DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Буря мглою…

Странная погода / Strange Weather (авторский сборник)

Автор: Джо Хилл

Жанр: хоррор, драма

Издательство: Эксмо

Серия: Хоррор. Черная библиотека

Год издания: 2018 (в оригинале — 2017)

Перевод: В. Мисюченко

Похожие произведения:

  • произведения Стивена Кинга
  • «Большинство моих любимых историй как читателя именно такой длины, — говорит Хилл в послесловии к сборнику. — Повесть всегда выстрел наповал, ничего лишнего». Четыре повести под одной обложкой — идеально со времен «Четырех сезонов» и «Четверти после полуночи» Кинга-папы. У каждого сезона своя погода… нет, стоп, к чему параллели?

    Сосредоточимся на звуке четырех выстрелов. Они не оглушают моментально. Не исчезают вслед за вспышкой и грохотом. Порой кажется, что пули — четыре пули — медленно ползут сквозь глыбу голубого льда. Тот случай, когда истории читаешь неспешно, смакуя, но с непременным «хочу еще».

    Тот случай, когда раскрываешь зонт и долго стоишь на месте, глядя на вспухающие на лужах пузыри.

    1. «Моментальный снимок»

    Синоптики предупреждают: гроза, ливень, град из мертвых птиц.

    Майклу Фиглеоне тринадцать лет, он страдает от избыточного веса и увлекается робототехникой. У него нет друзей, зато есть папин гараж, в котором он мастерит разные штуки.

    В один из дней, колдуя в гараже, он замечает пожилую соседку, свою бывшую няню миссис Бьюкс, которая гуляет босиком и плохо понимает, где находится. Одинокий толстый мальчик помогает престарелой женщине добраться домой. Теряющая разум миссис Бьюкс бормочет что-то о Человеке-Полароиде, просит Майкла не позволять себя фотографировать. На обратном пути — на заправке, где он хотел купить шипучки, — Майкл встречает Человека-Полароида. Лощеного проныру на белом «Кадиллаке».

    И понеслась.

    Человек-Полароид, он же Финикиец, достоин войти в пантеон необъяснимого зла, стать рядом с Раковым Ковбоем, порожденным воображением Джона Коннолли. Рядом с… невольно цепляешься взглядом за первое «Ф», думаешь: «Финикиец… ф… ф… Флэгг». А странный фотоаппарат («Соляроид») достоин занять свое место на полке дьявольских вещей.

    Долгий странный день из воспоминаний повзрослевшего мальчика. Представление в трех актах: появление миссис Бьюкс; встреча с Человеком-Полароидом; страшная гроза.

    И все в один день — свалилось так свалилось. Это вызывает небольшое недоверие (большая часть вины на случайной встрече с Человеком-Полароидом), но густота истории, ее живое детализированное естество, обволакивающее со всех сторон, прогоняет недоверие прочь. Понимаешь: в этом вареве могло случиться все что угодно. И случилось — значит, так и должно быть.

    Долгий странный день — и вся жизнь. Настоящие истории не кончаются сразу после того, как повержен монстр. Настоящие истории смотрят на тебя желтым всевидящим глазом, не отпускают.

    «Моментальный снимок» — это история хоббита, Кольца Всевластия и Темного Властелина, рассказанная на современный лад. Джо Хилл любит «Властелина колец», Джо спел эту песню по-своему.

    Песню об утрате и значении воспоминаний (нам надо чаще раскрывать тлеющие альбомы счастья). О проклятии, поедающем наш внутренний мир. О бездумном принятии любви.

    Иногда мы дарим счастье другим, но не понимаем этого. Иногда нам очень везет, но мы не понимаем этого. «Моментальный снимок» напоминает об этом.

    2. «Заряженный»

    Синоптики предупреждают: переменчивый ветер, огненные торнадо.

    Три сюжетные линии, истории трех героев, сплетенные в сюжетную косичку.

    Суровые американские будни, со стрельбой белых полицейских в черных парней, с внутренней злобой бывших морпехов, с перестрелками в торговых центрах. Расистская система американской полиции и вездесущие СМИ. Убийца, который примерил маску героя. А настоящий герой… такие сыщутся не всегда.

    «Заряженный» — это социальная драма, кровавая и жестокая. Хотя Хилл отменно напоминает и о своем умении пугать иррационально: в сцене с двуногим «призраком».

    «Заряженный» — это «ода» огнестрельному оружию. Попытка автора разобраться в национальном стремлении иметь огнестрельное оружие, его гражданская позиция.

    Погода здесь выступает фоном: сгущается дым лесного пожарища, на парковке резвится огненный торнадо. Не зря ведь дочку героини, чернокожей журналистки, зовут Дороти. Вот только никакой волшебной страны Оз не будет, ее попросту нет за ядовито-желтыми клубами дыма. Разве что черная и огнедышащая, как Мордор. Только так.

    Финал повести похож на удар под дых — в тот самый момент, когда только-только всплыл и уже собирался вдохнуть всем телом.

    3. «На высоте»

    Синоптики предупреждают (если они в курсе): облачно, возможны осадки в виде парашютистов и облака в виде летающих тарелок.

    Обри Гриффин — парень, который боится высоты, но вынужден трястись в одноместном самолете в упряжке с инструктором. Обри не хочет прыгать, так же, как и не хочет выглядеть жалким перед девушкой, в которую влюблен. Они собираются прыгнуть в память об умершей от рака подруге.

    Они видят странное облако, похожее на НЛО, вылитый космолет. Что это? Обычное кучево-дождевое облако или нечто иное? На высоте три с половиной тысячи километров «реальность становится тонкой, как парашютный шелк». А потом в самолете сдыхает электроника, и инструктор выталкивает Обри в небо.

    Падение длится недолго. Они ударяются о странное облако. Обри сталкивается с глубиной чужеродного разума.

    Помощи ждать неоткуда. Облако исполняет только выборочные желания. Остается лишь надежда на «жестокие чудеса». Помните, как в «Солярисе» Лема: «Я ничего не знал, но по-прежнему верил, что еще не кончилось время жестоких чудес»? В «Солярисе» был разумный океан. Так почему бы не появиться разумному облаку?

    Да, время жестоких чудес. Или невероятных надежд.

    «На высоте» апеллирует к другой известной истории. Сказке «Джек и бобовый стебель». Сказке, в которой герой поднимается в облака и встречает великана.

    Здесь, как и в «Моментальном снимке», тоже есть глаз — не менее жуткий, огромный и красный, как кровь.

    4. «Дождь»

    Синоптики предупреждают: игольчатая гроза, дождь из булавок.

    История, рассказанная двадцатитрехлетней лесбиянкой. Воспоминания пятинедельной давности.

    Читатель сразу узнает, что прошел странный дождь, который убил много народу. Не тот дождь, под которым так приятно стряхнуть летнюю жару. А дождь из булавок. Острые капли катастрофы.

    Небо стало ядовитым (или его сделали ядовитым?). И смертоносный дождь смыл — срезал — с лица многих маску человечности. Развязал руки, надругался над моралью. Как быстро от закона останутся лишь окровавленные ошметки? Отравленный мир благоволит к жутким мыслям и делам.

    «Дождь» — это симбионт романа «Пожарный» Джо Хилла. Ни на огонь, ни на воду надежды больше нет.

    А еще «Дождь» — это немного детектив, о котором нас не предупредили.

    …Книга закончена. Синоптики привычно врут про то, что нас ожидает завтра. Жизнь продолжается. Кому-то повезло. И это магия.

    «Я не хочу забывать магию», — говорит четырехлетний мальчик в одной из повестей сборника.

    Да, не хочется забывать магию. И это нетрудно, когда читаешь Джо Хилла.

    Комментариев: 2 RSS

    Оставьте комментарий!
    • Анон
    • Юзер

    Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

    Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

    (обязательно)

    • 1 Алан Кранк 24-11-2018 22:54

      Изо всех сил стараюсь проникнуться творчеством Кинга младшего. Не получается. Возможно, мешает тень отца. Невольно сравниваешь, ждешь чего-то намного большего. А может, просто дело вкуса, и гений Кинга старшего непричем.

      Учитываю...
    • 2 happy_book_year 21-11-2018 15:17

      "Пожарный" разочаровал, так что к новой вещи буду подходить с опаской. Хотя формат повести, действительно, помогает добиться именно концентрации.

      Учитываю...