ГОЛЕМ

Рассказ Эдгара Аллана По «Маска Красной Смерти» изрядно выделяется в творческом наследии автора «Черного кота», «Необыкновенного приключения некоего Ганца Пфааля» и «Убийства на улице Морг». Это короткое произведение, повествующее о маскараде принца Просперо в сказочном замке, поражающем воображение причудливым убранством, даровало американскому классику неувядающую славу. Ведь обитателей мира сего никогда не перестанет завораживать и очаровывать ужасное... и прекрасное!

С. П. Ладыгин. Маска красной смерти. 1917. Фрагмент.

Рассказ был написан и впервые опубликован в 1842 году, и с тех пор выдержал множество переизданий по всему миру. Сюжет этого произведения, наверное, знаком каждому еще со школьной скамьи. Его можно пересказать буквально в нескольких предложениях. Правитель Просперо собрал в укрепленном аббатстве тысячу приближенных, чтобы укрыться от зловещего недуга, именуемого Красная Смерть. Когда завершался пятый или шестой месяц «пира во время чумы», принц устроил маскарад, на который велел не надевать красного. Однако в самый разгар праздника, когда зловещие часы пробили полночь, явился незваный гость в образе трупа, умершего от Красной Смерти. Принц вступил с ним в единоборство и пал. Приближенные отважились сорвать маску с незнакомца и под ней не обнаружили ничего — пустота знаменовала торжество Красной Смерти.

Однако, согласитесь, простой пересказ, даже очень подробный, не может дать правильного представления об этом произведении. Ведь главное здесь не действие, а атмосфера.

Кадр из фильма «Маска красной смерти», режиссёра Р. Кормана. В роли Красной Смерти — Винсент Прайс.

 

Жду вас в маскараде — там-то, такого-то числа...

Размышления над трактовкой приводят вдумчивого читателя к мысли, что в этом произведении Э. А. По продолжил некий эксперимент с формами и языком для описания ужасного, отталкивающего, начатый в более раннем рассказе «Король Чума» (1835). В нем пьяные матросы, спасаясь от преследования, попадают в лавку гробовщика, где пируют шесть представителей «Чумного» семейства. Их вид вызывает отвращение, но и восхищение смелостью пера автора. Ведь в те времена художественный прием эстетизации уродства еще не существовал. У кого-то — безобразно высокий лоб, у другого — рот до ушей, длинный и тонкий нос до подбородка у третьего и так далее. Здесь автор прибегает к бурлескному антуражу, изображая кладбищенских персонажей в поистине сюрреалистической манере — с гипертрофированными частями тела, одетых в погребальные аксессуары, включая даже гроб. В «Маске» же грубоватый юмор уступает место изысканно-эстетическому описанию, в центре которого находится маскарад Просперо.

Что же представляет собой этот бал? Маски были гротескными, словно кошмарные сновидения или порождения горячечного бреда. Здесь было и красивое, и безнравственное, и чудное, что-то вызывало отвращение. Маски кривлялись словно злые духи и, подсвеченные чудным светом, в каждой комнате меняли свой облик. Неистовое движение сменялось периодами статики, когда гости замирали, словно живые картины, охваченные предчувствием приближающейся гибели.

Нетрудно заметить, что рассказ насыщен эффектами, которые можно увидеть на сцене. Это ощущение усиливает то, что действие замкнуто в замке, как картина в раме (по собственному выражению По). О театральности кричат залы, задрапированные разноцветными тканями, неземное освещение, навязчиво повторяющийся мотив маски и даже звуки — бой черных часов. Кстати, автор намеренно отсылает к театру, упоминая в тексте постановку пьесы В. Гюго «Эрнани». И, стоит отметить, художники более позднего времени уловили этот посыл. В одноименной экранизации Роджера Кормана (1964), напоминающей фильм-спектакль, большое внимание уделено стилизации и визуальным эффектам. Гораздо позднее, в конце 2000-х, рассказ был адаптирован для театра1, и в пьесе использованы мотивы «Маски Красной Смерти», как и других «страшных» произведений По. В Детройте ежегодно на Хэллоуин проходит маскарад для всех желающих2. Организаторы, по собственному признанию, вдохновлялись рассказом По и фильмом Кормана3. Так «Маска» обрела иное измерение, максимально приблизившись к реальной жизни.

«Маска красной смерти» Венди Пини. Гости собираются на бал, чтобы встретить смерть.

Не стоит, однако, забывать, что зловещий бал заканчивается смертью всех участников. Концовка — вполне в духе Э. А. По, который раз за разом возвращается к маскараду в своем творчестве. Тема веселого карнавала, популярного развлечения и простолюдинов, и высшего общества у американского классика обрастает мрачными коннотациями. А маскарадная интрига, изначально имеющая развлекательную функцию, оборачивается роковым знамением. К примеру, в рассказе «Прыг-Скок» (1849) шут изготовил костюм, который принес смерть королю и его советникам во время маскарада. Здесь также под маской — маской, которую надели «жертвы», — скрывалась смерть. В «Бочонке Амонтильядо» (1846) Монтрезор уничтожает Фортунато, когда в городе бушует безумие карнавала. Для жертвы все происходящее — игра и развлечение, вплоть до ужасной развязки. Он не осознает, что под полами домино, в которое облачился главный герой, таится его смерть. В этой новелле невинный розыгрыш — обычное дело на карнавале — оборачивается зловещим приговором.

Решающим эпизодом «Маски Красной Смерти» становится срыв «маскарадного» костюма, под которым обнаруживается инфернальная пустота. Этот прием был ранее применен в «Вильяме Вильсоне» (1839), где главный герой встречает на маскараде своего двойника. Кульминация наступает, когда Вильсон удовлетворяет свою одержимость и срывает маску с врага, обнаружив под ней собственное лицо. Любопытно, что на маскараде в фильме Р. Кормана, в котором режиссер щедро использует мотивы По, принц Просперо, сорвав маску со Смерти, также встречает своего двойника.

Так, контраст между веселым (маскарад) и ужасным (смерть под маской) и представляет собой тот гротеск, который является основой рассказа, действительно наводящего ужас.

Конец XV в. Пляска смерти. Бернт Нотке. Таллин, церковь Нигулисте. 2 фрагмент (слева направо, по иерархии сословий 2 и 3 фигуры — император и императрица).

 

Красный шут

Новелла Эдгара По имеет, строго говоря, два названия. При первой публикации в «Журнале Грэма» в 1842 г. она была озаглавлена «Маска Красной Смерти» («The Mask of the Red Death»), и это название закрепилось в русской традиции. Позже, в 1845 переработанная версия вышла под заглавием «The Masque of the Red Death», где слово «masque» означает «маскарад» или «театрализованное представление». В фокусе оказывается не центральный персонаж, появляющийся в финале, а бал-маскарад, пронизанный духом Красной Смерти. Название также оттеняет последнюю строку произведения: «...и над всем безраздельно воцарились Мрак, Гибель и Красная смерть» (пер. Р. Померанцевой).

Что послужило прототипом красной смерти? Туберкулез, унесший близких автора или, может, чума — Черная смерть? Симптомы, описанные Э. А. По — «неожиданное головокружение, мучительная судорога, потом из всех пор начинала сочиться кровь» (пер. Р. Померанцевой), — не подходят ни под одно реальное заболевание, так что, вне всякого сомнения, сама болезнь — плод неуемной и смелой фантазии автора.

Гораздо интереснее, однако, не истоки болезни, а то, как описана Красная Смерть в рассказе. Стоит заметить, что в европейской традиции Средневековья, на которую так или иначе ориентировался автор, есть известные сюжеты «Пляска смерти», «Триумф смерти» и «Три мертвеца и три живых», которые, безусловно, повлияли на создание образа этого персонажа, каким мы его знаем сейчас — скелет в темном одеянии, с косой. На средневековых изображениях Мрачный Жнец предстает в виде скелета либо мертвеца, окутанного саваном, трупа, увенчанного царскими (или папскими) регалиями. Его атрибуты — коса или лук, иногда Смерть едет на коне (этот образ берет начало в Откровении Иоанна Богослова) как благородный господин. На знаменитой гравюре А. Дюрера «Рыцарь, смерть и дьявол» этот персонаж держит песочные часы.

А. Дюрер. «Мастерские гравюры». Рыцарь, смерть и дьявол. 1513-1514. Фрагмент.

А что же у Э. А. По? Незваный гость предстает закутанным в саван, обрызганный кровью, а «маска» в точности воспроизводит застывшие черты трупа, погибшего от Красной Смерти. Автор пишет, что ее появлению предшествует кровь, ее «печать». Так появляется трактовка образа Смерти как существа благородного происхождения, поскольку личной печати удостаивается не каждый. Ее появление предвещает бой черных часов и гости-тени, мечущиеся по залам словно злые духи. В финале, когда приближенные Просперо срывают с незваного гостя его наряд, Смерть названа шутом («mummer» в оригинале), но в конечном счете шут становится королем этого бала.

Интересно, что в литературе более позднего времени, как и в кинематографе, одеяние Красной Смерти трансформировалось из погребального савана, забрызганного кровью, в красное домино — атрибут итальянского карнавала.

Таинственный убийца из киноленты 1989 г.

 

...это было великолепное и веселое празднество

Легко заметить, что краткий рассказ, не содержащий сколь-нибудь проработанных характеров либо напряженного действия, представляет собой — при богатстве декораций — скудный материал для адаптаций. Вместе с тем некая недосказанность бередит фантазию, заставляя читателей размышлять о характере принца Просперо и его приближенных. Как и о том, что же, собственно, происходило в замке на протяжении полугода?

Оригинальную трактовку предложила американская художница Венди Пайни, создательница графического романа по мотивам «Маски Красной Смерти». Она привнесла в произведение гомоэротический оттенок. В ее футуристическом романе присутствует откровенная любовная линия между принцем Просперо и молодым ученым, который помогает главному герою искать лекарство от смерти. Хотя сюжет уходит далеко в сторону от «Маски» Э. А. По, художнице удается передать эстетско-декадентскую атмосферу, присущую оригиналу.

Что касается характера хозяина бала, то в фильмах 1964 и 1989 гг., названных так же, как и рассказ, Просперо изображен тираном и садистом. По версии Р. Кормана, гости коротали время за грубоватыми и порой жестокими развлечениями, вполне в духе Средневековья. Впрочем, принц в исполнении Винсента Прайса не лишен некоторого обаяния. Кроме того, в повествование мастерски вплетен сюжет другой новеллы Э. А. По — «Прыг-Скок», действие которой также разворачивается на маскараде. Стоит заметить, что такое соединение смотрится вполне органично.

Ремейк этой картины, 1989 г., где в режиссерское кресло сел Ларри Брэнд, а продюсером выступил Корман, отходит от стилизации и демонстрирует натурализм средневекового быта. Просперо здесь — средневековый феодал, ведущий себя в соответствии с требованиями своего времени. Вначале критики приняли эту версию прохладно, но позднее отмечали, что главный герой здесь получился более жизненным и рефлектирующим, однако и более скучным.

Другую возможность для интерпретации демонстрирует лента «Маска Красной Смерти» 1989 г. Алана Биркеншоу, неуловимо напоминающая своим сюжетом «10 негритят». Действие детектива с элементами хоррора перенесено в наше время. Экстравагантный и эксцентричный герцог устраивает тематический маскарад для своих друзей. Внезапно появляется убийца в маске Красной Смерти и истребляет гостей одного за другим. Желание пересматривать это кино вряд ли возникнет, но единоразовый просмотр, вероятно, доставит удовольствие ценителям творчества Э. А. По. Здесь вам и страшные часы, и маятник, который становится орудием казни. Зловещие подземелья, гибельный пресс — все это вписывается в поэтику американского классика. Еще одно произведение — компьютерная игра 2013 г. — «Темные истории: Эдгар Аллан По. Маска Красной Смерти» от ERS Game Studios, квест с поиском предметов, предлагает детективную трактовку. Хотя сюжет имеет мало общего с творчеством Э. А. По, кроме, конечно же, образа Красной Смерти — убийцы в маске, игра поможет погрузиться в эпоху и оказаться в зловещих антуражах произведений классика.

Убийца в маске красной смерти, герой компьютерной игры.

Таким образом, «Маска Красной Смерти» — прекрасный пример того, как некий эстетический эксперимент оказался настолько удачным, что породил целую галерею оригинальных, запоминающихся и устрашающих образов. Несмотря на большое количество адаптаций и отсылок к этому произведению в литературе, кино, музыке, в театре, думается, эта история еще не закончена...

 


1. http://www.britishtheatreguide.info/reviews/masquereddeath-rev

2. http://www.masqueradeofthereddeath.com/

3. http://www.masqueradeofthereddeath.com/about.php

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх