ГОЛЕМ

90-е годы прошлого века стали лихими не только в бытовом и политическом плане. Именно тогда из массы серых личинок, объединенных общим названием «русский рок», стали мало-помалу рождаться самобытные коллективы, многие из которых до сих пор определяют лицо отечественной тяжелой сцены. Однако были там и проекты, ставшие кратковременными яркими вспышками на музыкальном горизонте, но теперь их названия помнят разве что олдфаги. Сегодня мы попытаемся приподнять завесу над тремя самобытными коллективами, имеющими самое прямое отношение к феномену «русского панка», чья творческая деятельность пришлась на конец 90-х – начало 2000-х.

 

Сучий лесок

 

Начало девяностых годов стало настоящей встряской для российского социума. Посудите сами: страшная нищета на фоне политических дрязг и болезненной смены государствообразующей идеологии, разумеется, все это не могло не найти отражение в творчестве. Именно в это время опьяненная свободой молодежь в массовом порядке брала в руки гитары и, вооружившись диктофонами, клепала шедевры русского андеграунда тех лет. Уже позже многих из них взяли под крыло Moroz Records и пауковская Корпорация Тяжелого Рока (КТР), выпуская кассеты, порой превышающие по стоимости привычные пиратские и с одним альбомом вместо двух-трех, но зато снабженные красивыми буклетами с фотографиями и текстами песен, а спустя еще несколько лет, в 1996 году, увидела свет первая антология музыкального творчества российских панков. На первом же сборнике Панк Революция отметились такие известные проекты, как «Азъ», «Пурген», «Чудо-Юдо» и «Четыре Таракана». В последующие годы сборник неизменно открывал широкой публике новые имена, так что отдать должное всем достойным проектам в рамках одной статьи крайне затруднительно.

Коллективы, которые я отобрал для данного опуса, стали ярким примером того, что музыкальный хоррор на постсоветском пространстве не ограничивался лайтовыми сказочками от «Короля и Шута» или помоечно-болезненными одно-двухаккордовыми произведениями «Чуда-Юда». Кроме того, если взглянуть на карту России, то места, где группы были образованы, разбросаны по ней почти с одинаковыми интервалами, поэтому последующий рассказ будет представлять собой своеобразное путешествие - как во времени, так и в пространстве.

Вы наверняка зададитесь вопросом, на чем лучше всего перемещаться от одного очага андеграундного творчества к другому. Разумеется, на собаках, коими до сих пор именуются пригородные электрички. Поскольку на дворе конец 90-х, на билет денег, конечно же, нет, так что, деликатно зажимая нос, преодолеваем благоухающий свежей и несвежей уриной тамбур и брезгливо усаживаемся на липкое сиденье, воровато оглядываясь, нет ли на горизонте контролера…

Первой нашей остановкой будет город Улан Удэ. Именно там в 1995 году Алексей Фишев по кличке «Угол» и Леонид Резанов, больше известный как «Резан» создали проект, эпатажный уже одним своим названием. Итак, «Оргазм Нострадамуса».

Оргазм Нострадамуса

Взяв за основу довольно примитивный панк-хардкор, в плане лирики эти ребята не имеют ничего общего с современными двухаккордовыми пацифистами, поющими, как нехорошо убивать животных, как плохо пить и курить и все в таком духе. Грязь, алкоголь и насилие – вот визитная карточка ОН. Начиная с вещи под названием «Веселые ребята», открывающей их первый полноформатник «Восхождение к безумию», в тексте которой явно прослеживаются параллели с летовской «Поганой Молодежью», подобная тематика неизменно присутствовала на каждом из их альбомов. Добавим к этому характерный рычаще-визжащий вокал, и ассоциации, возникающие при прослушивании альбомов «Оргазма Нострадамуса», нарисуют в воображении орущую толпу маленьких грязных и пьяных бесенят, невесть как попавших на землю из недр Преисподней и решивших по полной оторваться на ничего не подозревающих людишках. Даже анархия в песнях Угла не имеет ничего общего с тем сферическим бесклассовым обществом, которое пропагандируют современные ультра-левые. По мнению участников ОН, за священной для любого панка буквой «А» в круге скрывается вечный кровавый шабаш, немедленно организованный после снятия всех запретов, а свою идеологию сами музыканты характеризовали как «анархо-аморализм».

Вы спросите, ну и что тут особенного? Дело в том, что творчество Угла со товарищи имело и другую сторону – куда более философскую и в чем-то даже мистическую. Тут вам и высокопарные фразы вроде «Восхождение к безумию – это право королей», и пугающие фантастические образы наподобие гигантских младенцев, слепоглухонемого пророка или назойливой Птицы Гнома. Есть там место и черному юмору, и откровенно кровавым и грязным историям.

Оргазм Нострадамуса

Надо сказать, что если качество звучания на трех последних альбомах стало значительно выше, нежели на первых двух, то сама музыкальная и лирическая составляющая практически не изменилась, являя собой все тот же старый добрый ОН. Как знать, каким бы мог быть «Оргазм Нострадамуса» сегодня, если бы 22 ноября 2003 года высшие силы не ниспослали Углу настоящую панковскую смерть. Бедолага захлебнулся собственной рвотой, сделав таким образом строки «синька меня породила, синька меня и убьет» с одного из последних хитов под названием «Мегаханыга» пророческими.

На этой скорбной ноте настало время отправляться в путь. Медленно, но верно поезда везут нас все дальше на Запад, пока один из них не останавливается в следующем пункте нашего маршрута. Итак, мы в столице Урала, городе Екатеринбурге.

Помимо того, что располагается он на самой границе между Европой и Азией, если говорить о вкладе, внесенном выходцами из этого города, в советское время носившего название Свердловск, в формирование российской рок-сцены, то это, в первую очередь, существовавший с 1986 по 1991 годы Свердловский Рок-Клуб, открывший такие имена, как «Наутилус-Помпилиус» и «Чайф».

Вы спросите, ну и причем здесь панк? Хотя бы при том, что деятельностью обозначенного рок-клуба заслуги Екатеринбурга перед российским андеграундом не ограничиваются. Сегодня речь пойдет о не столь известной, как ОН, группе, название которой также говорит само за себя – «Сучий Лесок».

Сучий лесок

Начав свой творческий путь еще в далеком 1991, эти ребята засветились перед широкой аудиторией, благодаря уже упомянутой Корпорации Тяжелого Рока, включившей ряд их творений в сборники «Панк Революция» 2001-2002 годов, а затем, пусть и на кассетах, издавшей сразу два альбома самобытной екатеринбургской формации – «Шлюхи» и «Червивый обед».

И снова перед нами русский хоррор-панк, однако, если сравнить с анархо-аморалами из Улан Удэ, уже чуть более легкий и с большим уходом в сторону черного юмора и иронии. Достаточно взглянуть на обложки к выпущенным альбомам и предупреждающими надписями «Осторожно! Некрофилия!», чтобы понять, что особой серьезности от участников группы ждать не приходится.

Быть может, оно и к лучшему, поскольку, несмотря на то, что творческая деятельность коллектива к настоящему моменту давно прекратилась, его бывшие участники здравствуют и поныне.

Что до музыкальной составляющей, то и она здесь полегче, чем у ОН, поскольку панк-хардкор теперь немного сдобрен панкобилли. Тексты же по-прежнему на любой вкус: тут вам и больше характерные для грайндкора картины, выложенные гнилыми внутренностями с копошащимися в них червями, и суровые ребята вроде лесопроходца Селивана, и даже мистический культ фаллоса, который угадывается в песне с соответствующим названием. Нашлось в их лирике место и суровой действительности российской глубинки, но она там явно не на первом месте.

Сучий лесок

Что ж, настало время нам вновь отправляться на железнодорожную станцию, дабы продолжить путь – все дальше и дальше на Запад, все ближе столица… Стоп! Что за душераздирающие стоны раздаются из соседнего вагона? Аккуратно заглянув в окошко межвагонной двери, мы видим группу бритоголовых молодых людей, вдохновенно топчущих лежащее на полу тело. За брызгами крови и глухим звуком ударов мы не сразу замечаем, что под бомбером одного из молодчиков, на рукаве которого красуется кельтский крест, угадывается футболка с изображением кубинского борца за свободу, Эрнесто Че Гевары…

Уф, наконец-то наша остановка. С облегчением мы спускаемся на перрон и понимаем, что теперь мы в Москве.

Группа, о которой пойдет речь, стала в конце 90-х первопроходцами нового для российской сцены ответвления панк-рока. Музыка “Oi!” изначально пользовалась популярностью в кругах суровых британских пролетариев, предпочитающих носить короткие стрижки, дабы длинные патлы не засосало в станок, и ботинки с металлическими вставками, предохраняющие ступни от внезапного падения металлической чушки в цеху. Именно из них впоследствии выродилась субкультура скинхедов, позже разделившаяся на левых, правых и аполитичных традов с их районным патриотизмом, милым сердцу всякого русского гопника. Факт тот, что теперь каждый лагерь живет по принципу «Либо с нами, либо против нас», не допуская смешения идеологических основ.

Тем временем, московской oi-банде «Террор», похоже, не было никакого дела до четкого следования идеологическим канонам. В их песнях «террористы анархисты» умело орудуют при поддержке сторонников White Power, а если принять во внимание участие лидера коллектива Федора Бирюкова, взявшего в те годы псевдоним «Волков», в сборниках «Песни Партийца», то и Ленин с Че Геварой вынуждены делить руководство всем этим развеселым беспределом с самим Гитлером.

Террор русский панк

Удивительно, но при всем этом большинство вещей вовсе не выглядит откровенным стебом, а идет, что называется, от души – «Убей буржуя!», «На ЗИЛе», «Дух Че Гевары», «Вино свободы», «Капитализм – дерьмо» - все это добротная и актуальная по тем временам лирика, способная зацепить слушателя. Подкупает здесь вполне искренняя ненависть и пропаганда насилия, которой пестрят тексты песен. Наверное, таким и должен быть бессмысленный и беспощадный русский бунт, - хаотичным и красочным.

Что до музыки, то она в творчестве Террор абсолютно вторична, являя собой лишь тяжелый агрессивный фон для текстовой составляющей, что в принципе характерно для oi!-коллективов.

Вокал же здесь несколько интереснее, чем отрывистые быдловатые вопли классиков жанра, поскольку голос Федора Волкова вообще трудно перепутать с чьим-то еще. В свете этого нет ничего удивительного, что на сборниках «Песни Партийца» и «Бритоголовые идут» он успел попробовать себя в качестве исполнителя как проникновенных, так уже и откровенно стебных полуакустических баллад.

Вот и подошло к концу наше увлекательное и в то же время немного пугающее путешествие из Восточной Сибири в Москву. Разумеется, объехать все уголки, где в 90-х годах прошлого столетия вспыхивали и почти мгновенно угасали яркие огоньки андеграундного творчества, за один раз – задача из разряда нереальных, но теперь вы сможете самостоятельно восполнить этот пробел – достаточно лишь отправиться на железнодорожную станцию и, не взяв билета, сесть в первый попавшийся поезд…

 

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх