ДЕМОН ВНУТРИ

Король и королева сплаттерпанка и южной готики в одном лице

Ее романы никогда не получали ни положительную, ни отрицательную реакцию: читатели и критики либо любили их, либо ненавидели.

Она похожа с Энн Райс: обе родились в Новом Орлеане, обе считаются знаковыми персонами вампирского хоррора, но первая в чем-то переплюнула свою «идейную мать».

Она не может жить без животных. У нее было более тридцати кошек, шести собак и даже удав-альбинос. Она не раз признавалась, что одним из самых мучительных моментов в ее жизни была трехнедельная поездка в Италию, когда рядом ни было ни одной податливой живности.

Она — это он.

Мелисса Энн Брайт, которая для мирового читателя вскоре станет известна как Поппи Зэд Брайт, родилась 25 мая 1967 года, в Новом Орлеане, городе джаза, пышного Марди-Гра, афроамериканцев, южной готики и сексуальных меньшинств. Ее родители, Конни и Роберт Брайт, переехали сюда из Кентукки по причине того, что отцу Мелиссы предложили работу профессора экономических наук в Университете Нового Орлеана.

Пока отец пахал на ниве преподавательского дела, мать целыми днями нянчила дитя. Именно она научила ее читать к трем годам и привила любовь к литературе.

"Моей матери Конни Бертон Брайт, которая воспитала во мне мужество" (Посвящение романа "Изысканный труп")

Прежде, чем Поппи освоила написание, она сочиняла и записывала истории на старенький диктофон. Одна из историй, под названием «Плохая мышь», даже дошла до наших дней и вышла в качестве дополнения на CD от издательства «Gauntlet Press». К пяти годам будущая «королева южной готики и сплаттерпанка» написала историю «Нападение грязевого монстра», активно рисовала комикс-буклеты о летучих мышах и пыталась читать «Под стеклянным колпаком» Сильвии Плат.

В шесть лет родители Мелиссы развелись, и она с мамой уехала в Чапел-Хилл, Северная Каролина. Там она прожила до 21 года, регулярно ездила в Новый Орлеан, чтобы повидать отца и почерпнуть вдохновения. К двенадцати годам Поппи Брайт обнаружила для себя две удивительные вещи — музыку «The Beatles» и творчество неподражаемого Харлана Эллисона. Тогда она начала активно торпедировать свою среднюю школу выпусками авторской андеграундной газеты «Стеклянный гоблин», больше напоминающей листовку. В то же время она написала свой первый «роман» объемом 8623 слова — «The H.O.G. Syndrome», который можно охарактеризовать как эдакий детский оммаж ранним комиксам «Archie», с жизнерадостными персонажами, акцентом на диалоги и, как ни странно, культуру «фуди» (последнее, как отмечала Брайт, вылилось в серию романов «Liquor»).

В 1986 году Поппи Зэд Брайт, которой едва исполнилось 18 лет, отправляет рассказ «Избранные пьесы для голоса и фортепьяно» полупрофессиональному журналу ужасов «Шоу ужасов» и… его принимают. Тираж составил 10 000 экземпляров. Это была ее первая писательская продажа. По словам Мелиссы, она редактировала эту нетленку шесть лет. Немалый срок, но следует учесть то, что Брайт начала писать раньше, чем другие писатели. Поняв, что проза — это точно ее мир, мисс Брайт начала отправлять еще больше рассказов в различные периодички, и в 1987 году редактор и писатель Дэвид Б. Сильва пригласил ее и ее друга, Брайана Ходжа, поучаствовать в отборе в антологию «Восходящие звезды».

Так на ее (и его) счету оказались по еще одной победе.

Когда Брайт поступает в Университет Северной Каролины, она получает письмо от Дугласа Уинтера — создателя биографии Стивена Кинга и на тот момент менеджера в престижном издательстве «Walker and Company». В письме Уинтер выразил интерес к ее творчеству и предложил заключить контракт на роман.

Амбициозная Поппи ну никак не могла отказаться от такого дела и, сказав «Пока!» ненавидимому высшему образованию, приступила за работу.

Роман, который в будущем будет известен как «Потерянные души», писался и редактировался на протяжении четырех лет. За это время Дуглас Уинтер успел оборвать все связи с писательницей, которая к 1991 успела побывать в шкуре стриптизерши, повара, натурщицы, кондитерши и свечных дел мастера. На какое-то время она даже вернулась в Университет Северной Каролины, но в качестве лаборанта в Центр изучения рака.

Ночами Мелисса пыхтела над своим детищем, попивая дешевое вино или «Шартрез», вычитывала его, погружалась в неоновые пучины Потерянной Мили и анатомировала страждущие души Стива, Духа и Никто, пока в 1991 издательство «Dell» не выкупило рукопись. Наконец-то, слякотным октябрем 1992 года они выпускают роман в книжной серии «Abyss Horror», и книга моментально становится хитом продаж. Несколько раз роман переиздавался в США и Англии, переводился на датский, французский, испанский, немецкий, японский, греческий, польский и русский языки. В СНГ роман выходил в 2002 году, в серии «Темный город» от издательства АСТ.

Сюжет «Потерянных душ» расскажет историю, в которую мастерски вплетены четыре сюжетных линии:

А) Стива и Духа, музыкантов группы «Потерянные души?». Стив — страждущий алкоголик, упертый барана в квадрате, который скучает по своей бывшей Энн. Дух — мертвенной внешности парень с экстрасенсорными способностями.

Б) Троицы вампиров, рассекающей по Штатам на черном фургоне — Твига, Молоха и Зиллаха, лидера «коммуны» и волею судеб нового парня Энн. В их образах Поппи Брайт как раз и воплотила мотив «потерянных душ»: бойкие, дерзкие, ищущие развлечения в крови, сладостях и алкоголе, но за всеми этим прячется лишь непроходимая пустота.

В) Кристиана, 383-летнего вампира, владельца бара на Шартрез-Стрит. Уставший от одиночества и старости, он ищет того, кто бы скрасил его рутинные дни, которым суждено тянуться бесконечность. Прототипом Кристиана стал Кристофер, муж Брайт (о нём ниже).

Г) Никто, 15-летнего андрогина, сына смертной женщины и Зиллаха, которого последний бросил по окончанию Марди-Гра. Вокруг него и крутится весь нарратив. Прототипом Никто стала сама Брайт в юности. 

Детище Поппи Брайт изобилует сценами кровавого насилия, готической атмосферой, неприкрытыми сценами сексуального характера, но на деле все это ширма для поистине тяжелой драмы, оды страданиям, смятению и горю. Самыми значимыми достижениями книги, помимо языка, можно назвать живых героев и оригинальные образы вампиров, из-за которых многие критики ставили Поппи Брайт выше Энн Райс. Книга спорная, да, но равнодушным она никого не оставляет. Как советовала сама писательница: «Подходить к ней стоит с открытыми душой и сердцем».

В январе 2001 года «независимый продюсер», как писала Брайт в своем блоге, выкупил права на экранизацию, которая не состоялась.

К слову, пока писался роман, Меллиса переехала в Атенс, Джорджию. Знойным июлем 1989 она пошла в клуб «40 Ватт» на концерт группы «Government Cheese», где встретила своего мужа — шеф-повара и автора книг по кулинарии Кристофера де Барра.

«Я встретила обезбашенного шеф-повара, который стал моим мужем. Он дико плясал, сняв свою рубашку и пытался заставить меня раздеться тоже. В любом случае, я влюбилась» (Поппи Брайт о Кристофере)

Второй книгой по контракту стал роман «Рисунки на крови», написанный всего за 9 месяцев. Первоначальным названием было «Птичья страна» (название комикса, который рисовал отец главного героя, Тревора Мак-Ги), но издательство настояло на «Рисунках на крови». Это был своего рода маркетинг ход, чтобы привлечь читателей — кровожадное название и намек на этакий «сиквел Потерянных душ». Чем не идеально? Сам роман, рассказывающей об отношениях художника комиксов Тревора Мак-Ги и хакера Захария Босха, вышел на порядок более философским, нежели первый, но тем не менее критики ругали его за «чрезмерный гомосексуальный эротизм на фоне сухого хоррора».

В 1992 году роман выдвигался на Премию Брэма Стокера в номинации «Дебютный роман» и в 1994 на Премию им. Уильяма Кроуфорда. В России выходил в 2001 году, в серии «Темный город», в откровенно ужасном переводе А. Комаринец.

Тесно сдружившись с Джином Кавелоссом, агентом и редактором в «Dell», уверенная в своих силах Поппи пишет третий роман. Всего два года — и «Изысканный труп» готов. Легендарный роман, который сама писательница назовет самым серьезным в библиографии, Питер Страуб — «путеводителем в Ад», а общество — «самым больным произведением века». Не удивительно, что кровавая история любви двух серийных убийц-некрофилов-каннибалов долгое время не могла найти своего издателя: после прочтения романа Джин Кавелосс оборвал все связи с Брайт, а Ричард Кертис (литературный агент Брайт по США до 2001 года) сказал, что во время чтения один бета-ридер «обгадился и ему пришлось сменить нижнее белье». В то время британский агент из «Penguin» написал следующее:

«Мне очень жаль, но я не могу издать это. Я так наслаждался успехом трех книг, потому что восхищался их амбициями, и я чувствовал значительное развитие в вашем романе. Но у меня было много заказов от рекламодателей на место в газете для размещения рекламы о сюжете книги, которая не должна говорить, что беллетристика не должна управлять шокирующими и опасными сюжетами, я чувствовал довольно неудобную смесь (журналистского) подхода к характерам и тенденции, видел их замечательные, вампирские характеры. Книга произведет негативную реакцию, я боюсь, я не смогу искренне защищать ее, учитывая мои заказы от рекламодателей».

Однако Брайт не отчаялась и помощью давней подруги и писательницы Кейтлин Р. Кирнан опубликовала роман в издательствах «Simon and Schuster» (США) и «Orion» (Великобритания). Роман моментально вызвал фурор, ему сразу же присвоили титул знакового произведения экстремальной литературы, он был переведен на датский, французский, немецкий, итальянский, испанский, японский, греческий и польский языки. Русскоязычный перевод от школы Бакаева, с которой сотрудничал Владислав Женевский, вышел в 2005 году в серии «Альтернатива» издательства АСТ.

Помимо тем любви маньяков и психопатии, Брайт уделила внимание вопросу ВИЧ- и СПИД-толерантностей. Как и в «Потерянных душах», в романе присутствуют четыре сюжетные линии. Однако описание линии Эндрю Комптона, британского серийного убийцы, идет от первого лица, тогда как остальные три — от третьего. Но основной художественной особенностью произведения является то, что прототипами антигероев стали реальные люди, а сам сюжет основывается на их убийственных похождениях. Так, например, Эндрю Комптон — это воплощение британского маньяка Денниса Нильсен. Как и «идейный вдохновитель», Комптон — одинокий брюнет, патологический некрофил, восхищающийся смертью. На лицо сходства в типажах жертв — добычей Нильсена в основном становились молодые бездомные ребята. Деннис некоторое время игрался с трупом: усаживал его за стол «пить чай», смотрел вместе с ним телевизор, переодевал, укладывал спать рядом. Некоторые аллюзии на Нильсена чертовски прозрачны:

А) Во флэшбеке, в начале романа, Комптон убивает скинхеда, у которого на шее была вытатуирована пунктирная линия и надпись «Режь здесь». Отсылка на одиннадцатую жертву Нильсена, которую он убил и расчленил в апреле 1981. Ее имя и фамилия неизвестны.

Б) Как и Деннис, Эндрю работал на государственной службе в бюро занятости.

В) Был алкоголиком, тяжело переживал уходы любовников. Любил наносить трупный грим и представлять себя мертвецом, возбуждался от подобных «ритуалов».

Что же касается второго героя, Лизандра «Джея» Бирна, плейбоя и наследника богатого рода Бирнов, то его образ отсылает нас к небезызвестному милуокскому убийце Джеффри Дамеру. Как и Дамер, Бирн харизматичный блондин, который в детстве вскрывал мелких зверюшек. Такое увлечение не могло не сказаться на дальнейшем. Он заманивал к себе юнош под предлогом пофотографировать, после чего убивал и поедал их тела, а останки хранил в холодильнике. Яркой и любопытной является сцена, в которой Джей «отбивает» Трана, сбежавшую жертву, от полицейских. В этом эпизоде прообразом Трана стал лаосец Конерак Синтасомфон, которого Дамер убил 27 мая 1991 года.

«Обнаженного и окровавленного мальчика, находившегося под воздействием наркотиков, обнаружили две молодые черные женщины, которые вызвали полицию. Когда к месту происшествия прибыли полицейские, Дамер убедил их, что произошла ссора между двумя любовниками и вмешательство полиции не требуется. Полицейские проводили Дамера и Синтасомфона обратно в квартиру и уехали. При этом они почувствовали неприятный запах, исходивший, как позднее выяснилось, от разлагавшегося тела убитого 24 мая Тони Хьюза, но не придали этому значения. В тот же день Синтасомфон был убит и расчленен». (Википедия)

Но характеры последних сильно расходятся: эмоционально подавленный Джеффри ничуть не похож на высокомерного и самоуверенного лицемера Джея.

В 1997 году роман выдвигался на Премию Брэма Стокера, на этот раз в номинации «Лучший роман», но проиграл «Зеленой миле» Стивена Кинга. В 2002-2003 годах Макс Крюгер и Роберт Сэнт-Мэри написали адаптированный сценарий. Он был зарегистрирован в Американской Гильдии Авторов. Но, к сожалению, финансирования не удалось добиться. А после того, как Новый Орлеан, потенциальное место съемок, потряс Ураган Катрина, там еще долгое время ничего не смогут снимать. Сама Поппи Брайт не особо расстроилась из-за того, что фильм не снимут. «Значит, не те обстоятельства», — сказала она.

Вскоре рок-дива и вдова Курта Кобейна, Кортни Лав, лично приезжает в Новый Орлеан. Кортни прочитала «Lost Souls» и хотела версию собственной истории, написанную именно Брайт. Взамен она предоставила ей доступ к эксклюзивному материалу в виде фотографий, писем, записей из дневников и журналов. Как следствие, «Кортни Лав: Подлинная история» была выпущена теми же издательствами, которые приняли «Изысканный труп».

«Однажды вечером мне звонит Кортни Лав. Я не спрашиваю, откуда у нее мой номер, которого нет в телефонной книге; у таких людей, как она, есть Способы. Она в Новом Орлеане; ей понравился мой роман «Потерянные Души»; не хочу ли я чего-нибудь замутить? Я приглашаю ее к себе. Она приезжает, опоздав на три с половиной часа, шлепается на мой диван, вытянув ноги, выпивает половину «Дайет Коук» и наполняет мою гостиную электризующей энергией и скорострельным разговором».

Следующим проектом становится роман «Ворон: Сердце Лазаря», тоже «работа по заказу», зато хоррор. В некоторых источниках указано, что автором является Кейтлин Кирнан, но это не правда. В 1998 году к писательнице лично обратился Джон Сильберсэк, директор дочернего издательства Harper Prism (1993-1999).

«Я не была в восторге — мне понравился первый фильм, но я не была поклонником комиксов Джеймса О'Барра, плюс я скептически относилась к «франшизной фантастике». Поэтому я назвала цену, которая, думала, им не подойдет, но они согласились. Когда я начала играть с идеями для книги, я поняла, что «Ворон» в своей основе был просто рассказом о «реванше» — единственная оговорка заключалась в том, что кто-то должен был вернуться из мертвых, чтобы исправить ужасную ошибку». (Поппи Брайт о написании романа)

Местом действия Брайт, как ни странно, выбрала мрачный и контрастный Новый Орлеан, а главным героем стал Джаред По, садомазо-фотограф, приговоренный к смерти за убийство своего любовника. Его убили, его вскрыли, его закопали, но ему удалось вернуться в мир людей. Он воскрес по магической воле Ворона, и при помощи трансексуала Лукреции Дюбуа, брата(или сестры?)-близнеца любимого пытается узнать, кто был настоящим убийцей. В данном романе описывается не только история мести восставшего из мертвых, но и жестокое гонение людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией, не принятие их в общество, и то, какими порой бываем жестокими мы по отношению друг к другу. Несмотря на то, что роман конкретно выбивался из концепции вселенной, он был тепло встречен аудиторией и оказался самым продающимся в не особо то и успешной серии из шести книг.

За несколько лет активной работы Брайт заработала достаточно денег, чтобы взять перерыв. Но не полный. Писательница вернулась к написанию короткой прозы ужасов, в 1998 году выпустила сборник рассказов «Ты мерзок в эту ночь?», который в 1999 также выпускался под названием «Самодельный человек». Тогда же Мелисса много путешествовала: в Италию, Францию, Голландию, на Ямайку, Нью-Йорк, Сан-Франциско, побывала с матерью в Австралии.

Всего за период с 1986 по 2016 годы Поппи написала 67 рассказов. Из них 6 были написаны в соавторстве с Кристой Фауст, Кейтлин Р. Кирнан и Дэвидом Фергюсоном. В 1991 и 1993 годах рассказы «Пепел памяти, пыль желания» и «Калькутта, властительница сил» выдвигались на Премию Брэма Стокера и Всемирную Премию Фэнтези соответственно. Издала 9 сборников, из которых к жанру хоррора относятся «Горькая полынь» (первоначальное название — «Болотный плод), «Ты мерзок в эту ночь?», печаталась в более чем 54 антологиях и периодических изданиях, в 1994 и 1996 годах вместе с Мартином Гринбергом выпустила «Любовь в венах», дилогию сборников эротического вампирского хоррора. В 1995 году первая антология удостоилась Премии Международной Гильдии Ужасов и номинации на Всемирную премию фэнтэзи. Одна из историй, «Шестой страж», была экранизирована в качестве эпизода для мини-сериала «Голод», главные роли сыграли Эрик Робертс и Дэвид Боуи.

 В 1998 Билл Шефер из издательства «Subterranean Press» связался с Поппи Брайт и спросил, не интересует ли ее издание небольшой книги в серии, к которой так же подключился Питер Страуб. Тогда она работала над пятым романом и боялась, что у нее не хватит времени выдать что-то новое. Но она давно была заинтересована в издании истории, из которой вырос дебютный роман. Эта история появилась в 1999 году отдельным чапбуком и называлась «Семенем потерянных душ». Поппи так понравилось работать с издательством, что написала для них новеллу «Пластиковый Иисус», история двух рок-музыкантов, на которую ее вдохновило убийство Джона Леннона.

К 2000 году Поппи начала замечать, что ее медленно и неумолимо пожирает творческая хандра. Она поняла, что жанр хоррор уже не дается ей, прежний азарт улетучился, и тогда она решила заниматься тем, что ей тогда было по душе. Так она запустила серию романов в жанре «foodie», в центре которой была история двух поваров-гомосексуалистов. В нее вошли четыре крупных романа — «Прайм», «Ликер», «Значение Х», «*У*Т*К*А*» и несколько коротких рассказов. Тогда же писательница увлеклась рассказами про Новый Орлеан, многие из которых попали в сборники «Новоорлеанские истории» и «Дьявол, которого ты знаешь».

Последней работой в жанре ужасов принято считать роман «Триады» (2005), написанный в соавторстве с Кристой Фауст, — динамичная история по двух любовников в трех главах, полных динамики, эротизма, страсти и фирменного ультранасилия с вытекающими сочно-анатомическими подробностями.

Во время Урагана Катрина в 2005 году Поппи Брайт решила остаться в городе. Но в итоге ей пришлось все-таки уехать оттуда за 80 миль — в дом к своей матери, в Миссисипи. Тем не менее, она продолжала обновлять свой LiveJournal, снабжая своих фанатов информацией о ситуации в городе, и о своем покинутом доме, в котором остались некоторые из ее домашних животных. 

Поппи Брайт была одной из 70 тысяч жителей Нового Орлеана, которые первыми вернулись в потрепанный город.  

«Если вы когда-нибудь были настолько удачливы, чтобы принадлежать чему-то, если место принимает вас и вы принимаете это место, вы не покинете его только потому, что оно может убить вас. Есть вещи более ценные, чем жизнь». (Поппи Брайт о людях, которые решили навсегда покинуть Новый Орлеан, для «New York Times»)

Настоящей трагедией для читателей Брайт стал ее пост в ЖЖ под названием «По существу, я ухожу на пенсию (на данный момент)», датируемый 9 июнем 2010 года. В нем она написала, что «полностью потеряла возможность взаимодействовать со своим искусством». Она отметила, что на это повлияли ее проблемы личного характера, в том числе связанные с ураганом Катрина. В конце она заявила, что утратила любую связь со своими персонажами и считает, что ей больше не нужно писать прозу, давать интервью и вообще появляться на публике.

Как известно, яркой особенностью произведений Брайт является наличие большого количества гомосексуальных, бисексуальных и транссексуальных персонажей. Не удивительно, учитывая, что почти всю жизнь она провела в городе сексуальных меньшинств. Помимо прозы писательница часто писала статьи на темы гендерной дисфории и прочих трансгендерных проблем. Неоднократно признавалась, что родилась женщиной лишь по ошибке, тогда как на самом деле должна была родиться мужчиной-гомосексуалистом. В 2003 году написала, что в то время как гендерные теоретики, такие как Кейт Борнштейн, назовут его «недействующим транссексуалом», она не станет настаивать на педантичном лейбле.

«Я — это я», всегда утверждала Поппи Брайт.

Вскоре она стала тем, кем хотела: с августа 2010 года она начала операцию по коррекции пола, и с 2011 ЕГО уже зовут Билли Мартин.

В том же году они расстались с Кристофером ДеБарром. По сей день Билли состоит в отношениях Греем Кроссом, новоорлеанским художником и фотографом. Вместе они занимаются живописью, ювелирным делом, декорированием ресторанов, организацией художественных выставок, ухаживанием за бездомными животными и прогулками по разрушенным кладбищам в поисках всяких реликвий. Имеют свой магазин на Etsy, где продает картины, масла и травы Вуду, украшения, кладбищенские находки и книги с автографами, чаще всего редкие издания.

Произведения Брайт славятся певучими метафорами и витиеватым языком, сочным, ярким. По ощущениям вы вроде бы погружаетесь в мрачные, неприятные миры, полные крови, ярости, трупов, насилия, но в ту же очередь они завораживают. Они кошмарны, но затягивают; хочется читать медленнее, растянуть читательский оргазм. Автор пишет страстно и с восторгом, ничуть не сухо и не отстраненно, ему удается донести до каждого свое стремление показать красоту, даже если это будут описания изувеченной плоти или мертвенных оттенков трупа.

Если классический экстрим-хоррор в большинстве случаев авторы подают в нарочито грубой, в чем-то протокольной манере, то Брайт стала новатором, который эстетизирует эту самую жесть и одновременно шокирует, все по канонам «баркеровщины», если допустима такая литературная аналогия.

Так же ее произведения могут похвастаться яркими и запоминающимися героями, которые вне зависимости от того, кто это, «глупая, идеальная жертва Тран Винх» или «отчаянный дурак-любовник Люк Рэнсом», насыщены чувствами и переживаниями, имеют свою предысторию. Ты проходишь с ними через все круги Ада, сопереживаешь им или откровенно презираешь, дышишь тем воздухом, что и они, чувствуешь их боль — писательница мастерски полирует мрамор их образов, который может таить в себе как и радужный вихрь эмоций, так и непроходимый ледяной вакуум.

Серийные убийцы, готы, неформалы, сектанты, наркоманы, бездомные — вне зависимости от ориентации, актерами на сцене произведений Брайт выступают асоциальные личности разных мастей и калибров, которые, если приглядеться, ни капельки ни отличаются от нас. Не смотря на свои «странности», у них тоже есть свои понятия, свои проблемы, и сквозь ужасы мира они идут к свету, своему счастью. А какое оно, правильное или нет — судить только нам.

Некоторые персонажи так понравились самой Брайт, что она решила продолжить их истории в ряде рассказов, которые по сюжетной и художественной ценности скорее являют собой фанфики (которые, к слову, писательница ненавидит). Но, несмотря на это, эти нетленки-«вбоквелы» появлялись на страницах «Cemetery Dance» и «Best New Horror». Так, например, приключениям Стива и Духа писательница, помимо первоначального «обрубка» под названием «Семя потерянных душ» и романа, посвятила целых девять историй!

Роман «Рисунки на крови» имеет два продолжения — «Мать твою, мы едем на Ямайку!» и «Нектар души» (так же они заимели камео в мини-сцене в «Изысканном трупе»). Последний рассказ публиковался в «Cemetery Dance», сборнике «Диско 2000» Сары Чемпион и «Митином журнале». Эти истории про то, как Зах и Тревор пытаются найти свое счастье, свой дом подальше от злополучной Америки, так полюбились читателям, что они просто умоляли писательницу сочинить еще. Но на это Поппи Брайт ответила, что больше не собирается посвящать им страницы, так как самое интересное с ними уже произошло, и заинтересованный фанат может поверить ей на слово, что сейчас ее герои живут в Амстердаме, скучно, но счастливо.

Однако, за ширмой всей этой помпезности, блеска и эпатажа таится то, что тянется ослепительной нитью через все произведения — стремление показать миру свое видение первобытного чувства, о котором многие только и мечтают. Стремление показать любовь, чувство, которое движет нами и героями Брайт, погрязшими кто в гнете, кто в скуке и одиночестве.

Хочется верить, что история королевы сплаттерпанка и южной готики будет продолжаться. А даже если и не будет, то ее произведения, ее причудливые и атмосферные вселенные навсегда оставили свой след на бастионе истории литературы хоррора.

И каждый раз, прочитывая их или перечитывая, человек будет открывать для себя нечто новое, необычное, страшное и в то же время прекрасное…

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх