ПОЛУНОЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Раз, два, три, четыре, пять

Я иду тебя искать.

Как найду тебя — беги:

Вырву печень и кишки.

Семь, шесть, три, один и восемь

Разобью тебя я оземь

И добью-ка топором.

Слышишь? Пусто ведь кругом.

Раз, два, семь, четыре, три

Ты на месте-ка замри.

Скоро будет крови много,

Не учесть тебе урока.

К чему только создатели фильмов ужасов не обращаются в надежде испугать зрителя! Они проверяют на прочность нервную систему маньяками, перерезающих людей целыми пачками, монстрами вернувшимися с того света и жаждущими отмщения, зловещими призраками, поедающими человеческую плоть зомби и прочей нежитью. Постепенно это приедается и уже не так пугает. Когда в очередной раз видишь записку «Я знаю, что вы сделали прошлый летом», просто отмахиваешься и думаешь, что и вправду неплохо отдохнул. Когда слышишь таинственный шорох в подвале, то понимаешь, что спускаться туда с подружкой-блондинкой вдвоем не стоит. И непременно стоит беречь свое целомудрие. Девственников никогда не убивают первыми.

Довольно просто, не так ли?

Но, что делать, если повстречался с несчастным ребенком, который, к тому же, умоляет помочь? В его маленьких ясных глазках столько боли, что единственно верным действием кажется обнять и успокоить малое дитя. Так кажется ровно до того момента, когда одним уверенным движением нож входит в спину по самую рукоять.

Это всегда работает. Это всегда неожиданно. Всегда ужасает и заставляет озираться по сторонам и вглядываться в темноту не в поисках неведомых чудовищ или свихнувшихся психов с бензопилами, а маленьких детишек, крепко сжимающих в объятиях плюшевых медвежат.

Подобные персонажи не раз становились ключевыми фигурами в кино и неизменно щекотали нервы самых матерых любителей фильмов ужасов. За каждым из них скрывается свое прошлое, и каждый готов показать его по-своему.

Для поклонников недетских деяний злобных детишек есть вот такая история.

Когда звенит звонок, оповещающий об окончании последнего урока, школа пустеет в считанные минуты. Детишки разбирают свои вещи, надевают куртки и с криками выбегают на улицу. И вот, спустя пару минут, когда всеобщая толкотня в коридорах сходит на нет, замешкавшийся второклашка, робко озираясь по сторонам, тихонько скрипит входной дверью и выскакивает наружу.

Следом за ним, в более чинной и спокойной манере, с кипами тетрадок наперевес школу покидают учителя. Охранник проходит по коридору, оглядываясь по сторонам, и закрывает входную дверь изнутри.

И вот тут-то и начинается самое интересное…

Дети — сложный и непонятный маленький народец. Говорят, они самые жестокие существа на свете. В этом есть своя правда. Дети смотрят на мир широко открытыми глазами, воспринимая его ярко, остро и незамутненно. Они говорят, что думают, и делают, что хотят.

Еще говорят, что дети — это самое прекрасное, что есть на земле. Но они бывают разными. Кто-то любит играть в классики, кто-то — читать книжки и смотреть мультики, те, кто постарше — гулять с друзьями. У наших ребятишек весьма специфические увлечения. И они требуют особого подхода.

Воспитателей и учителей для этой группы подбирают с собой тщательностью. И сразу же, уже при приеме на работу, вручают грамоту за храбрость. Нужно обладать невероятно крепкими нервами и быть чертовски отважным, чтобы с ними заниматься. Одной любви к детям будет недостаточно, когда закроется дверь класса.

Хотите узнать, что нужно натворить, чтобы попасть в группу продленки школы № 13? Для этого нужно рассмотреть каждого ученика по отдельности, попутно заглянув в их личные дела.

Юленька (2009)

За первой партой сидит Юленька. Она вежливо поднимается с места и здоровается с преподавателем. Умница, отличница, красавица. Развита не по годам. Искусный манипулятор, тиран, садист. Убийца с ангельским личиком. У Юленьки явно выраженный синдром навязчивых состояний из-за смерти любимого отца. Поэтому она весьма чувствительна к вниманию со стороны взрослых. Особенно мужчин. Особенно привлекательных. Ей не хватает ощущения полноценной семьи и любви. Юленька очень целеустремленная девочка и всегда добивается своего. Ее методы безжалостны, поэтому не стоит стоять у нее на пути. Можно ненароком утонуть, лишиться головы или позвоночника. Не слишком радостные перспективы.

Дело № 39 (Case 39, 2007)

За соседней партой — Лилит. Чудесная маленькая девочка, которая хочет любви, понимания, а также… полного подчинения и потакания своим желаниям. В противном случае она с радостью воплотит в жизнь все твои страхи и заставит во что бы то ни стало следовать своим планам. Если возникнут возражения — добро пожаловать в ад. Можно смело записывать свое имя в список смертников наряду с именами ее дядь, теть, родителей, парочки детишек с курсов по реабилитации и местного работника соцслужб, с полицейскими в придачу. У нее, действительно, адские аппетиты и упорства ей не занимать. Лилит с легкостью войдет в доверие к любому, ведь вряд ли кто-то сможет отказать в помощи ребенку, который попал в беду.

Добрый сынок (The Good Son, 1993)

Для того чтобы вершить зло, вовсе не обязательно быть одержимым Дьяволом. Достаточно однажды совершить дурной поступок — и остаться безнаказанным. Таковы правила Генри Эванса. Он растет чрезмерно любопытным ребенком. Даже сейчас Генри зорко оглядывается по сторонам, раскачиваясь на стуле, придумывая, какую очередную пакость совершить.

Ему всегда хотелось попробовать все: если нарушать правила — то непременно с нарушением границ частной собственности и битьем стекол, если мастерить арбалет — то стрелять по живым мишеням на поражение, если устраивать розыгрыш — то непременно кровопролитную аварию на дороге. Ну, а уж если решил проучить младшую сестренку — то ее стоит вытолкнуть на тонкий лед. Ах да, при всем при этом нужно не забывать выглядеть прилежным ребенком и перекладывать всю вину на кузена, у которого «настал трудный период, ведь он потерял мать». Генри не переносит, когда ему что-то указывают или запрещают, и собственнически относится к своим вещам. Неважно, что он имеет в виду. Поплатятся все — и маленький братик, которому отдали его детские игрушки, и мама, которая уделяла слишком много внимания его брату и сестре. Они заслужили смерть. И точка.

Папина дочь (Daddy's Girl, 1996)

За партой у окна сидит Джоди Митчелл. Предыдущий директор, решивший отправить ее в школу-интернат, чтобы хоть как-то повлиять на ее поведение, поплатился за это жизнью. А все потому, что Джоди обожает своего приемного отца, ведь он любит ее и проводит с ней так много времени, он — самый лучший на свете. Папочка смастерил ей кукольный домик и сделал десяток игрушек, похожих на ее знакомых и родных. Джоди не обращает внимания на учителей, она с хладнокровной расчетливостью закрывает кукол в коробки: на бывшего директора случайно упал книжный шкаф (хлоп — и крышка картонной коробочки закрылась); бабушка, которая требовала от любимого папочки бросить свою мечту и найти постоянную работу, упала с лестницы (крышечка — хлоп!); работник социальной службы, решивший проверить, как ведет себя Джоди в приемной семье, совсем потерял лицо (хлоп!); мама упала с балкона, решив подать на развод (куколка никак не хочет укладываться в коробку!). «Почему меня все бросают?» — тихонько всхлипывает Джоди. Скорее всего, за этим маленьким рыжим Дьяволенком сегодня никто не придет. Реальность так сурова!

 

Боль (Hurt, 2009)

Закрывать кукол по коробкам ей помогает Сара Парсонс. Этой девочке тоже недостает отеческой любви. У нее было тяжелое детство: ее часто поколачивала родная мать, но в те минуты, когда отец был рядом — жизнь была прекрасна. Ровно до того момента, пока не выяснилось, что у папочки есть еще одна семья. И когда мамочка в гневе расправилась с отцом, подстроив автомобильную аварию, и погибла сама, совершенно одинокая и ожесточенная Сара попала в детский дом. Оттуда ее направили в семью, которая разделила с ней отца. Сара смотрит исподлобья, подмечая самые мельчайшие детали. Она очень сообразительна. Знает, как втереться в доверие, притворившись нуждающейся и несчастной, как найти уязвимые места своих противников, как столкнуть их лбами и настроить друг против друга, как уронить груду арматуры в точно намеченное место, как подкинуть видеокассету и испортить машину, заставив озираться по сторонам людей, попавшихся в ее ловушку, как подменить лекарства и без особых усилий избавиться от диабетика. Ах, да, еще она очень любит играть с волками. Не правда ли, очаровательный ребенок?

 

Другой (Godsend, 2004)

Адам Данкан без передышки рисует дома в огне. Этому мальчику тоже не повезло. Когда ему было восемь, он стал жертвой несчастного случая. А когда неизвестный ученый предложил его убитым горем родителям пойти на эксперимент — они согласились. И Адама клонировали. Теперь ему снова восемь. Но он совсем не похож на того жизнерадостного и общительного ребенка, каким был раньше. Теперь в нем соседствуют две личности, сражающиеся за право превосходства. И более сильная и озлобленная берет верх. Зовут эту личность Заккари. Он же — погибший сын того самого неизвестного ученого. Заккари — необычный мальчик. Он подвержен пиромании, нелюдим, жесток и кровожаден. Сегодня Адам удивительно замкнут и тих, ведь вчера Заккари пытался убить его маму. Кто из них одержит победу в этой борьбе за жизнь — неизвестно. Никто не решается делать ставок.

Дитя тьмы (Orphan, 2009)

Через плечо за ним подглядывает Эстер. В сверстнике ее интересует лишь его способность к рисованию. У Эстер совсем другие вкусы, несвойственные девочкам ее возраста. Впрочем, об этом сложно судить. Ведь под обличием маленькой девочки, прилежно расправляющей складочки на платье и вплетающей в волосы ленточки, скрывается тридцатилетняя женщина. У Эстер проблемы с гормоном роста, поэтому, в свои взрослые годы она выглядит десятилетней. Что весьма помогает ей втираться в доверие к семьям, желающим подарить любовь брошенному ребенку. Эстер так старается угодить приемному отцу, что без малейших нареканий выполняет дополнительные задания в школе. Ведь на новоиспеченного папочку у нее коварные планы, включающие красную помаду, маленькое черное платье и высокие каблуки. Ну, или же нож в сердце, если он не оценит ее привязанность и желание позаботиться особенным способом о том, кто подарил ей новую семью.

Омен (The Omen, 1976)

В углу за последней партой сидит Дэмиен Торн. Дети в школе его побаиваются. Даже в этом классе детишки стараются держаться от него подальше. Он практически не говорит. Порою истерит и кричит в голос при виде крестика или иконки. Ведь он — дитя тьмы, дьявол во плоти. Говорят, что лишь появившись на свет, он уже ступил на темную сторону, убив новорожденного малыша семьи Торн. И по стечению обстоятельств и доброте своего новоиспеченного отца, Дэмиену выпал шанс вырасти в состоятельной, влиятельной и любящей семье. Он чрезвычайно смышленый малыш. Видите, как он смотрит хмурым, пронзительным взглядом, от которого всех бросает то в жар, то в холод, взглядом, совершенно несвойственным ребенку? Даже такому ребенку, который расправился с собственными родителями, дабы пройти дальше по темному пути к достижению цели и обретению большей власти. Здесь же его держит лишь любознательность. И то, что его няня занята выгуливанием адских песиков.

Звонок (Ringu, 1998) / Звонок (The Ring, 2002)

Сводные сестрички Садако и Самара не перестают хулиганить даже после занятий. Телевизор на стене включается ни с того ни с сего, экран рябит от помех, а по классу разносятся леденящие душу звуки. Они держатся обособленно и даже отказались фотографироваться для школьного альбома — ведь их фотографии все равно получились бы размытыми. Истории этих двух девочек очень похожи, это и свело их вместе. Только им одним известно, каково это — бороться за жизнь целых семь дней на глубине старого колодца. Отвергнутые обществом и родными, они чрезвычайно озлоблены по отношению к окружающим. Садоко и Самара — необычные девочки. Они обладают сверхъестественными способностями, что делает их абсолютно несносными. Их игры жестоки — они любят проецировать жутчайшие видения на своих жертв, заставляя их сходить с ума от увиденных галлюцинаций. Внешний вид отталкивает не меньше: длинные белые платья совсем грязные, а с распущенных темных волос, закрывающих лицо, постоянно стекает холодная колодезная вода. Школьная уборщица вечно ворчит при виде этой парочки и неизменно следует за ними с тряпкой, убирая разводы и лужи.

Совет на будущее: если после встречи с ними у вас зазвонит телефон — не поднимайте трубку.

Кладбище домашних животных (Pet Sematary, 1989)

Гейдж вертит в руках воздушного змея, сидя за партой. Он еще слишком мал, чтобы учиться в школе, но частенько бывает здесь, пока его папа — местный врач — закапывает очередное животное на древнем индейском кладбище. Малыш любит играть со скальпелем, гонять своего котенка-зомби, мастерски втирается в доверие благодаря своему милому личику и невинному очарованию, профессионально режет людей направо и налево, а на полдник предпочитает человечинку. Так что спустя совсем немного времени, когда Гейдж подрастет и список его жертв пополнится еще десятком, а то и сотней имен, он займет свое заслуженное место за партой в этом классе.

Проклятие (Ju-on, 2002)

Тошио Саэки сегодня не в настроении. Порой он выглядит совершенно обычным мальчиком, но сегодня он «в образе». Мертвецки бледный с ног до головы, мяукает, передразнивая своего черного кота, и играет в прятки. Стоит только учителю отвернуться к доске, чтобы написать очередную тему урока, как он выглядывает из-за угла или склоняется над столом, подглядывая через плечо в журнал. Из-за проблем в семье, Тошио чувствует себя потерянным и одиноким и, в попытках компенсировать отсутствие любви и внимания, частенько наведывается к знакомым домой или же просто сопровождает повсюду, куда бы вы ни направились. Вызывать его родителей в школу не рекомендуется, да и домой к нему лучше не заходить. Вряд ли вы потом сможете нормально спать. А если и сможете, то, скорее всего, недолго.

Дети кукурузы (Children of the Corn, 1984)

Айзек смотрит на всех сверху вниз. На одноклассников, на учителей. Подбивает сверстников вступить в его новый культ. Обещает им единственно правильную жизнь и веру. Поигрывает ножичком, поправляя шляпу, и с интересом смотрит на учителей. По его заветам — всех взрослых необходимо убить. Уничтожить. Изжить. Принести в жертву Тому, кто обходит ряды. Порой он в своих призывах переходит на крик, потому что никто из этих детишек не обращает на него внимания. Да и кукурузных полей, которые Айзек так яростно призывает орошать кровью взрослых, поблизости от школы не наблюдается. И выбирать себе верование эти детки тоже не спешат, ведь их занимает совсем другое — у них полно своих забот: еще не все наказаны, еще не все получили по заслугам.

***

Все места в классе заняты, но кандидатов в эту группу еще много. На столе директора лежит десяток личных дел, многие из которых лучше даже не открывать. Разные истории, разные ситуации, толкнувшие детишек разных возрастов на жутчайшие поступки, превратив их настоящих монстров. Ведь дети — это чистый холст, и станет ли он шедевром, зависит от окружающей обстановки и выбора палитры. Но, по сути, всем им нужно одно и то же — любовь, внимание и, конечно же, немного кровавых игр.

Оставьте комментарий!

Старые комментарии будут перенесены в новую систему в скором времени. Не забудьте подписаться на DARKER - это бесплатно!

⇧ Наверх