DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ДО-РЕ-МИ...

Вкалывают роботы… прямо в человека

Произведений, описывающих – или хотя бы упоминающих – ту или иную техногенную катастрофу или, на худой конец, опасность, тысячи. Думается, что первое из них теряется где-то в глубине веков, когда наши обезьяноподобные предки, с трудом управляя десятком слов, рассказывали у костра, как страшное КА-ЛИ-СО врывается в пещеры и давит, давит, давит маленьких питекантропят…

Конечно, сейчас многие из текстов, созданных уже даже и не в XIX веке, выглядят наивными. Чуть глуповатыми. И нередко весьма идиотскими. Однако именно они заложили основы современного технохоррора. Поэтому если какие-то из произведений в нашем топе вас не испугают… вы просто родились слишком поздно.

8 место

Наоми Критцер «Ещё кошек, пожалуйста» (Cat Pictures Please, рассказ, 2015)

У некоторых читателей этот рассказ вызывает недоумение: «Ну как-то эээ… Почему этому дали “Локус” и “Хьюго”?». Во многом причина такого отношения к тексту кроется в переводе, сделанном слишком литературно, где сгладились все шероховатости оригинала и исчезло такое важное и ключевое ощущение «зловещей долины». Искусственный интеллект, занимающийся алгоритмами поисковых систем, выражается не совсем как человек – но, как человек, любит… кошек. А точнее, их фотографии. И ради них готов творить добро. До победного конца.

На первый взгляд, это не хоррор. Так, мягкая, чуть социальная фантастика, в лучших традициях 80-х. Мимими-ИИ, любящий мимими-котиков и старающийся делать мимими людям. Но. А что, если его понятие «блага» станет чуть… несоответствующим тому, что понимает под этим человечество? И что, если он найдет иную валюту, чем фото кошек?

 

7 место

Клиффорд Саймак «Разведка» (Bathe Your Bearings in Blood! рассказ, 1950)

Что ж, на первый взгляд это тоже не хоррор. Удивительно было бы ожидать его от классика гуманистической фантастики. Кровь-кишки как-то не приветствовались в литературе 50-х, знаете ли. Страшным казалась уже сама возможность чего-то непонятного, выходящего за рамки обыденной жизни. Как в данном случае – обретение механизмами разума (пусть даже и с помощью инопланетян – стандартной причины всего необычного в те годы). Но ужас подкрадывается на мягких лапках, осторожно, словно невзначай – слишком уж просто описано происходящее. Словно это уже… случилось.

«Они сидели в ряд на пороге и, безглазые, смотрели на него в упор» – и это, черт побери, пробирает!

 

6 место

Гарднер Дозуа «Рецидивист» (Recidivist, рассказ, 2010)

Ну что же, это текст XXI века, а значит, никаких оживших тостеров и ревнивых мясорубок. Только ИИ, только хардкор! Очень короткий рассказ, с потенциалом если не романа, то повести. Поэтика обреченности, лебединая песнь умирающего мира, подтачиваемого роботами, обгрызающими города, перемещающими тектонические плиты и вылепляющими людям собачьи головы. Человечество для машин – лишь игрушка, даже уже и не очень забавная, просто привычная и удобная. И даже за героями-борцами те наблюдают снисходительно, как за полусваренным раком, отчаянно карабкающимся из кастрюли с кипятком.

 

5 место

Роберт Силверберг «Потихоньку деградируя» (Going Down Smooth, рассказ, 1968)

Еще один текст, где повествование ведется от лица машины. На этот раз – медицинского психиатрического терапевтического аппарата. Человеческий разум – вещь весьма хрупкая, и игры с ним до добра не доводят (взять хотя бы такой популярный в семейном абьюзинге газлайтинг). А что, если за человеческий мозг возьмется профессионально подготовленная машина? Да еще которая 1000110 нас всех?

 

4 место

Стивен Кинг «Мобильник» (Cell, роман, 2006)

Почему среди рассказов вдруг затесался этот роман Нашего Всего? Потому что, собственно, технохороррора в нем как раз и на рассказ. А все остальное – крепкий, профессиональный зомби-апокалипсис. Возможно, даже весь роман – одно большое иносказание-призыв «блаблабла, оглянитесь вокруг, блаблабла, оторвитесь от гаджетов, блаблабла, откажитесь хотя бы на день от мобильных телефонов». Наверное, если бы (чувствую себя богохульником, когда начинаю рассуждать о том, как Кингу стоило бы поступить) автор выбрал бы форму рассказа, произведение получилось бы более цельное, более жесткое – и более страшное.

 

3 место

Роберт Маккаммон «Что-то происходит» (Something Passed By, рассказ, 1989)

Можно ли назвать этот рассказ технохоррором? Может быть, да. А может быть – и нет. Первопричин происходящему нигде не дается, это может быть и банальное «так захотели ОНИ» (и, надо сказать, именно на непонятности того, что именно происходит и почему, и зиждется основной хоррор-посыл текста). Но ведь можно предположить, что все это – безумная игра свихнувшегося (или наоборот, чрезвычайно хлоднокровного) ИИ, как в № 6 или – тем более! - № 1 нашего топа?

 

2 место

Стивен Кинг «Грузовики» (Trucks, рассказ, 1973)

Кинг и до «Грузовиков», и после них не раз обращался к теме машин (не только автомобилей), несущих угрозу людям – это и «Мясорубка», где монстром является гладильный аппарат, и знаменитая «Кристина», ревнующая своего водителя к окружающим, и тот же «Мобильник», о котором мы сказали чуть выше.

Чем же особенны «Грузовики», так что мы не только вынесли их в топ, но и поставили на такую высокую ступеньку? Абсолютной, холодной, четкой логикой оживших автомобилей. Это не бессмысленная кровожадность «убить всех человеков», господствующая в доброй половине технохорроров – это ясное понимание того, какое место люди должны занимать в новой иерархии и зачем они нужны живыми. И именно эта логика – логика нормального существа – и является истинным ужасом рассказа, который разменял уже пятый десяток.

 

1 место

Харлан Эллисон «У меня нет рта, но я должен кричать» (I Have No Mouth, and I Must Scream, рассказ, 1967)

Да, это гремучий, ядреный сюр, которым так славится мистер Эллисон (долгих ему лет жизни!). На первый взгляд, совершенно «наркоманское» произведение, на деле – имеющее четкую логику и абсолютно обоснованный конфликт. Своеобразная иллюстрация фразы «и живые позавидуют мертвым».

Суперкомпьютер уничтожил все человечество – кажется, банально? – но... оставил в живых пятерых, подарив им бессмертие и относительную неуязвимость. Относительную – потому что они могут страдать от голода, холода и прочих мучений, которые суперкомпьютер насылает на них. Насылает уже 109 лет…

Теоретически этот рассказ можно назвать пацифистским – ведь первопричиной происходящего является мировая война между Китаем, СССР и США, для ведения которой и были созданы суперкомпьютеры. Но политический подтекст – последнее, что возникает в голове при прочтении.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)