DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

БЛИЗНЕЦЫ

Большой книге — большая рецензия

Сезон ведьм. Большое собрание мистических историй (антология)

Составитель: Сергей Антонов

Жанр: мистика, ужасы, готический рассказ

Издательство: Эксмо

Серия: Большая книга

Год издания: 2014

Похожие произведения:

  • «Готический рассказ» (антология, сост. Людмила Брилова)

  • «Жених-призрак. Собрание мистических историй» (антология, сост. Сергей Антонов)

Старинная пугающая легенда, предающаяся из уст в уста. Леденящая душу история, рассказанная вечером в сочельник у камина в викторианском особняке. Страшилки у костра в пионерском лагере. Время идет, но все равно, вот уже не одно столетие люди любят попугать друг друга страшными историями. Убедительное доказательство — антология «Сезон ведьм», вышедшая в свет, в издательстве «Эксмо» в конце 2014 года и собравшая под своей обложкой целый калейдоскоп историй о сверхъестественном. Ведьмы, призраки, вампиры, сделки с дьяволом и пророческие сны — классические сюжеты от известных европейских и американских авторов XIX — начала ХХ вв. Некоторые из рассказов «Сезона ведьм» уже знакомы читателям. Неудивительно, ведь составителем является С. Антонов — переводчик и настоящий знаток жанра, уже не раз выступавший составителем антологий готического и страшного рассказа. Все произведения антологии объединены в 12 небольших разделов, и в каждом читателя ждет встреча с новым монстром. Так же рассказы распределены по хронологии написания. Можно понять, какие приемы использовали авторы для того, чтобы напугать читателей.

Первый раздел антологии «С той стороны зеркального стекла» включает в себя четыре истории, объединенные темой зеркал, отражений. Открывает раздел рассказ «Приключение в ночь под Новый год» классика немецкой литературы Э. Т. А. Гофмана. Очень удачное начало для антологии, так как эта история предъявляет читателю сразу несколько известных мотивов, так любимых авторами страшного рассказа: странные сны, продажа души дьяволу и даже солнечная Италия, которую любили выбирать местом действия своих странных и страшных историй классики жанра готики Горацио Уолпол, Анна Радклиф. Всё это очень гармонично и мастерски объединено в небольшой, но при этом завораживающий рассказ.

«Мосье де Зеркалье» Натаниеля Готорна продолжает тему отражений. При чтении этого короткого рассказа читатель, возможно, и улыбнется, и поразмышляет о разных философских вопросах. Ужасов, мистики здесь нет... Хотя, как знать, кто из героев рассказа призрак — отражение, а кто реальный человек?

«Похоже, я окончательно заблудился в мире иллюзий». Именно это происходит с героем рассказа Густава Майринка «Зеркальные отражения». Майринк развивает идею «Мосье де Зеркалье» об иллюзорности реального мира. Возможно, это мы — всего лишь чьи-то отражения, лишенные воли, а не наоборот. Отличительной чертой рассказа является прекрасно переданная атмосфера тревожного сомнения героя в реальности окружающего его мира. Рассказы Готорна и Майринка удачно дополняют друг друга.

Не лишенный юмора «Индийский абажур»Эдмунда Гилл Суэйна кажется в этой компании наиболее простым и традиционным. Главный герой, священник по фамилии Батчер, отнюдь не смущен тем, что в его зеркале вдруг начинают «показывать» детектив из нескольких серий. А причиной этого стал абажур. Почему вроде бы обычный абажур вдруг проявляет на старом зеркале одну из историй прошлого? Все просто — он из экзотической страны Индии. Наш герой смело берется разрешить загадку прошлого. Немного просто для рассказа 1912 года. Среди изданных в эти годы произведений можно найти истории и интереснее, однако рассказ при этом не лишен некоего очарования.

От таинственных историй о зловещих двойниках, нашедших приют в зеркалах, читателю предстоит отправиться в мир снов. «В лабиринте сновидений» — так называется следующий раздел антологии.

Классик литературы Уилки Колинз поведает читателю историю сна-предостережения, достаточно простую и несколько затянутую. Гораздо интересней смотрится рассказ «Мистер Оливер Кармайкл» британского прозаика Эймиаса Норткот. В его истории сон становится ареной сражения двух душ: добродушного мистера Кармайкла и инфернальной Филлис Рурк.

Рассказ Говарда Лавкрафта «Гипнос» поведает о блуждании героев по миру снов. В попытке постичь и приручить мир сновидений главные герои заходят слишком далеко и уже непонятно, что реально, а что — лишь фантазия отравленного наркотиком мозга. Читатель будет блуждать по умело запутанному лабиринту сна и яви, вымысла и реальности, и неясно, каждому ли удастся найти из него выход.

Подчинить себе мир снов хочет и герой рассказа «Магия в глубоком сне»Густава Майринка. В отличие от героев предыдущего произведения, персонажу Майринка это удается почти без труда. Здесь нет той неизведанности, таинственности, что есть у Лавкрафта. Вся история укладывается в два эпизода, когда герой пользуется миром снов для экспериментов и общения с невестой. В итоге от рассказа ожидаешь большего, нежели получаешь в итоге.

«Избегая неизбежного». Предзнаменование, предвидение, предостережение — основная тема следующего раздела антологии, состоящего из четырех произведений. Открывает его Н. Готорн рассказом «Пророческие портреты». Талантливый художник запечатлел на портретах двух молодых супругов. И кажется, взглянув на полотна, можно увидеть не только настоящее, но возможное и отнюдь не светлое будущее этой молодой пары. Тревожные предчувствия так захватывают живописца, что сопутствуют ему на протяжении всего рассказа в его путешествиях по свету, на фоне величественной природы. В финале тревожные предчувствия персонажа сыграют немаловажную роль в разрешении конфликта всего рассказа. История у Готорна получилась достаточно многословной, да и сейчас кажется предсказуемой. Однако рассказ гармонично смотрится в этой части антологии.

«Августовская жара» Уильяма Фрайера Харви — рассказ, не дающий окончательного ответа, удастся ли главному герою избежать неизбежного. Та самая «августовская жара» создает ситуацию, когда события можно толковать по-разному. Уже не понятно, что морок, а что реальность. Усиливает неопределенность всего происходящего открытый финал истории. Рассказ достаточно короток, но при этом интересен.

«Почти дьявольской способностью вызывать ужас путем незначительного отступления от прозы повседневной жизни обладает Монтегю Родс Джеймс». Эти слова Лавкрафта из его знаменитейшего эссе «Сверхъестественный ужас в литературе» — правда, данные всему творчеству Джеймса, очень точно характеризуют рассказ «Заклятие рунами». Злонамеренный злодей — опять же, по Лавкрафту — в рассказе есть. Это некий мистер Карсвелл. Роль зловещего предзнаменования здесь играет полоска бумаги с руническим заклинанием; если от нее не избавиться, вернув назад злодею, то главного героя мистера Даннинга ждет трагический финал. В целом история напоминает детектив с вкраплением сверхъестественных мотивов.

Заключительным рассказом историй из «Избегая неизбежного» является «Корстофайн» замечательного автора Э. Ф. Бенсона. Бенсону мастерски удается описание сна наяву, фантома, видения, которое посещает Фреда Беннетта, главного героя рассказа. Пустой город, наполненный тишиной, мрачная серая погода, безрадостный пейзаж. Помимо этого, в своем видении он обнаруживает поросшее мхом надгробие с собственным именем. Действительно ли этот сон наяву помог Фреду Беннетту избежать неизбежного, читатель узнает, прочитав рассказ одного из классиков жанра.

«Спасители с того света» поведает читателю о фантомах, что предупреждают о грядущих несчастьях и бедах. Открывает его, наверное, один из самых известных рассказов данной тематики: «Сигнальщик» Чарльза Диккенса. Этот рассказ — наверное, один из самых часто включаемых в различные сборники и антологии готического рассказа. Автор встречает сигнальщика, вынужденного нести службу в крайне уединенном тоскливом месте. Здесь ему уже несколько раз виделся фантом, предупреждавший о грядущем несчастье. Диккенс мастерски создает атмосферу туманности и противоречивости происходящего. Был ли призрак или одиночество, однообразие сказываются пагубно на психике сигнальщика? Рассказ очень хорош. Остальные истории этого раздела антологии смотрятся достаточно бледно на его фоне.

Так, «Новый перевал» Амелии Эдвардс хорош в первую очередь описаниями пейзажей Швейцарии. А «Портрет» Маргарет Олифант выглядит уж очень нравоучительно. При чтении можно, правда, заметить некоторое сходство с «Рождественской песнью в прозе». Здесь так же вмешательство сверхъестественного направляет одного из героев на путь истинный. Однако тому не является призрак — происходит этакое призрачное вмешательство психологического и ментального характера.

Рассказ Джозефа Конрада «Харчевня двух ведьм» — скорее, детективная напряженная история. Эдгар Берн — моряк английского флота, отправляется на поиски своего пропавшего товарища Тома Корбина. Ночь настигает его в пути, и он оказывается на пороге «Харчевни двух ведьм». Хозяйки, правда, лишены способности летать на метле и колдовать, однако не лишены жестокости по отношению к постояльцам комнаты архиепископа, где Берн и найдет своего друга, и переживет страшный ночной кошмар. Несмотря на лишь небольшой намек на сверхъестественные элементы в сюжете, рассказ достаточно гармонично смотрится в раздел антологии «спасители с того света».

Раздел антологии «Призраки жертв» посвящен фантомам, ищущим справедливой расплаты для своих убийц. Открывает его простоватый, но очень колоритный рассказ «Грейлинг, или Убийство обнаруживается». В нем набольший интерес вызывают скорее описания Америки времен войны за независимость, нежели сама история появления призрака. Еще один рассказ Ч. Диккенса «Судебный процесс по делу об убийстве» поведает читателю о том, как призрак добивается возмездия за свою смерть, используя вполне законные методы британской судебной системы.

Во «Внушении» Густава Майринка убийцу-отравителя преследует его жертвы. Форма дневника придает рассказу большую достоверность. Помимо этого, Майринку отлично удалось передать состояние постепенного помутнения рассудка виновного в отравлениях. Хотя, помутнение ли это? Или — его жертвы действительно вернулись за отмщением?

Амброз Бирс, автор гениального рассказа «Случай на мосту через Совиный ручей», один из лучших авторов, творивших в жанре «страшного» рассказа. В данной же антологии читателю предстоит познакомиться с произведением «Арест». По объему он очень мал, но даже при этом виден авторский стиль. Это лаконичный, но образный язык и ударная неожиданная концовка. Очень удачно выразился о творческом стиле Бирса Сэмюэл Лавмен (его слова приводит в своем эссе «Сверхъестественный ужас в литературе» Лавкрафт): «Бирс пользуется столь безыскусными словами, что в первое мгновение хочется приписать их скудный выбор ограниченности литературного поденщика. Но в какой-то определенный момент эти слова приобретают оттенок неслыханной жути — превращение удивительное и неожиданное».

В разделе антологии «...и жертвы призраков» читателя ждет именитая компания авторов. Здесь можно познакомиться с рассказами двух «готических» классиков: Джозефа Шеридана Ле Фаню и Монтегю Родс Джеймса. Первый повествует о зловещем преследователе, донимающем, как казалось, добропорядочного капитана Бартона. Второй расскажет о поисках клада и страже, его охраняющем.

Рассказ Брэма Стокера «Дом судьи» поведает о «нехорошем» доме, в котором один молодой студент решил подготовиться к грядущим экзаменам. В плане нагнетания зловещей атмосферы все достаточно просто: полумрак, странные шорохи и полчища крыс. Однако все это почему-то не волнует героя, и он так и не покинет дом судьи. Радуют в рассказе лишь последние страницы, они получились достаточно жуткими. Однако, если вы читали сюжетно близкий к «Дому судьи» «Проклятый остров» Элджернона Блэквуда, то рассказ Стокера вас вряд ли впечатлит.

«Камин» не слишком известного и именитого Генри Уайтхеда достаточно стандартен и прост. Это история призрака, ищущего возмездия для своих убийц. «Миссис Лант» Хью Уолпола (потомка Горация Уолпола) — еще одна история о возмездии, разворачивающаяся в классическом декорациях старого особняка, однако она вряд ли способна чем-то удивить ценителей жанра.

«Смерть из воска и смерть из мрамора» — следующий раздел антологии, где главным злом выступают статуи, скульптуры и даже... роботы. В «Венере Илльской» Проспера Мериме статуя античной Венеры, извлеченная из долгого забвения, не принесет счастья жителям маленького городка. Иногда лучше не тревожить сон древних идолов и тем более не надевать кольца им на пальцы, как по неосторожности сделал герой этого изящного рассказа.

В истории Германа Мелвилла расплата за преступление настигнет известного мастера от рук его же творения. В коротком рассказе испанского писателя-романтика Густаво Адольфо Беккера, молодой французский офицер влюбляется в прекрасную... статую из Толедского монастыря, однако ему придется постичь смысл выражения «Любовь сильнее смерти».

«Из мрамора, в натуральную величину» Эдит Несбит — добротный рассказ ужасов. Супруги находят дом, полностью подходящий им для дальнейшей совместной жизни. Однако с домом связана старинная сказка о двух жестоких рыцарях, чьи фигуры из мрамора находятся в церкви неподалёку. Местная легенда утверждает, что в канун Дня Всех Святых они покидают свои постаменты. Приятный ужас читателю при чтении обеспечен, а финал, как и у всех историй этого раздела антологии, трагичен. История о роботе прямиком из 19 века — это «Хозяин Моксона» Амброза Бирса. В данном рассказе 1899 года автор уже рассуждает о возможной разумности машин. Однако Моксон так и не учел, что изобретенная им машина для игры в шахматы, помимо разума, может испытывать ещё и сильные эмоции.

«Иногда они возвращаются» — здесь собраны истории «возвращенцев» с того света, и существа эти отнюдь не бестелесны. Классик литературы Э. А. По в рассказе «Лигейя» поведает историю о герое, потерявшем возлюбленную жену и после этой трагедии окутавшем свой разум дымом опиума. Всем читателям, кто уже знаком с «Береникой» и «Мореллой», стоит прочитать и этот рассказ. Еще одна история Амроза Бирса в антологии — это «Заколоченное окно». Жена Мэрлока умерла от лихорадки, однако это еще не все ужасы, которые ему доведется претерпеть в одну ужасную ночь. Рассказ короткий, но очень образный и страшный.

Одна из жемчужин антологии — рассказ Уильяма Джейкобса «Обезьянья лапка», включавшийся во множество сборников и антологий. Основой сюжета является уже хрестоматийная история талисмана, исполняющего заветные желания владельца. Как очень часто бывает в таких случаях, желания исполнятся не совсем так, как представляли себе герои. Рассказ и сейчас производит сильное впечатление, а образ возвращающегося к родным мертвеца заставляет вспомнить «Кладбище Домашних Животных» Стивена Кинга, который вдохновлялся в том числе и историей Уильяма Джейкобса.

Завершает раздел «Иногда они возвращаются» повесть Говарда Лавкрафта «Герберт Уэст, реаниматор». Герберт Уэст, исследуя феномен смерти, ставит эксперименты на трупах. Все эти изыскания описаны ассистентом Уэста. Повесть состоит из небольших историй-глав (она публиковалась частями), поэтому каждый раз в начале новой истории с попыткой воскрешения читателя ожидает краткое описание предыдущих событий. Помимо этого, нам постоянно дается описание внешности Уэста, и это отнюдь не только потому, что читателю нужно напомнить, как выглядит главный герой. Возможно, тем самым Лавкрафт хотел показать, как со временем, не изменяясь внешне, еще больше становится похож на мертвеца сам Уэст. Безумные опыты Уэста в итоге сыграют с ним жуткую шутку в ярком и запоминающемся финале повести.

В историях из очередной части антологии «Любовь до гроба... и после» любовь не принимает в расчет даже саму смерть. Скорее ироничный и веселый, нежели пугающий случай описан в «Похищении» Иоганна Карла Аугуста Музеуса. Главный герой похитил вместо своей возлюбленной... призрак монахини. Незадачливый герой попытается избавиться от своей новой пассии и обрести счастье с любимой. «Похищение» — это легкий, жизнерадостный рассказ, напоминающий сказку с хорошим концом.

Следующий за «Похищением» рассказ «Жених-призрак» Вашингтона Ирвинга — еще одно произведение, окутанное ореолом романтики. Написанная прекрасным образным языком, эта история лишена мистики и скорее иллюстрирует находчивость и смекалку, которые проявляли в прошлом молодые люди, дабы добиться руки своей возлюбленной.

«Вера» Огюст Вилье де Лиль-Адана напоминает рассказы Э. А. По, в частности, уже встречавшуюся читателю в антологии «Лигейю». Однако рассказ Адана абсолютно самостоятелен. Граф д`Атоль отказывается поверить, что его любимая жена Вера умерла. День за днем в течение года он внушает себе иллюзию, что его возлюбленная жива. И, как явствует финал, любовь, пусть и на небольшое время, оказывается сильнее смерти. Это очень изящный и утонченный рассказ.

В «Рикше-призраке» Редьярда Киплинга, как и рассказе «Близкий друг» Ле Фаню, используется мотив призрачного преследователя. В рассказе успешно уживаются страх, убедительные описания постепенной потери главным героем разума и даже юмор. Последним можно быть обязанным доктору Хезерлегу — персонажу, который у Киплинга получился очень живым и ярким. Заключительная история о «любви до гроба» принадлежит перу Густава Майринка. В рассказе «Женщина без рта» он переосмысливает представления о древнем персонаже многих легенд и мифов, ночном видении и наваждении — демонице Лилит.

Конечно же, антология, которая уже приютила призраков разного сорта, ожившие статуи древних богинь и зловещих преследователей, не могла обойтись без вампиров. В данном случае это не бледные красавцы, пренебрегающие человеческой кровью, а те самые монстры, которых страшился читатель девятнадцатого века. «Этюды в багровых тонах» отрываются рассказом «Вампир», выросшим когда-то из дружеского поединка по сочинению страшных историй между Перси Биши Шелли, Мэри Шелли, Джорджа Гордона Байрона и Джона Полидори. Именно личный врач Байрона и отнюдь не писатель Джон Полидори стал отцом знаменитого вампира — Лорда Рутвена. Рутвен в рассказе предстает жестоким существом, разрушающим жизнь молодого аристократа Обри.

«Никогда не подымайте глаз на женщин: всегда проходите мимо, глядя в землю, ибо, как бы ни были вы целомудренны и спокойны, достаточно бывает одной минуты, чтобы потерять вечность». Именно это происходит с героем рассказа Теофиля Готье «Любовь мёртвой красавицы». Молодой священник Ромуальд влюбляется в прекрасную Кларимонду, которая, конечно же, оказывается вампиром. Рассказ Готье можно назвать скорее историей о страсти, а не рассказом ужасов. В рассказе Джулиана Готорна «Тайна Кена» встречается еще один образ женщины-вампира. Рассказ затянут, да и сюжет не нов. Читателю, возможно, запомнится лишь образ банджо, состарившегося за один день на двести лет.

Следующий рассказ антологии — «Девушка-вампир» Хьюма Нисбета — можно прочитать лишь «для галочки», так как история получилась банальной и неинтересной, в ней нет ничего нового. Тем более что следующая вещь, наверное, лучшая среди представленных в разделе. «Ибо кровь есть жизнь» Ф. Марион Кроуфорда наполнен колоритом Италии. Здесь вампир вновь предстает в женском обличии, но, в отличие от образов Готорна, Готье и Нисбета, вампир Кроуфорда получился действительно пугающим. Да вся история удалась — она атмосферная и жуткая.

«Старый Чертяка» — так, немножко запанибратски, назвал главного героя всех рассказов раздела антологии под названием «Ловец человеков» Том Уокер. Том — старый пройдоха из рассказа «Дьявол и Том Уокер» Вашингтона Ирвинга — пытался избежать неминуемой расплаты за полученное от дьявола богатство. Однако, как это почти всегда бывает со сделками с чёртом, ему это не удаётся. Дьявол в этом рассказе предстает читателю в необычном образе черного дровосека из Новой Англии. Да и вообще, у рассказа множество достоинств, например образ сварливой жены Тома и ироничное описание быта супругов.

В гораздо менее ироничных тонах предстает перед читателями история «Молодого Брауна» Натаниэля Готорна. Браун отправляется в час заката по лесной тропе к некой цели, о которой читатель узнает ближе к концу повествования. В дороге его сопровождает еще один путник — как становится понятно почти сразу, это сам Дьявол. В этом путешествии по гнетущей местности Брауну становится понятно, что почти все жители «славного» Салема живут праведно. Финал по-настоящему пугает, а рассказ занимает достойное место в данном разделе антологии.

При чтении «Маркхейма» Роберта Льюиса Стивенсона многим, наверное, вспомнится «Преступление и наказание» Достоевского. Сюжетные черты у произведений схожие, вот только Маркхейма, убившего ростовщика ради денег, на месте преступления посещает сам дьявол. Что происходит дальше, лучше узнать, прочитав рассказ, потому что события, проследовавшие после диалога Маркхейма с Дьяволом, можно трактовать по-разному.

«Последний из Эннисморских сквайров» Шарлоты Риддел разбивает гнетущую атмосферу, созданную двумя предыдущими рассказами. Это старая добрая байка, в которой есть дьявол, бочонок бесподобного бренди и ирландский колорит. История очень легковесная и милая. Еще одна ирландская история о сделке с дьяволом предстает перед читателем в рассказе «Сделка сэра Доминика» Джозефа Шеридана Ле Фаню. Здесь есть все атрибуты истории: договор, подписываемый кровью, неожиданные удачи, после этого последовавшие, и неминуемая расплата. Классическая история, однако, мастерски написанная.

Заключительная часть антологии и дала ей название. «Сезон ведьм» открывает рассказ Людвига Тика «Любовные чары». Сюжет рассказа точно описывает его название. Написанный в период романтизма, рассказ утопает в описаниях переживаний главного героя, и весь ужас скрывается под ними. «Сведения из жизни известного лица Гофмана» возвращает читателя к предыдущей главе антологии, ведь и в этом рассказе успел погостить черт. «Хохолок» Натаниэля Готорна имеет подзаголовок: «Назидательная сказка». И действительно, это сатира на нравы общества тех времен. Как оказалось, пугало, которое оживляет ведьма в этом рассказе забавы ради, ничем не хуже многих живых людей.

«Окаянная Дженет» Роберта Льюиса Стивенсона — пугающий рассказ, который мог бы занять достойное место в предыдущей части антологии «Ловец человеков». Однако в рассказе Стивенсона дьявол сделок не заключает. Он просто находится неподалеку от каждого жителя прихода Болвири, скрываясь и таясь неподалеку. В «Гейвоновом кануне» Э. Ф. Бенсона читатель узнает тайну древней крепости пиктов, которой сторонятся все жители деревушки Гейвон. История, правда, получилась достаточной простой и безыскусной для такого мастера жанра как Бенсон.

Антология «Сезон ведьм» станет настоящим подарком для всех любителей жанра. Рассказы в ней гармонично подобраны и хороши. Для тех же, кто только начинает знакомство с жанром страшного и готического рассказа, данная книга тоже может оказаться удачным выбором, ведь почти все лучшие произведения можно будет найти здесь. Смущает лишь отсутствие комментариев, но в остальном, прочитав «Сезон ведьм», можно легко представить, чем же пугали друг друга в былые времена гости старого особняка в сочельник у камина.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)