DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

БЛИЗНЕЦЫ

Джастин Бенсон и Аарон Мурхед: О монстрах, любви и бесконечности

Официально вышедшая в российский прокат 19 июля лента «Паранормальное» всерьез претендует на звание если не лучшего, то уж точно самого необычного хоррора этого года. Для режиссеров Джастина Бенсона и Аарона Мурхеда это далеко не первая работа, и предыдущие их проекты тоже никак нельзя назвать банальными. Об этом и многом другом с создателями «Паранормального» пообщался Денис Бушлатов.

Стенограмма публикуется в сокращенном виде. Проблема любого интервью по Скайпу – большое количество «воды». Джастин и Аарон – приятные и веселые собеседники, но учитывая то, что мы были очень ограничены во времени (формат интервью составлял 20 минут), некоторые важные вопросы остались «за кадром» – прим. авт.

Добрый день и спасибо, что согласились на это интервью, от нас и от имени всех русскоязычных фанатов хоррора. Как правило, вас спрашивают о фильме «Паранормальное», но мы предпочли бы начать с «Весны». У вас получился очень лавкрафтианский фильм. Более того, многие усматривают отсылки к Лавкрафту и в других ваших проектах. Вы были вдохновлены его творчеством?

А.М.: Забавно, но мы не сильны в Лавкрафте. Более того, мы вообще не читали Лавкрафта, когда работали над «Ломкой» и над «Весной». Признаюсь в ужасной вещи: я слыхал о нем раньше и полагал, что он писал романтические истории. Ну, понимаете, Лав…крафт? Однако время шло, и нас все больше и больше сравнивали с Лафкрафтом, и мы никак не могли понять, что происходит. Мы полагали, что это еще один режиссер, которого мы невольно копируем. А потом, между фильмами «Весна» и «Паранормальное», эта тенденция достигла своего апогея, и мы начали читать Лавкрафта. Мы были поражены! Знаете, нам часто задают еще один типичный вопрос: «Какие фильмы повлияли на ваше творчество?» Мы всегда удивляемся этому вопросу. О каких фильмах идет речь? Нам нравятся «Властелин Колец» и «Почти знаменит», но в большей степени, разумеется, на нас повлияла литература. Стивен Кинг, Алан Мур, Марк Данилевски. Важно то, что люди, сравнивающие нас с Лавкрафтом, читали его произведения. Должно быть, нас привлекала определенного рода литература точно так же, как авторов этой литературы привлекал Лавкрафт. Разумеется, аллюзии присутствуют, как на самом примитивном уровне, будь-то щупальце или городок у моря, так и на более глубоком: космический ужас, древние существа и неведомые монстры… Полагаю, будь Лавкрафт жив, мы тусовались бы в одних и тех же книжных магазинах. Но в целом дело не в том, что мы читали Лавкрафта, а в том, что авторы, которых мы любим, его читали.

Многие критики восприняли «Весну» как боди-хоррор. Однако, по мнению некоторых, это прежде всего романтическая… да, назовем ее сказкой. Что вы пытались сказать зрителю, создав этот фильм?

Д.Б.: Изначально у нас была концепция, согласно которой в мире есть некая сущность, способная продлевать свою жизнь до бесконечности с помощью метаболизма. Однако для перевоплощения ей требуется забеременеть, и тут в целиком физиологический цикл включается любовь. Я прочитал много книг о вампирах, и, возможно, именно эти бессмертные хищники повлияли на окончательную концепцию фильма… (связь прерывается, и голос Джастина проваливается в небытие – прим. авт.) .

Давайте поговорим о существе. Монстр был великолепен. Расскажите о его создании.

А.М.: Спасибо огромное за эти слова. Мы очень серьезно относимся к вопросу спецэффектов. Взять, например, трансформацию оборотня в «Американском оборотне в Лондоне». Говорят, что это лучшая трансформация всех времен, и да, она прекрасна, но, глядя на нее с позиции современности, ты понимаешь, каким образом все было сделано. Процесс все еще завораживает, но более не способен обмануть глаз. Поэтому мы очень боялись, что наши старания будут столь же очевидны: вот резиновый костюм, а вот приклеенные волосы. Мы назвали тварь «Эволюционным Франкенштейном». Во время ее главного превращения мы вдруг поняли, что превращение это не несет за собой ровным счетом ничего. Зритель не может посмотреть этот эпизод и сказать, что это оборотень, или вампир, или куча слизи. Мы подумали над самой концепцией монстра и пришли к выводу, что, уж коль мы не можем привлечь к этому процессу легендарных создателей чудовищ, таких как покойный Гигер, например, нам следует использовать то, что есть под рукой. Для нас это была природа. Мы задали себе вопрос: «Что в природе пугает нас больше всего?» Нам одинаково отвратительны больные орнитозом голуби, чесоточные волки и змеи-альбиносы, кальмары опять же… Все это может вызвать у человека немедленное отвращение. И мы подумали, уж коль у нас имеет место быть Эволюционный Франкенштейн, почему бы не совместить все эти нюансы? Мы отправили фотографии нашим специалистам из компании Master Effects. Они проделали большую часть работы, и речь шла вовсе не о компьютерных спецэффектах, а о тоннах грима на теле несчастной Нади Хилкер. Затем мы отправили эти же фотографии и наши замечания в компанию Frost Effects в Эстонии. Там были наложены компьютерные эффекты: например, эпизод с дрожащей ногой. Эпизод с хвостом мы снимали на фоне зеленого экрана, и позже я добавил его в фильм самостоятельно с помощью компьютерных эффектов.

Фильм снимался в Италии. Как вам удалось получить разрешение на съемки в Помпеях, на раскопках?

Д.Б.: Согласно сюжету, кульминация разворачивается в Помпеях, однако в Италии много развалин, и некоторые из них очень напоминают Помпеи…

Гильермо дель Торо назвал «Весну» одним из лучших фильмов ужасов десятилетия и единственным истинно лавкрафтианским фильмом. Что вы думаете по этому поводу? Готовы вернуть комплимент?

А.М.: Я думаю, Гильермо добьется всего, чего захочет. Его фильмы, например, «Хребет Дьявола», несомненно, вдохновили нас. Я был потрясен оскароносной «Формой воды», и мне кажется, что он не нуждается в комплиментах. Достаточно того, что он является одним из лучших режиссеров в мире. Он – мастер.

Несмотря на хорошие отзывы, «Весна» получила ограниченный прокат и вышла на видео. Фильм, разумеется, был украден пиратами и распространился как вирус. Довольны ли вы результатом своих трудов?

Д.Б.: Это очень сложный вопрос. Прежде всего, мне хотелось бы понять: не будь пиратства, купили бы зрители фильм или оставили бы его в забвении? Лишь обладая ответом на этот вопрос, можно представить себе истинную меру популярности того или иного фильма.

Уж коль мы заговорили о пиратах. Через несколько часов после официального релиза «Паранормального» фильм появился на Thepiratebay. Это, несомненно, признак успеха, однако такой успех не приносит прибыли. Ваше отношение к проблеме пиратства?

А.М.: Нет ни одного успешного фильма, который бы не украли пираты. Это может служить утешением для создателей фильма: кино удалось, пусть и не в финансовом плане. В идеальном мире реклама, которую пираты создают независимому кино, лишь поднимает его уровень продаж. Однако речь идет об идеальном, фэнтезийном мире. Что же касается блокбастеров… Они не нуждаются в рекламе такого рода. «Мстителям» не нужны пираты для того, чтобы лидировать в прокате. Применимо ли это к «Паранормальному»? Я не уверен. Возможно, количество пиратских скачиваний повлияло на уровень популярности фильма, но я бы предпочел, чтобы его купили. Я уверен, что пиратство можно остановить, но это очень тяжелый и опасный, я бы даже сказал, скользкий процесс. В настоящий момент этим занимаются в Великобритании, но подумайте сами: каждый одиннадцатилетка знает, как скачать фильм. Достаточно зайти в Гугл… Стоп, вырежьте это, я не хочу учить их…

Они в курсе…

А.М.: Ага… Но технически весьма затруднительно блокировать торренты и убирать фильм из запросов Гугла. Именно этим занимаются в Великобритании в настоящий момент. Мне лично не очень нравится надзор, однако, если говорить о борьбе с пиратством, возможно, это и есть единственный путь.

Критики сравнили «Паранормальное» с «Днем сурка»…

А.М.: Ого!

…однако в современном кинематографе «День сурка» скорее не фильм, но архетип. Существует огромное количество фильмов, разворачивающихся во вселенной «Дня сурка», и некоторые из них, например, «Счастливого дня смерти», весьма привлекательны. Однако в «Паранормальном» стройная логика «Дня сурка» нарушена. Ваши герои живут в странных временных петлях, позволяющих им вести обычную жизнь. Впрочем, не всем. Некоторые из них вынуждены раз за разом повторять одни и те же действия. Многие нашли эту концепцию недостаточно проработанной. Ваше мнение?

Д.Б.: Люди, запертые в коротких петлях, несомненно, несчастливы. Однако, применительно к большей части лагеря, речь идет об очень длинном промежутке времени, порядка десяти лет, и на протяжении этих десяти лет вы можете делать все, что вам заблагорассудится, оставаясь условно и безусловно бессмертным. Посему, если вам не наскучит бессмертие, то жизнь ваша может показаться вполне безоблачной.

Речь идет о бессмертии, однако и бессмертие это метафорично. Словно безоблачная жизнь птицы в клетке. «Паранормальное» – это жанровая научная фантастика или куда более глубокое, интеллектуальное кино?

А.М.: Поначалу мы хотели сделать маленькое, независимое кино, основываясь на тех технических возможностях, что были в нашем распоряжении. Кино, которое получилось бы в любом случае, вне зависимости от обстоятельств. Нам пришло в голову, что все наши фильмы тем или иным образом связаны со временем и вопросами конформизма, нонконформизма и всеми теми оттенками серого, что лежат между этими двумя понятиями. Не являясь революционерами в строгом понимании этого слова, мы все же искренне верим, что конформизм может быть невероятно опасен. Нам показалось интересным исследовать ту самую серую зону между подчинением и неподчинением. Научно-фантастическая составляющая выросла из нашего первого фильма «Ломка». И, разумеется, речь идет о культе, а культ является идеальной площадкой для экспериментов в вопросах восстания против существующего порядка вещей и подчинения оному. Не следует забывать и о внутрисемейных отношениях главных героев. Мы продистиллировали указанные составляющие коктейля, и в результате получилось «Паранормальное».

Вы вдохновлялись фильмами о культах при создании «Паранормального»?

Д.Б.: Нет, мы пытались избежать тропов, повторений, связанных с такими фильмами. Мы, несомненно, смотрели фильмы о культах, но скорее для того, чтобы поиграть с ожиданиями зрителя…

Незримое зло отпустило главных героев. Спаслись ли они в конце или стали частью еще одной, огромной петли?

А.М.: Мы точно знаем ответ на этот вопрос. Более того, он зашифрован и в фильме, но мы предпочтем, чтобы зритель самостоятельно решил для себя, какая концовка ему больше подходит по духу. В противном случае фильм превращается в подобие лекции: стоит услышать правильный ответ, как интерес пропадает. Сама по себе дискуссия о скрытом смысле выявляет тип зрителя. Выбрались ли герои, разрешив свои внутрисемейные конфликты? Или попали в новые петли, и количество этих петель не ограничено? Или, быть может, вы верите в то, что в конечном итоге есть утопический шанс оказаться за гранью бесконечного круга повторений и преобразиться? Все эти вопросы позволяют зрителям раскрыться перед собой, понять, кем они являются на самом деле. Но я повторюсь, у нас есть точный ответ, и он скрыт в фильме.

Наверняка фанатам было бы интересно услышать о ваших планах на ближайшее будущее.

Д.Б.: В настоящий момент мы задействованы в большом количестве проектов, но, к сожалению, у нас нет возможности предсказать, когда тот или иной проект будет доступен зрителю. Поэтому я бы предпочел уберечь нас от проклятий фанатов и тактично промолчать (связь снова прерывается – прим. авт.).

И Последний вопрос. Что бы вы хотели сказать своему зрителю за океаном?

А.М.: Хм-м… Рано или поздно я приеду к вам в гости и увижу тех людей, что были вовлечены в наши проекты. Мне жаль, что этого до сих пор не произошло, но… у нас есть Твиттер, и мы всегда рады новым друзьям. Я @AaronMoorhead, а он @JustinHBenson. Ищите нас в Твиттере!

Спасибо вам! И помните, мы следим за вами!

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)