DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики
Паранормальное

Все явное станет тайным

Три дня до небытия / Three Days to Never (роман)

Автор: Тим Пауэрс

Жанр: шпионский триллер, научная фантастика

Издательство: АСТ

Год издания: 2018 (в оригинале — 2006)

Серия: Роман-головоломка

Переводчик: Г. В. Соколов

Похожие произведения:

  • Дин Кунц «Молния» (роман)
  • Макс Барри «Лексикон» (роман)
  • Стивен Кинг «Воспламеняющая взглядом» (роман)

Известная пословица гласит, что все тайное непременно становится явным. Конспирологическое сознание выворачивает народную мудрость наизнанку. С его точки зрения все явное видится тайным, сложным, запутанным: даже за самым обыденным фактом может обнаружиться теория заговора вселенского масштаба. Американский писатель Тим Пауэрс в романе «Три дня до небытия» устраивает настоящий пир для конспирологического разума, причудливым образом сочетая древнюю магию, квантовую физику и нескончаемое противостояние спецслужб.

Фрэнк Маррити и его двенадцатилетняя дочка Дафна приезжают в дом покойной бабушки, чтобы разобрать вещи. Грамотейка — такое прозвище закрепилось за эксцентричной старушкой — при жизни слыла весьма неординарной личностью: окружающим она казалась вечным подростком, человеком, вокруг которого «время идет как-то не так». Загадочная смерть обнаруживает за причудами характера нечто, выходящее за пределы понимания. Сначала девочка находит на бабушкиной видеокассете старый фильм Чарли Чаплина, вызывающий приступы пирокинеза, а затем отец и дочь оказываются вовлечены в запутанное противостояние спецслужб. Израильский Моссад и таинственный Весперс (некогда называвшийся Аненербе) пускают в ход как современные технологии, так и древние заклинания.

Противоборствующие стороны стремятся завладеть изобретением Альберта Эйнштейна. Великий физик не ограничился теорией относительности, а нашел своим открытиям и вполне практическое применение, соорудив «машинхен» — машину времени, дающую возможность «менять прошлое с хирургической точностью». Гений создал и еще одно оружие, позволяющее полностью стереть человека из реальности — как будто он никогда не рождался и даже не был зачат. Угроза окончательного исчезновения нависает над маленькой Дафной — спецслужбы рвутся уничтожить девочку, чтоб предотвратить повреждение ценного артефакта. На пути Фрэнка Маррити встанут и вооруженные до зубов секретные агенты, и экстрасенсы-дальновидцы, но самым серьезным противостоянием станет столкновение с самим собой, прибывшим из далекого будущего.

Тим Пауэрс, хотя и создает развлекательное произведение, не претендующее на статус высокого искусства, тяготеет к сложной постмодернистской манере письма. Он насыщает текст невероятным количеством цитат, отсылок, аллюзий. Здесь переплетаются рубаи Омара Хайяма и пьесы Уильяма Шекспира, открытия Альберта Эйнштейна и шедевры Чарли Чаплина, древнееврейская мистика и американские мюзиклы 30-х годов, ритуалы нью-эйдж и научные теории. Смешение идей, времен, стилей стало одной из фирменных «фишек» Тима Пауэрса, но в «Трех днях до небытия» он явно перебарщивает. Текст романа — не черная дыра, способная поглощать вещество и информацию в неограниченном количестве. За многочисленными аллюзиями сложно угнаться не только обычному читателю, жаждущему саспенса и драйва, но и профессиональному переводчику — на его совести есть откровенные недоработки. Например, один из персонажей имеет привычку говорить ямбом (эта особенность неоднократно отмечается другими героями), но переводчик почему-то не потрудился придать его репликам нужный стихотворный размер.

За конспирологическими экскурсами и заигрываниями с теорией относительности скрывается довольно заурядная хроноопера с заезженными сюжетными ходами и неразрешимыми парадоксами. Герой отправляется из будущего в прошлое, чтобы исправить допущенные ошибки. Коррективы, внесенные в прошлое, оборачиваются непредсказуемыми изменениями будущего (и чаще всего не в лучшую сторону). Тим Паэрус не зря считается одним из любимых учеников Филипа Дика — было бы опрометчиво думать, что он станет неуклонно следовать заезженным трендам. Новаторство проявляется в том, что будущее в романе может измениться без умышленного вмешательства в прошлое. Случайная трещина в пространственно-временном континууме способна полностью изменить реалии сегодняшнего дня и создать для него новую предысторию, превратив всю предшествующую, настоящую жизнь в смутное воспоминание.

На страницах романа происходит немало жутких и необъяснимых вещей: экстрасенсы проникают в сознание, спецслужбы вынашивают коварные планы, злой дух диббук рвется в реальный мир с экрана телевизора. По-настоящему пугающими их назвать сложно — они скорее работают на поддержание саспенса и напряженности. Источником ужаса здесь выступают пространство и время — «они и есть демоны». Казалось бы, в простых физических категориях нет ничего страшного. Но когда возникает угроза полного небытия — более страшного, чем смерть; когда отец жаждет уничтожить дочь, чтобы прекратить кошмарное существование и вернуть настоящую счастливую жизнь, ставшую призрачным воспоминанием; когда человек не может скрывать отвращения при виде себя из будущего — тогда отвлеченные абстракции оборачиваются подлинным ужасом.

Задумка Тима Пауэрса могла воплотиться в глубокомысленную научную фантастику или в экзистенциальный хоррор, но итогом стал довольно средний триллер. Присутствие среди персонажей Альберта Эйнштейна и других исторических личностей придает роману интеллектуальный лоск, но при ближайшем рассмотрении оказывается, что великий физик и его теории нужны в книге лишь для внешнего антуража. Если заменить его неким вымышленным ученым, только аннотация утратит рекламную притягательность, в остальном же книга ничего не потеряет. То же самое можно сказать и обо всех остальных отсылках к реальности — от Чарли Чаплина и Моссада до Грааля и альбигойцев. Громкие имена и названия маскируют вторичность и недоработанность сюжета, одноврменно скрывая и немногочисленные достоинства романа. К примеру, история слепой женщины-экстрасенса, способной видеть мир только глазами других людей, могла бы прозвучать ярче, живее, полновеснее, вот только автора гораздо сильнее увлекли алхимические опыты по соединению Каббалы и квантовой механики.

Тим Пауэрс собрал «Три дня до небытия» из проверенных сюжетных ходов, типичных характеров и популярных у массовой аудитории тем. Сочетание, которое должно было привести к успеху, нужного эффекта не произвело: мистике не хватает загадочности, науке — рациональности, персонажам — объемности, моральным коллизиям — глубины. Даже время на страницах романа не кажется таким уж неумолимым — слишком легко оно в нужный момент отматывается назад, давая возможность исправить допущенные ошибки.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)