ПОЛУНОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Самая страшная книга 2018 (антология)

Составитель: таргет-группа читателей

Жанр: ужасы

Издательство: АСТ

Серия: Самая страшная книга

Год издания: 2017

Похожие произведения:

Пять утра. Я закрываю книгу и сижу в тишине. Солнце не встало, поэтому утренние вороны еще не огласили город карканьем. С опаской оглядываюсь по сторонам, останавливаю взгляд на углах. В тени поводит головой безглазая Марьяна. За окном над крышами девятиэтажек мелькают очертания исполинских рогов. Дикий ужас охватывает меня при виде обычных водопроводных труб. Нет, Гойя был не прав, чудовищ порождает не сон разума, а сами чудовища, населяющие темные уголки нашего подсознания.

 

В качестве вступления

Первое, что бросается в глаза, это качество, как справедливо заметил один из авторов, Алан Кранк, сборник не уступает мировым бестселлерам.

Второе. Объем. Организаторы отбора повысили допустимые размеры текста до 70к символов, а это 1.75 авторского листа, поэтому сама книга куда увесистей предыдущих.

Третье, о чем уже ведутся споры третий год, это обилие исторической прозы (определим ее, как прозу, события которой привязаны к конкретным историческим датам, или период до новейшего времени, с допустимой погрешностью определяемый из контекста). Доля исторических рассказов неуклонно растет со сборника 2015.

Это не плохо и не хорошо, это то, что нужно читателям, и откуда черпают вдохновение писатели. А ведь история одной только шестой части суши — тема очень обширная, и покрыть ее не сможет ни одна серия за десять и даже за двадцать лет.

Стоит отметить, события трех рассказов происходят в эпоху гражданской войны, также как и в сборнике прошлого года. Даром, что недавно отпраздновали столетие Октябрьской революции. Видимо, глубоко запала авторам тема Гражданской войны, а ведь это прообраз внутреннего конфликта, только вынесенный вовне.

Также это первая книга серии, где есть рассказ в жанре темного фэнтези. О нем ниже.

Не будем делать подробный разбор каждого произведения, это уже сделали читатели таргет-группы, Александр Подольский на фантлабе скрупулезно разобрал рассказы, и много еще будет написано восторженного и критического.

Дадим лучше слово самим писателям.

 

Анатолий Уманский. Гран-Гиньоль

Теги: Исторический, Уникальный монстр, Гражданская война

Историческая справка: Гран-Гиньоль — парижский театр ужасов (1897-1963), один из родоначальников и первопроходцев жанра хоррор.

В провинциальный российский городок приезжает знаменитый французский цирк Гран-Гиньоль. Пусть даже и ненастоящий. Представление с участием мадемуазель Безымянной дают каждый день, и город погружается в безумие.

Рецепт успешного рассказа, зарекомендовавший себя уже не первый отбор: две сюжетные ветки, как минимум одна историческая и приходится на начало двадцатого века, щепотка эротизма и секретный ингредиент.

Среди двух сюжетов, первый, где происходят все события, вполне может сойти за самостоятельное произведение. Эта ветка куда более напряженная и насыщенная. Но второй завершает произведение, придает ему законченный вид.

Произведение крепкое, с самого начала берущее за горло и не отпускающее до последнего момента. Отличное открытие сборника.

(Анатолий о рассказе) ...после «Америки», конечно, было больше уверенности в себе, к тому же я снова рассчитывал выехать на незаезженной теме; в прошлый раз это была Русско-индейская война, сейчас — театр Гран-Гиньоль. Отзывы тоже внушали оптимизм, хотя я отдавал себе отчет, что реальная картина голосования может сильно отличаться от видимой... Но первое место все же стало приятным сюрпризом.

Огромное влияние на рассказ, конечно, оказали романы «Кол» и «Странствующий цирк вампиров» моего любимого автора Ричарда Лаймона, но самой идеей я обязан независимому режиссеру Кевину Дж. Линденмуту и его своеобразной картине «Addicted to Murder», которая неисповедимыми путями добралась до нашего видеорынка в конце 90-х под диким названием «Лесные вампиры-3». По сюжету прекрасная вампирка сожительствовала с юным психопатом и, удовлетворяя его тягу к насилию, позволяла ему жестоко убивать себя, раз за разом воскресая вновь; когда она покинула его, вошедший во вкус маньяк вынужден был взяться за живых людей... Мало того, что сам сюжет поразил мое детское воображение своей болезненностью, еще и аннотация на обложке кассеты была изложена эдаким лихорадочно-шизофреническим слогом. Словом, этот фильм, который, кстати, целиком я так никогда и не посмотрел (подобное андеграундное кино сильно на любителя) крепко отложился у меня в памяти, чтобы всплыть много лет спустя, когда я впервые прочел о парижском театре ужасов. В какой-то момент обе эти идеи соединились...

 

Ольга Рэйн. Ю

Теги: ЧД 2016, Маньяк, Призрак, Мелодрама

Союз еще не распался. В небольшом городке пропадают дети.

Один из немногих рассказов в сборнике, который не имеет однозначного фантастического допущения. Призрак тут есть, но он выступает скорее порождением разума самого героя. Он не угнетает, как, казалось бы, положено призраку, а ведет протагониста по жизни.

Ю — это история дружбы и любви, растянувшаяся на годы, а маньяк… ну маньяк, куда без него. Не хоррор, но добротный триллер с элементами мелодрамы.

(Ольга о рассказе) В «Ю» довольно много личного — моего детства в Приморско-Ахтарске, моих друзей, моих родителей. Я хотела сделать «Ю» повестью о потере, одиночестве и симулякрах, которые люди себе создают, чтобы от боли спрятаться, и рассказ «Ю» — лишь первая часть этой истории. Но она пока недописана и даже недодумана.

 

Ольга Рэйн. Девушка и остров

Теги: Маньяк, Призрак

Пара приезжает на отдаленный остров в Финском заливе, едва заселившись в туристическом домике, молодой человек трагически погибает. Девушка остается одна и сталкивается с местными обитателями.

Рассказ, собранный из тех же ингредиентов, что и «Ю»: призрак, маньяк, в центре сюжета — девушка, но история тут совсем другая.

Интересно, что на отборе рассказ проходил как «О — остров». Еще одна деталь — использование сокращений, которое роднит произведение со своим старшим братом «Ю».

Получилось интригующе, немного забавно, отрываться не хочется до финальных строк.

(Ольга о творчестве) Идеи рассказов особенно ниоткуда, просто много всего всегда вертится в голове, крутится, наматывается, иногда принимает какие-то определенные формы, и тогда я цепляюсь, вытаскиваю, разматываю и пишу рассказ.

 

Алексей Искров. За звездным океаном

Теги: Уникальный монстр

Престарелая пара живет на отшибе деревни, родная дочь их ненавидит, соседи чураются, но в подвале у них есть нечто, готовое разделить их любовь.

На фоне лихо закрученных соседей рассказ смотрится достаточно незатейливо, но он выезжает на деталях и неожиданной развязке.

Может быть, местами «камера» плавает то над одним персонажем, то над другим, но куда уж без этого. Для Алексея Искрова — это дебют в ССК, и дебют хороший.

(Алексей о рассказе) Раньше писал исключительно в стол. Вышел в «свет» лишь тогда, когда стало получаться что-то вразумительное. Идея пришла после поездки в деревню и знакомства с супружеской четой, которые живут фактически изгоями. Несмотря на то, что переехали из города много лет назад, они так и остались для всех чужаками.

 

Дмитрий Костюкевич. Дрожь

Теги: Исторический, Уникальный монстр

Двадцать шестого апреля шестьдесят шестого года в Ташкенте произошло землетрясение. На восстановление города съехался весь Союз.

Четыре персонажа, четыре судьбы, которые из-за катастрофы оказались в разрушенном городе. У каждого своя маленькая история и взгляд на происходящее. У каждого своя дрожь. Это может быть дрожь от страха или от победы над ним, дрожь любовного томления, или от грез о таинственном незнакомце. А может быть дрожь земли, из-под которой ползут неведомые твари.

И неважно, может быть, хоррор-составляющей тут немного, но получился здоровский рассказ о юности, влюбленности и приключениях.

(Дмитрий о рассказе) То ли информация нашла меня, то ли я информацию. Так или иначе, у меня в руках оказались воспоминания очевидцев ташкентского землетрясения — не только декорации, но и чувства, и аромат плова, и вездесущая пыль... а еще — объяснение появления монстра.

 

Богдан Гонтарь. Висельник и ведьма (Двудушница)

Теги: ЧД 2016, Фэнтези, Ведьма

Ивар с говорящим прозвищем Висельник входит в селение, где побывала ведьма, поднявшаяся из могилы, и должен Ивар от нее избавиться.

Темное фэнтези — явление не столь частое в хоррор-сообществе, может читатели уже наелись от жанра, коим завалены книжные прилавки, и найти что-то приличное очень сложно. А может и сами авторы не видят смысла черпать вдохновение в вымышленных мирах, ведь хоррор — это направление очень и очень реалистичное, тут недостаточно фаерболами потрясти. Нет-нет, да и появляется яркая звездочка на небосклоне: победивший на ЧД «Костяной» — первое тому подтверждение, а второе — «Двудушница». Тут все как и должно быть: атмосфера, малопривлекательные персонажи и депрессивная концовка.

(Богдан о рассказе) Идея возникла спонтанно, и развивал я ее, отталкиваясь не от образа кого-либо из героев или от фантдопа, конкретно в этом рассказе основой был антураж, окружение. Долго хотел написать рассказ, в котором передавался бы колорит моего края — нехоженые леса, сопки, холодное море рядом. И для этой идеи отлично подходил формат дарк-фэнтези. Ну, и сам жанр дарк-фэнтези вполне соответствовал технической задаче, которую я себе обычно ставлю при написании рассказа — создать противоречивого главного героя, который определенно не будет положительным, но вызовет сопереживание у читателя.

(О вселенной) Вселенная у рассказа есть, я бы даже сказал — вполне продуманная. Кроме «Двудушницы» я в ней ничего больше не писал, пока только планирую. Потихоньку набрасываю сюжет и прорабатываю мир. Считаю, даже к фэнтези нужен серьезный подход, чтобы на выходе не получить эклектичную мешанину из взятых за основу эпох и культур. Требуется единство и целостность вселенной, все должно быть логично и объяснимо, так что пока ведутся подготовительные работы.

 

Юрий Лантан. Вечная мерзлота

Теги: Этнический, Упыри

Группа медиков находится на Ямале для оказания медицинской помощи, лечит «гастрит и геморрой», но что-то хищное уже подбирается к ним.

Это произведение получает бонус кумовства лично от меня, так как мой дебютный рассказ в ССК тоже был о враче на окраине России.

Несмотря на немудреный сюжет и ожидаемую развязку, читать интересно. В произведении есть отсылка к северной мифологии. Также в наличии четыре разных персонажа: «Айболит» Фокин, обаятельный и мужественный хирург Гаврилов, гинеколог Зорина с «аппетитными изгибами» и опытная медсестра Галина Ивановна. С такой компанией можно роман накрутить, но вышло, что вышло, а вышло хорошо.

(Юрий о рассказе) У меня давно была задумка написать историю о врачах, которые столкнулись с чем-то потусторонним на Крайнем Севере. Но дальше этого наброска сюжет не двигался, пока я не узнал о том, что таяние вечной мерзлоты на Ямале стало причиной высвобождения спор сибирской язвы из скотомогильников. И я подумал: а что, если из ледяного плена вырвется нечто еще более жуткое? Сюжет окончательно оформился, когда я добавил к нему мифы коренных народов Севера. Мне нравится, что рассказ получился напряженным: события без лишних прелюдий набирают обороты, и вот главные герои уже вынуждены отбиваться от неведомого врага. Я не очень люблю, когда текст вязнет в чрезмерных деталях, поэтому старался писать емко и лаконично, но, возможно, из-за этого пришлось местами пожертвовать атмосферой, на что посетовали некоторые читатели. Еще я сомневался, стоит ли оставлять нарочито открытый конец, но, к моему удивлению, особых нареканий он не вызвал.

 

Алан Кранк. Лазарь

Теги: Демон

В молодой семье умирает от лейкоза ребенок, клиники отказывают в лечении, и, когда уже кажется, что положение безвыходное, приходит положительный ответ.

Это история человеческой трагедии, история о том, как рушится семья, жизнь, и, когда ты думаешь, что вот закончилась черная полоса, а теперь все будет как прежде, падаешь в новую невообразимо глубокую бездну. И как прежде уже не будет.

Демон так и не показывает своего лица, он проявляется голосом, поступками, но читатель и не ждет визуализации, ведь страшен монстр тот, что не кажет лика своего.

(Алан о рассказе) Однажды, десять лет назад, я был на похоронах покончившей с собой соседки (выпрыгнула из окна двенадцатого этажа). Когда убитый горем муж склонился над могилой, чтобы бросить последнюю горсть земли, у него из кармана выпали два предмета. Детская соска и пакет с крысиным ядом «Клерат». Вот так-то.

М-да.

А если серьезно, то идея «Лазаря», как и любая другая идея, — это варево из смешанных в голове образов внешнего мира (личный опыт, книги, фильмы и т.д. и т.п.) Разобрать где, что, и откуда — довольно сложно. Да и нужно ли? Если получилось вкусно — кушайте на здоровье.

(О ССК) Я прочел весь сборник. Кстати, ему предшествовал тоже сборник рассказов «Все новые сказки» под редакцией Нила Геймана. И, надо сказать, что «Самая страшная книга 2018» на фоне своего именитого иностранного собрата выглядит вполне достойно.

 

Лариса Львова. Большая и маленькая

Теги: ЧД 2016, Исторический, Нечисть, Призрак

В каретном сарае две Зойки — большая и маленькая — ждут, пока хозяйка родит.

На «Чертовой дюжине» это был один из самых обсуждаемых рассказов. И что тому стало причиной? Вкусный язык, фокал, умело перемещаемый с одного персонажа на другого, социальный подтекст, необычный «монстр». Весь рассказ — это сплошной гротеск в исторических декорациях.

Единственный минус — это неоднозначность концовки. Что произошло с «главной героиней»? Остается только гадать по косвенным фактам.

Хотелось бы сказать, побольше таких рассказов, но нет, тогда будет потеряна уникальность. Так что, лучше один, но хороший.

(Лариса о рассказе) Чистая казуистика. Попросили включиться в кампанию по борьбе с абортами. Подошла к делу основательно, прочла материал по истории «проблемы». Одновременно узнала о том, что вот-вот закончится прием текстов на ЧД. Так и возник ужастик.

 

Ксения Кошникова. Зверинец

Теги: Триллер, Призрак

Юный Антон поступает в новую школу, где ученики отказываются признавать его своим. Он терпит издевательства, но даже среди врагов находит приятеля. Одноклассники приглашают его на выпускную вечеринку, интрига закручивается, и на каждой странице ожидаешь, что вот-вот сейчас случится оно самое, но... рассказ неожиданно заканчивается, оставляя читателя с вопросом: «А был ли призрак?»

Написано бодро и интересно, но вот неоднозначная концовка и недостаток саспенса портят впечатления от в целом неплохого рассказа.

(Ксения о рассказе) Я написала для отбора три рассказа, «Зверинец», на мой вкус, был самым сомнительным, поэтому его попадание в сборник стало неожиданностью.

Я принадлежу к тем, кто пишет по методу «ручки и чашки» — так это очень удачно назвал Стивен Кинг. И я не могу описать процесс лучше, чем он. В какой-то момент в голову просто приходит фрагмент истории — чашка, а ручку — то есть продолжение, приходится ждать. Иногда очень долго, а иногда события раскручиваются в момент, и я сразу понимаю, как все было, а иногда история стопорится на месяцы, а то и годы.

Я пробовала двигаться от идеи, придумывать что-то, так сказать, наращивать мясо на костяк сюжета, но ничего не получалось. Поэтому все мои истории танцуют от одного фрагмента, одной сцены, подслушанной фразы, увиденного краем глаза кадра, случайного поста в Инстаграме, в конце концов...

Вряд ли работу над «Зверинцем» можно считать законченной. Я писала его быстро, поскольку имею пагубную склонность делать все в последний момент. Другой вопрос, как скоро я к нему вернусь, чтобы довести до ума, но, надеюсь это сделать, потому что идея мне нравится, а после того, как он неожиданно попал в ССК, я ощущаю по отношению к нему какие-то особые обязательства.

 

Иван Белов. Рядом с тобой

Теги: Гражданская война, Исторический, Каннибализм

Еще один рассказ без однозначного фантастического допущения. События развиваются в двух периодах: гражданской войны и накануне отечественной. Герои тут разные, и поначалу кажется, что это две несвязанные истории, и объединяет их... а вот что их объединяет, пусть откроет для себя читатель.

В центре событий голод, поразивший страну в конце гражданской войны. Автор проделал большую работу, чтобы восстановить атмосферу и ощущение того времени. Люди, обезумевшие от истощения, изуродованные тела в оврагах, пустые сгоревшие деревни, и среди всего этого бредут сын с матерью. Почитайте рассказ, полистайте фотографии и хроники тех событий — вы не останетесь равнодушными.

(Иван о рассказе) Идея «Рядом с тобой» возникла под впечатлением от деятельности Самарского ЧОН в период голода 1921-22 годов и рассказов очевидцев событий. Мертвые деревни, распухшие дети, каннибалы, ощущение кромешного ужаса и безнадежности. И весь этот кошмар не где-то далеко, а по соседству или прямо у тебя дома. Помню первый образ, появившийся в голове: по выжженной солнцем степи бредут женщина и маленький мальчик, а на обочине сидит орел-могильник и выклевывает трупу глаза.

Работа над рассказом заняла около трех недель и далась достаточно тяжело, особенно с эмоциональной точки зрения. Одно дело описывать выдуманного монстра с клювом и щупальцами, и совсем другое погружаться в ужас реальных событий. Много времени потратил на поиск документов той эпохи и материалов по старому Пучежу, ныне затопленному водами Горьковского водохранилища.

 

Владимир Кузнецов. Колокол (Горе дому сему)

Теги: Этнический, Исторический

В казачий острог прибывает отряд стрельцов, чтобы забрать четырех ссыльных: Матвея, Марка, Иоана и Луку, а также ключницу Марфу. Казалось бы, простая задача, но нет: четверо искалеченных убежали на север, таща на себе набатный колокол.

Сюжет обращается к легенде, по которой набатный колокол в Угличе известил жителей о смерти царевича Дмитрия, за что был лишен уха, языка и сослан в Сибирь. По той же легенде ссыльные тащили его на себе всю дорогу.

Владимира Кузнецова я бы назвал автором интеллектуальной литературы. На первый взгляд, перед нами добротный хоррор-рассказ (возможно, один из самых сильных в сборнике), но стоит копнуть глубже, проследить за ассоциациями к Новому Завету и Лавкрафту, и открывается иной, лежащий под поверхностью, смысл.

А пока Атаман Замятня и полусотенный Скрябин спорят о «легитимности» царя, над ними и над всем государством нависает куда более страшная катастрофа.

(Владимир о рассказе) ...идея у рассказа не одна. Их несколько, на сюжетном и мета-сюжетном уровне. То, что сверху: мне не от одного критика уже влетело за лавкрафтианский миф, который воспринялся, как несочетаемый с историческим фоном рассказа. Между тем, идея такого сплетения и была одной из предтеч рассказа. Она вплетается в ткань повествования намного глубже и раньше, чем в тексте появляется «предмет претензий», она прямо завязана с историографией рассказа и его мистикой. Нельзя просто так взять и «заменить его, нашим, славянским». Ни в мифологии, ни в литературе феномена, подобного Лавкрафтианскому — нет. Он сам по себе многослоен и обладает достаточной глубиной, чтобы составить мощную суб-сюжетную подложку, не требующую подробного расписывания. Так, болтавшаяся у меня на подкорке абстрактная концепция Slavic Mythos в «Колоколе» вылилась в конкретное творческое решение, увязывающее сюжет с метасюжетом и одновременно, являющееся ключом к дешифровке кода рассказа.

Но вам это нужно, только если вы шифропсих от литературы. Если нет — забейте и просто читайте рассказ. Он и сам по себе ничего, без всей этой чепухи.

Какие-то базовые идеи, на абстрактном уровне, я давно вынашивал, работать с историческим материалом этого отрезка приходилось и раньше, так что в итоге надо было просто практически реализовать задуманное, придать ему конкретную форму. Превратить в рассказ. Идеи были целиком абстрактные, потому я написал несколько вариантов сюжета, выбрав в итоге тот, который лучше всего эти идеи воплощал, поработал с конкретными материалами для него… работа над самим текстом была уже больше техническим вопросом.

 

Александр Матюхин. Папа придет

Теги: Зомби

Бывшего детдомовца Пашку в канун Нового года пытают черные риэлторы, а он ждет папу, который приходит каждый год.

После тяжелых атмосферных исторических произведений, это вышло очень задорно, незатейливо и немного грустно.

(Александр о рассказе) Хотел написать новогодний ужастик с классическим монстром-зомби. Никогда такого не писал, поэтому было интересно посмотреть, что получится. Рассказ почти год лежал в загашнике, потом был оттуда вынут, причесан и отправлен на отбор. Честно говоря, я не возлагал на него больших надежд, но людям неожиданно понравилось.

 

Кирилл Малеев. Яг морт

Теги: Исторический, Гражданская война, Этнический, Колдун

Туган идет через тайгу к колдуну Шудегу, потому что Шудег единственный, кто может избавить вашкинцов от большаков.

Снова окраина России и снова большевики, на этот раз карательный отряд. Рассказ очень близок по духу «Вечной мерзлоте» Ю. Лантана, и из-за этого немного смазывается впечатление.

Описание тайги заходит на ура, и, что важно, тут у героя есть мощный внутренний конфликт (чего, кстати, нет в Мерзлоте), который, к сожалению, так и остается неразрешенным.

Есть небольшой (лично для меня) минус. На первых страницах герой говорит «...Вести о нем дошли и до вологодского воеводы, правившего зырянами от имени далекого русского царя...». Ок, видимо, средние века или новое время. Но встречаются слова «ружье», «ЧОН», «продотряд», и начинаешь пролистывать назад, чтобы посмотреть, а точно там было про царя? В остальном рассказ читается споро и оставляет приятное послевкусие.

(Кирилл о рассказе) Когда начинался отбор в ССК-2018, я решил попробовать написать рассказ на мифологическую тему, причем выбор пал именно на финно-угорскую мифологию. Причина не столько в личных предпочтениях, сколько в том, что столь обширный культурный пласт остался практически не затронутым отечественными авторами. В процессе поиска подходящего монстра я наткнулся на легенду о Яг Морте, и сразу решил, что это именно то, что нужно для хоррор-рассказа. Кроме того, мне показалось, что имя Яг Морт для русского уха звучит круто и зло, хотя переводится просто как «лесной человек». Временной период рассказа выбран из-за попавшейся мне на глаза статьи о Гражданской войне на Севере.

Мне кажется, рассказ получился достаточно атмосферным в плане описания глухой зимней тайги — именно такого эффекта я и добивался.

 

Вадим Громов. Большая игра

Теги: Боди-хоррор

Из суровой северной тайги возвращаемся в сытые городские условия. Захар Ломцов любит лотереи. Насколько далеко его может завести любовь к этому невинному, на первый взгляд, развлечению? Это второй бодрый и ненавязчивый рассказ в сборнике, наравне с «Папой» А. Матюхина. Для меня Вадим Громов - это автор яркого «городского» хоррора. Тут нет морали, мета-сюжетного слоя и внутреннего конфликта героя. Хотя, смотря что считать внутренним конфликтом. Все метаморфозы главного героя отлично визуализируются, прям бери и снимай на камеру, красочно и в деталях. Только открытая концовка не до конца объясняет происходящее, а очень жаль. Может, будет продолжение?

(Вадим о рассказе) Идея рассказа была навеяна желанием поучаствовать в конкурсе боди-хоррора "Эмбрион" (площадка «Квазар»), но в итоге все вышло иначе: и, наверное, это к лучшему, нет?

Возникла она... в душе. Кстати, там меня частенько посещают неплохие идеи.

 

Дмитрий Тихонов. Корабль живых

Теги: Исторический, Сектанты

Павел Гаев вместе с зятем отправляется на поиски сестры, которая из-за свинского отношения мужа прибилась к сектантам. Сюжет неторопливо подкидывает новые локации: гостиница, Тверь, роща, деревня; перемежается с экскурсами в прошлое героев, течет, обволакивает туманом. И в какой-то момент ты понимаешь, что это сон, в котором белокрылые силуэты затягивают тонкими голосами призрачную песню. И ты знаешь, чем это закончится, но все равно читаешь, преодолевая отвращение к подробностям.

(Дмитрий о рассказе) Меня всегда интересовали «другие» люди, те, которые воспринимают мир иначе даже в самых основополагающих, базисных вещах. Сектанты в этом плане — идеальный выбор, а уж русские сектанты конца XIX века — одна из моих любимых тем. Она огромна и бездонна: огромное количество течений, мировоззрений, идей, жизненных укладов — и все это мрачно, по-русски угрюмо, при свете лучины, под волчий вой, разносящийся над бескрайними серыми полями. Хоррор в чистом виде, без примесей.

Рассказ получился именно таким, как задумывался: неспешным, болезненным, с объемной экспозицией и малосимпатичными персонажами.

 

Оксана Ветловская. Закон равноценного обмена

Теги: Исторический, Уникальный монстр

Разгар Второй мировой. Гавриил Волгин, благодаря медицинскому образованию и хорошему немецкому, на правах врача помогает узникам в немецком лагере. Его положение позволяет спасать жизни и даже находить общий язык с руководством. Только почему фашисты опасаются выходить ночью на территорию? Черт возьми, какой же крутой рассказ. Волгин постоянно в напряжении, он находится меж двух огней, выбирает между жизнью и смертью своих подопечных, немецкого солдата, поляка-мятежника, медсестры. И ты следуешь за ним, как по лезвию ножа, каждый неверный шаг может привести к падению в черную безликую массу, что колышется в подземном колодце. Закончив, ты выдыхаешь, но все-равно в глубине души, так же как и у главного героя, у тебя остаются воспоминания о пережитом.

(Оксана о рассказе) Мне очень интересны различные «всеобщие теории всего», гипотезы, откуда взялся весь наш мир, начиная от атомов и заканчивая Вселенной, и законы, по которым все это развивается, — причем как строго научные вещи, так и различные паранаучные, оккультные и философские учения. Апейрон — понятие из древнегреческой философии, обозначающее некое первовещество, из которого возникло все сущее. Меня завораживают те качества, которые приписываются апейрону — беспредельность, неопределенность, непознаваемость. От всего этого веет утробной хтонической жутью. Когда я придумывала сюжет для рассказа на конкурс ССК и уже знала, что главным героем будет медик, то в какой-то момент увидела в воображении такую картину: врач скармливал бесконечной плотоядной тьме своих умерших пациентов, чтобы спасти живых. Жуткое ощущение от этой картины напомнило мне то, что я чувствовала, когда читала про апейрон, и так родилась идея.

События «Закона равноценного обмена» происходят в той же вселенной, что и события романа, который я предпочитаю называть «Каменное зеркало». Издательское название сильно дезориентирует. Ведь роман — мистический исторический триллер, а не фэнтези. И кстати, в романе вскользь упоминается апейрон и нацистские эксперименты с ним.

Я давно мечтала написать жуткий триллер про врача. Останавливало то, что у меня нет медицинского образования. А тут я решила, что рассказ — это же не роман, почему бы не попробовать. И вот пока мое давнее намерение реализовалось в виде хоррор-рассказа. Пришлось читать много специальной литературы, разумеется. Мне нравится то, что я сумела перешагнуть через боязнь «слишком сложной» темы.

 

Александр Матюхин, Александр Подольский. Голос труб

Теги: Уникальный монстр

Четверо дезертиров находят убежище в заброшенной котельной, шаг за шагом они раскрывают тайну этого места и ее хозяина — Николаича. Такой же, как и трубы, сюжет ветвится и переплетается, объединяя три разные истории в одну. Заброшки, то есть оставленные города или отдельные, как правило, индустриальные здания, это неисчерпаемый источник для хоррора. Тут же сама заброшка стала потусторонним монстром, который умеет не только жрать, но и находить общий язык с людьми для достижения своих целей. Творческий тандем двух хороших авторов породил нечто новое на литературном просторе.

(Александр П. о работе в соавторстве) Перед отбором в новую ССК Александр Матюхин предложил ради эксперимента написать что-нибудь в соавторстве. Ни он, ни я подобного опыта не имели, поэтому и решили попробовать. В итоге, кажется, удалось неплохо сработаться. Сочинять на пару — это не легче и не труднее, чем в одиночку. Это просто по-другому. Можно сказать, отдельный вид творчества. А совместные работы еще обязательно будут.

Пожалуй, главная в нашем случае проблема — время. Слишком много мы убили на согласования, переделки, редактуру и прочие скучные вещи. Когда ты сам контролируешь весь текст, каждое слово — это одно, когда вдвоем — совсем другое. Иногда даже элементарно в файлах можно запутаться. В общем, про семь нянек и одноглазого ребенка не просто так говорят.

(Александр М. о работе в соавторстве) Очень душевно получилось. Первый опыт, как поход по минному полю наугад. Непонятно, как работать вместе, как сочинять, как обсуждать, но от этого есть определенный кайф. Работалось не легче и не проще, но интересно. Плюс — как отдельный скилл — работа двух человек над одним текстом существенно расширяет горизонт восприятия этого самого текста со стороны. Совместные работы обязательно будут, ибо первый опыт вышел позитивным.

Это был первый опыт для нас, поэтому главная трудность была — как вообще писать вместе? Банальное «притирались», «списывались», «искали общий стиль». У нас слегка разные подходы к работе с текстом, поэтому в некоторых моментах банально не понимали, что мы друг от друга хотим. Но прямо особо сложностей не было. Так, рабочий процесс.

(Александр П. об идее рассказа) Это к соавтору вопрос, завязку он придумал.

(Александр М. об идее рассказа) Это скорее была компиляция идей. Много лет назад я подрабатывал дежурством в котельной и уже тогда меня слегка пугало переплетение труб, гигантские окна, постоянный гул, бульканье, вот это вот все. Я давно хотел воплотить этот страх на бумаге. Потом возникла идея написать про городок на севере, дань уважения месту, в котором я провел юность. Ну а идея про дезертиров, попавших в переплет, родилась лет пятнадцать назад, когда я сам служил. И вот как-то раз все эти идеи сложились вместе. Тут удачно подвернулся отбор в ССК и желание попробовать свои силы в соавторстве. В общем, совпало.

 

Максим Кабир. Грех

Теги: Исторический, Нуар, Детектив, Вампиры

Адам Кержин, следователь сыскной полиции и большой любитель женщин, берется за дело убийцы, которого прозвали кровососом. Вот такая простенькая завязка ведет нас по узким питерским улочкам в трущобы, от одного сомнительного персонажа к другому, приоткрывая страшную тайну того, кто скрывается под маской убийцы.

Язык произведения очень лаконичный, возможно, тут сказалось влияние паблика, который ведет Максим — «Короткие летние ночи кошмаров», или сам паблик — логичное продолжение рубленного точного слова. Кто теперь уже разберет?

Прочитав рассказ, читатель сам сделает вывод, к кому апеллирует название: к кровососу; тем, кого он преследует, или может к самому агенту сыска — Адаму Кержину.

Рассказ цвета спелой черники, цвета неба, отраженного в Фонтанке.

(Максим о рассказе) Как говорила Анна Андреевна: «Когда б вы знали, из какого сора». Кажется, я просто хотел написать нуар в локациях 19 века. Плюс вампиры. Вампиры и Питер — это же весело.

Мне точно нравится сцена в роддоме, она страшная и выпуклая. А про остальное пусть скажет читатель.

 

… в заключении

Рассказы в первых сборниках были совершенно разного качества и направленности. Теперь серия выкристаллизовалась: читатели знают, чего хотят и чего ждать. Ведь кристалл — очень прочная структура. Будет ли в следующих сборниках больше исторической прозы, или они начнут пополняться темным фэнтези, а, может быть, мы увидим что-то совершенно новое в жанре? К чему гадать! Ведь столько идей и тем еще только ждут, пока их откроют и дадут им распуститься.

Надеюсь, эта история получит продолжение.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх