Всякая большая гора поедает жизни. Холод, снег и скалы, изнеможение и страх всегда забирают свою долю из толп, решивших стать покорителями себя и вершин. Высокогорье стало местом для самоутверждения и занятий спортом, лавины, трещины и перебитые верёвки сделались строчками в учебнике, а мрачные гиганты вроде К2 — метками в послужном списке. Опасность заветных альпинистских целей — индустриальная, понятная, обсчитанная и безличная. Человеческая в ней лишь бессильная жестокость, с какой люди оставляют неудачливых товарищей умирать в «зоне смерти», а потом дают усеянному трупами склону название «Радужная долина» — за разноцветные пуховки на трупах. Десятилетиями шерпы глядели на то, как безумцы гадят на Эверест и умирают на нём, а после топчут трупы. Но пару лет назад терпение иссякло. Шерпы собрали деньги и силы — свои, не от грантов любителей экологии — и убрали, закопали, прикрыли самый дорогой некропарк в мире.

На восьми с лишним километрах лишённому кислорода человеку положено умирать. Это привычно и не пугает публику. Гораздо страшнее, когда люди начинают умирать в городском парке. Пара странных смертей на дубовой аллее вгоняют в холодный пот миллионный город.

В Бразилии есть горы почти на задворках местных столиц — триста пятьдесят километров от Сан-Паулу, двести восемьдесят — от Рио. Штат Минас Жераис, живописное захолустье, зелёная красота под названием Серра-да-Мантикейра. Первое слово означает «горы», и оно португальское. Второе — от некогда кровожадных местных индейцев ботокуду — переводится как «плачущие». Возможно, кровожадные индейцы успели так назвать родные места в то время, когда мирные португальцы добивали всё индейское население. А название, скорее, дано из-за постоянных дождей, туманов, сырости и множества ручейков, сочащихся среди камней. Горы невысоки: самые большие гребни немного выше двух с половиной километров. Тропической зимой, то бишь в июле, на гребнях иногда выпадает снег, и особо дерзкие бразильцы специально бегут наверх — предаться таинственной игре в снежки. Горы изрядно заросшие, с торчащими крутыми лбищами, сплошь гранит и гнейс, иногда выпирают жуткие, манящие скалолазов столбы вроде знаменитой Сахарной головы в Рио. А ещё там грязь. Много. Растительная гниль, каменное крошево, нанесенная ветрами земля лепятся на бугристый каменный бок, дают приют липучей, плотной, неистово растущей сельве — без мачете не продраться.

Горы ошеломляюще живописны. Уютны. В их долинах примостились карманные городки с мощёными улочками, где поутру цокают копыта и в окна залетают колибри. Про Мантикейру написал знаменитую песню знаменитый Жобим.

Конечно, в горы лезут бразильцы всякого вида и рода — бойскауты, пенсионеры, программисты и унылые бегуны с мешками воды на спине. Но впечатление городского парка развеивается очень быстро — начиная с гостиничной стойки, где местная наследница немцев-эмигрантов смотрит холодными голубыми глазами и осторожно осведомляется, в самом ли деле идёшь один. Да нет, ничего, пожалуйста. Интересуюсь, только и всего. Если хотите, мой кузен подвезёт к началу тропы. За небольшие деньги. Легковушки там не проходят, но у него старый грузовичок с четырьмя ведущими. А ещё он может вас поискать, если что. А что? Да так, на всякий случай.

А потом становится понятно, отчего американцы ненавидели Вьетнам, а австралийцы проклинали тропу Кокода. В долине — жара, духота, пар, мешанина зелени, под ногами всё чавкает, вокруг жужжит, бамбук и лианы. А наверху — покрытые мокрой слизкой плёнкой камни и лютый, промозглый холод. Туман накрывает мокрой лапой, дышит за ворот. И обрывы. И ползущая под ногами жидкая глина. На месте тропы оказывается пропасть, ты висишь над ней, судорожно шаря руками, и всё, за что ты хватаешься, ползёт вместе с тобой.

Тридцать с лишним лет назад в горах исчез пятнадцатилетний гимназист Марко Аурелио Симон, бойскаут, отправленный руководителем группы за помощью. Марко искали все, от полиции до экстрасенсов. Не нашли до сих пор. Он был отпрыском не самой бедной семьи Сан-Паулу. Его отец за тридцать лет разослал двадцать семь тысяч писем по всей Бразилии. Полиция искала так основательно, что нашла даже свой перочинный ножик, потерянный накануне. И вверяла, что если бы бедняга провалился в яму, собаки бы нашли по трупному смраду. Да, в Бразилии во времена диктатуры были собаки, умевшие искать трупы. Сейчас таких отчего-то нет, хотя количество трупов не убавилось.

Правда, в это же время бразильская полиция не смогла найти немецкого посла, похищенного местными левыми, хотя посла поймали и держали совершенные дилетанты, кучка очкастых студентов. Денег у них не было, потому они сняли дом на краю фавелы в Рио и гоняли с местным народом в футбол, пока посол сидел в комнатушке, потел и читал «Дас Капитал». В конце концов полиция решила, что скаута Марко похитили инопланетяне, и в девяностом году закрыла дело. А вскоре — за десять минут до Нового года — безутешному папе Марко позвонил нетрезвый мужчина из Минас Жераис и, смеясь, сообщил, что оказался там случайно, а из мальчика вышло отличное жаркое. Папа, конечно, не поверил.

А на Мантикейре по сей день находят останки, пролежавшие много лет. Иногда — только части, поскольку местные стервятники, урубу, ищут падаль лучше полицейских собак. А ещё в горах есть секта «Небо Мантикейры», исповедующая поглощение галлюциногенного чая под названием «Санту Джайме» из местного сырья. Секта практикует стокилометровые забеги по горам, укрепляя силы чаем. Четыре дня на тропах ради очищения и просветления. Отставших не ждут. В особенности женщин пенсионного возраста. Странно, но бразильская полиция не видит повода трогать сектантов. Правда, в 2011-м разразился скандал, когда женщина пятидесяти двух лет потерялась и пошла наобум, надеясь выйти к людям. Её тело нашли через неделю лесники.

Но и сектанты не осмеливаются соединяться с природой в дождливый сезон, жарким бразильским летом. Тогда в горы не лезут даже студенты.

Даже несчастная, дикая и странная война штата Сан-Паулу за независимость в 1932 году докатилась до гор только местной зимой. Собранные наспех войска, выставленные политиканами штата, всюду потерпели быстрое и почти бескровное поражение, закончив многовековую игру в доминирование между Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу. Исключением стали войска, посланные держать проходы через Мантикейру.

При обороне туннеля, проделанного когда-то англичанами для железной дороги из живописного захолустья Пасса-Куатру до Сан-Паулу, погибло триста с лишним солдат. Многие — от холода и сырости, вынужденные сутками торчать среди камней и грязи Мантикейры. Трупы тогда не особо считали. И не искали. Федеральные солдаты так и не взяли позиций, которые с бессмысленным упорством, дрожа от холода и недоедания, паулисты держали под орудийным огнём и дождём. Позиции пришлось оставить, потому что федералы, с лёгкостью победив на всех других фронтах, прошли мимо Мантикейры.

По её гребню идёт траверс, считающийся труднейшим пешим маршрутом Бразилии. Технически он не сложен — если не считать слякоть, грязь и туман. И пропасть под ногами. И непроходимые заросли бамбука. И слоновую траву выше человеческого роста, режущую как нож. И молнии, имеющие печальное обыкновение бить в торчащих на гребне людей. Грозовые тучи наносит за минуты, разряды бьют горизонтально, вышибая крошку из склонов.

Зелёный парк на окраинах многомиллионных столиц регулярно собирает жертвы. И пешие, и на колёсах. Частота аварий на паре горных трасс, карабкающихся на перевалы, ужаснула бы даже боливийцев, не верящих в дороги по ровному месту. В Мантикейру регулярно врезаются вертолёты.

На Мантикейре до сих пор живо предание о Корпу-Секус, людях, потерявшихся в горах и забытых раньше, чем разложится тело. Такие не умирают по-настоящему, но иссыхают, бродят по сельве, жадные до тёплой крови. Проклятие превратиться в Корпу-Серу настигает всякого, кто посмел осквернить тело своей матери.

Триста лет назад португальская корона запретила ходить в эти горы и селиться подле них. Сейчас федеральное правительство намерено восстановить запрет, объявив хребет заповедником.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх