ПОЛУНОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК

  Skinheads

  Мы – пионеры, дети рабочих

Недра подвальных дискотек. Пропахшие сигаретным дымом рок-клубы. Набитые футбольными болельщиками пабы. Неприветливые улицы, окутанные туманом почище Сайлент-Хилла. Непрерывные лязганье, грохот и скрежет на сталелитейных заводах и ткацких фабриках. Многодневные забастовки у офисов треклятых эксплуататоров, в очередной раз задерживающих зарплаты честных трудяг. Жанр «Oi!» выковывался между молотом и наковальней, закаляясь с каждым новым ударом судьбы. Вся та злоба, все юношеское бунтарство и пролетарская гордость стали основой для пропитанных праведным гневом песен – гимнов общественной разрозненности. И если сейчас при слове «скинхед» у большинства возникают ассоциации с бритоголовым нацистом в армейских ботинках, то раньше оно означало куда более достойный образ – молодчика и трудягу, желающего бросить вызов социуму без надежды на победу. И «Oi!» стал знаменем нового поколения бунтарей.

Истоки жанра проследить довольно просто – хмурая, мглистая Англия семидесятых годов, еще не окрашенная в темные цвета готики, но уже поставленная на уши панк-роком. Само название отсылает нас к ирландским и шотландским пролетариям, более известным как «кокни» - в их лексиконе «Oi! Mate!» идентично русскому «Эй, ты!» или «Слышь, приятель!». Достаточно посмотреть любой фильм Гая Риччи, чтобы многократно услышать: «Oi! Mate!» из уст едва ли каждого персонажа.

Поговорим, собственно, о музыке. Для несведущего слушателя особой разницы между «непричесанным» панк-роком, хардкором и «Oi!» практически нет. Все те же «злые» гитары, задорные барабаны и отдающий сильным британским акцентом вокал. Но, в отличие от подлинно коммерческих панк-групп (при этом из кожи вон лезущих, чтобы показать свою антикоммерческую направленность), «Oi!» зародился в пику «продажному року». Это и правда была «народная» музыка, сродни дворовой, набирающая все большую популярность у неформальной молодежи – от скинхедов до футбольных хулиганов. Идеологией нацизма тогда и не пахло – хотя, в дальнейшем некоторые группы, играющие нейтральный «Oi!», переключились на столь любимый неонацистами «RAC». Ярчайший пример – «Skrewdriver», ныне пребывающая в опале у подлинных скинхедов, далеких от деления на черное и белое.

Skinheads

Основоположниками жанра по праву считаются «Sham 69», хотя пальму первенства они делят с такими группами, как: «UK Subs», «Angelic Upstarts» и, конечно же, «Cockney Rejects». Последняя особенно отметилась на ниве «Oi!», и сделала для жанра столько же, сколько «Black Sabbath» сделали для хард-рока.

Но не стоит думать, будто вся накопленная злоба на правительство и на социальное неравенство была припасена лишь для сцены. Многие группы участвовали не только в бесплатных концертах, но и в забастовках, шествиях и даже мятежах. Противоборство с законниками, с несовершенствами судебной системы – у «Oi!» было много тем для творчества. Черпать вдохновение приходилось не только со стороны, но и самому попадая в горнило, когда дубинки полицейских охаживали бритые затылки, а сжатые кулаки вздымались к небу в едином порыве. Чего уж там – выступление группы «Rebel» в тюрьме «Аклингтон» едва не вылилось в бунт!

Вопреки стереотипам, скинхеды и простые работяги, часами гнущие спину на заводах и фабриках, были главными противниками неонацистов и радикалов. Знали ли тогда эти дерзкие ребята, гордящиеся своим «плебейским» происхождением, как извратят их идеи в будущем?

Восьмидесятые ветром перемен пронеслись по жанру, и неминуемо сместили его политизированную направленность в более легкомысленное русло – к вечеринкам, беспробудной пьянке и доступным девицам. «The Toy Dolls», «Infa Riot», «Red Alert» и множество других все еще сопротивлялись новомодным тенденциями, но в конечном итоге в их текстах нет-нет, да и проглядывали трендовые зачатки. И хотя постоянные столкновения футбольных фанатов, болеющих за разные клубы, все еще поддерживали классический, полный агрессии и бунтарства «Oi!» на плаву, жанр был уже не тот, что прежде. Но это не брюзжание – вливание «свежей крови», в лице таких групп, как «The 4-Skins» и культовых «The Exploited», пошло «Oi!» на пользу.

Но не стоит думать, что политика ушла из жанра навсегда. Напротив, многие группы стали еще более непримиримыми борцами с системой, а их тексты становились все радикальнее и радикальнее. Те же «Criminal Class» в открытую поддерживали террористов из ИРА, другие ратовали за протестантство, призывая линчевать католиков, а некоторые так и вовсе оскорбляли со сцены королеву и всю ее свиту. Понемногу проникали в жанр и ростки неонацизма. Так что «Oi!» стал разобщен, как никогда. С одной стороны – веселые раздолбаи, воспевающие беззаботную жизнь с постоянными пьянками, с другой – идейные бунтари, всерьез предлагающие убивать «британских скотов из правительства». И это не считая простых любителей футбола, чью аудиторию в основном составляли агрессивные фанаты «Манчестера», «Вест Хэма», «Ливерпуля» и других.

Разница между мировоззрением «Oi!»-групп легко прослеживается на примерах воинственных «Red Alert» и «Combat 84», шотландских депрессивных «Barbed Wire» и демонстративно показушных «Last Resort»: первые пели о бунтах, мятежах и сопротивлении режиму, восхищались сомнительными подвигами ультраправой молодежи и прочими «достижениями», вторым ближе по духу были переживания людей, посаженных за решетку по ложному обвинению, или оторванных от семей, или страдающих от ежедневной чернухи, ну а третьи просто шли на поводу у своих слушателей, насаждая культ безалаберной молодежи, плюющей на все правила и запреты. И если альбомы «Klansmen» - сайд-проект уже упомянутых «Skrewdriver» (чей основатель Ян Стюарт Дональдссон погиб в автокатастрофе на пике своей славы) полны расистских предубеждений и симпатий Арийскому Братству, то продажи от сборника хитов «Anthems Against Scum» от разудалых «Angelic Upstarts» целиком пошли на благотворительные цели – например, на поддержку антифашистского движения. Ну а распиаренные благодаря фильму «Отступники» рокеры из «Dropkick Murphys» играют такой сплав из различных жанров, что их репертуар варьируется от каверов солдатских, моряцких и разбойничьих песенок до кабацких хитов об ирландских забулдыгах («Finnegan’s Wake»).

Skinheads

В общем, «Oi!»-движение было хаотичнее некуда. Доходило до абсурда. Так, на конференции (!), куда созвали всех более-менее значимых для жанра исполнителей, обсуждались такие вопросы, как: «ненавидеть ли политиков или оставить их в покое», «должны ли все копы сдохнуть», «почему англичане такие свиньи» и другие, не менее важные и достойные всестороннего изучения. Впрочем, кое-что полезное для «Oi!» произошло – на жанр перестали клеить нацистские ярлыки, и на короткий период он стал ассоциироваться исключительно с рабочим классом, независимо от цвета кожи и религиозных убеждений.

Казалось бы, все утряслось… но не тут то было. Если стычки противоборствующих футбольных клубов были не в новинку, то произошедшее в Саутхолле, на совместном концерте «Oi!»-исполнителей, нанесло жанру несмываемое позорное пятно. Орава пьяных скинхедов схлестнулась с толпой выходцев из Азии – и все это «с огоньком» от коктейлей Молотова и самодельных бомб. Причиной стало банальное недоразумение – эмигранты решили, что скинхеды собрались не на безобидный концерт, отстаивающий права честных работяг, а на сходку нацистов! Взаимные оскорбления переросли в драку, а оттуда и в полноценное побоище. В результате и без того подмоченная репутация групп, играющих «Oi!», стала хуже некуда. Журналисты же раздули из этого события чуть ли не целую войну – они даже пытались подкупить нескольких скинхедов, чтобы во время злополучного концерта те кричали «Зиг хайль!», чтобы обставить все, как попытку нацистов устроить массовые беспорядки.

Концерты продолжались и дальше, но интерес к «Oi!» как к антиправительственной музыке постепенно угасал. Сорняки нацизма так и не удалось выполоть окончательно, а при столь недружелюбно настроенной к жанру прессе, за «Oi!» закрепилась дурная слава, лишь разрастающаяся с каждым новым выступлением, где один или два пьяных придурка выкрикивали «Зиг хайль!» или махали флажком со свастикой.

Подлинным возрождением жанра можно считать конец восьмидесятых, когда множество новых групп пришло в «Oi!» и быстро завоевало популярность у молодежи. «Rancid», «The Bruisers», «Anti-Hero», «Section 5»… на перечисление всех ушло бы слишком много времени. И это не затрагивая Францию, где развелось столько «Oi!»-коллективов, что они потеснили даже более традиционных для «лягушатников» воспевателей любви и страсти. Список франкоязычных команд поистине впечатляет: «Les Collabos», «Camera Silense», «Crusifies», «Sherwood Pogo», хулиганистые «Sub Kids» и многие другие. Пели они как о политике, так и о все тех же пьянках и гулянках, ну и не забывали о более злободневных для Франции темах: эмигрантах, бесчинствах нелегалов на улицах родного для исполнителей Парижа, религиозном фанатизме, произволе жандармов…

Со временем зародились ответвления «Oi!» и на территории бывшего СССР – особенно в России и на Украине. К примеру, «7teen» или «F.P.G.», не говоря уже от откровенно пародийных группах, вроде «Злой Ой!». Да-да, те самые – гей-скинхеды…

Некоторые группы, вроде «Angelic Upstarts» и «Sham 69», со временем вернулись на сцену с новым материалом – и были приняты с распростертыми объятиями. Жаль только, что в нынешнее время им вряд ли уже удастся переубедить общественность, что «Oi!» - это не оголтелые нацисты, в стиле фильмов «Скины» и «Американская История Икс». В первую очередь, это – бунтарство, вызов системе и то самое чувство, которое охватывает тебя, когда ты идешь наперекор толпе. И как бы не наивно звучали лозунги, призывающие дать бой капиталистам и угнетателям, за ними скрыто нечто большее, чем юношеский максимализм и желание выделиться из общей массы.

«Oi!» вечен, пока есть простые ребята, желающие соблюдения своих прав несмотря ни на что…

   Skinheads

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх