ССК 2018

Виктор Глебов «Голландец» (Главы 5—6)

Начало повести читайте в предыдущих выпусках:

1—2 главы

3—4 главы


Глава 5

 

— Куда?! Куда они его дели?! — кричал Гурин, потерявший остатки самообладания.

Прежде выдержанный и рассудительный, капитан метался по кают-компании, не обращая внимания на то, что члены команды видят его в таком состоянии.

Вырин многозначительно кашлянул, но Гурин его проигнорировал.

— Что вообще происходит?! — воскликнул он, остановившись и переводя взгляд с одного обращенного к нему лица на другое.

— Очевидно, тело выбросили за борт, — проговорил Ратников.

— Очевидно? — тут же отреагировал Гурин. — Тебе это очевидно?! — по его лицу прошла судорога, так что Вырин забеспокоился, не приключилось бы с капитаном инсульта. — Да здесь, на этом чёртовом поганом корабле, уже давно ничего не очевидно!

— Семён Дмитриевич! — не выдержал штурман. — Павлов, Коля и Бинг не могли никуда деться, кроме как за борт. Вместе с трупом Шуйского. Все четверо пропали за остаток ночи.

— Но мы бы заметили, если бы они падали или прыгали за борт! — окончательно выходя из себя, заорал Гурин. Кулаки его сжались, лицо налилось кровью. — Мы с тобой заметили бы! Это же шхуна, а не теплоход!

— Не думаю, чтобы они прыгнули сами, — вставил Олег.

— Да уж, конечно! — внезапно успокоившись, буркнул Гурин. Он подошёл к столу и сел, откинувшись на спинку стула. Вид у него был усталый: под глазами — тёмные круги, щёки запали, кожа на лбу обтянула все выпуклости черепа. Венка на правом виске заметно пульсировала. — Иначе откуда бы в каюте Павлова взялась кровь?!

— Она уже впиталась, — негромко заметил Быковский. — Очень быстро, я бы сказал.

— Зато убирать не надо! — нервно захихикал Ратников. — А то после доктора мыли палубу, мыли, мыли-мыли, мыли…

— Тихо! — прикрикнул на него Вырин.

Механик замолчал, но глуповатая ухмылка так и застыла на его бледном лице.

Олегу вспомнились детские игрушки, разбросанные по каюте второго помощника. Их было штук двадцать, все разные: большие и маленькие, мягкие и деревянные, некоторые с подвижными суставами — коллекция, которую Павлов тщательно собирал во время экспедиции.

— Мне бы не хотелось этого говорить… — начал Быковский, поправив очки, — но, кажется, очевидно, что один из здесь присутствующих — убийца!

Все взгляды обратились на океанолога. Он смущённо кашлянул.

— Разве нет? Или у кого-то есть объяснение получше?

На несколько секунд в кают-компании воцарилась тишина. Вероятно, всем уже приходила в голову схожая мысль. И вот теперь её озвучили. Люди старались не смотреть друг другу в глаза — чтобы не показалось, будто они пытаются разглядеть в соседях убийцу.

— Это корабль, — проговорил вдруг Ратников. — Он и есть убийца.

Его неестественно спокойный голос заставил Гурина вскочить на ноги. Капитан грохнул кулаком по столу.

— Хватит! — крикнул он. — Это бред! Я запрещаю нести чушь про шхуну! На ней не может — вы слышите?! — не может происходить ничего сверхъестественного!

— Если не с ней, то с нами, — возразил Ратников, глядя Гурину в глаза. Его лицо походило в этот миг на восковую маску.

— Спустись в машинное отделение и проверь, как всё работает, — процедил в ответ капитан. — Вернее, выясни уже наконец, почему мы потеряли контроль над судном.

Механик отрицательно покачал головой.

— Нет, Семён Дмитриевич. Ни за что.

Гурин побагровел.

— То есть как?! Отказываешься исполнять приказ?

— Отказываюсь.

— А ты знаешь, чем это чревато?! — Гурин буквально сверлил механика глазами.

— Да мне плевать, — не дрогнув ни единой лицевой мышцей, ответил Ратников.

— Я схожу, — вызвался Боб, матрос-американец. — Я немного разбираюсь. Но один не пойду, — добавил он тут же. — Только если со мной будет ещё кто-нибудь.

— Я, — сказал Вырин. — Мы вдвоём всё проверим.

Ратников сидел, качая головой.

— Он вас сожрёт, — сказал он. — Как и остальных.

В его спокойствии была какая-то обречённость приговорённого, смирившегося с судьбой. Он не пугал и даже не предупреждал — просто констатировал очевидное.

От этого делалось жутко, но Вырин постарался не подать виду. «Он съехал с катушек! — сказал он себе, взглянув на механика. — Не обращай внимания».

— Вы сказали, что глубина вокруг «Януса» слишком маленькая, — встрял Олег, решив сменить тему. Он не хотел, чтобы капитан зацикливался на акте неповиновения Ратникова. — Я могу нырнуть и посмотреть, в чём дело.

— Это было бы хорошо, — поддержал водолаза Быковский. — Даже в научных целях.

— Сейчас нам важнее практика, — ответил без тени энтузиазма Гурин. — Но попробуй, — добавил он, обращаясь к Олегу. — Хуже не будет.

— Куда уж хуже! — буркнул себе под нос Быковский, но все его услышали.

— Разойтись! — с досадой скомандовал капитан, поднимаясь. — И… старайтесь держаться по возможности вместе.

Никто на это не ответил, но Олег почувствовал, как по спине пробежал неприятный холодок.

 Он отправился вместе с Быковским за снаряжением для погружения. Сам океанолог спускался под воду редко, но в оборудовании разбирался неплохо. В любом случае, помощник Олегу был необходим, а на Арину рассчитывать не приходилось. Бинг же пропал перед рассветом, так что учёный остался единственным, кто мог подстраховать водолаза.

Приготовления заняли около получаса. Олег облачился в специальный эластичный костюм, проверил в последний раз снаряжение.

— С Богом! — кивнул ему Быковский и перекрестил.

Олег спустился на нижнюю площадку трапа и аккуратно погрузился в чёрную воду. К нему был привязан сигнальный конец, за который океанолог мог втащить его в случае необходимости на борт. Он же не должен был позволить Олегу отстать от «Януса», остановить который возможности не было (утром это уже попытались сделать — безрезультатно).

Пару раз окунувшись, чтобы привыкнуть к температуре и смочить маску, Олег отплыл подальше от борта шхуны и начал погружение. Вода показалась ему на удивление тёплой.

Спуск не занял много времени. Собственно, оказалось достаточно проплыть несколько метров, чтобы понять, что с днищем шхуны не всё в порядке.

От железных бортов вниз шло что-то непроницаемо-чёрное. Оно же распространялось вокруг корабля. Сначала Олегу показалось, что это жидкость вроде мазута, но через несколько секунд он понял, что странная масса шевелится и пульсирует. Она будто вросла в «Янус» и двигалась вместе с ним. А вернее, тащила его на себе. Олегу вспомнились сказочные гигантские рыбины, на спинах которых помещались иногда целые поселения, или морские путешественники высаживались на их хребты, принимая тварей за остров.

Олег погрузился ещё на пять метров и оказался окружён тонкими, похожими на верёвки чёрными отростками, не просто колышущимися в воде, но извивающимися подобно червям. Они потянулись к нему и завибрировали от напряжения. Они были живыми, обладали волей и при этом собирались в какой-то чудовищных размеров сгусток, уходящий вглубь океана.

Водолаз отпрянул от отростков, однако они вытянулись вслед за ним. Олега охватил страх! Ему вспомнился кошмар, в котором точно такие же нити прорастали сквозь его тело, не позволяя шевелиться. Он заработал руками и ногами, стремясь отплыть подальше. Потом вспомнил о сигнальном конце, но он был плохо натянут, и Быковский почти наверняка ничего не почувствовал. При виде приближающихся отростков Олега охватила паника.

Что-то коснулось его лодыжки, мягко обхватило её. Он рванулся, выхватил из пластиковых ножен водолазный нож и полоснул серрейторной стороной по тонким щупальцам. Они оказались неожиданно прочными, так что пришлось повторить это действие, чтобы освободить ногу полностью.

Олег дёрнул сигнальный конец ещё раз и поплыл наверх, изо всех сил работая ластами. Вода была чёрной от собравшихся вокруг нитей: она буквально кишела ими! Вдруг Олег почувствовал, что его тянут — значит, Быковский всё-таки понял, что требуется его помощь. Обнадежённый, водолаз удвоил усилия, хотя ещё миг назад ему казалось, что он выкладывается по полной. Наконец он вынырнул и замахал рукой, подавая сигнал океанологу. Тот продолжал тащить: было видно, как он работает локтями, выбирая из воды канат.

Олег всё ждал, что в лодыжки ему вцепятся жуткие чёрные щупальца, но они почему-то отступили. Через несколько минут он благополучно выбрался на площадку трапа и, тяжело дыша, поднялся на палубу.

— Ну что? — спросил Быковский.

Олег снял акваланг и устало опустился на деревянный настил. Сердце колотилось как бешеное.

— Что-то присосалось к днищу, — ответил он, когда смог говорить. — Огромное и чёрное. Это оно окрашивает воду вокруг корабля. Его мы и видим. — Он махнул рукой в сторону океана.

Быковский недоуменно проследил за его жестом, потом нахмурился.

— Что именно?

— Какая-то тварь!

— Живая?!

Олег кивнул.

— И у неё полно тонких щупалец. — Он взглянул на свою лодыжку, но на ней ничего не было — все нити, соскользнув, остались в воде. — «Янус» как вершина айсберга, — добавил Олег. — И этот чёрный айсберг тащит нас чёрт знает куда.

— Ты сказал, он… оно… живое. Уверен?

— Да. Какое-то существо. Очень большое. Не думаю, что это рыба или млекопитающее.

— Тогда что? — во взгляде Быковского зажёгся интерес исследователя.

— Нечто, — ответил Олег. — Чудовище.

 

***

 

Олегу едва удалось отговорить океанолога совершить погружение, чтобы своими глазами полюбоваться на то, что приросло ко дну шхуны. Он понимал, что у пожилого человека просто не хватит сил отбиться от чёрных нитей, готовых оплести незваного гостя с ног до головы. В результате ограничились тем, что рассказали обо всём остальным членам команды.

— И что это может быть? — спросил Гурин, выслушав Олега. — Хотя бы теоретически.

— Не имею представления, — ответил Быковский. — Думаю, мы на пороге одного из величайших открытий! Если это какая-то новая форма земной жизни, то…

— Зачем ей «Янус»? — перебил капитан. — Почему оно не уходит на глубину? И куда, чёрт возьми, деваются люди с корабля? Может оно их… утаскивает в воду?

Быковский задумался.

— Не знаю, — сказал он через минуту. — Но не исключено. Мы ведь ничего не знаем об этом существе.

Гурин взглянул на Олега.

— Ты уверен, что оно живое? — спросил он.

Водолаз кивнул, вспомнив тянущиеся к нему отростки. У существа были разум и воля — в этом он не сомневался.

— Значит, поэтому мы потеряли контроль над шхуной? — сказал Гурин. — Нас что-то тащит?

— Да.

— Поэтому пенный след такой странный, — вставил Вырин. — Он идёт над телом этой твари и выглядит так, словно мы плывём по мелководью.

— Но это не объясняет ложные показания приборов, — возразил Гурин.

— Не объясняет, — согласился штурман.

— Зато можно предположить, почему «Мантикора» вдруг накренилась, а потом исчезла, — сказал Быковский.

— Думаете, тварь потопила её? — спросил капитан.

— Предполагаю. А потом присосалась к нашей шхуне.

— С какой целью?

— Не знаю. Может быть, это организм, существующий за счёт других обитателей океана. Как рыба-прилипала.

— Он перепутал нас с крупным морским хищником? — в голосе Гурина звучало сомнение. — С каким-нибудь китом?

— Эта тварь внизу больше любого кита, — вмешался Олег. — Она даже больше нашего корабля!

— Да, вряд ли она могла ошибиться, — заметил Вырин.

Ратников на это совещание не явился. Посланный за ним матрос вернулся, сказав, что механик лежит в своей каюте на койке и смотрит в потолок. На приглашение в кают-компанию он не отреагировал — только усмехнулся.

— Обойдёмся без него! — махнул рукой капитан.

Вырин и матрос собирались спуститься в машинное отделение, но их задержало сообщение Олега. Теперь они отправились вниз, хотя все понимали, что это бессмысленно: пока к дну шхуны прицеплена непонятная чёрная штука, они не смогут сами выбирать маршрут.

— По крайней мере отключим всё, что сможем, — сказал Вырин, прежде чем уйти. — Мы не смогли остановить корабль, но что-то ведь должно вырубить механизмы. Сэкономим на топливе. Кто знает, откуда нам придётся возвращаться, — добавил он не очень уверенно.

Когда он и матрос покинули кают-компанию, Гурин обратился к Олегу и Быковскому:

— Что будем делать с вашей коллегой?

— С Ариной? — Океанолог смущённо прокашлялся. — А разве нельзя её оставить в каюте?

— Связанной и накачанной лекарствами? Мы не знаем, сколько продлится наше путешествие.

— Но она опасна, — сказал Быковский, взглянув на Олега, будто искал у него поддержки. — Она может ещё кого-нибудь убить.

Капитан поднялся.

— Надо с ней поговорить. Пусть снова расскажет, что произошло.

— Мы пойдём с вами, — предложил Олег.

— Хорошо.

Втроём они отправились в каюту девушки, где её оставили спать. По дороге Олегу пришло вдруг в голову, что Арины может не оказаться на месте: что, если она исчезла подобно другим членам команды?

Но девушка была в каюте. Она пришла в себя и лежала на спине. Когда дверь открылась, она быстро повернула голову и уставилась на вошедших.

— У меня уже руки и ноги затекли, — сказала она. — Развяжите.

— Не будешь на людей бросаться? — спросил Олег.

— Я и не бросалась. Это был не Макс, — девушка говорила спокойно, хотя видно было, что действие лекарства кончилось. — И я не тронулась умом. Теперь я в этом уверена.

— А мы вот нет, — ответил Олег.

— Нам не придётся прятать острые предметы? — Гурин сел у иллюминатора, положил руки на стол. — Обещаешь, что не станешь пытаться никого убить, даже если примешь его за призрака?

— Обещаю. Я просто попрошу вас навалять ему, — серьёзно ответила Арина.

Гурин кивнул Олегу, и тот освободил девушку. Она села на койке и с удовольствием потянулась, потом растёрла запястья и лодыжки.

— Клянусь, это был не Макс, — повторила она. — Эта тварь… пыталась затащить меня куда-то. Не знаю зачем. Не хочу даже предполагать. Наверное, так же пропали остальные. Их куда-то уволокли.

— Кто? — спросил Гурин.

— Уваров. Или Сэм.

Олег рассказал девушке про своё открытие.

— И даже вы не можете предположить, что это? — спросила Арина Быковского.

Океанолог покачал головой.

— Вероятно, неизвестная доселе форма жизни, — сказал он.

— А на кой чёрт ей корабли? — грубо проговорила девушка. — Зачем она таскает их на себе?

— Почему их? — спросил Гурин.

Арина перевела на него взгляд.

— Как почему? Сначала «Мантикора», теперь «Янус», — ответил она.

— А при чём тут греческое судно?

— Разве не ясно? Эта тварь носила «Мантикору» на себе так же, как теперь таскает нас! Потом утопила её и заменила на «Янус». Зачем, не знаю. Но думаю, команда греческого корабля тоже пропала с него не сразу.

В каюте повеяло холодком. Все молчали, лишь переглядываясь. В словах девушки было рациональное зерно.

— Ладно, — проговорила наконец Арина. — Не будем о грустном. Что вы сделали с телом… Шуйского?

— Отнесли в трюм, — помедлив, ответил Гурин.

— Я хочу на него взглянуть. Возможно, вскрытие убедит вас, что это не…

— Труп пропал, — перебил девушку Быковский.

— О!

— Да.

— Знаете, что я думаю? — Арина спустила ноги на пол и стала надевать кроссовки. Все ждали, когда она продолжит. — Корабль каким-то образом похищает нас по одному. Может, по двое или трое. Как получится, в общем. И заменяет на копии. Одну из них я прикончила.

— Ты насмотрелась фантастических фильмов, — сказал Быковский, почесав бородку.

— Нет. Я не просто приняла Макса за призрака, — тон у Арины слегка изменился. — Не потому, что он пытался меня куда-то утащить. Я видела, что он изменился! С тех пор, как зрение вернулось, мои глаза стали другими. Словно… я стала различать новые цвета. И тот Шуйский… не был человеком. Только формой напоминал его. Вы бы не заметили разницы, но… в общем, это трудно объяснить. Поэтому я и хотела сделать вскрытие.

— Пойдём, — сказал, вставая, Гурин. — Пройдёмся.

— С удовольствием. У меня всё затекло.

На пути к корме им встретился механик.

— Где Боб и штурман? — спросил он сходу. — Они вернулись?

— Откуда? — не сообразил сразу Быковский.

— Из машинного отделения! — раздражённо ответил Ратников. — Сколько их уже нет?

Олег взглянул на часы.

— Больше часа, — проговорил он. — А что?

— Слишком долго, — Ратников нетерпеливо переступил с ноги на ногу. — Надо их найти. Хотя, наверное, уже поздно.

— Что значит «поздно»?! — рявкнул Гурин. — Что ты несёшь?

Механик пожал плечами. Вид у него был какой-то отсутствующий. Олег решил, что он не в себе. Надо бы ему сделать укольчик, да только без Шуйского попробуй разберись, что у него там от чего.

— Лучше не ходите туда, — сказал Ратников. — Оставьте как есть. — С этими словами он пошёл прочь.

Гурин хотел его окликнуть, но передумал.

— Упёртый болван! — пробормотал он себе под нос.

— Надо проверить, — сказал Олег. — Их действительно долго нет.

— Ладно, идёмте, — согласился капитан. — Арина, ты можешь остаться здесь.

— Я с вами.

Вчетвером они отправились в машинное отделение.

— Может, стоит прихватить оружие? — сказал по дороге Быковский. — Просто на всякий случай.

Гурин на миг задумался, но потом мотнул головой:

— Нет! Зачем? По призракам палить? Так недолго и механизмы повредить.

— Они всё равно не работают, — заметил Быковский.

— Давайте хоть пистолет возьмём, — неожиданно для себя предложил Олег. — Люди-то пропадают.

Капитан колебался.

— Лучше перебдеть, чем недобдеть, — сказал океанолог. — Давайте, Семён Дмитриевич, действительно вооружимся. Если опасности не будет, то и стрелять не придётся.

— Ладно, — сдался Гурин. — Ждите меня здесь.

Они как раз дошли до двери, ведущей в машинное отделение. Капитан сходил в свою каюту и вернулся с пистолетом.

— Заряжен? — спросила Арина.

— Заряжен, — ответил Гурин, — и на боевом взводе. Пошли. — Он засунул оружие за ремень. — Не хочу, чтобы Яков и Боб решили, будто мы явились их пристрелить, — объяснил капитан.

 

***

 

Поиски штурмана и матроса не заняли много времени. Всего пять минут понадобилось, чтобы полностью убедиться, что в машинном отделении их нет. Арина, Быковский, Олег и Гурин отправились бы искать их на палубе, решив, что Вырин и Боб уже поднялись и таким образом разминулись с ними, если б не кровь.

Она была буквально повсюду: среди механизмов и приборов, на стенах, полу и потолке.

— Они мертвы, — проговорил океанолог, глядя на красные лужи между стальными шкафами с датчиками на дверцах. — И убиты совсем недавно.

— Да, кровь свежая, — согласился Гурин. Он держал пистолет в руке, хотя в машинном отделении не было никого, кто мог бы представлять угрозу.

— А где тела? — проговорил Олег. — Куда их могли деть?

— Подняли на палубу и выбросили за борт? — неуверенно предположил Быковский.

— Невозможно, — покачал головой капитан. — Мы бы увидели. Ну, не мы, так кто-нибудь ещё.

— Кто мог это сделать? Мы были вместе, — сказал океанолог. Он обвёл глазами Арину, Гурина и Олега. — Вчетвером. А что делал Ратников?

— Дима с другой стороны пришёл, — возразил капитан.

— Он мог успеть разделаться с Выриным и Бобом раньше, — сказал Олег. — А потом отправить нас искать их.

— Но тела он спрятать не мог, — ответил Быковский. — Да и куда?

— Смотрите на кровь! — воскликнула вдруг Арина.

Все опустили взгляды на пол.

Красные лужи заметно уменьшились в размерах. Кровь словно впитывалась в резину, которой было выстлано машинное отделение. Олег посмотрел на забрызганные шкафы и приборы — теперь они были почти чистыми. Следы бойни исчезали прямо на глазах!

Олег повернулся к Арине, чтобы поинтересоваться, что обо всём этом думает девушка, но в этот момент свет в машинном отделении замигал и лампочки начали гаснуть одна за другой.

— Да что за чёрт! — воскликнул Гурин.

— У кого-нибудь есть фонарь? — спросил Быковский дрогнувшим голосом.

Арина вдруг пронзительно закричала. Она показывала пальцем в темноту, и на её лице застыло выражение ужаса.

— А-а-а-а-а! — вырывалось из её рта, и звук становился всё тоньше.

— Что там?! — Гурин вскинул руку с пистолетом, хотя не видел цели. — Кто?!

— Мертвецы! — севшим голосом произнесла Арина, медленно пятясь. — Они светятся! Разве вы не видите?!

— Там никого нет! — неуверенно сказал Олег, который, как ни старался, не мог уловить в темноте ни силуэта, ни движения, ни свечения. — Тебе кажется!

Ничего не ответив, Арина развернулась и бросилась к выходу.

— Чёрт! — прошипел Гурин.

— Что делать? — спросил Быковский.

— Давайте за ней! — решил капитан.

 Все трое с облегчением рванули наверх: никому не хотелось оставаться в машинном отделении.

Арина стояла на палубе, вцепившись побелевшими от напряжения пальцами в поручни.

— Они все там! — крикнула она, едва остальные присоединились к ней. — Уваров, Сэм, Бинг и другие! Я видела их, клянусь! Но они мёртвые!

Олег обнял девушку, стараясь её успокоить, но она вырвалась и оттолкнула его.

— Вы мне не верите?! — Глаза Арины сверкнули. — Да?!

— Я тебе верю, — голос принадлежал Ратникову.

Все обернулись и увидели подходившего механика.

— Я предупреждал, — сказал он. — Мы на этом корабле в ловушке. Он убивает нас по очереди.

— Он? — спросил Гурин. — А может, ты?

— Я? — Ратников искренне удивился. — Зачем?

— Понятия не имею. Свихнулся, например? Где ты был и что делал?

Механик нервно рассмеялся.

— А может, это вы убили всех, и теперь моя очередь? — ответил он. — Я ведь тоже не знаю, чем вы занимались без меня.

— Зато ты в курсе, что случилось с Яковом и Бобом, — заметил Гурин.

— Не был в курсе, пока не услышал крики Арины. Но я боялся за них. Я говорил, что нельзя спускаться вниз.

— Ты видел мертвецов? — обратилась к нему Арина. — Скажи!

— Видел. Они там.

— Что я вам говорила?! — с торжеством воскликнула девушка. — Или, по-вашему, у нас обоих глюки?!

— Они живут в темноте, — сказал Ратников.

— И светятся! — добавила Арина.

— Этого я не видел, — ответил механик.

— Точно светятся!

— Ладно! — прервал девушку и Ратникова капитан. — Надо решить, что теперь делать. Идёмте в кают-компанию.

Пять человек — всё, что осталось от команды «Януса» — расположились с одной стороны стола.

— Надо валить с корабля! — сходу сказал Ратников. — Иначе нам всем крышка.

— Как мы с него свалим? — спросил Олег. — Шлюпок нет.

— Зато есть надувные плоты. Спасательные. Я проверил — они на месте.

— Долго ли мы на них продержимся? — с сомнением спросил Олег.

— Продержаться можно, — сказал Гурин. — Вполне. А потом нас, глядишь, подберут.

— Нам до сих пор не встретилось ни одного судна, — заметил Быковский.

— «Янус» их избегает, — вставил Ратников. — Если его бросить…

— Хватит! — перебил Гурин. — Шхуна не живая! Просто к днищу прицепилась какая-то тварь.

— Значит, это она избегает кораблей, — спокойно сказал Ратников.

— А эта тварь… она позволит нам уплыть на плотах? — спросил океанолог.

— Откуда ж нам знать? — отозвался капитан.

— Мы должны попробовать, — сказал механик. — Не ждать же, пока он и нас сожрёт.

— Кто?

— «Янус».

Гурин закатил глаза, но возражать не стал. Видимо, решил, что бесполезно.

— Дело не только в твари внизу, — сказала ему Арина. — Дима прав. С самим кораблём что-то не так.

— Ладно, думайте, что хотите. — Гурин подался вперёд, положив локти на стол. — Что мы решаем? Берём плоты и бросаем шхуну? Проголосуем? Кто «за»?

Все, кроме капитана, подняли руки. Гурин кивнул. Похоже, он этого ожидал.

— Тогда нам понадобятся пища и вода. Я думаю, придётся надуть один лишний плот и нагрузить его припасами. Личные вещи оставим на шхуне. Когда её, наконец, возьмут на буксир, тогда и заберём.

Если возьмут, — добавил Быковский. — Мы не знаем, что стало с «Мантикорой». Вероятно, тварь потопила её. И «Янус» может постигнуть та же участь.

— Всё равно, перегружать плоты нельзя. Неизвестно, сколько нам на них плавать в ожидании… помощи.

Олег понял, что Гурин хотел сказать «спасения».

— Не станем терять время и начнём сборы немедленно. Ходить по кораблю только по двое-трое. Связь будем держать при помощи раций.

— А они работают? — спросил океанолог.

— Сейчас проверим.

Оказалось, что портативные рации исправны. Гурин выдал одну Арине, Олегу и Быковскому, а вторую оставил себе и Ратникову. Такими маленькими командами и решили действовать.

Капитан и механик отправились на нос корабля, где располагался продовольственный склад, а остальные пошли собирать тёплые вещи, оружие и медпакеты.

— Встретимся ориентировочно через час в кают-компании, — сказал на прощание Гурин перед тем, как обе команды разошлись. — Постараемся к тому времени собрать всё необходимое.

 

Глава 6

 

Олег, Арина и Быковский складывали в пластиковые контейнеры образцы, собранные за время экспедиции — только самые ценные, разумеется. Океанолог со вздохом откладывал некоторые и каждый раз выражал вслух надежду, что они никуда не денутся с «Януса» и их доставят в порт вместе со шхуной спасатели, когда возьмут судно на буксир. Похоже, он уже забыл, как совсем недавно говорил о том, что корабль, скорее всего, будет потоплен неведомой тварью.

— Правда, не представляю, как они избавятся от присосавшегося к дну существа, — добавил он однажды. — А хорошо бы и его заиметь в качестве трофея нашей экспедиции, а? Можно было бы его изучить. Это открыло бы новую страницу в зоологии и исследовании океанской фауны.

Олег и Арина ничего ему не ответили. При мысли, что чёрную тварь выволокут на берег (при помощи каких-нибудь специальных кранов, например), у водолаза появилось неприятное ощущение в области пищевода.

Когда начали упаковывать документы в прозрачные кейсы, рация затрещала.

— Приём! — сказал Олег, нажимая на кнопку. — Приём! Мы слушаем.

Треск и ни слова в ответ.

— Приём! — повторил водолаз и потряс рацию.

— Наверное, случайно включилась, — предположил Быковский.

— Но почему они-то нас не слышат? Они должны были ответить.

— Мало ли. Оставили где-нибудь.

Олег помолчал, размышляя.

— Надо пойти проверить, — сказал он спустя четверть минуты. — На всякий случай.

— Да брось, что могло случиться? — недовольно поморщился Быковский. — Нам ещё упаковывать целую кучу всего, а времени до сбора осталось… — Он посмотрел на часы.

— Я схожу, — решил Олег.

— Я с тобой, — сказала Арина. — Мы ведь решили не разделяться.

— Хорошо, идёмте, — сдался океанолог, с тоской окидывая взглядом разложенные материалы, большей части которой предстояло остаться на борту шхуны. — Всё равно я не получаю никакого удовольствия от этого отбора. Прогуляемся.

Втроём они отправились на нос корабля, где располагался продовольственный склад. Рация по-прежнему не реагировала на попытки Олега связаться с Гуриным и Ратниковым. Из динамика слышался только треск.

— Как тихо, — сказала вдруг Арина. Она шла за водолазом, замыкающим шагал Быковский. — Будто на судне уже никого нет.

— Ну, мы-то во всяком случае пока здесь, — проворчал океанолог.

Олег открыл дверь — она оказалась не заперта — и заглянул в большое вытянутое помещение, вдоль стен которого располагались стеллажи, несколько холодильников и морозильных камер. Свет горел, и было видно, что Гурин с Ратниковым начали упаковку продуктов: они были разложены на полу и полках — некоторые уже завёрнутые в бумагу или целлофан, другие лишь приготовленные и ожидающие своей очереди.

Механик лежал посреди разбросанных пакетов лицом вниз, с подвёрнутой рукой. Из-под него уже натекла лужа крови. Он напоминал большую хищную птицу, сбитую охотником.

— Что там? — громко спросил Быковский, пытаясь заглянуть через плечо водолаза.

Олег вспомнил про пистолет Гурина. Хотя капитан был вооружен, Ратникова убили чем-то другим, потому что выстрела слышно не было.

— Посторонись, — сказал океанолог, и водолаз отступил в сторону, пропуская его на склад.

— О, чёрт! — вырвалось у Быковского, едва он шагнул за порог. — Это Дима!

— Меня больше интересует, где капитан, — негромко сказал Олег.

— Ты думаешь, это он сделал? — спросила Арина.

— А у тебя есть другие предположения?

— Ты знаешь какие.

— Тело не пропало.

— И что?

Олег хотел ответить, но в этот момент из-за дальних стеллажей показался Гурин. В руке он держал пистолет.

— Зачем пришли?! — крикнул он, направляясь к Олегу, Быковскому и Арине. Голос у него дрожал.

— Что случилось, Семён Дмитриевич? — стараясь говорить как можно спокойнее, спросил Олег. — Он на вас напал?

— Кто-то здесь убивает всех! — отозвался капитан, продолжая приближаться. Пистолет он держал в опущенной руке. — Я не собираюсь ждать, пока он доберётся до меня!

— Кто именно? — спросил Быковский.

— Понятия не имею! — выкрикнул Гурин. — Любой из вас! Осталось не так уж много вариантов.

— За что вы убили Диму? — спросил Олег.

— Он решил избавиться от всех, — тихо подсказала Арина. — На всякий случай.

Гурин её услышал.

— Да! — кивнул он. — Один из оставшихся точно убийца. Но я точно знаю, что это не я. Значит, кто-то из вас! Ратникова уже нет, так что осталось трое подозреваемых, — он рассмеялся и вдруг вскинул руку с пистолетом.

Щёлк!

Осечка!

Гурин с недоумением уставился на оружие.

Щёлк, щёлк!

— Бесполезная штука! — прошипел он, отшвыривая пистолет в сторону. Другой рукой он достал из-за пояса нож. — В первый раз тоже не сработал. Я думал, патрон заклинило. Казалось, все исправил, но…

Олег не стал слушать дальше и кинулся вперёд. Их с капитаном разделяли метра три, потому что Гурин всё время продолжал идти. Арина закричала.

Водолаз пригнулся и ударил капитана головой в живот. Они опрокинулись оба. Гурин вцепился Олегу в ворот рубашки и занёс руку с ножом для удара. Лицо у него было перекошено от страха и ярости. Олег прижал его руку к полу и попытался обезоружить, но Гурин вывернулся и сбросил его с себя.

— Значит, это ты! — прохрипел он, махнув ножом по широкой дуге.

Лезвие распороло рубашку на груди водолаза и чиркнуло по коже. Олег ударил Гурина в лицо, и тот врезался спиной в стеллаж. В этот момент на капитана налетела Арина и вцепилась в руку, державшую нож. Водолаз вскочил, но Гурин успел оторвать от себя девушку и швырнуть её на пол. Она покатилась к стеллажам.

Олег ударил капитана в живот. Гурин с хрипом сложился пополам, но ухитрился при этом полоснуть противника ножом по руке. Предплечье обожгло. Лишь бы не пострадали связки!

Водолаз перехватил запястье капитана и резко вывернул его. Тот зарычал и попытался укусить Олега в шею. Изо рта у него пахнуло чем-то гнилым.

Олег увернулся и провёл бросок через спину — как его учили на курсах самообороны, которые он проходил, обучаясь на военного ныряльщика. Гурин перелетел через него и рухнул на пол. Что-то отчётливо хрустнуло. Тяжело дыша, Олег навалился на капитана, но тот подняться не пытался. Он вообще больше не двигался.

— Что с ним? — спросил подоспевший Быковский.

— Не знаю, — ответил Олег.

Арина поднялась на ноги и поморщилась, прислушиваясь к болезненным ощущениям.

— Надо его перевернуть, — сказала она.

Олег и Быковский положили Гурина на спину. Глаза у капитана были широко распахнуты, и в них застыло удивлённое выражение.

— Похоже, шея сломана, — сказала Арина.

— Во всяком случае, он мёртв, — подвёл итог Быковский. — Проклятье! — Он поднял взгляд на Олега.

— Я не специально, — сказал тот. — Вы сами всё видели.

— Надо отнести их в трюм, — сказала Арина.

— Кого? — не сообразил сразу Быковский.

— Ратникова и Гурина.

Олег поискал пистолет, но не нашёл. Похоже, тот улетел под стеллажи. Тогда он обыскал капитана и забрал ключ от арсенальной. Трупы спустили в тот же отсек, где до этого лежал Шуйский — перед тем, как пропал.

— А что, если он был прав? — сказал вдруг Быковский, глядя на тело Гурина. — Может, один из… нас — убийца?

— Вы хотели сказать «из вас»? — спросила Арина. — Себя вы, конечно, из числа подозреваемых исключили.

Океанолог развёл руками.

— Ну, я-то знаю, что не убивал.

— Это каждый сказать может.

— У меня появилась другая идея, — проговорил Олег. — Допустим, убийца существует, и корабль ни при чём. Ну, или почти ни при чём, — добавил он, заметив, как изменилось лицо Арины. — Этот человек прячется на корабле — только не спрашивайте, где — и убивает, а тела сбрасывает в воду. А мы считаем его всё это время погибшим. Вернее, пропавшим.

— А это возможно, — протянул Быковский. — Немного напоминает сюжет романа Агаты Кристи, но…

— Олег, ты ошибаешься! — перебила океанолога Арина. — Всё дело в корабле. Это он свёл с ума Гурина.

— Не будем спорить, — сказал Быковский. — Каждый может оказаться прав. Сейчас главное — убраться со шхуны. Давайте поспешим, пока… — Он не договорил, замявшись.

— Пока ещё кто-нибудь из нас троих не решил избавиться от остальных, — закончила вместо него Арина.

 

***

 

— Что за…?! — не удержалась Арина, обводя взглядом совершенно пустой склад. — Куда всё делось?

Олег прошёлся между стеллажей.

— Ни продуктов, ни крови, — сказал он.

— Впиталась? — спросил Быковский. — Как тогда, в машинном отделении?

— Понятия не имею. Но здесь совершенно чисто. И пусто.

— Прячущийся убийца мог вынести отсюда всю провизию за то время, что мы отсутствовали? — не скрывая сарказма, поинтересовалась Арина.

— Нет, — вынужден был признать Олег. — Но как это, по-твоему, сделал корабль?

— Так же, как он забрал людей. Они… существуют в нём. Выходят из него и уходят в него.

— В корабль? — уточнил океанолог.

— Да, — убеждённо кивнула девушка. — И это уже не корабль! Разве вы не понимаете?

— Лично я… — начал было Быковский, но в это время на склад вошли Гурин и Ратников.

При виде них океанолог замер с открытым ртом. Его бородка мелко затряслась.

— И-и-и! — тоненько завыл он, вылупив глаза.

Арина поспешно отступила подальше, а Олег просто оцепенел: два мертвеца, которых они оставили несколько минут назад в трюме обложенными сухим льдом, стояли перед ними и выглядели вполне живыми. Правда, их лица ничего не выражали. Просто маски…

— Как Шуйский! — донеслось до Олега. Это сказала Арина. — Он был такой же! Это призраки! — закричала девушка, хватая водолаза за рукав.

Гурин и Ратников направились к ним. Что-то было неестественное в этом движении. Опустив глаза, Олег увидел, что капитан и механик не касаются подошвами пола. Они скользили над ним — совсем как игроки в настольном хоккее.

В голове мелькнуло: «Надо бежать!» — но Гурин и Ратников заслоняли собой выход, и проскочить мимо них было невозможно.

Быковский оступился и потерял равновесие. Он начал падать, и механик с капитаном бросились к нему. Со стороны могло показаться, будто они хотят его поддержать, но на самом деле мертвецы обхватили океанолога поперёк туловища руками, и из их тел выскользнули тысячи тонких чёрных нитей. Они мгновенно оплели свою жертву и жадно завибрировали.

Быковский издал пронзительный крик, раздался хруст сминаемых костей, и во все стороны брызнула кровь — из профессора её выдавили, как сок из лимона!

— Бежим! — Олег схватил Арину за руку и потащил за собой.

Они пробежали мимо Ратникова и Гурина и выскочили на палубу.

— Это призраки! — крикнула на ходу девушка.

— Возьмём оружие! — не сбавляя хода, отозвался Олег.

К счастью, он забрал у капитана ключ — ещё когда тот лежал на полу склада со сломанной шеей.

Водолаз и девушка добежали до арсенальной за полминуты. Олег вставил ключ, повернул и рывком распахнул дверь. Винтовки стояли в ряд, внизу на полке лежали пистолеты и коробки с патронами.

— Умеешь пользоваться? — спросил Олег, вытаскивая одну из винтовок и принимаясь её заряжать. Это была М-16, купленная для членов экспедиции спонсорами. Уже не новая, но вполне надёжная, с остатками стёршейся камуфляжной раскраски.

— Нет, — сказала Арина. Её колотила мелкая дрожь. — Никогда не стреляла. Они его убили…

— Да. Мы ничего не могли сделать. — Олег сунул девушке в руки заряженное оружие. — Целишься и жмёшь вот сюда, на курок. Поняла?

Арина машинально взяла винтовку, даже не взглянув на неё.

— Нам их не убить, — сказала она.

— Посмотрим! — Водолаз зарядил вторую винтовку.

— Они уже здесь! — Арина протянула руку, показывая за спину Олега.

Он обернулся: к арсенальной приближались Ратников, Гурин, Уваров и Сэм. Они скользили по палубе, их лица были ничего не выражающими масками. Опущенные руки безвольно висели вдоль тел. Чёрных отростков пока видно не было.

Олег и Арина выскочили из арсенальной, и водолаз, вскинув оружие, нажал на спусковой крючок.

Осечка! Невозможно: все винтовки были тщательно проверены перед отплытием и прекрасно работали!

Выругавшись, Олег повторил попытку несколько раз, потом отшвырнул винтовку и выхватил ту, что держала Арина. Её оружие тоже не действовало. От отчаяния хотелось закричать во весь голос! По какой-то причине весь арсенал постигла та же участь, что и пистолет Гурина.

Олег повернулся к девушке и увидел, как справа от неё прямо из стены выходит Павлов. Его по-актёрски живое и красивое лицо теперь было неподвижно — стеклянные глаза на фоне бледной кожи.

Второй помощник капитана оторвался от обшивки с тихим щелчком — так лопается гитарная струна — и схватил Арину за плечи. Тотчас из него выскользнули чёрные нити и начали стремительно оплетать девушку, превращая её и Павлова в единый кокон! Она закричала и попыталась вырваться, но бесполезно — отростки сжались, и в лицо Олегу ударили тугие струи крови! На мгновение он ослеп — глаза залило полностью.

Когда кто-то коснулся его руки, он дернулся и попытался бежать наугад, но врезался в стену. Что-то обвило его ноги на уровне колен, а затем поперёк туловища, обхватило руки, притягивая их к торсу. Олег закричал, чувствуя, как чёрные нити проникают в него, прорастают в плоть.

Боль была дикая, но вместе с ней пришло знание: он, как и другие члены команды, становился частью симбиотического организма! Это существо, бороздящее океан, могло принимать любые формы. Оно поглощало корабли вместе с командами, выставляя на поверхность лишь копии поглощенных судов — в качестве приманки. Так глубоководные рыбы, живущие в полной темноте, зажигают «фонари» на конце отростков, чтобы привлечь более мелких обитателей и сожрать их.

Ничто на «Янусе» не было настоящим — всё было только подделкой. Да и сама шхуна уже являлась не шхуной, а только частью тела морской твари, выставленной над волнами подобно верхушке айсберга или плавнику акулы. Но служило это отнюдь не предупреждением…

Олег почувствовал, как его сжимает кокон из тонких нитей. Кости затрещали и сломались, органы сжались, кожа лопнула, и кровь выплеснулась наружу, покинув искорёженную плоть…

 

***

 

«Янус» продолжал своё плавание. Шхуна быстро двигалась, рассекая волны и оставляя за собой едва заметный пенный след. Вокруг корабля «растекалось» чёрное пятно с неровными, будто колышущимися краями. При взгляде с самолёта могло показаться, будто судно плывёт в центре огромной нефтяной лужи и тащит её за собой.

Теперь «Янус» изменил направление. Он возвращался к тому месту, где встретился несколько дней назад с «Мантикорой».

Его живые, пульсирующие внутренности содрогались, обрабатывая и усваивая информацию, дополняя те сведения об окружающем мире, которыми уже обладало существо. Электронные импульсы отправлялись по нервным канал вниз, на глубину, где располагался его мозг, окружённый вихрем чёрных переплетающихся волокон.

Тварь тщательно готовилась к новому захвату: на этот раз нужно постараться избежать прошлых ошибок, которые всё время возникали при постройке копий. Смешение эпох и появление чужих предметов были самыми частыми. Добиться естественной имитации работы двигателей тоже было нелегко — существо любило порядок во всём, а механические части настоящих кораблей часто давали сбои, и люди через некоторое время начинали чувствовать подмену. Впрочем, это не так уж и важно… Главное, что в конце концов их всегда охватывал страх, защитные барьеры рушились, и они становились частью единого организма — и душой, и телом!

 

***

 

Погода начала портиться ещё с вечера: небо потемнело, откуда-то набежали тучи, и волны приобрели холодный свинцовый оттенок. Поднялся пронизывающий, слишком холодный для этих широт ветер. Потом неожиданно он превратился в настоящий ураган, и, вопреки прогнозу, разразилась гроза. Спасательное судно «Буллхэд», посланное береговой охраной на поиски «Мантикоры», и его команда боролись со штормом до пяти часов утра, когда небо прояснилось так же стремительно, как потемнело накануне. Люди с облегчением отправились отдыхать, оставив лишь вахтенных следить за горизонтом.

Когда второй помощник капитана заметил вдалеке дрейфующую шхуну, было около десяти часов. Он попытался связаться с кораблём, но безуспешно. Пришлось послать одного из дежуривших матросов за капитаном.

— Это «Мантикора»? — спросил тот, входя на мостик. Вид у него был сонный, он на ходу застёгивал пуговицы кителя. — Что-то маловата.

— Так точно, сэр, — согласился помощник, — маловата. Это скорее шхуна.

— По-прежнему не отвечает?

— Никак нет.

Капитан пригладил волосы и надел фуражку.

— Название рассмотрели?

— Никак нет. Слишком далеко.

— Подойдём поближе.

Следующие десять минут моряки провели в молчании. Наконец капитан поднял к глазам бинокль, подкрутил колёсики.

— Это «Янус», — сказал он. — Судно, обнаружившее «Мантикору».

— Что они тут делают? — удивился второй помощник. — Им дали разрешение продолжать плавание. Неужели решили дождаться нас?

— Я не вижу сигнальных флагов, — сказал капитан, опустив бинокль. — Такое впечатление, что на борту никого нет.

— Не может быть.

Капитан потёр переносицу. Глаза слегка резало от недосыпа.

— Готовьте группу для высадки на борт, — распорядился он. — Надо выяснить, что случилось.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх