DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

КОНКУРС!

Александра Железнова: Министерство черной металлургии

 

Александра Железнова пишет картины удивительного мира. В нём соседствуют чиновники и псоглавцы, затянутая в латекс госпожа Нефть и душевная теплота объятий, страхи и чаяния, победы и сокрушительные поражения. Каждая работа будто выловлена из бездны бессознательного. Как происходило рождение «Министерства черной металлургии», DARKER узнал у автора.

Впервые с вашими работами я столкнулась, машинально просматривая ленту соцсетей, и они сразу же остановили меня. Обсуждая ваше творчество с друзьями, многие соглашались: «такое разве забудешь!» Как считаете, в чем причина притягательности ваших работ?

Конечно, приятно осознавать, что мои работы пользуются популярностью. Многие ждут выхода книги, которая еще только в процессе создания (я пишу и рисую параллельно). Однако не могу объективно судить о том, существует ли понятность; определенная новизна моего подхода остается чуждой зрителю. Мне трудно сказать, что именно в работах привлекает людей, поскольку я не подчиняю творчество желаниям аудитории. Кому-то герои кажутся очень родными, понятными, близкими. Некоторыми зрителями, напротив, движет непонимание происходящего, желание разобраться. Как высказалась одна из моих подписчиц, в искусстве из государственных служащих редко создают таких героев, каких делаю я. Думаю, в этом, отчасти, заключается определенное новаторство. Оно влечет еще большее непонимание, особенно на фоне того, что некоторые склонны отрывать авторскую составляющую от собственно творчества. В моей истории ничто не возникает из ничего. Мой подход, базирующийся на образе чиновника как положительного героя, его любви к государству и своему делу,  возник и существует на реальной основе. 

Вы подчёркиваете аполитичность своей работы, что для многих сюрприз. Зрители воспринимают её, как сатиру.

Не сказала бы, что декларирую аполитичность. Я лишь постулирую наличие двух реальных государств: внешнего (Российского) и, условно говоря, моего внутреннего (авторского). Они существуют по соседству, не конфликтуют, закономерности их существования схожи; они оказывают влияние друг на друга, вглядываются друг в друга и поэтому во многом являются зеркальными. Где-то они очень тесно переплетаются, в ином различны. Сатира и политический, государственный окрас творчества для части зрителей, к сожалению, - это синонимы. А дифференцировать свои и чужие взгляды некоторые также не привыкли.

Давайте поговорим о героях. Метафоры, на первый взгляд, ясны – господин Айзен – в переводе с немецкого «железо», такие персонажи, как Нефть, Ртуть, Октан интуитивно понятны. Но что за ними стоит?

Основные герои смотрят на мир моими глазами (Айзен, Октан, Литий и Вольфрам), остальные являются необходимым дополнением. Каждый занимает место в иерархии, имеет свою определенную историю, которая не делает его хорошим или плохим, но реальным и объемным, объясняет его сущность. Практически каждую историю я продумываю достаточно детально (в меру своих нужд и значимости героя, конечно), при этом переплетая переносный смысл, научные факты, реальную конкретику своей жизни и др. Кстати говоря, голая интуиция может подвести зрителя, поэтому я рекомендую воздержаться от однозначных и твердых выводов, пока книга не вышла в свет. Например, специфика химической реакции, положенной в основу личности героя, может кардинально поменять приоритеты в восприятии персонажа.

Несколько слов о «Единственном достоверном автопортрете», неоконченной работе 2017 года. Вы констатируете творческую анонимность?

Для меня творческая анонимность – вынужденная мера, но она не мешает вкладывать в картины именно то, что я хочу. Цикл моих работ в целом – это очень специфический автопортрет, но следует разделять собственно автора и его героев. В упомянутой вами работе отчасти предпринято такое разделение, в лице в данном случае нет нужды – оно, пусть и немного видоизмененное, не раз встречается на остальных картинах.

С точки зрения одной из центральных тем творчества – службы – пол персонажа не играет роли. Служение не знает пола, равно как и слов «устал», «не могу», «боюсь» и т.п. Оно требует компетенции, серьезности, самоотдачи, и с этой точки зрения спрос должен быть одинаковым со всех. Такой подход мне понятен, он проверен на личном опыте и нашел отражение в служащих, которые выполняют функцию автопортрета. Во-вторых, отдельные взаимоотношения персонажей (а некоторые, к примеру, Нефть, принципиально должны быть женщинами) мне не обыграть иначе, кроме как посредством привязки к мужскому полу. Взаимоотношения однополых героев выглядели бы, на мой взгляд, неуместно и странно.  

Периодическая система химических элементов в полном виде встречается в работе 2017 года «Господин Айзен и мистер Брюн», насколько я понимаю, ее присутствие не случайно. Что оно означает?

 Начнем с того, что с химией у меня отношения долгие и очень дружественные, корнями уходящие в детство. Коллекции с металлами, рудами, топливами были куда интереснее игрушек. Дома было много книг: сперва попроще, с красивыми, почти алхимическими образами, потом все сложнее и конкретнее, но от этого не менее интересных. Сугубо личный и иногда достаточно наивный символизм с течением времени разрастался и усложнялся. Классификация химических элементов, графически представленная в периодической системе Д.И. Менделеева, в последующем оказалась очень выгодна с позиций символизма. Осознавая значение периодической системы, ее обобщающий, систематизирующий характер, намного позже я упомянула о ней, как о Библии: если уж рассказывать о своих святых, начальниках и героях, почему бы не сделать это, руководствуясь тем, что понятно мне и адекватно стыкуется с любимыми темами промышленности и государства? Я уже не говорю о совсем примитивных основах – например, мы все живем в химическом мире, всюду химия в действии, а сам человек, по сути, биохимическая система.

 Для многих зрителей и читателей прозвучит шокирующее весть о том, что многие ваши работы до определенного периода создавались при помощи обычной мышки в Photoshop. Это так?

 Да, верно, до 2017 рисовала мышкой. Впрочем, я всегда говорю: ничего особенного тут нет, только упорство и желание порисовать. Я не очень люблю тот период, многие работы прошлых лет иногда хочется перерисовать получше, но что сделано, то сделано.

Вы скромно заявляете в сети, что не являетесь художником. Однако влияние мирового искусства, некая «паззловость» стилей и приемов в ваших работах бросается в глаза. Что лично вам импонирует в изобразительном искусстве, живописи, возможно, черно-белой фотографии, витраже?

В стилях и приемах я особо не разбираюсь, просто рисую так, как люблю, как подходит по смыслу и тематике работ, как привыкла. Если мне что-то нравится, я перенимаю некоторые детали исполнения. Например, так было с изобразительной техникой, используемой в портретах российских императоров. Точно так же была приспособлена для моих нужд и готика – она строгая, кружевная, вертикальная, отсылает к осмыслению Средневековья с различных точек зрения, а также имеет отношение к странам Западной Европы, некоторые из которых нашли свое отражение в моем творчестве в том или ином контексте.

Какое место в ваших работах страшному, пугающему и бессознательному?

Вопрос достаточно сложный. Мои герои при всей их химической, государственной и иной природе – это, в первую очередь, обычные люди, и с их страхами все обстоит достаточно прозаично. Они боятся боли, смерти, боятся не успеть завершить свои начинания, потерять то, что любят и что для них важно (начиная от должности и заканчивая другими людьми). Гораздо важнее то, как они живут на этом фоне, порой отдавая себе отчет в тщетности усилий, в бесперспективности исхода, не держа лишних надежд. Немного отойду от изначального смысла известной фразы «сон разума рождает чудовищ» и скажу, что жизнь тем и хороша, что озарена бодрствованием сознания, разума, воли человека. Думаю, персонажи реализуют себя и в этом поле, а как именно – время покажет. 

Хотелось бы поговорить о планах. Будут ли собраны воедино работы в рамках некоего одного творческого большого проекта?

В настоящий момент я готовлюсь к выставке, целиком посвященной цифровой живописи, она состоится в Москве и будет называться «Точка репликации». Также с декабря 2017 года я сотрудничаю с проектом MalzoffGallery, который освещает творчество многих современных цифровых художников – как на странице в Facebook, так и в телеграм-канале. А так, по сути, грядущая книга с иллюстрациями к ней — это и есть мой самый большой проект.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)