DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Жизнь есть жизнь — даже на бумаге

Увидевший свет в конце 2018 года графический роман «Кошмары Литерала Джонса» для многих ценителей рисованных историй стал точно глоток свежего воздуха — таким необычным, стильным, сомнамбулическим он был... С тех пор новоиспечённые поклонники верно и самозабвенно ожидают продолжения. Авторы обещали — оно будет! Ну а пока, чтобы скоротать томительное ожидание, DARKER решил побеседовать с глазу на глаз с создателями «Кошмаров...» сценаристом Иваном Кульгиным и художником Владимиром Рыскиным и выведать все их тайны, какие только возможно...

Итак. Давайте начнем с самого начала. Как родилась идея, как она кристаллизовалась?

Рыскин: Была идея собрать удивительных людей и создать рисованную историю, причем такую, которую хотелось бы лично мне самому приобрести в магазине. Нет на полке в магазине – значит, надо сделать самим. В итоге я подал идею Ивану: «Если у тебя есть мысли, как мог бы выглядеть сценарий, давай из этого что-нибудь сделаем». К счастью, такие мысли у него оказались, и мы начали буквально из ничего создавать «Кошмары Литерала Джонса».

Кульгин: У меня возникала мысль попробовать себя в какой-нибудь литературной форме, и самым подходящим вариантом стал графический роман, комикс.

До этого ты пробовал себя в литературе?

Кульгин: Пробовал писать маленькие рассказы, но не публиковал... Идея комикса изначально была больше шуточная. Мы с разных сторон обсуждали историю «сонных» приключений некоего персонажа. Но из шутки получилось нечто серьезное.

Выходит, в процессе подготовки вы несколько поменяли концепцию?

Рыскин: Поменялись наше отношение к концепции и подача. В самом начале все это делалось по приколу: в свободное время хотелось заняться каким-нибудь хорошим делом. Как обычные друзья мы виделись в баре, ходили в кино, вместе путешествовали. Но мы ведь еще и творческие люди. Поэтому создать такой тандем – пускай даже по приколу – показалось тогда здоровской идеей. А сейчас эта затея превратилась в дело, которое у меня, например, занимает больше пятидесяти процентов свободного времени.

Кульгин: Как выяснилось, даже по приколу писать про вымышленных персонажей довольно сложно. Жизнь есть жизнь – даже на бумаге!

После того как концепция оформилась, уже в процессе работы над романом, вы сталкивались с сюрпризами? Я имею в виду неожиданные для вас сюжетные повороты, новых персонажей.

Кульгин: Не то чтобы сюжетные повороты... Изначально ты представляешь себе, как будут вести себя герои. Но когда начинаешь писать, вдруг обнаруживаешь, что итог несколько не вписывается в твои предположения, потому что характеры начинают развиваться будто бы сами по себе и что-то приходится менять прямо на ходу Определенные вещи меняются, определенные вещи о персонажах уже не напишешь, потому что они всеми силами протестуют против этого. Некоторые характеры не хотят умирать, некоторые не хотят жить…

Как сейчас поживает Литерал Джонс? Чем занимается, где находится?

Кульгин: Залечивает раны.

Рыскин: Сегодня с утра он был в коконе.

Когда вы планируете выпуск новых частей? Их ведь должно быть три?

Рыскин: Сейчас мы полностью концентрируемся на второй части, которую хотим закончить предположительно весной. Еще много работы акварелью. То, что рисовалось в первой части, местами было попроще, чем то, что рисуется сейчас. Вторая часть будет объемнее. Теперь сами локации и то, что на них происходит, забирает больше времени на исполнение – минимум пять часов одна какая-нибудь картиночка. Даже не страничка, а просто картиночка!

Кульгин: Еще к вопросу о том, как видоизменяется произведение по ходу действия. Если бы я изначально знал, как Володя будет рисовать, я бы уже в первой части нагрузил его такими вещами, как во второй. Вторая будет гораздо богаче, на две головы выше.

Издательство будет тем же?

Рыскин: Надеемся, что да. Мы вписаны в план.

Когда в прошлый раз для написания рецензии мы спрашивали у Ивана, чем вдохновлено ваше произведение, он ответил, что оно уникально. На ваш взгляд, чем?

Рыскин: Я бы не рисковал подыскивать ему брата-близнеца: понятно, что можно вспомнить сериал ВВС «Жизнь на Марсе», Лавкрафта, «Темный город»... Но оно уникально тем замесом содержания и изображения, который мы там сделали. И этот замес наш – Ивана и мой. Это уникальный коктейль. Может быть, я мало осведомлён, но подобных примеров назвать не могу.

Кульгин: Нечто похожее наверняка есть, но наш роман не повторялся в чем-то конкретном. Конечно, есть багаж читательского опыта, который так или иначе повлиял. Но и только… Специально никакой особой фишечки я не придумывал. Вся суть работы – в некоем терапевтическом опыте. Мне хочется задать определенные вопросы, разобраться в них и понять для себя, почему я эти вопросы задаю. В этом, собственно и уникальность.

Можете описать процесс создания? Как вы совмещали работу над сценарием и иллюстрациями – работали вместе или по отдельности?

Кульгин: Очень много разных вариантов взаимодействия – от скидывания на электронную почту или распечатывания сценария до объяснения на пальцах, как я все это вижу. Бывает, я рисую раскадровки. Бывает, Володя рисует раскадровки. Потом согласовываем. Я рисую в раскадровках схематичные палочки и кружочки, а Володя на основании этого что-то придумывает, иногда совершенно другое.

Рыскин: Это может быть нечто кардинально иное. Иногда это решаем даже не мы: у героев уже есть выросшие характеры – и заранее понятно, как они в определенной ситуации себя поведут.

Кульгин: Есть тезисный план – сильно укрупненный, есть более подробно расписанный план – сценарий, есть описания отдельных сцен, которые я скидываю в процессе работы.

Сюжет в некотором роде сам себя пишет?

Рыскин: Не совсем. Чем все начнется и закончится, мы знали с самого начала.

То есть конец получился именно таким, каким вы его запланировали?

Кульгин: Нет, все-таки немного другой. Ведь изначально это была шутка, а потом все стало серьезно, и заканчивать тем, чем я изначально хотел закончить, было бы нелепо – вылилось бы в десять лет работы, потраченных впустую.

Вы работаете над этим проектом уже десять лет?!

Кульгин: Пока нет, но когда закончим, будет именно столько. Все к тому и идет... Есть план, есть определенные этапы пути героев, которые они должны пройти. Может быть, они пройдут как-то по-другому – не совсем так, как мы планировали.

Что вы хотели бы рассказать о романе, чего не рассказывали ранее, в других интервью?

Кульгин: Только маленькое пожелание читателям. Хотелось бы, чтобы они рассматривали картинки с чистой головой, не опираясь на свой читательский опыт. Что немножко коробит лично меня в рецензиях и отзывах, так это то, что обычно произведение рассматривают сквозь призму своего читательского багажа, пытаются втиснуть то, что мы написали, в квадрат собственных представлений, зачастую не улавливая сути происходящего. Это меня даже не то чтобы коробит, а немного пугает. Читатели строят предположения, к чему все это ведет, что будет во второй части. А я сижу с ручкой, пишу сценарий и говорю: ребята, да не будет там всего этого!

Рыскин: В этом и есть опасность издания незаконченного произведения.

Кульгин: И еще одно. В конце первой части есть песня, которую поет один из персонажей. Эту песню с помощью замечательного человека Алены Коржовой – певицы и автора – мы реализовали. Послушать можно в нашем сообществе ВК. Аналогичные также есть в Facebook и Instagram. Ищите.

Рыскин: Во второй части, кстати, тоже будет музыкальный номер. Мы его пока не записывали, но он есть.

Что вы пожелаете читателям и авторам онлайн-журнала DARKER в 2020 году?

Рыскин: Я традиционно пожелаю авторам как можно больше замечательных ночных кошмаров. Меня они вдохновляют.

Кульгин: Читателям – хорошего года и хорошего настроения!

Рыскин: И читайте. Не гуляйте по кладбищам, не дышите трупным газом. Лучше читайте.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)