DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

«Преступление и наказание» как детективный триллер

Достоевский велик.

Достоевский бессмертен, как запальчиво говорил кот Бегемот в свое время.

Достоевский подарил нам топор. В литературно-психологическом смысле, сочинив один из лучших криминальных романов на Руси.

Первая публикация «Преступления и наказания» приходится на 1866 год… Что изменилось в социальной структуре с тех времен? Почти ничего. Другими словами — роман актуален? Да!

Но попробуем разобраться в этом явлении чуть подробней.

Возможно, не будет секретом, что в своем творчестве Фёдор Михайлович многое черпал у Чарльза Диккенса. Или это все же секрет? Во всяком случае, не стало исключением и «Преступление…»: почти распевные мотивы жизни униженного, оскорбленного человека, претерпевающего острую нужду в деньгах, решающегося на отчаянный поступок и совершающего его, неизгладимо пролегают по изгибам текста. Автор где-то в глубине души горемычно плачет вместе с самым сентиментальным читателем, расплачиваясь за содеянное полубезумным студентом Раскольниковым («Родину Романовых расколовшим»)…

Но все ли так просто, спросите вы? Заимствовал что-то у Диккенса, проигрался в пух и прах на рулетке, чтобы в полутьме, холоде и неуюте номера Висбаденской гостиницы начать сочинять первый вариант романа? Конечно же, нет…

Кстати, Достоевский сожжет потом ту первую рукопись «Преступления…», чтобы начать все сначала, в гораздо более новаторской манере, с некоторой оглядкой на хоррор-романтизм (здесь необходимо упомянуть рассказ «Сердце-обличитель» Эдгара Аллана По), но не отступая от заветов классического реализма, насколько это вообще возможно для криминального детектива в декорациях середины XIX века.

Да, именно так… По сути, Достоевский написал чуть ли не первый детективно-психологический триллер в литературной истории. В той или иной степени, все компоненты на месте: рефлексирующий убийца, он же главный герой (Родион Раскольников); маститый сыщик, напавший на след преступника (Порфирий Петрович); ведущая порочный образ жизни, но внутренне невинная красавица (Соня Мармеладова); почти демонический двойник главного героя (Свидригайлов); общая атмосфера и антураж. Само преступление, наконец!

Как же Достоевскому удалась сцена убийства… Шедевр саспенса. Какой там Роберт Блох со своим «Психозом». Фёдор Михайлович уделывает американского коллегу с разрывом почти в сто лет.

Психологизм романа действительно зашкаливает. Сны Раскольникова, его почти что «белая горячка», разговоры со следователем (который словно «знает, что ты знаешь, что он знает»), самоубийство Свидригайлова, скоропостижная смерть Мармеладова и прочие во многом чудовищные моменты. Чудовищные в своей пугающей реалистичности. Такое даже сейчас может произойти (да что там — происходит почти повсеместно) с любым из нас.

Во многом именно по этой причине «Преступление и наказание» смотрится довольно современно. Даже стиль, язык, «дыхание» книги не выглядят архаичными (несмотря на речевые обороты той эпохи): все живое, топографически узнаваемое (пусть и отраженное, чуть измененное, словно во сне), на удивление интересное…

Присутствует в работе великого писателя и некоторый мистицизм, точнее — совпадения с реальными событиями, вполне мистические. К примеру, уже в период первой публикации в журнале «Русский вестник» одно издание, обозревающее происшествия («Московские полицейские ведомости»), сообщило о похожем преступлении, совершенном студентом университета.

А сцена с пьяным Миколой и загубленной лошадью (сон Раскольникова в первых главах книги), вроде бы намекавшая на власть в лице Николая I (Николая Палкина, как его прозвали в народе) и угнетение России, где крепостное право отменили только через шесть лет после его смерти, удивительным образом предсказала крах государства в период правления другого царя — Николая II.

Фёдор Михайлович будто увидел, почувствовал за полвека до революции и Гражданской войны, что будет со страной … Ох, недаром в период пребывания в Омском остроге Раскольникову снятся вещие сны.

Однако в сновидениях Родиона встречаются и более кошмарные моменты:

Но странно: она даже и не шевельнулась от ударов, точно деревянная. Он испугался, нагнулся ближе и стал ее разглядывать; но и она еще ниже нагнула голову. Он пригнулся тогда совсем к полу и заглянул ей снизу в лицо, заглянул и помертвел: старушонка сидела и смеялась, — так и заливалась тихим, неслышным смехом, из всех сил крепясь, чтоб он ее не услышал. Вдруг ему показалось, что дверь из спальни чуть-чуть приотворилась и что там тоже как будто засмеялись и шепчутся».

Стоит заметить, что роман практически не дает заскучать: он полон неожиданных поворотов, внезапных «сцен-концовок», заставляющих чуть ли не лихорадочно переживать за героев в последующей главе повествования.

Что до концовки — она спокойна (все самое страшное в судьбе Раскольникова уже произошло, как бы говорит нам автор). Родиона и сопровождающую его в сибирской жизни Соню ожидает постепенное, почти размеренное перерождение. Обретение Бога внутри себя…

Вот примерно таков великий роман под призмой психологического триллера и детектива. Конечно же, он многогранен и в чем-то даже ослепителен. Почти как солнце: в одном случае иссушающее, в другом — дарующее новую жизнь.

Мрачное солнце мировой литературы.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)