DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Виктор Точинов: «Задача — собрать лучшее за последние три десятилетия»

Пять лет назад DARKER уже беседовал с Виктором Точиновым о серии малотиражных изданий «Русская жуть». Почему тогда проект оказался заморожен? Как теперь будет проходить его возрождение? Как за пять лет изменилась концепция? Чтобы ответить на накопившиеся за прошедшее время вопросы, мы снова вызвали на интервью главное действующее лицо проекта — Виктора Точинова.

Пять лет назад «Русская жуть» задумывалась как проект, ставящий своей целью собрать воедино современный российский хоррор. За прошедшее время современный русский хоррор очень сильно изменился. Как можно, в связи с этим, сформулировать концепцию возрожденной «Русской жути»?

Я бы чуть иначе сформулировал задачу проекта… Собрать воедино весь современный российский хоррор едва ли возможно. Да и ни к чему… Ну зачем включать в состав дорогой коллекционки тексты проходные, написанные впопыхах к очередному конкурсу и затем как-то просочившиеся в печать? (Я уж не говорю о сетевом сегменте росхоррора.)

Задача была и остается чуть иной — собрать ЛУЧШЕЕ за последние три десятилетия. Самые достойные образцы жанра, выходившие и в девяностые, и в нулевые, и в текущем десятилетии.

Разумеется, сколько людей, столько и мнений о том, что в жанре лучшее, а что не очень… Но я не сторонник отбора методом всеобщего голосования или же таргет-групп. Вкладываю в проект свои силы, время, деньги — и полагаюсь на свой литературный вкус. А у читателей остается опция проголосовать за результат рублем. Или не проголосовать.

Итак, задача проекта осталась прежней. Но, действительно, изменения за пять лет произошли очень значительные, — на новом фоне «Русская жуть» видится чуть иначе…

Что изменилось?

В-первых, росхоррор сумел выдвинуться из достаточно маргинальной ниши и занять прочные позиции на книжном рынке. Об успешных проектах «Астрели» и Парфенова М. С. все мы знаем: это и «ССК», и «13», и начавшие выходить сольные книги авторов темного жанра. Но это не первая ласточка, которая весны, как известно, не делает. В «Эксмо» Варго-серия, как ее ни хоронили, живет и здравствует, выходят все новые книги. Более того, там же запланированы другие, даже более тиражные хоррор-проекты. Прочие крупные издательства, ранее о хорроре и слышать не желавшие, сами проявляют интерес к жанру. Например, очень надеюсь, что ИД «Ленинград» кое-чем нас до конца года порадует (загодя раскрывать карты не буду, боюсь сглазить: сам причастен к реализации этих проектов). Начались разговоры об издании на бумаге «темной» периодики, причем речь не о фензинах с мизерными тиражами, создаваемых «на коленке» бескорыстными энтузиастами, — а о вполне себе тиражных и гонорарных журналах и альманахах. Да, пока это лишь разговоры. Но любое дело начинается с идеи и ее обсуждения. Раньше о таком и заикаться не стоило, никто даже слушать не хотел…

Во-вторых, из «темной волны» молодых авторов хоррора, традиционно связываемой с DARKER, ЛО «Тьма» и «Чертовой дюжиной», выделилась плеяда вполне состоявшихся писателей: научившихся неплохо писать, имеющих на счету не только публикации в сборниках и периодике, но и сольные книги, — и при этом не поддавшихся издательскому давлению, не сменивших темный жанр на звездолеты и эльфов-гоблинов. Да и «старая гвардия», казалось бы, безнадежно ушедшая в сценаристику или в другие литературные направления, — постепенно возвращается, напоминает о себе новыми жанровыми текстами.

Есть, кому писать, есть издательский интерес — налицо все предпосылки для выхода российского хоррора на новый уровень, количественный и качественный.

На этом фоне и «Русская жуть» выглядит иначе — из проекта, выпадавшего из общих тенденций рынка, превращается во вполне мейнстримную затею.

 

Перед тем как приступить к возрождению проекта, было издано три авторских сборника. Как опыт, полученный при работе над этими тремя томами, скажется на работе над следующими книгами серии? Все ли работает так, как было задумано?

В общем-то два тома «Русской жути» за авторством Точинова предусматривались в проекте изначально, вместе с олдскульными представителями жанра: Лидиным, Щёголевым, Щепетнёвым и другими, — с целью издания их сольных томов, плюс к тому планировалась антология, составленная из произведений авторов «новой волны».

И поначалу все шло по плану: первый том, за моим авторством, вышел в феврале 2014 года.

Но затем в жизни автора проекта произошли разные события, с литературой никак не связанные… Последствий у них оказалось много, и одно такое: проект был на три года заморожен.

Возрождением «Русской жути» я занялся лишь в 2017 году. И, разумеется, все подводные камни, с которыми пришлось столкнуться при издании первого тома, были учтены. Однако появились новые — все знают, что произошло с рублем и с его курсом: все типографские работы делают на импортных материалах и стоимость их выросла.

Сбивать же цену, ухудшая качество (печатая на быстро желтеющей российской бумаге, например) я был не готов.

 

Что можно сказать про интерес к «Русской жути» со стороны читателей? Много ли вернулось тех, кто заинтересовался проектом еще до заморозки?

Подписавшиеся на книги других авторов, отчаявшись дождаться новых томов, частично разбежались, — и два следующих тома я отпечатал меньшим тиражом и за свой счет, для любителей собственного творчества. Но на том запас моих текстов, попадающих под определение «Русская жуть», почти исчерпался.

Проект (и я вместе с ним) очутился на развилке. Либо окончательно трансформировать книжную серию в собрание сочинений Точинова, отказавшись от наименования «Русская жуть», — многие мои книги ну никак не попадают под это определение. Либо возвращаться к первоначально задуманному межавторскому формату.

Результатом раздумий стало соломоново решение: разделить проект на две линейки книг.

Пусть издается собрание сочинений — зачем ломать налаженное и работающее?

Но параллельно имеет смысл (после легкого ребрендинга оформления серии) вернуться к изначальной задумке. Чем сейчас и занимаюсь…

 

С кем из авторов уже есть договоренность принять участие в возрождении проекта? Насколько охотно они соглашаются? Не настораживает ли их тот факт, что однажды проект уже был заморожен?

Они соглашаются? Их настораживает?

Все обстоит слегка наоборот.

Это меня кое-что насторожило. Это я раздумываю и сомневаюсь, стоит ли вновь приглашать тех же людей.

Дело вот в чем: подобные проекты, не опирающиеся на книготорговые сети крупных издательств, нуждаются во всемерной информационной поддержке, в раскрутке, — в том числе и со стороны самих авторов. Продвижение в соцсетях, работа с читательскими пабликами и заведения своих, презентации, баннеры, постеры, конкурсы репостов… Во всем этом писатели старой школы в большинстве своем не ориентируются. Работают, как привыкли работать в прошлом тысячелетии: заслали мне рукописи — давай, издавай, продвигай… Они (не все, но многие) даже сейчас смысл и значение слова «буктрейлер» узнают от меня.

Я ведь первыми издал свои книги не из личных амбиций, у меня хватает изданных книг, чтоб не отвлекаться на такую ерунду. Просто я тогда, пять лет назад, занимался продвижением на разных сетевых площадках: Фантлаб, DARKER, Живой Журнал, ВКонтакте и т. д. Я тогда понимал в сетевом маркетинге гораздо меньше, чем сейчас, — но остальные-то вообще сидели на попе ровно, одно (!) объявление в полудохлом ЖЖ на всех. Одно! На всех! В результате только на мои тома собралось достаточно подписчиков, чтобы начать процесс…

У писателей новой формации дело продвижения себя поставлено иначе. Вопрос на засыпку: если сравнить условного Щёголева с условным Кожиным, — у кого больше читателей?

Правильный ответ: у Щёголева. Никакого отношения к таланту и качеству текстов этот факт не имеет — кто успел застать времена многотысячных тиражей, у того и больше.

Но читатели условного Щёголева рассеяны и разбросаны по безбрежным сетевым просторам, и разыскивать их там, чтобы оповестить: у вашего любимого автора выходит малотиражка, — у меня возможности нет.

А условный Кожин со своими читателями работает, собирает их воедино… короче, продвигает себя, любимого, и правильно делает.

И встает второй вопрос, риторический: кто же из этих условных двоих более интересен как потенциальный автор «Русской жути»?

 

Анонсированная пять лет назад антология «Страшно аж жуть» будет возрождена вместе с проектом?

Антология не просто запланирована — она выдвинулась из конца списка и стоит сейчас на первом месте в планах. Предварительное название «Темная волна: The Best».

Это будет особая антология, в корне отличающаяся от тех жанровых сборников, что сейчас публикуются.

Потому что если комплектовать толстенный том (42–45 авторских листов) по обычному принципу: один автор — один рассказ (максимум два), да еще привычного для сетевых конкурсантов объема, — получится сборная солянка, малосъедобная и насыщенная текстами не самого лучшего качества.

Авторов у антологии будет всего лишь пять. Топ-5 «темной волны», а я выступлю в лучшем случае как автор предисловия.

Зато каждому достанется объем, примерно равный объемам книг Варго-серии. Можно издать рассказы, можно повести, а можно (при наличии и желании) даже небольшой роман.

Фамилии пока не назову, хотя предварительные переговоры с пятеркой авторов уже проведены. Следите за рекламой…

 

Какие идеи, кроме авторских сборников и антологии, хотелось бы воплотить в рамках проекта?

Из задуманного формата антологий прямо вытекает идея дочерней подсерии. Не составит большого труда и не потребует больших затрат «вырезать» из макета антологии корпус текстов отдельно взятого автора, слегка подправить верстку и издать отдельной книгой. Если учесть, что тексты будут уже сверстаны, пройдут корректуру и редактуру и потребуются расходы лишь на типографию, — цена у этих томиков будет не коллекционной, вполне бюджетной. Первая ласточка, кстати, уже выпорхнула из гнезда, — часть «Русской жути-3», ее заглавный роман «Молитва Каина» за моим авторством, выходит отдельной небольшой книгой и вот-вот появится в продаже в «Ленкниготорге».

 

Если один из современных авторов хоррора, ранее не приглашённых в серию, хочет издать книгу в «Русской жути», что ему нужно для этого сделать и чем обладать?

Что сделать? Обратиться ко мне.

Чем обладать? а) корпусом текстов соответствующего объема. б) желанием и возможностью заниматься продвижением книги, причем еще до того, как началось ее производство. Пока оплаченные предзаказы не покроют хотя бы больше половины планируемых затрат, ничего не начнется… Это и к моим книгам относилось и относится, и к антологии, и вообще ко всем томам проекта.

 

Сам проект заинтересован в привлечении новых авторов?

Заинтересован, раз уж я привлек пять новых авторов… А дальше посмотрим, что нам удастся сделать объединенными силами в плане маркетинга и продвижения. Дальнейшее планирование будет основано исключительно на результатах данного этапа.

 

Какие планируются тиражи и цены?

При минимальном тираже 30 экз. цена составляет сейчас 3000 руб. за том. Недешево, но желающие находятся. При увеличении тиража цена будет падать — расходы предтипографского цикла будут распределяться на большее число книг, да и типография дает скидки, начиная с определенных объемов.

Так что все в наших руках — чем больше наберем читателей, тем дешевле получатся книги при том же качестве.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)