DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Олег Хасанов «Лучше поздно, чем никогда»

Иллюстрация Евгения Мурзака

Темно-красный «Форд Краун Виктория» промчался по Радужному мосту через ущелье Ниагары и остановился на другом берегу реки.

Ниагарский водопад, подумал Росс Уоттс. Где-то я читал, что это одно из десяти лучших мест на Земле, которые необходимо посетить перед смертью.

Он вышел из автомобиля, обошел вокруг капота и открыл переднюю пассажирскую дверь. Помог выйти своей жене Карен и, держа под локоть, повел ее по тропинке, ведущей к смотровой платформе. В свои семьдесят два года Карен Уоттс уже не хватало былой энергии, и ей требовалась помощь в выполнении самых простых действий. Росс был старше нее на два года и тоже не в лучшей форме. Странно, что курение и сорок пять лет работы в полиции не сделали свое дело раньше.

Росс и Карен надели желтые дождевики, чтобы защитить одежду от влаги, и подошли поближе к барьеру, который отделял туристов от ревущего водопада. В воздухе висела пелена воды. Легкий приятный ветерок посылал брызги в их сторону. Карен зажмурилась на солнце. Брызги попали на ее лицо. Говорят, это хорошо для кожи.

Минут пять они просто смотрели, как гигантские каскады зеленовато-голубой воды падали вниз. Стояли, не говоря ни слова. Прохладный летний ветер трепал седые волосы Карен.

— Ну, что скажешь? — спросил наконец Росс.

— Вид просто восхитительный, — ответила Карен, прижавшись к его плечу. — Наконец-то сбылась наша мечта.

В ее голосе прозвучала нотка грусти. Они стояли обнявшись, глядя вниз на огромный водяной поток.

— Добрались все-таки, — медленно произнес Росс. — Как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Они редко выбирались из своей глубинки в Оклахоме. Раз в год ездили во Флориду или в Нью-Йорк, да и то когда были моложе. Но последние лет десять они вообще не покидали пределы своего штата. Увидеть Ниагарский водопад было их давней мечтой. Но они всегда откладывали поездку. Постоянно находились причины: работа в полиции простым патрульным, ипотека, рождение сына, потом дочери и ее внезапная болезнь и смерть, многодневные запои Росса, трудный выход из запоев, должность помощника шерифа округа, плата за обучение сына в колледже, должность шерифа округа, женитьба сына, открытие маленького семейного бизнеса, ведение бизнеса, затяжная болезнь Карен…

Жена всю жизнь работала официанткой. Накопила достаточно денег, чтобы открыть маленькое кафе, и занялась своим бизнесом. Когда Росс вышел на пенсию, стал ей помогать. Они оба постоянно были в заботах. В поисках новых причин, чтобы быть занятыми.

Начался дождь. Дожди всегда напоминали им о том летнем дне 1962 года, когда они встретились в первый раз. Карен только закончила школу и устроилась официанткой в кафе. Посетителей в ее первый день не было из-за сильного дождя. К концу смены в заведение зашел молодой моряк. Это был Росс Уоттс. Он вернулся со службы в военно-морском флоте в свой родной городок, и на нем все еще красовалась форма. Желая подбодрить девушку, он заказывал кофе, чашку за чашкой, и просидел в кафе до тех пор, пока дождь не закончился. Так и познакомились. В том же году, на Рождество, Росс сделал Карен предложение. Они прожили вместе больше пятидесяти лет.

Карен всегда хотела путешествовать по миру, бывать в новых местах, видеть новые лица. Она была уверена, что бывший моряк — самый подходящий попутчик для таких путешествий. Но получилось так, что Росс Уоттс вернулся в родной городок, чтобы бросить там якорь и осесть навсегда.

Ниагарский водопад был одним из мест, которое Карен в особенности мечтала увидеть. С годами он стал для нее наваждением. Она коллекционировала фотографии и открытки с видом на Ниагарский водопад. Потом изучила все книги и видеокассеты. Еще позже — диски. Она никогда до конца не понимала, почему водопад так ее притягивал. И не только ее. Она читала о сорвиголовах, которые совершали сумасшедшие трюки, прыгая в водопад в бочках и на гидроциклах — иногда расплачиваясь за это собственной жизнью. Местные жители всегда верили в силу Ниагарского водопада.

С каждым годом идея посетить Ниагару все более притягивала Карен. Но Росс уже потерял ко всему этому интерес. Он читал в газетах, что водопад становится все более коммерческим предприятием. Отели и рестораны росли вокруг этого туристического аттракциона как грибы, и водопад терял связь с природой.

Они все-таки решили поехать на север страны, когда услышали, что вирус «ССК-6» достиг Хьюстона. Все началось где-то в Чили или Перу. Археологическая экспедиция раскопала в горах могилу царя инков, которой было несколько тысяч лет. Выяснилось, что к сокровищам царя прилагался еще и зловещий бонус — смертельный вирус, убивающий людей и впоследствии воскрешающий их трупы. А ожившие мертвецы убивали других людей и пожирали их плоть, передавая вирус дальше. Южноамериканские страны не смогли справиться с натиском эпидемии. Мексиканское и американское правительства тоже потерпели поражение, и сейчас пандемия распространялась в Америке со скоростью лесного пожара.

Богатые, быстрые и удачливые отложили для себя апокалипсис на неопределенный срок. Те, кто имел яхты и личные самолеты, первыми покинули пределы страны. Некоторые из них устремились в Европу, кто-то — в Австралию и Новую Зеландию.

Были, конечно, и другие комбинации. Бедные, но умные и быстрые собрали всю наличность, которая у них была, и купили билеты на самолет в Японию, Россию, Китай или куда-либо еще, где вирус пока не распространился. Некоторые из них оказались не такими уж умными и быстрыми. В пути их грабили и убивали. Вскоре аэропорты и морские порты были закрыты. Но люди, имеющие средства, всегда могли воспользоваться услугами контрабандистов — несмотря на то, что их тоже грабили, убивали и выбрасывали за борт в океан, на корм рыбам.

Богатые, быстрые и удачливые убежали из страны. Бедные, медленные и неудачливые остались.

Уоттсы не просто относились ко второй категории — они были еще и старыми. Наихудшая комбинация для выживания. Россу и Карен не оставалось ничего, кроме как уложить свои пожитки в старый «Краун Вик» и отправиться на север. Движение на дороге было кошмарным, но они продолжили путь и наконец-то добрались до канадско-американской границы. Звучит иронично, но именно зомби-эпидемия помогла Карен осуществить свою давнюю мечту.

Достигнув границы, они решили остаться в Штатах в надежде на то, что распространение вируса остановят. Но шансов было мало. Армия ходячих мертвецов неустанно надвигалась на север. Русские и китайцы предлагали гуманитарную помощь, но администрация президента, которая временно переехала в Торонто, от этой помощи отказывалась.

Их единственный сын Крис был сейчас в Кувейте. Несколько лет назад он получил хорошо оплачиваемую работу инженера-нефтяника и остался там ради больших денег. Дважды в год он приезжал навещать их и приглашал к себе в гости, но они так и не съездили к нему. Да и что там делать-то, в этом Кувейте? Пить нелегальное бухло в пустыне? Сейчас их мальчик был в безопасности, и это самое главное. Только бы вирус не добрался до Азии.

Росс и Карен остановились в мотеле и каждый день наслаждались видом водопада. Они не знали, что через пару недель граница будет закрыта, и к великолепному пейзажу добавятся военные вертолеты и беспилотники, кружащие в небе, и километровые ограждения из колючей проволоки.

***

С наступлением осени Радужный мост закрыли и на нем установили блокпост.

Теперь Уоттсы не могли проехать дальше на север. Канадская граница была наглухо запечатана. Нельзя было въехать. Нельзя было выехать. Канада была переполнена беженцами из Штатов. Сначала она принимала только семьи с детьми, потом только квалифицированных рабочих и людей с полезными профессиями: врачей, электриков, сварщиков... Для биржевых брокеров, физиков-теоретиков и пенсионеров с никудышным здоровьем вакансий не было.

Возвращаться обратно на юг тоже было плохим вариантом. Сунуться туда, не имея запасов топлива или пары быстрых ног, было равносильно подписанию себе смертного приговора. Тем временем чума уже бушевала в Нью-Йорке и Бостоне.

Многих людей эвакуировали на Аляску. Но количества военных и коммерческих судов и самолетов было недостаточно для транспортировки всех беженцев. Лидеры нации, осевшие в Торонто, наконец-то пришли к решению, что американский народ должен получить шанс на выживание, и согласились впустить русские и китайские корабли и подлодки в территориальные воды США. Скоро сотни тысяч людей должны были ступить на борт русских и китайских кораблей и провести некоторое время в карантине, прежде чем высадиться в портах Владивостока и Шанхая.

Все отели и мотели на пятьдесят миль вокруг были переполнены. Росс и Карен делили комнату с молодым пуэрториканцем лет тридцати и его трехлетним сыном — те обосновались на матрасе прямо на полу. Видно было, что они давно стали неприхотливыми в быту. Мужчина был неразговорчивым, мальчик же, наоборот, — неугомонным говоруном, но говорил только на испанском языке, который для Росса и Карен был просто набором ничего не значащих звуков.

— Как тебя зовут? — спросил Росс молодого человека.

— Пабло Рубио, — ответил пуэрториканец. Английским он совсем не владел, но вопрос понял. Наверное, это самая легкая фраза на английском языке.

— Меня зовут Росс, — сказал старик, указывая на себя. Затем он указал на Карен: — А это — моя жена, Карен.

Пабло кивнул и посмотрел на своего спящего сына.

— Альберто Карлос, — сказал он с гордостью и улыбнулся.

— Хороший пацан, — сказал Росс и тоже улыбнулся.

— А где твоя жена, Пабло? — спросила Карен.

Пабло посмотрел на нее и покачал головой: «Не говорю инглес».

— Сеньора Рубио? Где она? — спросила Карен.

Пабло посмотрел на пол и замолчал. Потом он сказал: «Сеньора Рубио — нет… Мария… Maria esta muerta».

Muerta. Мертва.

Карен сочувственно покачала головой и затихла. Тем вечером они больше не задавали Пабло никаких вопросов.

Росс вздохнул и вышел из номера на крыльцо подышать свежим вечерним воздухом. Он прогулялся по тротуару до парковки. У Пабло был фургон с цельнометаллическим кузовом, припаркованный за туалетом, — «Фольксваген транспортер кастен» цвета морской волны. Хороший выбор, особенно для перегруженных дорог. Маневренный. Росс взглянул на передний номер и присвистнул. Семь цифр: машина прибыла прямо из Техаса. Парень с сыном проделали чертовски огромный путь. Ну и навидались они, наверное, ужасов на дороге!

На крыльцо мотеля поднялись военные полицейские и начали стучать в двери номеров, предупреждая о предстоящей эвакуации.

Росс посмотрел на вечернее небо, которое заволокло грозовыми тучами. Он перевел взгляд на шоссе и увидел вдали сверкающую молнию. Яркая вспышка осветила целый караван машин, едущих на запад. Там были внедорожники, легковые автомобили, трейлеры, фургончики и мотоциклы. Беженцы. В мирное время это место посещали более тридцати миллионов человек в течение года. Сейчас, наверное, эти тридцать миллионов решили приехать сюда все разом. И с каждым днем их прибывало все больше и больше.

В новостях передавали, что правительства США и Канады проводят переговоры о защите общей границы. Канадцы готовы были предоставить военную, медицинскую и гуманитарную помощь, но они отказывались принять всех американских граждан, не говоря уже о беженцах из латиноамериканских стран. Слишком большой риск. Если Канада падет, что останется? Гренландия?

Той ночью Росс и Карен заправились бензином и решили съездить на водопад, чтобы полюбоваться им в последний раз. Они собирались отправиться дальше перед рассветом, чтобы не застрять в утренней пробке. Они уже договорились с группой людей поехать на какой-то отдаленный остров у побережья Атлантического океана; нужно было заплатить контрабандистам, чтобы те переправили их туда на лодках. Доллары, да и любые другие деньги, контрабандисты перестали принимать: они обесценились. Даже драгоценности были бесполезными. Главной валютой стали бензин, огнестрельное оружие и боеприпасы. Уоттсы заблаговременно обменяли почти всю наличность и драгоценности, которые они в спешке захватили с собой из дома, и запаслись оружием и топливом под завязку. Багажник и салон их «Краун Вика» был забит винтовками, пистолетами и коробками с патронами. Любой торговец оружием мог бы им позавидовать.

Росс заполнил бак до краев. Он также наполнил бензином две большие канистры и поставил их на пол салона рядом с еще пятью такими же. Чтобы пары бензина не беспокоили их во время долгого пути на восток, канистры пришлось раздобыть герметичные. Задние сиденья пришлось полностью вырвать из салона, чтобы все это разместить. Заправщики повесили плакат с надписью «Не работает» на все бензоколонки, собрались и уехали.

Росс увидел Хэнка, который жил в соседнем номере. Тот переносил багаж из номера в свою «Мазду». Он захлопнул багажник машины и подошел к Россу.

— Эй, Росс, — сказал Хэнк. — Ты уверен, что не хочешь поехать на запад?

— Нет, Хэнк, спасибо. Что-то не хочется жить в Сибири.

— Тогда желаю удачи, старина, — сказал Хэнк и грустно улыбнулся. — Держись подальше от неприятностей.

— Ты тоже, Хэнк. Ты тоже.

Росс похлопал Хэнка по плечу. Они пожали друг другу руки. Хэнк залез в машину и завел двигатель. Он вырулил автомобиль на шоссе и присоединился к большой группе автомобилей, везущих беженцев на запад.

Прежде чем тоже поехать, но совсем в другом направлении, Росс и Карен должны были встретить свою команду возле заправки. Команда состояла из Джеффа Пирсона, которому было около семидесяти, и его троих сыновей. Совсем недавно они владели молочной фермой в Западной Джорджии, откуда были родом.

Росс постоял на крыльце еще немного и увидел пикап, едущий по направлению к заправке. Пикап остановился перед Россом. В кресле водителя был старик. Двое молодых людей, должно быть, его сыновья, сидели в пассажирских креслах в кабине пикапа. Один был толстым, другой — худым. Еще один сидел в кузове пикапа, держась за спортивный мотоцикл. Он был одет как байкер: красно-белая кожаная куртка и черные кожаные штаны. У всех, кроме парня в кожанке, были на голове белоснежные шляпы-стетсоны.

Джефф Пирсон вылез из пикапа на пыльную дорогу. Его ковбойские сапоги подняли облачка пыли. Он неспешно направился к Россу. Зазвенели каблуки его сапог. Чего недоставало его образу типичного фермера, так это зажатого в зубах стебля пшеницы. А вот патронташ, перекинутый через грудь, этому образу совершенно не соответствовал. Старик улыбался. Черты его лица были острыми, он чем-то напоминал лису.

Пирсон подошел к Россу. Его сыновья остались на своих местах.

— Добрый вечер, шериф, — сказал Пирсон и протянул руку. — Вы готовы?

— Да я родился готовым, — сказал Росс, пожимая южанину руку.

Пирсон улыбнулся, обнажив желтые зубы. Карен вышла из машины. Пирсон дотронулся рукой до полы шляпы: «Мэм» — и повернулся к Россу:

— Ну что ж. Тогда можно трогаться в путь.

— Пора, — согласился Росс. — Как думаете, мы успеем добраться до побережья, прежде чем шизики съедят нас на ужин?

— Дорога будет нелегкой, но выбора-то у нас нет, как я погляжу, — сказал Пирсон. — Вот только нам понадобится еще одна тачка. Наш грузовичок и так переполнен.

Росс посмотрел на грузовик, затем на пирсоновских ребят. Толстяк занимал своей тушей почти всю кабину.

— Обычно Ричи у нас едет на мотоцикле, а Поли, наш самый большой мальчик, — в кузове, но бензин нынче — дефицит. Приходится экономить.

Росс понимающе кивнул.

Пирсон взглянул на парковку и сказал:

— Послушайте, вон тот фургончик принадлежит случайно не тому мексиканцу?

— Да, — ответила Карен. — Это фургон Пабло. Только он пуэрториканец.

— Да какая к черту разница! — сказал Пирсон. — Нам он пришелся бы кстати.

Росс покачал головой.

— Ты не можешь его взять, Джефф. У парня есть малец. Им завтра получать разрешение на въезд в Канаду.

Пирсон нахмурился и сплюнул на землю.

— А мне-то, на хер, что до этого? Он хоть по-английски говорить умеет?

— Выходит так, что он мастер на все руки, отличный каменщик. Там это сейчас ценят.

— А кто это вообще решил, что какой-то, мать его, латинос, который, возможно, продавал наркоту на мексиканской границе еще до этой долбаной чумы, имеет право жить, а семья честных фермеров — нет?

— Можете пойти к русским, — сказала Карен. — Они всех берут.

— Задницы морозить неохота.

— А я думаю, что замерзшая задница лучше, чем мертвая задница, — заметил Росс. — Поезжайте тогда в Канаду. Вы тоже можете получить разрешение. Все из вас. Если докажете, что вы хорошие фермеры. Такие люди, как вы, им точно нужны.

— И что потом? Жить в какой-нибудь поганой общине беженцев, гнуть спину в поле от рассвета до заката? Нет, сэр. Благодарю покорно. Мы лучше найдем себе хороший спокойный островок и обоснуемся там.

Вертолет с прожектором завис у них над головой. Росс посмотрел вверх. Просто стандартная процедура: военные прочесывают территорию. Вертолет повисел над ними еще пару минут, в его луч не попало ничего интересного, и он полетел дальше. С помощью инфракрасного излучения трудно искать врагов, которые не оставляют тепловой след.

Нечего беспокоиться, напомнил себе Росс. В зомби-прогнозе сказали, что время еще есть.

На этот раз военные не допустят, чтобы произошел прорыв. А если он и произойдет, у них все равно будет три дня на эвакуацию, прежде чем они увидят первого живого мертвеца.

— Послушай, шериф: нам лучше реквизировать тот фургончик прямо сейчас. Там у нас будет больше места для хранения припасов. Неужели непонятно?

— Пожалуйста, оставь этих людей в покое, — настаивал на своем Росс.

— Черт возьми! — Пирсон снова плюнул на землю. — Да что я с тобой спорю тут? Все равно этот округ не в твоей юрисдикции. Черт, да никакой округ не в твоей юрисдикции с тех пор, как ты ушел на пенсию. Мы возьмем то, что хотим взять. С тобой или без тебя. — Он развернулся к своему грузовику. — Счастливо оставаться, шериф.

— Боюсь, что так дело не пойдет, — сказал негромко Росс.

Он расстегнул куртку. На ремне блеснула кобура. В ее недрах затаился «Кольт Питон». Шестидюймовый ствол. Никелевое покрытие. И шесть маленьких злых демонов, сидящих в барабане в ожидании своего шанса отведать свежей плоти.

Пирсон резко развернулся и посмотрел на Росса лисьим взглядом.

— Ты что же это, старый пердун, мне угрожаешь?

— Это не угроза, Джефф. Я всего лишь хочу, чтобы ты оставил эту семью в покое. Они и так вдоволь настрадались.

Пирсон ничего не сказал. Он снял с головы стетсон, посмотрел на шляпу задумчиво и снова надел. Росс сразу распознал какой-то тайный сигнал, о котором Пирсоны, возможно, между собой договорились заранее. Он посмотрел на грузовик. Ричи стоял, опершись локтями о кабину грузовика. В его руках было охотничье ружье.

— Карен, родная, — шепнул Росс, не спуская глаз с Пирсона-старшего. — Сядь-ка в машину. Запри двери и не открывай окна.

Карен беспомощно взглянула на Росса. Затем на Пирсона: «Мистер, почему бы вам от нас не отстать?»

— Нам нужен тот фургончик, мэм. Вот и все, — сказал Пирсон.

— Мне придется вызвать военную полицию, — сказала Карен. Она села в «форд» и захлопнула дверцу.

— Как хотите, мэм, — сказал Пирсон. — Но в этом случае ваш старик сыграет в ящик еще до того, как они сюда приедут.

— Слушай, что тебе говорят, женщина, —процедил Росс сквозь зубы. — Сиди в машине и не высовывайся.

Карен сжала губы в тонкую линию, но ничего не сказала. Она подняла окно и заперла дверь.

Пирсон махнул рукой, и его сынки-реднеки выпрыгнули из кабины грузовика.

Росс выхватил револьвер из кобуры.

— А я так не думаю, старик, — сказал Ричи, продолжая держать Росса на прицеле.

Поли вытащил пистолет и тоже направил его на Росса.

— Брось пушку, старый хрыч, — сказал Поли. — На землю. Так, чтоб я видел.

Росс ничего не сказал.

— Да ты оглох, что ли? — сказал тощий парень. Его звали Билли.

Росс снова промолчал. Он посмотрел на Поли, затем на Билли и медленно положил указательный палец на спусковой крючок револьвера.

Поли выстрелил, и пуля взвыла от рикошета в двух шагах от ноги Росса.

— Последнее предупреждение, старик, — сказал Поли. — В следующий раз я не промахнусь.

С неохотой Росс положил «кольт» на землю и отошел в сторону. Билли подбежал к нему и подобрал оружие.

— О`кей, Билли, — сказал Пирсон. — Гони сюда этот фургон. Посмотрим, на что он сгодится.

— Спасибо за пушку, старый хрыч, — сказал Билли и побежал, смеясь, к фургону.

— Извини, шериф, — сказал Пирсон. — Мне кажется, в этом мире сейчас две правды. Твоя правда — защищать и служить. Моя правда — моя семья выживает любой ценой.

Через пять минут Билли подъехал на фургоне к заправке.

— Ключей не было, — сказал Билли. — Но я скрутил нужные провода, всего и делов-то! Шины новые. Коробка передач ничего себе так, но работает плавно.

— Пойдем, глянем, что там внутри, — сказал Пирсон. Они обошли фургон и подошли к задней двери. Пирсон дернул за ручку. Заперто.

Вдали послышался крик: «Нет!»

Все обернулись и увидели Пабло, бегущего к ним.

— Нет! — Пабло кричал и размахивал руками. — Стой!

— Похоже, наш мексиканский друг несет нам ключи, — сказал Поли и усмехнулся.

Когда Пабло был уже близко, Ричи передернул затвор ружья.

— Ни с места! — сказал Ричи.

Пабло резко остановился.

Они снова услышали вертолет. Он летел в их сторону. Сквозь гул его лопастей Росс слышал еще какие-то тревожные звуки, доносящиеся с той же стороны. Но что это было, он не смог разобрать из-за шума.

Пабло поднял руки вверх и начал что-то быстро, со скоростью пулемета, говорить по-испански. Затем он встал у задней двери фургона и загородил собой путь. Он продолжал дико жестикулировать и говорить, но никто ничего не понимал.

— Отойди, амиго, — сказал Поли. Он подошел к Пабло и толкнул его в плечо. Затем он схватил дверную ручку и повернул ее. Что произошло дальше, было безумной последовательностью молниеносных событий.

Пабло крикнул: «Нет!»

Поли снова толкнул его. Пабло упал. Поли дернул ручку задней двери и встретился лицом к лицу с дикой женщиной, одетой в грязно-белое платье в черный горошек.

Сеньора Рубио, мелькнуло в голове Росса.

Пабло не лгал насчет нее. Она была мертва. Бездушная смердящая оболочка. Ее черные волосы свалялись, а налитые кровью глаза бешено метались из стороны в сторону. Она сфокусировала свой взгляд на стоящей перед ней цели, раскрыла рот и прыгнула на толстяка. Оба повалились на землю. Поли закричал и выронил пистолет. Монстр впился ему в горло. Поли завизжал, как свинья.

— Мария! — закричал Пабло.

— Что за херня? — Пирсон выпучил глаза.

Пабло подобрал с земли пистолет и, не целясь, выстрелил в Ричи. Первая пуля пролетела мимо. Вторая попала в цель, прямо в сердце. Брызнула струйка крови, запачкав рубашку. Ричи упал, все еще сжимая в руке охотничье ружье.

Росс хотел дотянуться до ружья, но не мог. Он был на линии огня. Упав плашмя на землю, он закричал: «Карен, уезжай!»

Карен смотрела на него испуганными глазами и не решалась что-либо предпринять.

— Жми, тебе говорят!

Карен завела машину и поехала к мотелю.

Под свист пуль Росс пополз к пустому пикапу.

Пирсон подбежал к лежащему на земле Ричи и упал на колени, чтобы проверить пульс на шее сына. Пульса не было.

— Ричи, нет! — застонал Пирсон. В ярости старик схватил ружье и выстрелил в Пабло. Пуля попала в правое плечо. Пабло вскрикнул от боли и спрятался за фургоном. Из его плеча текла кровь. Он снял с себя футболку и перевязал ею рану. Это заняло несколько секунд. Видимо, в подобных передрягах он бывал не раз. Затем он переложил пистолет в левую руку и осторожно выглянул из-за угла фургона.

Женщина-зомби оторвала зубами кусок плоти от лица Поли, посмотрела на Пирсона и зарычала.

— Ну, давай сюда, мексиканская шлюха! — Пирсон нацелил на нее ружье. Его руки, покрытые темными пятнами, тряслись.

Из-за угла фургона появился Билли с револьвером в руках. Он двигался в сторону отца.

— Не подходи близко, сынок, — сказал Пирсон. — Сначала надо разобраться с этой мексиканской сволочью.

Высоко в небе снова появился вертолет. Он завис над дорогой. На этот раз луч прожектора, видимо, нашарил что-то интересное, потому что ночь пронзил треск пулемета.

Пирсон поднял голову и посмотрел на вертолет.

Росс проник в грузовик. В замке зажигания блестел ключ. Отлично. На водительском сиденье лежал дробовик. Двойная удача. Росс проверил его. Черт! Не заряжен! Он оглядел кабину в поисках патронов.

Пабло обежал фургон и выстрелил в Билли в то же самое время, когда тот выстрелил в него. Билли упал с пулей в голове. Пабло остался стоять. Он направил дымящийся пистолет на Пирсона.

Тело старика сотрясалось от рыданий. Он выронил ружье и опустился на колени, глядя на мертвых сыновей. Прохладный ветерок сорвал с его головы стетсон и покатил по пыльной земле.

В кабине Росс нашел только один патрон. Он лежал на приборной доске под старой газетой. Остальные, должно быть, были в патронташе Пирсона. Росс посмотрел через лобовое стекло. Шатаясь, мертвячка приближалась к Пирсону. Старый южанин ее не замечал. Сидел, склонив голову, и рыдал.

Росс взял патрон и вставил его в дробовик. Щик! Затем передернул цевье дробовика. Клац-клац! Он вылез из грузовика, держа оружие перед собой.

Нежить подняла вверх руки, готовая схватить Пирсона. Росс прицелился и выстрелил. Половину черепа мертвой сеньоры снесло за долю секунды. Тело рухнуло на землю. Теперь точно мертва.

Росс взглянул на Пабло и увидел в его глазах печаль, злость и стыд. Но это смешанное чувство испарилось через короткое мгновение, и в глазах осталась только злость. Пабло прицелился и выстрелил в Пирсона. Затем снова. И еще. И еще. И еще. Пирсон умер уже после первого выстрела, но Пабло продолжал стрелять. Затем он направил пистолет на Росса.

— Нет, Пабло, нет! — Росс поднял руку. — Не стреляй! Дай все объяснить. Это они хотели забрать твой фургон.

Пабло спустил курок. Послышался сухой металлический щелчок. В пистолете не осталось патронов. Гримаса ярости исказила лицо Пабло, и он бросил пистолет в Росса. От удара на подбородке Росса осталась глубокая кровоточащая царапина. Пабло вскрикнул и пошел к Россу, сжав кулаки. Росс передернул затвор дробовика и выбросил отстрелянную гильзу. Пабло остановился. Глаза его пылали яростью.

— Отойди, сынок, — тихо сказал Росс. — Хватит уже крови на сегодня. Возвращайся к своему сыну. Маленький Альберто Карлос ждет тебя.

Вертолет взмыл из-за леса над парковкой и осветил ее лучами прожектора. Росс заслонил ладонью глаза. Пулеметчик открыл огонь, но ни одна пуля не задела ни Росса, ни Пабло. Целью вертолета были не они. И тут Росс понял, что гул, который слышался все это время, был отдаленным стоном сотен живых мертвецов. Может быть, тысяч. Гул приближался. Произошел прорыв! Военные не успели никого предупредить о наступлении инфицированных. Возможно, не хотели поднимать панику — иначе пробки на дорогах были бы неизбежны. В таких случаях эвакуировать людей значительно труднее.

Пабло и Росс посмотрели друг на друга.

— Карен, — сказал Росс.

— Альберто Карлос, — сказал Пабло.

Пабло побежал в сторону мотеля. В панике он совсем забыл про свой фургон.

Росс снял с Пирсона патронташ, забрался в грузовик, завел двигатель и рванул с места. Патронташ и дробовик он положил на пассажирское сиденье рядом с собой.

Росс посмотрел на небо. Оно потемнело, приближались огромные черные тучи. Надвигалась гроза.

Толпы мертвецов наполняли улицы и переулки городка. Люди прятались в своих домах. Вскоре сотни рук будут стучать в их двери, сотни злых глаз будут заглядывать в их окна, сотни острых зубов будут рвать их плоть.

Сверкнула молния. Вскоре за вспышкой последовал удар грома. Начался дождь, и тяжелые капли забарабанили по лобовому стеклу. Росс включил дворники и увидел Элейн, их соседку, бегущую от мотеля в одном халате.

Росс опустил боковое стекло и выглянул наружу.

— С Карен все в порядке, — сказала Элейн, запыхавшись. — Она в мотеле.

— Уходи! — закричал Росс. — Спасайся! Сюда идут мертвяки!

Элейн убежала. Дождь полил сильнее.

Росс остановил грузовик возле мотеля и выпрыгнул. Холодные струи дождя хлестнули по лицу, как плети. Одежда мгновенно промокла. Он перебежал дорогу и ворвался в свой номер.

Пабло был уже там. Держал на руках спящего сына. Карен надевала плащ.

— Нужно уходить! — закричал Росс.

Карен сняла белую простыню с кровати и бросила ее Пабло: «Вот, укутай ребенка».

Росс открыл дверь.

— О нет! — вскрикнула Карен.

Росс проследил за ее взглядом и увидел ходячих мертвецов, один за другим пробирающихся на парковку сквозь дыру в ограждении.

— Идем! — сказал Росс.

Маленький Альберто Карлос спал на руках Пабло. Они завернули его в простыню и вышли наружу. Холодный ветер швырял им в лица жирные дождевые капли и мокрые листья.

Пикап Пирсона пропал. Они побежали к «Краун Вику» в конец парковки. Пабло нес ребенка, Росс и Карен ковыляли за ним, наступая в лужи. Росс сжимал в руке незаряженный дробовик. Через его плечо был перекинут патронташ.

Из-за огромного грузовика «Мак» появился мужчина с рваной раной на щеке и кинулся к ним. Сквозь рану видны были кривые желтоватые зубы. Пабло нырнул в «Краун Вик» и быстро захлопнул дверь. Зомби ударил по крыше машины кулаком. Шум разбудил мальчика, и тот заплакал.

Уоттсы остановились. Они не смели пошевелиться. Холодный и безжалостный дождь бил по лицу. Краешком сознания Росс подумал о том, что ревматизм Карен ухудшится после этого холодного душа.

Мертвец услышал плач ребенка и наклонился, чтобы посмотреть через боковое окно. Затем заколотил по стеклу. Стекло покрылось трещинами, но выдержало.

Росс начал заряжать дробовик. Щик, щик, щик, щик, щик.

Карен закашляла. Мертвец услышал кашель сквозь шум дождя и обернулся. Он смотрел прямо на Уоттсов. Росс дослал в дробовик еще один патрон — щик! — и застыл.

Изо рта зомби вырвался стон, и живой мертвец направился к ним, шлепая по лужам. Его мертвое лицо было совершенно пустым.

Дробовик, который достался Россу в ходе нелегкого боя, был шестизарядным «Моссбергом 500». Он зарядил уже шесть патронов и снял с патронташа еще один, но тот выскользнул у него между пальцев и упал на мокрый асфальт.

Росс торопливо взглянул на зомби. Тот приближался, разбрызгивая воду. Затем со стороны мотеля послышались стоны. Группа из четырех инфицированных была уже на крыльце и барабанила кулаками по двери.

Росс выудил еще один патрон и вставил его в дробовик. Щик! Передернул цевье. Клац-клац! Теперь дробовик был полностью заряжен и смертельно опасен. Полный магазин и еще один патрон в стволе. К бою готов.

Росс направил дробовик на приближающегося мертвеца, который шел к ним как робот, и нажал на спусковой крючок. Голова зомби взорвалась, как гнилая тыква. Ошметки мяса, мозга и костей разлетелись в разные стороны. Тело тяжело упало в воду.

Жестокое оружие, ухмыльнулся Росс.

Трое зомби, стоявших на крыльце, повернули к ним головы.

Росс подошел к машине и попытался открыть дверь со стороны водителя. Она была заперта.

— Открой дверь, Пабло!

Пабло не отвечал. Росс посмотрел сквозь стекло и увидел, что Пабло лихорадочно пытается закоротить провода. Стало понятно, что он никогда это раньше не делал. Видел, наверное, как это делают в кино, и в отчаянии пытался повторить. Малыш внутри салона заливался плачем.

Один зомби сошел с крыльца и двинулся в их сторону.

— Открой дверь, сволочь! — Росс ударил по стеклу ладонью.

Он обошел машину, дергая за дверные ручки. Все двери были заперты.

— Не будь идиотом! — сказала Карен. — Ключ у нас! Впусти нас!

Росс посмотрел назад. Теперь уже вся фантастическая четверка из ада шла к ним. Один в авангарде. Трое в арьергарде.

Росс сдвинул цевье дробовика вперед и назад, чтобы выбросить стреляную гильзу, и вставил свежий патрон. Он отступил на шаг и хотел было выстрелить в заднее левое стекло, но вовремя вспомнил про канистры с топливом, хранящиеся в салоне. Он развернул дробовик и ударил по окну прикладом. Осколки стекла брызнули в салон. Росс еще дважды ударил по торчащим кускам стекла, чтобы их выбить. Запустил руку внутрь и открыл дверь.

В этот момент двигатель взревел, и машина тронулась с места. Росс вовремя среагировал и успел убрать ногу. Еще чуть-чуть, и заднее колесо проехало бы по ней, раздавив ступню в лепешку. Руку он убрать не успел и порезался о стекло. Выронив дробовик, он упал. Карен вскрикнула. Машина стремительно удалялась.

Тварь женского пола в промокших джинсах и грязном оранжевом свитере атаковала первой. Росс встал на ноги так быстро, насколько мог, и ударил тварь в зубы локтем. Потеряв равновесие, он снова повалился навзничь. Карен охнула. Тварь порвала на Россе рубаху и впилась зубами в живот. Он закричал. Дотянулся до дробовика и всадил существу пулю в лоб. Кровь и осколки костей вылетели через затылок, и тварь повалилась на него. Острые сосульки боли пронзили сдавленную грудь. Перед глазами почернело.

Сейчас будет сердечный приступ, подумал он.

Он лежал на мокрой земле, глотая воздух, как рыба, внезапно извлеченная из аквариума. Лил дождь. Кровь Росса пузырилась в ране и становилась розовой.

Карен попыталась столкнуть тело мертвячки. Бесполезно. Слишком тяжелое, а Карен слишком устала. Она едва могла стоять на ногах.

— Ох, Росс! — заплакала она. — Что же мне делать?

Стало совсем темно. Черное небо вспорола серебристая молния. К ним медленно приближалось еще одно существо с голодными глазами. Девочка-подросток. Ее лицо скрывал капюшон худи. Удар грома был оглушительным. Дождевые капли устроили целое наводнение в глазницах Росса, и ему трудно было видеть.

Существо напало на Карен, прежде чем Росс смог выбраться из-под трупа, схватить дробовик и прицелиться. Боль в груди была ужасной. Росс спустил курок дробовика и сделал вентиляционное отверстие в башке зомби. Маленькая зомбячка с плеском упала.

Карен лежала без сознания. Росс с ужасом смотрел на её разорванное горло. Затем перевел взгляд на две шатающиеся фигуры. Выбросил гильзу и отправил в мертвецов по две пули. Стоны и шаркающие шаги прекратились. В дробовике остался один патрон.

Он услышал шум вертолетных лопастей. Вертолет летел в сторону торгового комплекса.

Дождь начал немного успокаиваться. Кроме дождя, единственными звуками были чавкающие шаги, которые надвигались со всех сторон, а также далекий рев вертолета, который время от времени пунктиром перебивали короткие пулеметные очереди.

Росс огляделся в темноте. Патронташа поблизости не было. Он подхватил Карен под мышки и потащил к ближайшей машине. Это был новенький серебристый «БМВ». Росс попробовал открыть багажник. Не заперт. Он выбросил запасное колесо и разный хлам, поднял с асфальта худенькую Карен и, с трудом перевалив через край багажника, положил ее внутрь. Слезы бежали по его щекам, смешиваясь с каплями дождя.

Он знал, что она скоро превратится. Знал, что он сам тоже скоро превратится в жалкое оголодавшее животное, которому не нужно ничего, кроме человеческого мяса. Но с ней это должно случиться быстрее. Ее укусили в шею…

Стоны мертвецов приближались.

Он захлопнул крышку и схватился рукой за грудь. Боль усилилась. Сделав глубокий вдох, он обошел автомобиль и проверил дверь со стороны водителя. Тоже не заперта. Свет в салоне зажегся, и предательски запищал сигнал, словно объявляя всей местной нежити: «Еда — здесь! Еда — здесь!»

Он заполз в машину, сел за руль и захлопнул дверь. Свет погас, и пиликанье прекратилось. Он поспешно запер все двери и окна. Затем расстегнул свою синюю джинсовую рубашку и сморщился от боли. Пятно крови на рубашке напоминало психологический тест Роршаха. Рана была неглубокая, но прогноз был неутешительным — вирус уже в его кровеносной системе.

На пассажирском сиденье лежала сумка для покупок. Внутри нашлась бутылка минеральной воды. Росс взял ее, сломал отрывное кольцо и сделал глоток. Вода была отвратительно теплой. Почти все электростанции в стране были закрыты. Нет электричества — нет работающих холодильных шкафов на заправках. Нет холодильников — нет больше прохладного «Эвиана».

Он прикоснулся к вискам. Внутри головы взрывались фейерверки.

Пабло! Ублюдок!

Росс вынул из кармана куртки упаковку аспирина, вытряхнул на ладонь пять таблеток и запил водой. Постарался успокоиться и отдышаться. Через некоторое время боль в груди отступила. Росс пошарил в сумке и среди продуктов и напитков — о чудо! — нашел ключи от «БМВ».

Дождь все еще лил, и он включил дворники. Снаружи промелькнула тень. Мертвая душа в поисках жертвы. Росс тут же выключил дворники. Стало тихо. Но ненадолго. Шумный гул стонущих мертвецов усиливался.

А потом он услышал приглушенные стуки в багажнике. И скребущие звуки.

Карен…

Он медленно взял дробовик. Нет, он не мог заставить себя выстрелить ей в голову. Он должен был найти более достойный выход. Он должен похоронить ее. Но как мог старый человек на пути в Страну Сердечных Приступов совладать с ходячими мертвецами, окружившими его? У него не будет времени даже подойти к багажнику, не то что открыть его.

Зрение затуманилось. Ему казалось, что он смотрит сквозь объектив «рыбий глаз». Все вокруг было искажено. Он посмотрел на себя в зеркало заднего вида. Его глаза были красными из-за лопнувших капилляров. Инфекция уже поселилась в его организме и неистовствовала. Он медленно превращался в монстра. Знал, что после смерти воскреснет, и сердечные боли больше не будут его волновать. Но также знал, что, воскреснув, больше не будет шерифом Россом Уоттсом. Если бы его укусили за горло или близко к голове, он бы превратился в ходячего мертвеца за четверть часа. Он должен был поспешить, чтобы успеть сделать что-нибудь для Карен. Дождь барабанил по лобовому стеклу. Он включил дворники, включил передние фары и поехал вперед.

Проезд до шоссе блокировала толпа живых мертвецов. Он ударил по газам и начал косить нежить, как газонокосилка — сорную траву. Мертвые тела глухо бились о немецкую сталь и отскакивали, как кегли для боулинга. Кровь забрызгала лобовое стекло, но дворники продолжали делать свое дело, и через нескольких мгновений он вырулил на шоссе.

Было трудно сконцентрироваться, но Росс избегал столкновений с брошенными машинами. Проехав милю, он увидел впереди свой «Краун Вик», одиноко стоявший поперек дороги. Одна из передних фар была разбита. Вторая тускло горела. Росс остановил «БМВ». Вылез. Дробовик наготове. С одним ценным патроном. Подошел к своему старому «Форду». Капот был изрешечен огромными дырами. Пулемет с вертолета. Чудо, что машина не взорвалась — внутри было достаточно запасов горючего, чтобы устроить мгновенную кремацию. Росс открыл дверь и заглянул в салон. Пабло сидел, уткнувшись лбом в рулевое колесо. Сиденье было забрызгано кровью. В голове зияла дыра величиной с грейпфрут.

Росс захлопнул дверь. Его охватила усталость и ужас. Он повернулся к «БМВ» спиной, и тут же услышал тоненький голосок: «Папа?».

Он слышал еще другие слова, но не понимал их, потому что слова были произнесены на испанском языке.

***

Стремительно мчащийся «БМВ» пронзил ночную мглу, как серебряная пуля — шкуру оборотня. Капот машины покрывали глубокие вмятины и пятна крови. Машина остановилась на въезде на Радужный мост.

Дождь прекратился. Сквозь рваные тучи проглянула луна, осветила живописную местность.

Ниагарский водопад, подумал Росс, глядя на великолепное природное зрелище. Одно из лучших мест на Земле, которое необходимо посетить перед смертью.

Росс вышел из машины, держа в руках большой белый сверток. Луч огромного прожектора, установленного на блокпосте, залил его ярким светом. Росс шагнул на мост. Ослепленный, зажмурил глаза.

Через громкоговоритель угрожающе заговорил металлический голос: «СТОЙ! НЕ ПРИБЛИЖАТЬСЯ! ВЫ ВХОДИТЕ НА ЗАПРЕЩЕННУЮ ТЕРРИТОРИЮ! ЭТО — ОСОБАЯ КАРАНТИННАЯ ЗОНА! ВСЕ НАРУШИТЕЛИ БУДУТ РАССТРЕЛЯНЫ!»

Росс продолжал идти.

— ПОВТОРЯЮ: ЭТО — ОСОБАЯ КАРАНТИННАЯ ЗОНА. НЕМЕДЛЕННО ВОЗВРАЩАЙТЕСЬ! ИЛИ МЫ ОТКРОЕМ ОГОНЬ!

Вслед за объявлением последовал одиночный выстрел из винтовки. Предупредительный. Росс остановился и положил сверток на мокрый асфальт. Он поднял руки над головой и отступил назад. Его куртка была застегнута на все пуговицы. Так не было видно кровавых пятен на рубашке.

Навстречу ему вышел солдат в бронежилете и с винтовкой. Солдат был молодой. Из-под шлема строго смотрели раскосые глаза. Кореец или китаец.

Этот застрелит на месте, как бешеную собаку, подумал Росс.

Солдат направил на него оружие и сказал:

— Держи руки над головой и отходи к своей машине. Не оборачивайся!

Росс послушался и шагнул назад.

Солдат приблизился к свертку и развернул его левой рукой в перчатке. Внутри спал маленький мальчик. Солдат пошлепал малыша по щекам и разбудил его. Ребенок застонал. Но это был стон не монстра, жаждущего крови, а маленького голодного, мокрого и испуганного мальчика. Солдат посмотрел на зрачки ребенка, проверил тельце на наличие укусов и царапин. Не нашел ничего подозрительного.

— Его зовут Альберто Карлос Рубио! — закричал Росс, пятясь. — Его отца звали Пабло, а мать — Марией. Это были достойные люди.

Солдат ничего не сказал. Он взял на руки плачущего ребенка и понес его к блокпосту. Другие солдаты держали Росса на прицеле до тех пор, пока тот не дошел до конца моста. Потом Росс развернулся, опустил руки и пошёл, ожидая выстрела в спину.

Когда Росс дошел до «БМВ», его трясло. Совсем скоро он превратится. Он скользнул за руль и тронулся с места.

Объезд занял около четверти часа. Он проехался по берегу реки и заехал на смотровую платформу, где совсем недавно вместе с Карен любовался Водопадом.

Место выглядело заброшенным. Оно и было таковым. Завтра сюда вряд ли кто-либо придет. Из живых. Иллюминация вокруг Водопада исчезла неделю назад после отключения электричества.

Но Водопад был действительно великолепным. Росс осознал это только сейчас. Он нажал на кнопку, и окно с жужжанием опустилось. Он слушал водяной оркестр и смотрел через лобовое стекло, как тонны воды низвергались с грохотом. Подул легкий прохладный ветерок.

Стук в багажнике возобновился. Снова полил дождь.

Дожди всегда напоминали им о том летнем дне, когда они впервые встретились.

Грудь снова сжала нестерпимая боль. Росс закрыл глаза и сидел так несколько секунд. Затем он решительно открыл их. Он нащупал правой ногой педаль газа и утопил ее в пол. Под капотом взревел шестицилиндровый двигатель. Автомобиль рванул и вдребезги разнес барьер.

На секунду Росс Уоттс завис над сверкающей бездной. Эта секунда длилась вечность.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)