Некромантик / Nekromantik

Германия (ФРГ), 1987

Жанр: артхаус, ужасы, драма, притча, триллер

Режиссёр: Йорг Буттгерайт

Сценарий: Йорг Буттгерайт, Франц Роденкирхен

В ролях: Дактари Лоренц, Беатрис Мановски, Коллозео Шульцендорф, Генри Бёк, Клеменс Швендер

Похожие фильмы:

  • «За пределами тьмы» (1979)
  • «Некромантик 2» (1991)
  • «После смерти» (1994)
  • «Некрофил» (2004)

Некромантик 

Есть фильмы, слава о которых, дурная или добрая, идёт впереди них, так что потенциальные зрители уже заранее составляют мнение по их поводу. «Некромантик», дебют в полнометражном кино авангардного режиссёра Йорга Буттгерайта, один из них. Как и многие режиссёры до него, Буттгерайт уже с юности пристрастился к кино, снимая большей частью пародийные короткометражки («Капитан Берлин – спаситель мира», «Рай ужасов») или же сатирические зарисовки («Мой папенька»). Но для своего дебюта постановщик выбрал весьма скандальную тему некрофилии, а действие снабдил шокирующими образами тяги его героев к смерти.

Главный герой Роберт работает в клининговой компании, убирающей места происшествия. По долгу службы он каждый день сталкивается со смертью. Эта работа стала для него настолько привычной и даже любимой, что он притаскивает домой различные «сувениры», а затем складывает в банки. Его девушка Бетти разделяет его нездоровый интерес. Однажды Роберт привозит домой целый труп, полуразложившийся, недавно выловленный его бригадой из болота. Присутствие этого тела в жизни Роберта и Бет позволяет им сполна предаться безумным фантазиям.

Йорг Буттгерайт, делая намеренно провокационное кино (возможно, то был протест в отношении жесткой цензуры или же свойственное всем молодым людям стремление высказаться на волнующие темы), всё-таки не эксплуатирует интерес зрителей ко всему запретному. Некрофильский сюжет – лишь способ донести до аудитории мысль о безумном поклонении современного человека смерти, этой конечной точки нашего бытия. Ничто так не повышает рейтинг телепередач (разумеется, кроме секса), как показ криминальных сюжетов. А уж толпы зевак, праздно смотрящие на труп на улице, давно стали классикой жанра. До сих пор в Риме наибольший интерес среди туристов вызывают фрески, изображающие пытки и казни святых.

Некромантик

Зачарованно смотря на что-то ужасное, человек сам порой не отдаёт себе отчёт, что большую часть информации люди получают через зрение, и то, на что ты смотришь, гораздо сильнее воздействует на тебя, нежели то, о чем ты читаешь. Ведь в литературе идёт как бы процесс сотворчества. Читатель представляет себе описываемые события, пользуясь своим воображением и направляющими подсказками автора. Кино же – наглядное искусство, где процесс сотворчества, диалога между автором и зрителем, не так ярко выражен. Мы как бы видим запечатлённое на плёнку воображение автора и пытаемся понять, что он хотел сказать тем или иным образом. К примеру, интерес Роберта к некрофетишизму вовсе не покажется алогичным, если вспомнить редкие кадры из его воспоминаний. Уверенное разделывание кролика, совершённое, надо думать, его отцом, при помощи параллельного монтажа сопоставляется с неумелым и явно вынужденным вскрытием трупа (Роберт либо учился в медицинском вузе, либо даже какое-то время работал патологоанатомом). А по телевизору психолог вещает о своей чудодейственной методике избавления от страха – буквально подружиться с ним. Контактировать с пауками, если кто-то боится пауков, стараться больше времени находиться во тьме тем, кто страшится отсутствия света. И этот телерепортаж как подсказка нам, зрителям, что Роберт, возможно, также боялся смерти и трупов, но в какой-то момент решил свой страх преодолеть. Вот только на этом благом пути он перешёл некую грань, ориентиры в его сознании сместились, и отныне весь его внутренний мир (а обстановка квартиры хорошо его отражает) – это такая лаборатория, где внутренние органы аккуратно разложены по баночкам. Он уже готов был к третьей стадии безумия – собственно некрофилии, то есть сексуальному интересу к полуразложившемуся телу. Постановщик не зря рапидно снимает сцену сексуально-фетишистских забав полубезумной парочки в присутствии мертвеца. Здесь и некий эксгибиционизм, требующий непременно присутствия зрителя, и страстное желание от «общения» с трупом почувствовать радость жизни, то, что ты ещё можешь ходить, говорить, наслаждаться сексом, в отличие от покойника.

Некромантик

В то же время режиссёр расширяет художественное пространство фильма включением в него второстепенных деталей, как проясняющих сюжет, так и помогающих акцентировать внимание зрителя на послании автора. Например, мы видим, кем был при жизни этот самый труп и как он погиб. После раскрытия его предыстории легко можно поймать себя на мысли, что не случайно Роберт притащил домой именно это тело. Как будто покойный, столь глупо ушедший из жизни, не желает покидать мир живых и, подобно Королю смерти из будущего фильма Буттгерайта, присутствует в жизни странной парочки, подготавливая их к переходу в свой мир. Как будто и к этому мёртвому телу применима фраза девочки из финала «Короля смерти»: «Он заставляет людей переставать хотеть жить».

Впрочем, вспоминается и иное влияние, а именно фильм Пьера Паоло Пазолини «Теорема», где загадочный незнакомец выступает как бы объектом слепой страсти членов буржуазной семьи, разрушая их жизни лишь одним присутствием. Вот и тело как катализатор дальнейшего сползания в бездну. Особенно психическое состояние Роберта усугубилось, когда его выгнали с работы, а Бет ушла, забрав с собой труп. Он стал искать выход обуревавшей его страсти, что и привело к итоговой вакханалии.

Название фильма стопроцентно обманчиво. Оно вводит в заблуждение неподготовленного зрителя, ожидающего патологической исповеди автора в своей нездоровой любви к трупам. Однако труп – лишь образ смерти, самый наглядный, знакомый каждому человеку. Романтическое отношение к смерти, заигрывание с ней таит в себе опасность, ведь может наступить закон долженствования, и Король смерть заберёт чересчур любопытных в своё тёмное царство.

«Некромантик» – безусловно, кино не для всех, пожалуй, справедливо в своё время изъятое из широкого проката. Подобно тому, как роман Гёте «Страдания юного Вертера» привёл к росту самоубийств среди романтических натур, фильм Буттгерайта способен соблазнить определённый тип людей, а многим другим показаться чем-то отвратительным, что ни в коем случае нельзя снимать. Так для кого же оно?

Прежде всего, для тех, кто обладает достаточными знаниями, чтобы за отвратительными сценами увидеть серьёзный подтекст и вполне согласиться с мыслью автора, что мы живём в мире, которым правит смерть. Не все притаскивают трупы из болота и не все раскладывают части тела по банкам. К счастью, не все совершают убийства. Но многие и многие люди так или иначе находятся в её сетях, выкладывая и просматривая в сети видео катастроф, убийств, самоубийств. Другие же восхищаются смертью постановочной, особенно в хоррорах, как бы вместе с экранным маньяком получая садистское удовольствие от страданий другого человека. Третьи любят бродить по кладбищам, говоря, что это место умиротворения, что при виде холмиков в оградках тех, кто уже завершил свой жизненный путь, лучше начинаешь ценить собственную жизнь, учась наслаждаться даже простыми вещами. Четвёртые увлекаются опасными видами спорта, делают селфи везде, где только можно, дабы близостью к смерти подстегнуть адреналин и насладиться вкусом отмерянных им недель, месяцев, лет. Можно продолжать и дальше, но надо ли? Ведь примеров множество, и мы среди них живём. Очень немногие люди способны ценить жизнь без лицезрения обратного примера смерти, подобно детям, радуясь каждому дню. Жизнь конечна, и мы все это знаем. Но вовсе не обязательно преждевременно стремиться в иной мир. В сухом остатке, через множество некрофильских образов, с нами будет только этот постулат.

Некромантик

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх