DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

А дьявола тоже нет?

Очерки по истории дьявола: XII — XX вв. / Une histoire du diable, XIIe-XXe (нон-фикшн)

Автор: Робер Мюшембле

Жанр: нон-фикшн

Издательство: Новое литературное обозрение

Серия: История повседневности

Год издания: 2005 (в оригинале — 2000)

Переводчик: Е. В. Морозова

Похожие произведения:

  • Жак Ле Гофф «Рождение чистилища» (нон-фикшн)
  • Джеффри Бартон Рассел «Сатана. Восприятие зла в ранней христианской традиции», «Люцифер. Дьявол в Средние века», «Мефистофель. Дьявол в современном мире», «Князь тьмы. Добро и зло в истории человечества» (монографии)
  • Если бы Воланд обратился со своим знаменитым вопросом: «А дьявола тоже нет?» к французскому историку Роберу Мюшембле, ответ удивил бы мессира. Не имеет особого значения, существует сатана или нет на самом деле — гораздо более важную роль играет коллективная вера в него. Даже будучи плодом воображения, дьявол умудряется влиять на общество, а иногда, сам того не желая, даже действовать в интересах церкви и государства. В книге «Очерки по истории дьявола» Мюшембле взялся рассмотреть, как изменялся в европейской культуре образ князя тьмы.

    Человеку, далекому от религиоведения, может показаться, что представления о сатане довольно статичны: грозный адский владыка, командующий ордами демонов и созерцающий поджаривающихся в огне грешников, выглядит не слишком изменившимся со времен Средневековья. Мюшембле в противовес обыденной точке зрения выдвигает тезис «Дьявол всегда сын своего времени». Могущественный повелитель ада или сокрытый внутри грешника зверь — такие сатанинские образы возникли в воображении книжников-схоластов — имеют мало общего с мрачной красотой переосмысленного романтиками дьявола, а тот, в свою очередь, совсем непохож на игровой образ князя тьмы из современной рекламы.

    Дьявол изменяется вместе с человечеством, помогая постигать сущность зла и отражая эволюцию культуры. Мюшембле начинает свое исследование именно с XII века — ранее сатана не играл значительной роли в массовом сознании европейцев. Редкие упоминания в религиозных трактатах и народные легенды об одураченном черте не способствовали формированию по-настоящему устрашающего облика. Значение дьявола изменилось, когда он основательно укоренился в монастырской культуре, одновременно представ повелителем ада и внутренним зверем, таящимся в человеке. Новая идея оказалась актуальной для исторического момента и начала триумфальное шествие по европейской культуре. С течением времени дьявол обретал новые атрибуты вроде шабашей или связей с сексуальными девиациями, а также становился действенным инструментом по достижению различных целей церкви и государства.

    Продолжая традиции школы «Анналов», Мюшембле не ограничивается очевидными источниками вроде демонологических трактатов. Он стремится вписать дьявола в контекст повседневности и создать как можно более объемную фигуру. Чтобы детальнее проиллюстрировать работу демонического воображения, Мюшембле поднимает обширный пласт материалов. Он показывает, как по-разному во время охоты на ведьм сведения о взаимодействии с нечистой силой отражались в свидетельских показаниях и выбитых пытками признаниях, соотносит представления о греховности тела с анатомическими концепциями Средневековья и даже во фрейдовском бессознательном усматривает звериное (а значит, дьявольское) начало человека. Хотя научные интересы Мюшембле довольно обширны и разнообразны, его книга и перекликается с предыдущими трудами (о ведьмах и колдунах автор написал немало), и подготавливает почву для следующих. Так, утверждения о связи дьявола с вонью и миазмами получат дальнейшее развитие в «Цивилизации запахов» (2017), а тема сексуальных сношений человека с нечистой силой еще возникнет в книге «Оргазм, или Любовные утехи на Западе. История наслаждений с XVI века до наших дней» (2005).

    Широкий временной охват не во всем идет книге на пользу. Мюшембле — специалист по истории Средних веков и раннего Нового времени. Пока он движется по освоенным территориям, повествование проникнуто оригинальностью идей, ясностью мысли и тщательно отобранной фактурой. Чем дальше автор удаляется от основательно изученных эпох, тем сильнее он блуждает в потемках. Неординарность суждений никуда не исчезает, но вот обоснованность выводов и достоверность источников вызывают сомнение. Вполне свежие и нетривиальные тезисы о превращении современного дьявола в символ индивидуализма — метафору наивысшего наслаждения или «очистительных функций» фильмов ужасов обрамляется то настораживающий статистикой о частоте визитов французов к гадалкам, то эпатажным (хотя и ироничным) утверждением о возможном влиянии фильма «Бал вампиров» Романа Полански на убийц его жены Шэрон Тейт. Все-таки с историческим материалом Мюшембле работает более бережно и кропотливо.

    Основатель «Церкви Сатаны» Антон Шандор ЛаВей утверждал, что Сатана был лучшим другом церкви во все времена. После книги Мюшембле так и тянет сделать не прописанный в ней вывод, что дьявол — отличный («лучший» все же будет изрядным преувеличением) приятель еще и для историка. Постигая трансформации образа сатаны, невозможно обойти стороной параллельные им события из европейской истории. Сотканный работой множества воображений, дьявол демонстрирует, как жили, чего боялись и во что верили люди. И, конечно, темные силы всегда символически выражают темную сторону человека, сдержать которую не под силу ни религиозным проповедям, ни гуманистическим воззваниям.

    Комментариев: 0 RSS

    Оставьте комментарий!
    • Анон
    • Юзер

    Используйте, пожалуйста, нормальные имена и ники.
    Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии не анонимно.

    Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

    (обязательно)