DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Беспредельный террор

Граница / Frontière(s)

Франция, Швейцария, 2007

Жанр: ужасы

Режиссер: Ксавье Жанс

Сценарий: Ксавье Жанс

В ролях: Карина Теста, Самюэль Ле Бьян, Эстель Лефебюр, Жан-Пьер Жорри, Патрик Лигарде, Орельен Вик

Похожие фильмы:

  • «Техасская резня бензопилой» (1974)
  • «Мученицы» (2008)
  • «Разделитель» (2011)

«Приготовьтесь к настоящему кошмару!» Таков был нескромный слоган «Границы», когда она вышла в мировой прокат во второй половине нулевых. И как бы субъективно ни воспринималось понятие «истинного ужаса», многим из целевой аудитории фильм действительно понравился. Причем спустя годы (пусть и не слишком долгие на момент написания рецензии) «Граница» успешно проходит проверку временем. Наряду с «Техасской резней бензопилой» Тоуба Хупера, которой она частично подражает, картина Ксавье Жанса – по-прежнему зрелищный натуралистичный хоррор для зрителей, способных переваривать откровенную жесть.

При этом, когда после финальных титров еще некоторое время сидишь перед экраном под сильным впечатлением от увиденного, возникает вопрос. Да, это было крутое зверское противостояние условно хороших героев с несомненно плохими. Но есть ли при этом в «Границе» весомая смысловая нагрузка, которая бы доказывала, что это кино – не просто оголтелая мясорубка, а жанровый шедевр, не только по стилистическим, но и по интеллектуальным критериям? Иначе говоря, о чем вообще сия история, помимо насилия ради насилия?

Начальные титры с документальными кадрами предвещают социальную проблематику. Массовые уличные беспорядки во Франции в знак протеста во время очередных выборов. И как показывает печальная практика, отдельные криминальные элементы, прикрываясь народными волнениями, успешно занимаются темными делами. Например, грабят банк, как центральные персонажи «Границы». Именно такими представляет их режиссер – преступниками разной степени отмороженности. Изначально в целом к шайке нет сочувствия, разве что невольно возникающее к отдельным «плохишам», когда становится понятно, что один тяжело ранен, а другая беременна. А так потрепанная банда выбирается из бурлящего города, чтобы передохнуть где-то в глубинке, а потом с украденными деньгами покинуть страну. Но волею злодейки-судьбы грабители повернут не туда и окажутся в адском местечке, замаскированном под придорожный отель.

Фактически, когда начинаются ключевые сюжетные ужасы, заявленная в начале социальная повестка уходит на задний план. Гражданский бунт нужен был лишь для отправной точки, чтобы зрители поняли обстоятельства совершенного преступления и причину бегства в село. Формально тема насильственных действий как некой сути человеческой природы красной чертой проходит через все повествование. Но конкретное буйство электората не имеет для сюжета принципиального значения. Скорее режиссер пытается сработать на более тонком уровне понимания «Границы», говоря, что любая государственная идеология может таить в себе смертельную опасность, будь то демократия или нацизм, не проводя между ними каких-либо параллелей, но видя угрозу в самом целенаправленном насаждении идеи, которой должен всецело проникнуться каждый член общества. Причем самое важное в том, что, даже отторгнув и победив «государственное зло», народ обречен еще долго сталкиваться с его последствиями в виде запредельной жестокости, творимой отдельными фанатичными приверженцами вроде как полностью уничтоженной скверны.

В отличие от монстров в человечьем обличии в ранее упомянутой «Техасской резне…», в «Границе» злодеи – не просто семья сумасшедших извергов, а настоящая нацистская ячейка, где гитлеровское учение с «чистой кровью» и низведением «неправильных» людей до уровня скота – основа существования. К таким вот «идейным» попадают налетчики, и теперь они – жертвы, а не преступники, бегущие от правосудия. Можно сказать, что есть еще один сюжетный слой – карма, расплата за грехи, но в общей композиции он фоновый, точно не основополагающий. Так же, как и тот довольно типичный для французского кинематографа XXI века факт, что беглецы по большей части являются вторым поколением эмигрантов из Северной Африки. Понятие «остросоциальный конфликт» приобретает чересчур буквальную интерпретацию, учитывая количество колюще-режущих и пилящих предметов на экране. Ведь деяния кровожадных родственничков во главе с престарелым, но бодрым отцом – истинным арийцем, и представляют крышесносящую суть «Границы», круги ада, через которые пройдут пленники, еще недавно казавшиеся крутыми ребятами. И каким бы плохими они ни были до встречи с последователями германских нацистов, они точно не заслужили таких уму непостижимых мук.

Отдельно стоит выделить беременную девушку, самую «хорошую» среди бандитов, попавших в маньячное логово. В определенный момент она выйдет на первый план и станет главной героиней до финала. Здесь уже смыслом борьбы становится желание не только жить, но и сохранить ребенка, ради него все преодолеть и вырваться на волю. Это сражение грешницы за чистую и непорочную душу своего дитя. Ведь как бы ни уверяли здешние нацисты, что они тоже хотят рождения внезапно подвернувшегося под руку «продолжателя рода», на самом деле им наплевать. Важны лишь персональная власть, упоение собственной силой, подкрепленной фальшивыми идеалами, и возможность безнаказанно убивать снова, снова и снова.

В «Границе» много крови, боли и несправедливости. Человеческий мир, на примере его малюсенького фрагмента, кажется местом, абсолютно непригодным для жизни по законам божьим. «Господи, прости нас, ибо не ведаем мы, что творим!» – так хочется ответить на вопрос, о чем же это кино. Все кругом как-то не так, и не бывает так плохо, чтобы не могло быть еще хуже. И даже если Ксавье Жанс изначально снимал просто экстремальный шокер, на выходе у него получился трактат о границе зла, если она вообще существует.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)