DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Джокер: Начало

Человек, который смеется / The Man Who Laughs

США, 1928

Жанр: ужасы, мелодрама

Режиссер: Пауль Лени

Сценарий: Уолтер Энтони, Мэй Маклин, Мэрион Уорд, Чарльз Э. Уитэйкер, Дж. Грубб Александр, Виктор Гюго

В ролях: Конрад Фейдт, Мэри Филбин, Чезаре Гравина, Брэндон Херст, Ольга Бакланова

Похожие фильмы:

  • «Призрак оперы» (1925)
  • «Восковые фигуры» (1924)

«Человек, который смеется» — мелодраматический хоррор немецкого экспрессиониста Пауля Лени («Восковые фигуры»), экранизация одноименного романа Виктора Гюго с Конрадом Фейдтом («Касабланка», «Кабинет доктора Калигари») в главной роли. Фильм, как и книга, повествует о молодом аристократе по имени Гуинплен, чье лицо в раннем детстве изуродовали коварные компрачикосы по приказу короля Якова II. Спустя годы юноша выступает на потеху публике с прекрасной, но слепой девушкой Деей, в которую он, понятное дело, влюблен, а также с добрым наставником Урсусом, заменившим им родного отца.

Рэй Брэдбери видел фильм дважды — в детские и зрелые годы. Оба раза ему было не до смеха, оба раза концовка доводила его до слез. Знаменитый кинокритик Роджер Эберт определял эту картину как «визуально ослепительную» и называл ее «одним из последних сокровищ немецкого экспрессионизма».

Сегодня фильм имеет 100-процентный рейтинг «свежести» на Rotten Tomatoes, но в 1928 году, когда он только вышел на экраны, критика была не столь благосклонна. В своей книге 1930 года The Film Till Now, a Survey of the Cinema историк кино Пол Рота усматривал в «Человеке, который смеется» «пародию на кинематографические приемы». Многие рецензенты жаловались на декорации Чарльза Д. Холла, которые, по их мнению, мало напоминали Англию XVII века. Тенденция сохранялась на протяжении многих десятилетий: еще в начале 70-х Ричард Кошарский на страницах издания Film Quarterly окрестил картину «стилистической мешаниной».

Параллельно с этим «Человек, который смеется» постепенно обретал культовый статус. Он оказал значительное влияние на более поздние фильмы о монстрах студии Universal. Гример и мастер спецэффектов Джек Пирс, создавший пугающую улыбку Гуинплена, позднее работал над такой жанровой классикой, как «Дракула», «Франкенштейн», «Человек-невидимка» и «Невеста Франкенштейна». Жуткая гримаса была сделана при помощи особых зубных протезов, оснащенных металлическими крючьями, которые растягивали рот актера в неестественном оскале. Улыбка Фейдта также оставила важный отпечаток во вселенной DC. Авторы комиксов о Бэтмене Билл Фингер, Боб Кейн и Джерри Робинсон вдохновлялись обликом киношного Гуинплена, когда разрабатывали образ безумного клоуна Джокера.

Изначально главная роль предназначалась Лону Чейни. После успеха «Горбуна из Нотр-Дама» 1923 года казалось, что она просто создана для него. Однако из-за проблем с авторскими правами съемки «Человека, который смеется» пришлось отложить на несколько лет, и в итоге Чейни сыграл не менее значимую роль в картине 1925 года «Призрак оперы».

Киноадаптация Пауля Лени созвучна произведению Гюго в целом, но не в частностях. Так, отца Гуинплена казнят по приказу английского короля Якова II посредством «железной девы». В книге об этом ни слова, да и с исторической точки зрения данный факт вызывает сомнения: современные исследователи склоняются к мысли, что этого пыточного устройства, вероятнее всего, не знали в тогдашней Европе и что данные о нем были в значительной степени сфальсифицированы уже в XIX веке. При этом король Яков II был вполне реальной исторической личностью. С другой стороны, и сами компрачикосы во многом представляли собой мистификацию Виктора Гюго.

Маленький изуродованный Гуинплен сперва находит крошку Дею, замерзающую в ледяных объятиях мертвой матери, а затем — повозку Урсуса, который принимает детей и оставляет их жить у себя. Через много лет они устраивают представление на городской площади, где повзрослевшего Гуинплена узнает один из посвященных в страшную тайну — доктор Хардкванон. Он пытается продать свое молчание герцогине Джозиане, которая не заинтересована в разглашении, но вовремя подоспевший придворный шут — и по совместительству главный злодей — Баркильфедро затевает собственную игру, в результате чего доктора убивают, а Гуинплена восстанавливают в правах и вводят в палату лордов. Проблема в том, что Урсуса и Дею вынуждают покинуть Англию, а самого Гуинплена — жениться на герцогине...

Роль Джозианы, к слову, исполнила блистательная американская актриса русского происхождения Ольга Бакланова, эмигрировавшая в США из Советской России в 1925 году. Наибольшую известность она приобрела благодаря фильму Тода Браунинга «Уродцы», где сыграла обворожительную, но бессердечную красавицу Клеопатру, чей образ во многом перекликается с персонажем Джозианы. Бакланова, вполне вероятно, является одной из первых — и, увы, последних, если не считать Наталью Варлей, — кинодив русского хоррора: в период с 1914 по 1915 годы она снялась во множестве немых короткометражек. Эти ленты, к сожалению, не сохранились, но их названия говорят сами за себя: «Симфония любви и смерти», «Загробная скиталица», «Женщина-вампир», «Петля смерти». После Октябрьской революции подобное кино перестали снимать, да и жизнь самой актрисы стала похожа на фильм ужасов: ее вместе с родней переселили в одну-единственную комнатушку в их бывшем особняке, что, конечно, не могло не шокировать 21-летнюю девушку из состоятельной семьи, привыкшую к достатку и комфорту. Неудивительно, что Бакланова при первой же возможности покинула страну.

Финал картины — тот самый, над которым плакал Рэй Брэдбери, — диаметрально противоположен книжному.

Английская знать во главе с королевой Анной показана в откровенно комичном и издевательском ключе — чувствуется, что фильм снимали в Америке. Впрочем, и сам француз Гюго сказал в книге немало «хорошего» о лондонских аристократах:

Ночью, когда обыватели спали, члены «Фен-клуба», все представители высшей аристократии, бродили по Лондону, срывали с петель ставни, перерезали пожарные кишки, вышибали дно у бочек с водой, снимали вывески, топтали огороды, тушили уличные фонари, перепиливали столбы, подпиравшие ветхие стены домов, разбивали оконные стекла, в особенности в бедных кварталах.

Естественно, немой фильм 1928 года сегодня может быть по-настоящему интересен лишь профессионалам и синефилам. Тем не менее он все еще способен сыграть на чувствах зрителя благодаря экспрессивной игре Конрада Фейдта. Перед ним стояла непростая задача: на протяжении почти двух часов изображать весь спектр эмоций, используя только глаза и пластику тела. Фанатам комиксов наверняка будет любопытно узнать, откуда есть пошел Джокер, а ценителям французского романтизма — познакомиться с крайне своеобразным прочтением бессмертного произведения Виктора Гюго.

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)