DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


О бедной Снегурочке замолвите слово

Какой персонаж ассоциируется с новогодними праздниками? Ответ «Дед Мороз/Санта-Клаус/Крампус/Гринч» был бы очевидным. Об этих персонажах написано огромное количество статей и сказок всех мастей, снята масса фильмов. Но внимания заслуживает и другой персонаж — известный, но немного недооцененный. Речь, конечно же, о Снегурочке.

Снегурочка. Художник Борис Зворыкин

Сложно писать статью о столь светлом персонаже и уложиться в рамки мрачной тематики журнала. Но всякий фольклорный персонаж, сколь бы он ни был добрым и человечным, уходит корнями к мрачному, а порой и макабрическому прообразу. И прекрасная Снегурочка – не исключение.

Она известна нам с детства как внучка и вечная спутница-помощница Деда Мороза. На новогодних спектаклях дети вместе с Дедом Морозом зовут ее, когда Снегурочку, как обычно объясняется, похитил злодей. И детям-зрителям приходится заставить негодяя ее отпустить. Однако мы не задумываемся о происхождении этой сказочной героини, а потому и интересно выяснить, какой путь прошел персонаж, перед тем как обрел столь простую роль. И как выясняется, ее путь не всегда был столь радостным, а сама она – ангельски чистой.

Мифопоэтический прообраз

Подразумевается, что Снегурочка – девочка, чаще всего подросток, и это способствует контакту с детьми, позволяя ей служить посредником между ними и Дедом Морозом. То есть это стандартный сюжетный ход, чтобы читатель/участник мог идентифицировать героя с самим собой.

Примечательно, что снежная девочка никогда не была древним обрядовым персонажем. Но и отношения к кабинетной мифологии она имеет мало. В действительности ее образ зафиксирован в народной сказке об ожившей девочке-снеговике [Сравнительный указатель сюжетов: Восточнославянская сказка / Сост. Л. Г. Бараг, И. П. Березовский, К. П. Кабашников, Н. В. Новиков. Л., 1979. С. 176]. Александр Николаевич Афанасьев при анализе (в 1869-м) отнес образ к так называемому «метеорологическому мифу». Известно несколько вариаций этой сказки:

  • Престарелые и бездетные дед и бабка лепят снеговика-девочку, и она чудесным образом оживает;
  • Снегурочка вместе с подружками отправляется в лес, где они ее теряют (нечаянно/нарочно), либо подружки и вовсе из зависти ее убивают;
  • Снегурочка умирает (читай: переходит в иное агрегатное/духовное/возрастное состояние), прыгая через обрядовый костер на Ивана Купала;
  • Самый оптимистичный вариант – когда пропавшую в лесу Снегурочку находят звери и заботятся о ней. Такой расклад корнями уходит в еще один древний мономиф – о ребенке, воспитанном зверями. Это дает нам понять, что дух-божество сначала получает черты человека, а потом и вовсе впитывает в себя звериную натуру. Эдакая эволюция наоборот – инволюция.
  • Михаил Врубель. «Снегурочка», 1890 г.

    В метафизическом плане Снегурочка – это дух природы, пытающийся стать человеком. Более того, это божество, фактически богиня. Возможно, это переосмысленный образ Зимы/Мары. И народные авторы, и писатели-сказочники противопоставляют ее мотивы желанию простых смертных обрести вечную жизнь, в то время как божество хочет обратного – стать смертным.

    Согласно одной из теорий, образ восходит к Костроме, ритуальному персонажу, чье чучело принято топить или сжигать подобно Масленице. Точных доказательств их родства нет, однако косвенные признаки налицо. Отметим, что Снегурочка сгорела весной, скорее всего, к ее концу, что подразумевает наступление лета. То есть рождена/создана она зимой, живет весной, а умирает с приходом жары. Возможно, это нашло отражение в пьесе А. Н. Островского, в котором Весна является матерью, Мороз – отцом Снегурочки, а Ярило, собственно, олицетворением ее смерти. Снегурочка – не что иное, как божество умирающей и воскресающей природы. Точнее, реверсия данного мифа, антипод: как мы знаем, такие персонажи вроде Персефоны, появляясь, знаменуют приход весны, а умирая/уходя – впускают зиму. Снегурочка же наоборот – умирает/уходит в жаркую погоду.

    Есть и очень любопытный вариант сказки о Снегурочке, роднящий ее с украинской Мавкой из пьесы Леси Украинки «Лесная песня», и тем самым их общий образ восходит к античным мифам о нимфах природы. Речь о сказке «Снегурушка» башкирской сказительницы Е. И. Кононовой [Запись зафиксирована в книге «Русские народные сказки». Cост. Э. В. Померанцева. Под общ. ред. В.И. Чичерова. Изд. Моск. ун-та, 1957]. По итогу обе девушки гибнут от рук недоброжелательниц. Мавка превращается в иву, из которой ее возлюбленный делает дудочку и играет на ней. В результате чего волшебная мелодия поведала о ее трагической кончине. В версии Снегурушки, подруги, убив, закапывают ее в лесу и для верности прибивают прутом (по аналогии с другими сверхъестественными созданиями). Некий купец по просьбе своего сына срывает примечательный прут, не догадываясь о его происхождении. Из прута делают дудочку, и всяк сыгравший в нее слышит девичью песню:

    Маменька помаленьку,

    Свет родная, потихоньку!

    Две меня подружки убили,

    Под кустиком схоронили,

    Чашечку раскололи,

    Ягодки разделили,

    Шанежкой помянули,

    Прутиком пристегнули!

    Вскоре дудка доходит до одной из губительниц, та отказывается играть и, бросив, разбивает ее. На удивление, это как раз и возрождает Снегурушку. А подруг меж тем отправляют на съедение зверям.

    Сказки про Мавку и Снегурушку своим появлением обязаны древнегреческому мифу об Эхо – лесной нимфой, имеющей связь со зверьми. Первоначально ее лишила голоса Гера, приревновавшая к ней Зевса. Затем Эхо влюбилась в юношу Нарцисса, но тот не отвечал ей взаимностью, за что и был проклят богами. От горя нимфа иссохла, и от нее остался лишь голос. Но более всего к Снегурушке и Мавке близка другая нимфа – Дафна, дочь речного бога Пенея. Согласно преданию, Эрот решил наказать Аполлона и пустил в него стрелу любви к Дафне, но в саму Дафну стрелять не стал. Таким образом, любовь всесильного Аполлона была безответной. Он преследовал бедную Дафну, пока та не взмолилась отцу, чтобы тот превратил ее в лавр.

    В. М. Васнецов. «Снегурочка», 1899 г.

    Если же брать Деда Мороза и Снегурочку в качестве рождественских персонажей, то несложно сделать вывод, что образ Деда Мороза восходит к Богу, а Снегурочки – к персонажам-ангелочкам, святым девам и мученицам.

    В целом, разбирая характер персонажа, мы придем к выводу, что несмотря на всю доброту, Снегурочке в некотором смысле чужды человеческие чувства, но тем не менее она стремится их постичь. Это нашло отражение в дальнейшем развитии образа.

    Развитие персонажа в художественной среде

    Афанасьев озвучил свою теорию о Снегурочке в 1867 году во втором томе «Поэтических воззрений славян на природу». Затем, в 1873 году, Островский развил и переосмыслил персонажа в своей пьесе «Снегурочка», напечатанной в «Вестнике Европы» и поставленной в Большом театре.

    Создание пьесы произошло в некотором смысле случайно. Малый театр тогда был закрыт на ремонт, и его труппа переехала в здание Большого. Комиссия управления императорскими московскими театрами сделала заказ на спектакль-феерию, в которой участвовали бы все три труппы: драматическая, оперная и балетная. Обратились к Островскому. Тот решил использовать сюжет из народной сказки «Девочка-Снегурочка». Музыка к пьесе была заказана молодому П. И. Чайковскому. И драматург, и композитор с увлечением углубились в работу, и уже вскоре, 31 марта, представили результат.

    Как это часто бывает, гениальное произведение, пережившее уже сто с лишним лет, было воспринято современниками в штыки. Спустя еще шесть лет на основе пьесы Н. А. Римский-Корсаков пишет оперу. В 1882 году она имеет оглушительный успех. И это несмотря на то, что прежде Римский-Корсаков сам относился к пьесе с негативной критикой.

    Ее действие происходит в Красной горке, в волшебном царстве Берендея.

    Пятнадцать лет назад у Весны и Мороза родилась дочка Снегурочка. Появление Снегурочки как отпрыска Весны и Мороза являет собой дисбаланс природы. И с той поры разгневанный Ярило-солнце дает Земле мало света и тепла; лето становится коротким, зима – долгой и суровой. Мороз обещает Весне покинуть страну берендеев, чтобы хоть как-то привнести тепло. Но в отсутствие Мороза Снегурочка останется беззащитной. Ярило только и ждет случая зажечь в сердце девушки губительный огонь любви. Родители решают отпустить дочку в деревню под присмотр бездетного Бакулы-бобыля. Снегурочка только этого и ждала: давно уже хотела к людям, да и песни пастуха Леля завораживают ее. Поручив Лешему охранять дочку, Весна и Мороз уходят, и приближается толпа веселых берендеев. Они провожают Масленицу, весело приветствуя наступление весны. Бобыль замечает появившуюся из лесной чащи Снегурочку.
    Снегурочка знакомится с Лелем и просит ей спеть, но он, заслышав зов веселых девушек, убегает к ним. К обиженной Снегурочке подходит давняя подруга Купава: она спешит поделиться своим счастьем — ее любит пригожий Мизгирь, и скоро у них будет свадьба. Сам Мизгирь, явившийся с богатыми дарами, видит Снегурочку, влюбляется и отказывается от Купавы. Обманутая невеста в слезах взывает наказать обидчика. Народ, возмущенный изменой Мизгиря, советует Купаве просить заступничества у царя Берендея.
    Во дворце Берендей раздумывает, как умилостивить Ярило, чтобы тот подарил стране лето и тепло. В этот момент вбегает Купава и рассказывает о своем несчастье. Негодующий Берендей велит привести Мизгиря и осуждает его на вечное изгнание. Не оправдываясь, Мизгирь просит Берендея взглянуть на Снегурочку. Красота девушки поражает царя, и он понимает, что та и есть причина погодных невзгод в его царстве. Изгоняя Мизгиря, он объявляет, что тот юноша, кто растопит сердце Снегурочки, получит ее в жены. Мизгирь просит отсрочить наказание, дабы влюбить в себя девушку.
    Вскоре берендеи начинают справлять канун наступающего лета. Лель исполняет песни, а царь в награду предлагает ему выбрать себе красавицу по сердцу. Лель выбирает Купаву. Это до слез огорчает Снегурочку. Появляющийся Мизгирь обращается к ней со словами любви, но Снегурочка не может ответить на непонятное ей чувство. Путь Мизгирю преграждает Леший. Он заколдовывает лес, дразнит Мизгиря призраком Снегурочки. На опустевшую поляну выходят Лель и Купава, которая нежно благодарит своего нового жениха за то, что спас ее от позора. Увидевшая это Снегурочка приходит в отчаяние и решает просить у матери Весны сердечного тепла.
    В ответ на просьбу дочери Весна надевает на нее волшебный венок. Теперь Снегурочка знает чувство любви, и новая встреча с Мизгирем зажигает ее ответной страстью. Скоро взойдет солнце, и Снегурочка, помня наставления родителей, торопит возлюбленного бежать от гибельных для нее лучей Ярилы. Но в долину спускается Берендей со свитой. При первых лучах восходящего светила царь благословляет женихов и невест. Появляется Мизгирь со Снегурочкой. Девушка говорит царю о своей безмерной любви. Однако недолго длится счастье Снегурочки. Узнав горячее человеческое чувство, дочь Мороза стала уязвима для мести Ярилы. Яркий солнечный луч рассекает утренний туман и падает на Снегурочку. Даже предчувствуя близкую гибель, она благодарит мать за сладкий дар любви. В отчаянии Мизгирь бросается в озеро. Народ поражен. Но мудрый Берендей спокоен: ведь существование Снегурочки нарушало законы природы; с ее чудесной кончиной Ярило перестанет сердиться, и в царстве восстановится счастливая жизнь. Лель, а за ним весь народ, запевает хвалебный гимн Солнцу.

    Снегурочка в исполнении балерины Анастасии Лименко

    Как видно, Островский хорошо сохранил мифопоэтические мотивы и взгляды древних славян. Вышло бы это в современную эпоху, произведение, вполне вероятно, получило бы неофициальный статус славянского фэнтези, а выйди лет на пятьсот раньше – стало бы эпосом.

    Снегурочка прочно закрепляется в качестве персонажа массовой культуры. В конце ХIХ — начале ХХ века педагоги и постановщики разрабатывают стандарты проведения новогодних праздников с участием зимних персонажей. Тогда-то суровый и губительный Мороз (Морозко/Карачун) и превратился в доброго Деда Мороза. И нельзя сказать, что оптимизация столь инфернального образа произошла без участия Снегурочки. Их сюжеты на тот момент были тесно переплетены и влияли друг на друга, по большей части со стороны снежной девочки. По факту здесь мы видим иное проявление воспитательного момента, обратный ход – когда ребенок смягчает суровое сердце старшего по возрасту персонажа. Как видно, такая пропаганда полезна не только для детей, но и для взрослых. Но, как ни странно, новогодние утренники и сценарии на тот момент обошлись без самой Снегурки. Вполне вероятно, это было западное веяние, где давно главенствовали аналоги вроде Святого Николая/Отца-Рождества/Санта-Клауса. Девочки и девушки наряжались в костюмы Снегурки, читали стихи, на елке висели игрушки в виде внучки Деда Мороза. Как бы сейчас выразились, Снегурочка была популярным персонажем у косплееров и постановщиков спектаклей, но никак не ведущей новогоднего представления.

    Разумеется, есть женские аналоги персонажей-дарителей. Это итальянская Бефана, Маланка из Бессарабии, Галиции и с Подолья, а также святые Катерина и Люция в разных странах западной Европы. Но и они имеют мало общего со Снегурочкой, ведь последняя не аналог, а спутница. Причем едва ли не равноправная Деду Морозу, играющая огромную роль.

    После установления советской власти многие виды деятельности и праздники начинают запрещать. В 1929 году было принято постановление Совнаркома «О рабочем времени и времени отдыха в предприятиях и учреждениях, переходящих на непрерывную производственную неделю», предписывавшее, что:

    В день нового года и дни всех религиозных праздников (бывших особых дней отдыха) работа производится на общих основаниях.

    Это положение распространилось как на новогодние праздники, так и на персонажей, их олицетворяющих. Но каким бы атеистическим государством ни был СССР, без аналога религии обойтись все же не смог. И к этому можно отнести не только почитание Ленина и других вождей и предтеч Партии: вскоре Дед Мороз и Снегурочка также стали инструментами пропаганды и в некотором роде божествами Советов (по крайней мере для самых маленьких коммунистов).

    В 1935 году празднование Нового года наконец-то разрешили официально. На празднике был представлен и Дед Мороз, чем мы обязаны П. П. Постышеву – публицисту и пропагандисту, который, к слову, через несколько лет стал жертвой сталинских репрессий. А два года спустя рядом со стариком появилась и Снегурочка. Разумеется, о Рождестве и библейских мотивах никакой речи не было: о них приказали забыть. Зато Снегурочка тогда выбралась из девочек доподросткового возраста.

    Постышев, подаривший Новый год

    В период Великой Отечественной о Снегурочке снова забыли, и в качестве новогоднего персонажа она вновь появилась в начале 1950-х. Впоследствии ее статус в популярной культуре еще больше укрепился. А все благодаря усилиям детских классиков Льва Кассиля и Сергея Михалкова, писавших сценарии для кремлевских елок. А роль Снегурочки так же, как и сейчас, чаще всего исполняли молодые девушки, студентки.

    Сделав попытку анализа персонажа, перейдем к более детальному изучению ее проявлений как в народной культуре, так и в художественной.

    Снегурочка в искусстве

    Начиная с первых спектаклей и опер, облик Снегурочки претерпевал изменения. В зависимости от произведения это была то крестьянка, то царевна. Кто знает, возможно, на образ диснеевской Эльзы больше повлияла Снегурочка, нежели Снежная Королева.

    Из классиков выделяются М. А. Врубель и В. М. Васнецов, первыми заложившие основы изображения персонажа. Интересно, что жена Врубеля Надежда Забела при этом была исполнительницей главной партии в опере Римского-Корсакова.

    К оформлению «Снегурочки» для оперной и драматической сцен обращался и Николай Рерих: он создал к этой постановке десятки эскизов и рисунков. В работе 1921 года художник сочетает славянскую мифологию и восточные влияния на нее – создав персонажей азиатского этнического типа в работе «Лель и Снегурочка», что и понятно, учитывая известную привязанность Рериха к восточному искусству.

    Н. Рерих. Слева – эскиз костюма Снегурочки. Справа – Снегурочка и Лель, 1921

    И все же значительных изменений в облике Снегурочки за более чем сто лет не случилось. Пусть современный ее образ и стал менее консервативным и невинным. Все чаще художники рисуют более сексуальную вариацию, а модели одеваются в более либеральную и менее длинную одежду. В частных кругах Снегурочка не всегда предстает как образец строгого воспитания.

    Роман Папсуев по-своему интерпретировал классический образ Снегурочки в своих «Сказках Старой Руси» – сборнике иллюстраций славянского фольклора.

    О Снегурочке снято немалое количество мультфильмов и игровых кинолент, на основе той или иной вариации пьес и сказок. Первый фильм появился еще в 1914 году – постановка Владислава Старевича по пьесе Островского, роль Снегурочки исполнила Дора Читорина.

    «Снегурочка» (1914), режиссер В. Старевич

    С разницей в год выходит еще две экранизации пьесы – «Снегурочка» (1970) режиссера П. П. Кадочникова и «Весенняя сказка» (1971) режиссера Ю. Н. Цветкова.

    Плакат фильма 1970 года.

    В 1980-м выходит фильм «Ледяная внучка» (реж. Б. В. Рыцарев). Сюжет основан не только на пьесе, но и на народной сказке. История рассказывает о снегурочках – озорных внучках Деда Мороза. Одна из них влюбляется в гончара Гридю и является перед ним в человеческом обличии. Чувство оказывается взаимным, однако счастью молодых угрожает князь, желающий взять чудесную девушку в жены. В фильме-сказке также присутствуют дед и бабка, принявшие Снегурочку в свою семью.

    Среди мультфильмов особенно запоминающимися получились ленты «Зимняя сказка» (1945) и «Снегурочка» (1952).

    Отчасти популярность Снегурочки вызвана музыкой. Как-никак, музыку к пьесе Островского писал сам Чайковский.

    Забавно и вместе с тем пошло обыгрываются сюжеты о Снегурочке в песнях групп «Дискотека Авария» и «Сектор Газа».

    Комиксов о Снегурочке не так много, тем более по-настоящему драматических. Однако есть одно произведение, хоть и короткое, но обладающее настоящей эстетикой мрачной сказки. Это комикс «Снегурочка» известного фолк-иллюстратора Юлии Никитиной, вошедший в сборник «Горький комикс № 2. Новые сказки».

    Более заметна роль Снегурочки в художественной литературе. Различного рода интерпретации сюжета, в том числе научно-фантастические, написаны Киром Булычевым (1973, 1998), Вениамином Кавериным (1967), Федором Сологубом (1908), Владимиром Далем (1861), Натаниэлем Готорном (1850) и многих-многих других авторов.

    Отметился рассказом ужасов и журнал DARKER: одноименная история Олега Кожина победила в первой «Чертовой дюжине» и вышла в четырех печатных изданиях, включая антологию «13 монстров».

    Иллюстрация Сергея Крикуна

    Подобно официально признанному Деду Морозу, проживающему в Великом Устюге, существует и реальная Снегурочка, резиденция которой находится в Костроме. Появление статусной Снегурочки восходит к съемкам одноименного фильма 1968 года по пьесе Островского. Недалеко от Костромы, у реки Мера, для съемок были построены декорации деревни берендеев. Постановщики картины выбрали место в связи с тем, что сам Островский писал пьесу в этих местах, в Щелыково. После съемок декорации были перенесены под Кострому и превращены в парк Берендеевка. В 2008 году был построен Терем Снегурочки, куда заселилась сама героиня со своими помощниками. Примечательно, что в Тереме поддерживается минусовая температура.

    Комментариев: 0 RSS

    Оставьте комментарий!
    • Анон
    • Юзер

    Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

    Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

    (обязательно)