Advertisement

DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

На троих

Темная волна. Лучшее (антология)

Составитель: Виктор Точинов

Авторы: Дмитрий Костюкевич, Ольга Рэйн, Максим Кабир

Жанр: хоррор

Издательство: Эксклюзив-Медиана

Серия: Русская жуть

Год издания: 2021

Похожие произведения:

  • Алексей Жарков, Максим Кабир, Дмитрий Костюкевич «Жуть 2» (соавторский сборник)
  • Сегодня, в 2021 году, русский хоррор активно растет и развивается. Выходят антологии, авторские сборники, аудиокниги, чуть реже — романы, экранизации, комиксы по мотивам, мастерам жанра вручаются премии. И, разумеется, появились авторы, представители так называемой «темной волны», завоевавшие любовь и признание как обычных читателей, так и маститых профессионалов.

    Антология «Темная волна. Лучшее», составленная Виктором Точиновым, служит еще одним подтверждением очевидного: русский литературный хоррор заслуживает читательского внимания. Писатели, чьи рассказы вошли в антологию, уже известны любителям мрачных жанров и, помимо прочих заслуг, становились победителями литературного конкурса «Чертова дюжина».

    Сообразно авторству произведений, антология поделена на три части.

    Перила выщербленной лестницы (Дмитрий Костюкевич)

    Первая треть сборника встречает нас историями за авторством Дмитрия Костюкевича, белорусского писателя и редактора, победителя последней «Чертовой дюжины». Проза Костюкевича — проза точных, метких описаний и изящных метафор, сюжеты — иллюстрация потрясающих душу столкновений человеческого — близкого, личного, бытового — и сверхъестественного — неизбывно мрачного и необъяснимого. Автор заставляет читателя не просто сопереживать герою, а буквально оказаться в его шкуре и прочувствовать всю ту неуютную, недоброжелательную атмосферу выстроенного им мира, в которой и кроется ужас. Зло, воплощаемое в словах и строках, здесь почти всегда кроется в деталях, в трещинах той пресловутой лестницы, по которой читателю необходимо взобраться… или, наоборот, спуститься, если речь идет о глубинах безумия главного героя.

    Возьмем, к примеру, рассказ «Мертвый сурок, которому снятся кошмары». Это безумная исповедь, поток разлагающегося сознания, кажущийся бесцельным. Сюжет здесь едва прослеживается, некоторое время мы буквально ничего не понимаем ни о главном герое, ни о ситуации, в которой он оказался. И все это происходит лишь потому, что смотрим мы не туда. Однако это не идет рассказу во вред, наоборот — читать его ни секунды не скучно благодаря четко очерченным подробностям, ярким сценам ужасного, важности затронутых темам и красочным образам, в которых и кроется очарование авторской прозы.

    Развивая мысль о темах, волнующих писателя, нельзя не упомянуть рассказы «Ненастоящий дядя» и «Перекус». Семья, преемственность поколений, отцовство — все это, пройдя сквозь мрачную призму страхов, находит свое отражение в двух довольно депрессивных, но в сущности терапевтических сюжетах.

    Ну а самыми пугающими в данной подборке можно признать «№6» и «Перила выщербленной лестницы». Обе истории имеют крепкий, сильный сюжет и предлагают опыт сопереживания — мощный, но разный. «№6» предлагает прикоснуться к ужасу, поджидающему за гранью известной бытности, и усомниться в том, что сон — это всего лишь сон. «Перила выщербленной лестницы» — история, вмещающая неимоверно многое: темную печаль, утраченную память, осознание прошлого и себя, ужас из зазеркалья — а в итоге повествующая о смерти, подбираясь к ней вплотную и старательно, беспристрастно описывая чаяния одной простой человеческой души.

    Безмолвные крики (Ольга Рэйн)

    Вторая часть антологии отдана таланту Ольги Рэйн, автора, чуткости слова которого можно только позавидовать. И вот почему.

    Проза Ольги Рэйн — уникальное, по крайней мере, с точки зрения жанра хоррор, явление. Дело в том, что в этих рассказах вас не будут пугать шорохами в заброшенном доме или ярко горящими во тьме глазами хищной неведомой твари (или, во всяком случае, попугают лишь приличия ради). Не станут водить лабиринтами с целью запутать, чтобы потом как следует встряхнуть, не будут пытаться заставить поверить в то, чего быть не может.

    Вместо этого автор тихо, исподволь нашепчет похожую на сон сказку, которая на сказку или сон поначалу вовсе и не будет похожа. Потом филигранно заставит нас испытывать какую-либо эмоцию — симпатию, жалость, искренний интерес, — а после бросит все это в глубочайший колодец с нескрываемой скорбной жестокостью… И ужас будет именно в этом.

    Иными словами, Ольга Рэйн подходит к созданию ужасного совершенно иными методами, свойственными ее собственным взглядам и представлениям, пониманию страшного. По Рэйн, страшно — это не когда мы видим призрак убитой девочки, а когда этот призрак встречает живого, но постаревшего возлюбленного из далекого прошлого, опустившегося, тихо спивающегося. Страшно — не когда девочка теряет отца, а когда вынуждена играть в игры богов, чтобы его вернуть. Сюжеты Ольги Рэйн проникнуты тонкой нежностью, обращенной к героям (а чаще — к героиням, наделенным сверхъестественными силами), а также чарующей атмосферой мистикоц, что сродни фантазиям о волшебных поющих китах и скрывающихся в зеленой тени эльфах. И вместе с тем сюжеты эти вполне «боеспособны» и могут подарить немало жуткого. Такова, например, история о крайне необычном вампире — «Все течет».

    А вот самым страшным рассказом из представленных можно назвать «Зеркало Муаран». История о проклятом зеркале, принадлежавшем французской душегубке Муаран, написана так, что оторваться от чтения крайне трудно, а по окончании приходится еще долго думать над тем, какими безумными порой могут становиться самые обыкновенные люди.

    Кукольные кости (Максим Кабир)

    Максим Кабир — общепризнанный мастер в создании ужасов, и именно его рассказы завершают антологию. Тринадцать историй — изобретательных, красочных и разнообразных.

    Проза Кабира замкнута на ужасе, не отвлекается на создание нефункциональных деталей повествования и не сосредоточена на миротворчестве. Реальность здесь почти всегда наша, привычная, уютная — но наделенная одним роковым изъяном, которого нам следует бояться. А что, если смех — это страшно? Что, если книги — черви, разъедающие душу? Что, если дети вдруг станут жестокими чудовищами, а воробьи — вестниками ада?

    Особенно остро талант автора проявляет себя в историях динамичных, таких как «Три четверти красного». Сумасшедшая гонка, на кону которой жизнь — что может быть страшнее? Однако намного ценнее то, чем кончается эта иистория,— неожиданная правда о главном герое, делающая картину еще более гротескной и абсурдной, а оттого — более страшной. Аналогичен и «Ничего сверх»: в течение почти всего рассказа мы ничего не понимаем о главном герое и ужасаемся его действиям, но вот наконец финал — и все уже вовсе не так очевидно…

    Калейдоскопическое разнообразие кошмаров — вот чего стоит ждать от «Кукольных костей» Максима Кабира.

    Антология «Темная волна. Лучшее» — редкий дар любителям ужасов на русском языке. Это книга, авторы которой сумели воплотить в своих рассказах не только настоящий страх, но и собственную творческую индивидуальность.

    А ведь именно в этом и заключается истинная ценность каждой подобной антологии, не правда ли?

    Комментариев: 0 RSS

    Оставьте комментарий!
    • Анон
    • Юзер

    Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

    Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

    (обязательно)