки на груди. Выражение лица у него было скептическое.

— Меня зовут Вика, а это Юра. И мы не сумасшедшие. Почти все купе стоят пустые и незапертые. Из второго вагона пропали пассажиры. Наверняка та же история и с первым. Куда все подевались?

— Во-первых, я не уверен, что всё так, как вы говорите. Но это легко проверить. Во-вторых, вы реально хотите, чтобы я поверил, будто мы оказались на поезде каннибалов? — Парень усмехнулся. — За кого вы меня принимаете? Думаете, я книжек не читаю и кино не смотрю? И вообще, пока что на плохих ребят больше всего смахиваете именно вы.

Вика закатила глаза.

— Они сейчас вернутся, и ты сам во всём убедишься, — сказал Юра. — Может, тебе даже представится возможность продемонстрировать свои бойцовские навыки, каратист.

— Дзюдоист, — поправил парень.

— Если они захотят уволочь твою подружку, ты уж не стесняйся, покажи им, какой ты крутой! — съязвила Вика.

В коридоре стукнуло. Все трое замерли, как по команде.

— Кажется, это они. — Вика подскочила к двери. — Подвинься ты!

Парень посторонился.

— Ни звука! — предупредила девушка, прежде чем приоткрыть дверь. — Смотри!

Парень недоверчиво ухмыльнулся.

— Да гляди же!

— Только без шуточек, — предупредил он и прильнул к щели.

Через полминуты он отодвинулся. Лицо у него было озабоченное.

— Они вошли в купе, — сказал он тихо.

— Там семья с двумя детьми, — отозвался Юра.

— Мы должны им помешать, — заявила Вика. — Я не могу наблюдать за тем, как они потащат на кухню детей.

— Эти два здоровяка… — задумчиво проговорил парень. — Они выглядят очень серьёзно. Нет ли чего тяжёлого?

Вика растянула губы в саркастической улыбке.

— А как же дзюдо?

— Лучше не рисковать. Кстати, меня зовут Кирилл.

— Очень приятно. Что предпримем?

Было заметно, что парень предпочёл бы не делать ничего.

— Ну… наверное, надо выйти и…. — Он замолчал. — Понятия не имею, если честно.

— Ты понимаешь, что вы с подружкой и мы — следующие? — спросил Юра.

Его начинало раздражать это переливание из пустого в порожнее. Чем реальнее становилась опасность, тем яснее он понимал, что выбор очень прост: либо они, либо компания каннибалов. Если придётся бороться за жизнь, если при этом понадобится убивать… то пусть лучше сдохнут амбалы и проводник, чем он! Но это неплохо звучало в теории, а Юра опасался, что на практике их всех просто перебьют за пару минут.

— Ладно! У нас в каюте есть две бутылки шампанского, — сказал Кирилл, решаясь. — Одна полная, другая пустая. Если такой дать по голове, череп наверняка проломится.

— Так надо сходить за ними, — проговорила Вика. — В коридоре сейчас никого нет — выродки в купе. Там четыре пассажира, так что думаю, они задержатся.

— Вперёд. — Кирилл отодвинул дверь и побежал к своему купе.

— Останься, — велел Вике Юра, прежде чем последовать за парнем.

Кирилл тихонько постучал.

— Кто там?! — донёсся испуганный женский голос.

— Это я, открывай скорее!

Щёлкнула задвижка, и дверь отъехала.

— Где шампус? — Кирилл вошёл в купе и схватил со столика пустую бутылку. — Скорее достань вторую. Куда ты её положила?

— Я… я не помню, — растерянно пролепетала девушка. — В чём дело?

Юра вошёл в купе, чтобы его не было видно из коридора.

— Отпразднуем знакомство, — проговорил Кирилл. — Не волнуйся, милая. Сиди тут и не выходи, поняла?

— Нет. Я ничего не понимаю!

— Боюсь, у нас всех неприятности, — сказал Юра. — Вам действительно лучше переждать в купе.

— Вот она! — Кирилл торжествующе достал из чемодана бутылку шампанского. Взвесил в руке. — Возьми ты, — сказал он Юре.

Тот обхватил пальцами горлышко. Ладонь была влажной — он этого прежде не замечал, — и стекло немного скользило.

— Пошли? — спросил он.

— Запрись, — шепнул Кирилл своей девушке.

Они двинулись по коридору с бутылками в руке. Юра никогда особенно не дрался — так, возились в школе с пацанами. Ему обычно доставалось — потому и записался в боксёрскую секцию. Но там были правила. Вырубить человека ударом по башке он ни разу не пробовал. Представил, как амбалы бьют детей дубинками, чтобы те потеряли сознание, и в груди что-то всколыхнулось. Гады заслуживали того, чтобы их сбросили с поезда, решил Юра.

В этот миг из расположенного дальше по коридору купе вышел проводник. В первую секунду он не заметил двух пассажиров с бутылками, но затем повернул голову и уставился прямо на них.

— Брат, хочешь бухнуть?! — выпалил Юра, ускоряя шаг. — У нас шампус есть! — Он сам удивился, что успел сориентироваться. Его несло, всё тело охватило нервное возбуждение, но оно же придавало решимости.

— Давай с нами! — подключился Кирилл. — А?

От них до проводника оставалось шагов пять, когда из купе появился здоровяк в фартуке. Лицо у него было, что называется, кирпичом — ноль эмоций. Зато в руке амбал сжимал короткую чёрную дубинку.

Кирилл в два прыжка оказался перед проводником, оттолкнул его свободной рукой, замахнулся и опустил бутылку на гладкий бритый череп.

Раздался влажный хруст, амбал пошатнулся и прислонился к дверному проёму. По низкому лбу потекла струйка крови.

Всё это произошло в течение пары секунд. Кирилл, похоже, решил не рисковать, потому что сразу же ударил здоровяка снова. На этот раз донышко бутылки угодило в переносицу. Амбал заорал диким голосом и начал сползать на пол. Дубинка упала, а толстые руки судорожно хватали воздух.

— Получи, гнида! — прошипел Кирилл, опуская бутылку на бритую голову в третий раз.

Кровь брызнула Юре в лицо, едва не попав в глаз. Очнувшись, он кинулся к проводнику, пятившемуся по коридору. Догнал почти сразу. Тот поднял руки, чтобы защититься, но парень с разгона толкнул его плечом в грудь. Проводник упал, и Юра оседлал его. Противник закричал. Глаза у него выкатились, губы растянулись в каком-то зверином оскале, обнажив неестественно ровные зубы. Между ними метался тонкий бледный язык, покрытый синеватыми наростами.

Юра почувствовал, что сейчас войдёт в раж. Ему нужна была ярость, и он принялся остервенело лупить бутылкой по рукам, которые проводник выставил перед собой. Бутылка была тяжёлой, и сопротивление противника быстро ослабло. Вот Юре удалось шарахнуть его в висок, потом ещё раз. Глухие удары сопровождались треском костей.

За спиной кто-то заорал. Не оборачиваясь, парень опустил бутылку прямо в середину лба проводника, почувствовал, как стекло ушло в череп. Лишь затем встал с бездыханного тела и развернулся.

Кирилл лежал на полу. Над ним стоял второй амбал с мясницким тесаком в руке и смотрел на Юру, буравя крошечными глазками. Похоже, он сменил дубинку на кое-что посерьёзнее. Должно быть, носил тесак за поясом.

Здоровяк медленно двинулся по коридору, поигрывая оружием. Парень заметил, что амбал двигался так же, как проводник, — в такт качающемуся вагону.

Юра приготовился, сжав покрепче бутылку. Было очень страшно. Он представил, как тесак входит в его тело, разрубает кости, вгрызается в…

Противник с низким рычанием кинулся вперёд. Юре показалось, что на него несётся разъярённый бык. Он попятился, но бежать было некуда: позади только пустой вагон.

Парень понял, что не сумеет нанести амбалу сокрушительный удар — тот просто собьёт его с ног. Когда их разделяло каких-то два метра, Юра размахнулся и швырнул бутылку противнику в лицо, вложив в это движение всю силу. Тот уклонился, и снаряд попал в мощное плечо. Мимо!

Туша врезалась в Юру, и он полетел на спину, чувствуя, как из лёгких мгновенно вышел весь воздух.

— Эй! — резкий окрик заставил здоровяка затормозить и обернуться.

Вика стояла в коридоре с короткой чёрной дубинкой в руке.

— Иди сюда! — крикнула она.

В дрожащем голосе ясно слышались истеричные нотки.

Усмехнувшись, амбал повернулся к Юре и шагнул к нему. На его квадратном лице появилась кривая ухмылка. Он загораживал почти весь коридор, поэтому парню не была видна девушка. Когда Вика запрыгнула на спину здоровяку, он уже мысленно попрощался с жизнью.

Девушка колошматила своего огромного противника дубинкой куда попало, но ему это особого вреда не причиняло. Он зарычал от досады, что ему помешали расправиться со своей жертвой. Развернувшись боком, амбал врезался в стену так, чтобы девушка ударилась о неё спиной. Юра видел, как по обшивке при этом прошла волна. Похоже, в этом жутком поезде всё было странно упругим.

Не удержавшись, Вика свалилась на пол. Дубинка выпала из руки. Амбал занёс тесак для удара. Лезвие замерло на пару секунд в свете ламп, пока он примеривался, куда лучше вонзить оружие.

Юре пришлось подпрыгнуть, чтобы повиснуть на руке здоровяка. Амбал потянулся и схватил его второй рукой за горло. Короткие толстые пальцы сдавили кадык. Не в силах вздохнуть, Юра захрипел, но противника не выпустил.

Тем временем Вика вскочила на ноги.

— Получи! — Девушка ударила отвлёкшегося амбала коленом в пах. — Вот ещё! Нравится?!

Здоровяк повернул голову и взглянул на неё с лёгким недоумением. Атака, которая заставила бы любого мужика скорчиться на полу, не произвела на него ни малейшего впечатления.

Тем не менее здоровяк выпустил Юру, но лишь для того, чтобы ударить кулаком в лицо. Переносица хрустнула, по подбородку потекла кровь. Парень едва не взвыл от боли — было даже хуже, чем когда ему впервые сломали нос.

Вика подбежала к лежавшей поодаль бутылке шампанского и схватила её за горлышко. Амбал оттолкнул Юру и, качаясь в такт движения поезда, пошёл на неё. Девушка попыталась ударить его бутылкой, но он подставил предплечье. Между широких лопаток темнело пятно пота, затылок лоснился, на шее собрались толстые складки жира. «Словно кто-то надел слишком просторный костюм», — мелькнуло в голове у Юры. Когда он попытался вдохнуть и выдохнуть, из носа, пузырясь, выплеснулась очередная порция крови. Пришлось открыть рот, чтобы не задохнуться.

Амбал замахнулся тесаком, и Вика с визгом бросилась прочь по коридору. Бутылку она то ли выронила, то ли бросила. Здоровяк с низким рыком швырнул оружие ей вслед. Лезвие ударило девушку в спину, удар сбил её с ног.

Разбежавшись, Юра всем телом врезался в амбала. От столкновения едва не потерял сознание, но здоровяк нелепо взмахнул руками и растянулся на полу. Линолеум слегка прогнулся под его весом.

Чуть поодаль Вика пыталась подняться. Она завела руку назад, чтобы нащупать рану на спине. По футболке расплывалось тёмное пятно.

Сделав несколько шагов, Юра подобрал бутылку и вернулся к встающему на четвереньки амбалу. Гладко выбритый затылок показался парню отличной мишенью…

Впереди открылась дверь, и из купе выглянула девушка Кирилла. Увидев заваленный телами проход, она дико закричала. Юра ударил амбала по голове, постаравшись вложить в движение все оставшиеся силы. Тот упал на живот, заскрёб пальцами по полу. Линолеум странно проседал, собираясь складками, — словно тонкая резина или кожа.

Ещё удар, и ещё — пока череп не лопнул, будто переспелый арбуз, и кровь из него не окрасила кожу в алый цвет! Юра отшвырнул бутылку и поспешил к Вике. По дороге подобрал тесак. Теперь у него было кое-что, похожее на настоящее оружие.

— Ты как, жива? — спросил он, помогая девушке подняться.

— Вроде да. Он ранил меня? Не могу понять.

— На спине кровь.

— Чёрт! Ничего не чувствую. Наверное, шок.

— Надо заклеить пластырем.

— У меня нет.

Они сделали несколько шагов. Юра заглянул в купе, где ехала пара с детьми. Четыре тела лежали на нижних полках и на полу. Кажется, живые, но оглушённые и связанные.

Девчонка Кирилла наконец перестала орать и теперь глядела на Юру, вылупив глаза от ужаса.

— Тебе лучше остаться с ней, — сказал парень Вике. — Запритесь и не выходите, пока я не постучу.

«Если постучу», — добавил он мысленно.

Вика споткнулась и крепче ухватилась за него.

— Ты тоже ранен, — сказала она.

— Ерунда. Просто сломан нос. Я это уже проходил. Дышать только трудновато…

Девушка Кирилла ждала их, стоя на пороге. В полумраке она не могла понять, чьи тела раскиданы по коридору.

— Сидите вдвоем, — сказал Юра, буквально впихнув Вику к ней в купе.

— Где Кирилл?

— Его убили. Закройте дверь.

Обе девушки исчезли в купе. Щёлкнула задвижка.

Юра несколько секунд постоял, пытаясь сообразить, что делать дальше. Наверное, лучше всего заблокировать дверь в вагон, как и предлагала Вика. Вот только чем? Может, что-нибудь подходящее отыщется в служебном купе?

Парень обыскал труп проводника. Ключи нашлись во внутреннем кармане форменной тужурки. Пистолета, к сожалению, не оказалось.

Юра открыл служебное купе и осмотрелся. Оно оказалось на удивление пустым. Не было даже ящиков с пивными бутылками на случай, если кому-нибудь захочется в дороге выпить.

Никакого ломика, проволоки или толстой палки Юра здесь не обнаружил, так что стало ясно: запереться в вагоне не удастся. А вот проводника с мясниками скоро начнут искать. 

Парень выглянул в тамбур, затем проскользнул в пустой вагон, быстро пересёк его и приоткрыл вторую дверь.

За ней обнаружилась кухня. Трое поваров что-то жарили, двое разделывали на большом металлическом столе тушу. Одного взгляда хватило, чтобы понять, что это человек.

В эмалированном тазу лежало мясо. Юра заметил торчавшую из красной груды руку со скрюченными пальцами. Его чуть не вырвало, но он сдержался.

Помимо поваров, в кухне находилось четверо стюардов. Один стоял совсем рядом с дверью — что-то раскладывал на большом серебристом блюде.

Юра должен был решиться сейчас. Они или он — выбор простой! И ясный.

Парень покрепче сжал тесак и сделал ртом несколько глубоких вдохов: кровь запеклась в носу жёсткой коркой и закупорила дыхательные пути.

Распахнув дверь рывком, Юра бросился к стюарду. Тот обернулся и тут же получил удар между глаз. Раздался пронзительный крик, и официант завертелся на месте, закрыв лицо руками. По пальцам текла кровь.

Юра оттолкнул его плечом и кинулся вперёд.

Второй стюард бросился наутёк, поэтому лезвие вошло в спину рядом с позвоночником. На белой форменной куртке мгновенно проступило алое пятно.

Повара схватили тесаки и поспешили к Юре. Они были не такие здоровые, как амбалы, ходившие за «мясом», но тоже не маленькие. Оставшиеся два официанта не стали дожидаться исхода битвы и смылись, опрокинув по пути груду кастрюль.

Юра увернулся от тесака, нацеленного ему в голову (вот, наконец, и пригодились два года в боксёрской секции), и тут же рубанул в ответ. Лезвие вошло повару в рёбра — просто царапина, хоть и глубокая. Схватив свободной рукой со стола длинный нож, парень вогнал лезвие в толстый колышущийся живот. Не до самой рукоятки, но, по крайней мере, наполовину.

С диким воплем повар повалился вперёд, схватив при этом Юру за одежду. Глаза у него вытаращились, рот искривился. Из него пахло сырым мясом и чем-то вроде мускуса. Парень попытался вырваться, но толстые пальцы держали крепко.

Другой повар ударил Юру тесаком в плечо. Лезвие вошло не очень глубоко, но боль была адская!

Собрав все силы, парень рывком освободился от хватки первого противника, оставив его распростёртым на полу. Второй наступал, обходя труп справа. Глаза у него горели, он тяжело дышал от предвкушения расправы.

«Скоро сюда явятся остальные!» — мелькнуло в голове у Юры.

Он упёрся во что-то поясницей, но обернуться не рискнул.

Когда повар ринулся на него, парень инстинктивно присел и выставил нож.

Не сумев затормозить, противник насадился на лезвие животом. Тесак скользнул по Юриной голове, и на пол что-то влажно шмякнулось. Ухо! По шее полилось тёплое, мгновенно промочило воротник.

Повар повалился на колени, взгляд у него стал отсутствующий. Свободной рукой он обхватил лезвие ножа и попытался вытащить, но только порезал ладонь, и теперь из неё тоже капала кровь.

Поднявшись, Юра прислонился к краю стола — это в него он, оказывается, упёрся спиной. Выпустив нож, он переложил тесак в здоровую руку и ударил повара в лоб, немного наискось. Мастерски заточенная сталь пробила кость и вошла в мозг.

Обойдя труп, парень осмотрелся. У противоположной стены были аккуратно сложены голые человеческие тела. Мужские и женские. Выпотрошенные, с зияющими ранами вдоль животов. Казалось, мертвецы ждут, пока их употребят по назначению.

К горлу подступила тошнота. Несмотря на всё случившееся, трудно было поверить, что это происходит на самом деле. Похоже на кошмар, дурной сон! Но нет, Юра чётко понимал, что не спит. К сожалению.

Он двинулся через кухню ко второй двери — той, за которой скрылись сбежавшие официанты. Парень понятия не имел, сколько любителей человечины обнаружит в почтовом вагоне. В голове была лишь одна мысль: убить всех, кто попадётся по дороге, а потом прикончить машиниста и остановить чёртов поезд!

Этот «Ковчег», полный мяса и крови…

Рана в плече горела, кровь пропитала рукав и продолжала течь. Об отрубленном ухе Юра старался не думать. Может быть, его ещё удастся пришить… Мысль мелькнула в голове и вызвала приступ беззвучного смеха: до того ли?!

Прежде чем перейти в почтовый вагон, Юра отыскал нож побольше — широкий и сиявший не хуже серебра. Выглядел он устрашающе. Парень попробовал большим пальцем режущую кромку: как бритва! Он заткнул его за пояс.

По щеке струилось тёплое, футболка наполовину пропиталась красным, раненое плечо пульсировало. Одна рука слушалась плохо. С какой скоростью он теряет кровь? На сколько ему хватит сил?

Покрепче сжав тесак, Юра вышел в тамбур. Куда бы ни ехал этот проклятый экстренный поезд, в пункт назначения он доставит только груду тел. Потому что завтра у Юры встреча с заказчиком, а потом… потом он собирается сходить с Ксюхой в кино. И ни один каннибал не сможет этому помешать! Вот только надо будет заскочить в больницу — зашить плечо и что-то сделать с ухом.

Подбадривая себя таким образом, Юра прошёл через гармошку, соединявшую вагоны, и приготовился порубить в куски любого, кто окажется перед ним. Он ожидал увидеть толпу «гурманов», собиравшихся отведать сегодня ночью человечины. На его лице появилась нехорошая улыбка. Парень потянул из-за пояса нож и распахнул дверь.

 

***

 

Вагон оказался пуст!

Никого и ничего — только глухие белые стены без окон и пол, покрытый линолеумом. Ни сбежавших официантов, ни любителей человечины, ни даже посылок, бандеролей и коробок с письмами.

Юра постоял несколько секунд в недоумении. Его боевой настрой пропал даром: не с кем было драться.

Парень медленно двинулся вперёд. Пол пружинил под ногами. На белых стенах виднелись крошечные капли — словно обшивка покрылась испариной. Должно быть, где-то работал кондиционер, но Юра не замечал прохлады. Скорее, наоборот — в вагоне было довольно жарко и душно.

За пустым «почтовым» вагоном находился только тепловоз. Где же каннибалы? И куда делись блюда, готовившиеся на кухне?

Остановившись перед дверью, ведущей из вагона, Юра прислушался, но единственным звуком оставался стук колёс. Поезд шёл на прежней скорости, покачиваясь и содрогаясь, ритмично лязгая внутренностями.

Парень приблизительно представлял себе устройство тепловоза. Почти всё внутреннее пространство занято двигателем и оборудованием — это он помнил ещё из слышанных в детстве объяснений экскурсовода железнодорожного музея. Места для каннибалов и официантов за дверью попросту не может быть. Разве что современные скоростные поезда устроены как-то иначе.

Вдохнув поглубже, Юра распахнул дверь и ворвался в тепловоз, приготовившись поразить любого, кто встретится на пути.

Топка!

Огромная топка, представляющая собой жадно раскрытую пасть — вот что он увидел!

Тонны сморщенной, покрытой слизью плоти, пульсирующей и испускающей тяжёлый запах переваренного мяса. Спёртый воздух дрожал от жаркого дыхания тепловоза.

Двое существ, похожих на огромных, лишённых хитина богомолов, повернули при появлении человека маленькие головы и издали тревожный стрекочущий возглас.

Юра остолбенел, видя, как сжимаются и разжимаются в глубине разверстой пасти мышцы, усеянные короткими треугольными зубами — эти «жернова» перемалывали всё, что приносили «официанты», и тепловоз нёсся вперёд, питаемый не углём, а человеческой плотью. Парень подумал, что, возможно, весь состав представляет собой единый чудовищный организм, замаскированный неведомым способом под поезд. Вспомнились подозрительно эластичные стены, невесть откуда взявшийся конденсат, пружинящий пол…

Сбросившие человеческие маски «официанты» бросились к Юре, выставив передние конечности с длинными узловатыми пальцами. Их голые, обтянутые тонкой розовой кожей тела были покрыты то ли потом, то ли слизью, отчего складки в местах сочленения конечностей влажно блестели.

Юра успел пригнуться, пропустив вытянутую конечность у себя над головой, и ударил ножом в неестественно податливую плоть. Выдернув лезвие, тут же вонзил его снова. Существо заверещало и повалилось на пол. Из раны хлестала жидкая, как вода, кровь.

Второй «официант» схватил Юру за предплечье, вырвал тесак и потащил к себе, но не смог свалить, потому что парень рубанул ножом по тонким рукам. Лезвие рассекло сухожилия, чиркнуло по костям. Тварь зашипела и попыталась отступить, но Юра вогнал оружие в основание круглой головы. Широкая полоса стали почти отделила её от длинной гибкой шеи. Существо распростёрлось на полу, сотрясаемое предсмертной агонией. По тепловозу быстро распространялся запах мускуса.

Юра перевёл взгляд на «топку». Что он мог поделать с этой пастью? Даже приближаться к ней было страшно. Похоже, не нуждающийся в машинисте поезд ему не остановить…

За спиной раздался хлюпающий звук, и парень обернулся.

Дверь, через которую он вошёл, сжалась, превратившись в вертикальную щель, края которой плотно прилегали друг к другу. Стена надвигалась подобно поршню. Плоть, покрывавшая внутренность тепловоза, собиралась множеством складок, сокращая пространство.

Юра ударил в стену ножом, ему в лицо брызнула жидкая кровь, но это ничего не изменило: монстр, притворяющийся поездом, толкал его к своей раскрытой пасти!

Первыми в чудовищной глотке оказались «официанты». Утыканные зубами мышцы сомкнулись вокруг них и принялись перемалывать, ломая конечности и раскалывая черепа. При виде этой «мясорубки» Юру едва не вырвало. Он продолжал наносить удары теснящей его стене, но не мог отвести взгляда от кровавого месива, в которое превратились трупы убитых им существ. Раненая рука почти перестала действовать и висела вдоль тела бесполезной плетью. От потери крови в глазах темнело, а ноги сводило судорогой: парень уже пару минут как ощущал лёгкое покалывание в икрах. Казалось, ещё немного, и он отключится. Юра представил, как падает в пасть тепловоза и зубы вонзаются в него сразу со всех сторон.

Неожиданно пол приподнялся, образовав наклон, и парень опрокинулся на бок. Словно с горки, заскользил он в дышащий жаром зев чудовища. В отчаянии Юра попытался зацепиться ножом — вонзить его в чужую плоть подобно тому, как альпинисты загоняют в трещины скал металлические костыли, — но рука уже устала, и лезвие вошло лишь на треть, не удержалось и выскочило.

Юрины ноги оказались в «топке», и она тут же сомкнулась. Раздался громкий всасывающий звук, и парень скользнул внутрь, успев лишь закричать, расставаясь с последним запасом воздуха в лёгких.

 

***

 

Стать плотью от плоти симбиотического организма, быть частью целого, преобразоваться в нечто, не доступное человеческому пониманию, — знание участи вливалось в Юрин разум, пока зубы раздирали его тело, а едкие жидкости разъедали ткани. Для него тепловоз приготовил особую форму существования: часть клеток будут употреблены на создание новой, более удобной для твари особи. Парень понял, что весь не умрёт. Вернее, его ждало перерождение: вскоре он станет одним из «официантов» и займёт место того, кого убил. Но тепловозу требовалось больше симбиотов, и поэтому новому «органу» придётся начать с визита в третий вагон, где ещё оставались живые люди. Сливаясь с плотью поезда, Юра обретал способность чувствовать всё, что чувствовал монстр: теплоту человеческих тел, флюиды страха, дыхание и ток крови. Вика и та девушка… как же её имя? Столь малозначащие факты быстро стирались из сознания, их замещали куда более важные вещи — преданность, служение, труд во имя общей сытости.

Когда тепловоз исторг на кухню новое, блестящее от слизи существо, оно некоторое время лежало на полу, слегка подрагивая, но затем поднялось и расправило конечности. Сделало три неуверенных шага. У него было задание.

Вспомнив о том, как выглядел когда-то, «официант» встрепенулся, и его уродливая розовая плоть покрылась другой, фальшивой.

Юра пересёк кухню, преодолел тамбур и зашагал по коридору, раскачиваясь в такт движению поезда. Запершиеся в купе девушки ждали его возвращения.

И оставшаяся позади пасть — тоже.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх