ССК 2018

Ксоко: 1. Обсидиановая бабочка; 2. Бог с ободранной кожей / Xoco: 1. Papillon obsidienne; 2. Notre seigneur l'écorché

Сценарист: Тома Мосди

Художник: Оливье Ледруа

Жанр: мистика, детектив, сюрреализм

Издательство: Vents d'Ouest

Годы издания: 1994 («Обсидиановая бабочка»), 1995 («Бог с ободранной кожей»)

Похожие произведения:

Многие культуры, уже исчезнувшие с лица земли, остаются для нас и по сию пору terra incognita — и чем большие временные отрезки отделяют от нас эти цивилизации, тем меньше становится шанс узнать о них больше, прочувствовать и понять их. Наверное, именно эта таинственность, недоступность и увлекает исследователей.

Цивилизации Америки стоят несколько особняком: в регионе было довольно чёткое разделение на различные культуры — Мезоамерика с высочайшими достижениями майя и ацтеков (а также их предшественников: тольтеков и ольмеков) и Андская область, бывшая домом для инков. Почти все остальные культуры оказались ниже по уровню развития, чем вышеназванные. А из этих трёх самыми известными являются, наверное, ацтеки, или, как они сами себя называли, мешика. Теночтитлан, Монтесума, Кецалькоатль, человеческие жертвоприношения на рассвете — это всё они!

Видимо, заворожённый философией, мифологией и вообще миром людей мешика, автор сценария Тома Мосди и решил создать историю под названием «Ксоко». Однако одних индейцев ему было недостаточно, поэтому действие он перенёс в осенний Нью-Йорк 1931 года. Да и вообще, его сюжет стартовал довольно далеко от ацтеков...

«Обсидиановая бабочка» начинается с безжалостных убийств, в которых повинен Бруклинский Потрошитель (названный так по аналогии с известным персонажем Джеком). Полиция пытается разобраться в этом деле, но преступник до поры до времени не даётся в руки защитников правопорядка. В убийствах не улавливается мотив, самого Потрошителя никто не видел, и полицейские не могут быть уверенными, куда будет нанесён следующий удар. Расследование ведёт детектив Маккалан, которому однажды звонит девушка по имени Мона Гриффит, торговка антиквариатом, с предложением помощи. Дело в том, что у её отца был обсидиановый нож — наследие, доставшееся от ацтеков: таким на рассвете приносили человеческие сердца во славу солнца. И вот теперь этот артефакт пропал, а ведь Потрошитель, по всей вероятности, орудует каким-то ритуальным клинком, вырезая у жертв сердце!

Параллельно с расследованием детектива происходят странные события с участием человека по имени Ксоко — индейского посланника в городе камня и бетона. Его, как бы сказать, путешествия нам показаны довольно непонятно и сюрреалистично: этот человек накрепко связан с иным миром, миром богов и духов. И ищет он тот самый обсидиановый нож, потому что это вовсе не обычный клинок: в нём есть нечто странное, подчиняющее своего владельца чужой злой воле.

Мона Гриффит, едва ввязалась в сюжет с пропажей артефакта, который принадлежал её отцу, тут же становится главной героиней повествования. На её долю выпадают нешуточные страсти вплоть до встречи на заброшенном складе с человеком в шляпе и с горящими безумно глазами. Тот, сжимая в руках многострадальный обсидиановый клинок, пытается убить девушку! Но тут появляется индеец Ксоко — прям как снег на голову! — и спасает Мону. Выясняется, что в ноже заключена воля Ицпапалотль — ацтекской богини судьбы. Её имя значит: «Обсидиановая бабочка». И Ксоко нужно завладеть этим клинком — собственно, для этого он и был послан в Нью-Йорк.

Так что первый том истории заканчивается на том, что Потрошитель пойман, и полиция закрыла расследование по этому делу. Благодаря действиям Ксоко кинжал был засунут в ножны, в связи с чем клинок потерял свою демоническую силу, и Ицпапалотль потерпела поражение. На этом бы всё и закончилось, если бы за ножом не охотилась ещё одна влиятельная группа людей... Во втором томе она выходит на первый план, а значит, обладателю кинжала Ксоко нужно бежать... вместе с Моной!

Несмотря на то, что вышестоящее начальство закрыло дело Бруклинского Потрошителя, Вилли, напарник детектива Макаллана, продолжает копать. Во втором томе «Бог с ободранной кожей» он, безуспешно попытавшись разыскать пропавшую торговку антиквариатом Гриффит, решает ехать в Сиэттл. Там в психлечебнице содержится инспектор Лаццари, который вёл дело об убийстве отца Моны — это дело и довело его до сумасшествия. Несмотря на то, что из бывшего инспектора он не может вытянуть ничего, Вилли всё-таки не уходит с пустыми руками из больницы. Он узнаёт несколько имён, которые связаны с таинственной группой оккультистов под названием «Дети рассвета».

То же самое узнаёт и Мона Гриффит, но иным путём. В сопровождении Ксоко она отправляется в загородный дом, где встречается со старым другом своего отца. Тот рассказывает о возникновении и деятельности «Детей рассвета» — группы, в которую когда-то входил и он сам, и Гриффит. Будучи членом этого кружка, отец Моны увлёкся ацтекским артефактом — обсидиановым жертвенным клинком, — причём увлёкся настолько сильно, что стал изучать старые манускрипты, которые могли бы поведать об этом клинке, не сказав ни слова товарищам.

Однако «Дети рассвета» не были всё же простофилями, и цепь событий привела к тому, что отец Моны был убит, а его дом перевёрнут вверх дном — искали, совершенно ясно, обсидиановый нож. В то время им это не удалось, но сейчас клинок близок: просто приди и отними его у грязного индейца! «Дети рассвета» — если не все, то, по крайней мере, самая влиятельная часть группы, — ещё живы и здоровы. И они приближаются к цели: с помощью клинка они могут открыть путь в этот мир таинственному Богу с ободранной кожей! У самих «Детей...» уже есть и свои «дети»: люди, которых они заманили к себе обещаниями хорошей и справедливой жизни в противовес тому, что творится на улицах Америки (дело ведь происходит в конце 1931 года, в разгар Великой Депрессии)!

Чем дальше погружаешься во второй том, тем менее понятным становится происходящее. Напряжение нарастает при приближении к развязке, в которой участвуют не только люди (Ксоко и индейцы, Мона Гриффит, «Дети рассвета», детективы), но и, кажется, сами боги! Мистические события развёртываются перед глазами с широким сюрреалистическим размахом. Битва предстоит эпичная — с участием воплотившейся Ицпапалотль, защитником мира Ксоко, чуть ли не обезумевшим «Дитём рассвета», цель которого, казалось бы, так близка, и грандиозным пожаром в высотном здании с колоссальными разрушениями. И после этого сражения, дивясь тому, что здесь недавно творилось, на сцену выходят детективы, чтобы найти Мону Гриффит в состоянии шока — с совершенно безумным, бездумным взглядом и поседевшими волосами.

Что ж, на этом вторая книга «Ксоко» заканчивается, оставляя нас в некотором недоумении. С одной стороны, история вроде бы подошла к финалу, но слишком многие ниточки оказались оборваны, так что возникает мысль о продолжении. Которое, кстати, последовало спустя несколько лет (вышло ещё две книги), но иллюстратором был уже другой художник.

Оливье Ледруа (больше всего знакомый отечественному читателю по комиксу «Реквием: Рыцарь-вампир») потрудился над двумя томами «Ксоко» на славу. Если мы возьмём «Обсидиановую бабочку», действие которой разворачивается на излёте осени 1931 года, то тут всё как полагается: тёмные, мрачные пейзажи с вечным дождём. Угрюмые детективы, шатающиеся по грязным переулкам и неприветливым подъездам. Оскаленные гримасы Потрошителя, хмурые взгляды патологоанатома тоже играют на мрачную атмосферу. Даже Мону Гриффит Ледруа изобразил так, что не остаётся сомнений: и в ней есть нечто демоническое...

А если обратимся к «Богу с ободранной кожей», когда действие уже переносится к началу зимы 1931 года, то тут у художника тоже всё в порядке. Снег, снег, снег... но он не кажется чистым и белым. Здесь царит метель и стужа, какой уж там «мороз и солнце»! Пейзажи всё так же унылы и темны, а лица персонажей нисколько не изменились. Хмурые, злые, печальные... В этом томе, кажется, больше действия, чем в первом, в том числе добавились погони и перестрелки, запечатлённые живо и динамично.

Особое место занимают панели с участием индейцев и разных мистических сущностей. Они странны и сюрреалистичны, выполнены в основном в красных или серебристо-серых тонах. И потусторонняя сторона действительности, тонущая в этих непривычных оттенках, чувствуется особенно остро.

«Ксоко» — это мрачная детективная (местами даже вполне нуарная) история с использованием мистических практик и мифологии ацтеков. Люди, боги и демоны слились здесь в огромный клубок, который не получается сразу распутать. Если вы желаете проникнуться «Обсидиановой бабочкой» и «Богом с ободранной кожей», читать эти книги по диагонали нельзя. Тут можно наслаждаться каждой панелью, каждой деталью. Автор сценария Тома Мосди и художник Оливье Ледруа сделали славную работу, связав воедино нетривиальный сюжет и замечательный рисунок.

Ещё стоит упомянуть, что «Обсидиановой бабочке» предшествует эпиграф из Артура Макена, а «Богу с ободранной кожей» — из Уильяма Питера Блэтти. Так что погружение в кошмар начинается сразу и без предупреждения. Следуя за папалотлем*, будьте осторожны!


* Папалотль — «бабочка» на языке науатль.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх