DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Камикадзе, харакири и музыка

Что мы знаем о японцах? Ну, кроме того, что они склонны принять саке, превратиться в камикадзе и устроить всему живому харакири? Что скорее всего, все вышеперечисленное — не более чем стереотипы и заблуждение, НО… если познакомиться с японской музыкой, то с ужасом начинаешь подозревать, что эти стереотипы не так уж отличаются от истины…

Masonna

Если в среде меломанов крикнуть «японский», то эхо почти без вариантов отзовется – «нойз». Этого добра в Стране восходящего солнца больше, чем блэк-метала в Скандинавии, а количество отдельных релизов, вероятно, не поддается учету даже на квантовом компьютере. За Merzbow на момент написания этих строк числится 442 релиза, но к моменту выхода статьи он вполне может выпустить еще пару многотомных бокс-сетов. Aube заметно отстали: 188 наименования и, как известно, это число уже не увеличится: маэстро Акифуми Накадзима покинул этот мир в 2013 году. Masonna – если, конечно, считать только релизы выпущенные в рамках этого проекта – и вовсе берет не числом, а свирепостью: 88 релизов в обойме, но есть серьезное подозрение, что меломану, прослушавшему все эти записи, отоларинголог уже не поможет.

Если говорить серьезно, то японский нойз – музыка крайне интересная и отталкивающая только на первый взгляд. Да, некоторые релизы – едва ли не сплошная стена шума, которой слушателя откровенно стараются оглушить и подавить, но есть и другие записи, построенные на бесконечных вариантах преобразования звука, не связанного европейским (или каким-либо другим) музыкальным строем. Более того, как известно, японские нойзовики часто черпают вдохновение в, казалось бы, бесконечно далеких музыкальных областях: скажем, основатель Merzbow, как известно, большой поклонник джаза – и тем интереснее улавливать отголоски этого стиля в шумовых коллажах музыканта. Ямадзаки Масо, основатель Masonna, в рамках своего основного проекта дает концерты, продолжающиеся иногда всего несколько секунд, разносит на сцене инструменты и вообще ведет себя так, как не каждому панку снилось. Но при этом он же играет и в прорве других проектов – в диапазоне от гаражного до психоделического рока: не сказать, что вполне традиционных и «безобидных», но, как правило, весьма интересных. Даже названиями – как вам, например, проект «Летающие яйца»?

gerogerigegege.jpg

Впрочем, если вам и этого мало, то можно посоветовать и блюдо совсем уж для гурманов: например, пресловутую группу Gerogerigegege. О подобной музыке лучше всего сказал Курёхин: «Один только японский “шумовой террор” чего стоит. Хотя бы Masonna или Gerogerigegege. Мало того, что они своими маленькими палками скребут гитары так, что мороз по коже продирает, они ещё ухитряются в это же время дрочить». И не надейтесь: в случае с Gerogerigegege – в самом прямом смысле слова. Чаще всего их творчество относят к нойзкору, но на практике это нечто вроде помеси джапанойза и грайндкора, причем, как говорилось в классике, «обе половины были худшие». Помимо вызывающих даже по японским меркам шоу, группа известна красочными названиями альбомов: один из их самых известных релизов гордо именуется «Токийский анальный динамит», а другой – «Расстроенные инструменты: диск на 170 песен». Название, кстати, не врет, композиций там именно столько, при общей продолжительности в 38 минут и 42 секунды.

thestreetbeats.jpg

Впрочем, не стоит думать, что наши восточные друзья не способны к «нормальной» музыке: их национальная фишка в другом. Даже когда японцы берут, казалось бы, устоявшийся стиль, разбирают его на запчасти и пытаются собрать по новой – получается нечто вполне узнаваемое, но необъяснимо японское. Это заметно даже в обычном, казалось бы, роке: возьмите, к примеру, The Street Beats. Самый что ни на есть «хрестоматийный» рок: крутые парни в крутых кожанках круто играют на гитарах крутые песни – и все. Тем не менее в их музыке, если вслушаться в нее, есть какое-то неуловимое качество, отличающее ее от западных источников вдохновения. По сути, у них получается не рок, а «косплей» рока – когда все элементы, вроде бы, те же, но сущность неуловимо отличается. Послушайте их козырную «I Wanna Change», а еще лучше посмотрите первые минуты легендарных «Вороны: Начало» Такаши Миике, где запечатлен концерт группы и, скорее всего, поймете, о чем идет речь. Миике, кстати, во многом, в том числе и по части саундтреков, похож на японскую версию Тарантино – и его фильмы неисчерпаемый кладезь хорошей японской музыки. Тем более что японская сцена, к сожалению, не особо ориентирована на международную популярность – о многих исполнителях практически невозможно найти информацию, изложенную не иероглифами.

Миике, кстати, познакомил Запад и с более замысловатым случаем: Кадзуки Томокава (Kazuki Tomokawa), которого в Японии иногда называют «кричащим бардом», выпускает альбомы аж с 1975 года. Среди них есть самая разная музыка – некоторые напоминают едва ли не советские ВМА тех же лет, иногда возникает психоделический рок, подчас – эйсид-фолк, а бывают и просто песни под гитару, но редкой эмоциональности. Некоторые – прости, господи, их оттоптанные уши – сравнивают его с Высоцким. Томокава сыграл самого себя в фильме «Идзо», где певец время от времени появляется на пути главного героя, исполняя свои песни: и без этих композиций фильм потерял бы часть своей остервенелой ярости и шокирующего впечатления.

meikokaji.jpg

Есть и еще один японский стиль, без которого разговор о японской мрачной музыке был бы не полон – и это «энка». Формально ее можно отнести к поп-музыке: это просто печальные фильмы о любви, смерти и тому подобных вещах – но суть в том, как это поется, с какой интонацией и настроением. Самое забавное, что практически любой западный зритель знает, что такое энка и, с большой вероятностью, любит как минимум парочку песен: это «Shura no Hana» и «Urami Bushi» великой Мейко Кадзи – они звучали в фильме «Убить Билла». Тарантино решил таким образом отдать дань уважения великой актрисе и певице, чьи работы послужили одним из источников вдохновения для фильма. На бывшей шестой части суши, впрочем, ситуация была еще забавнее: в СССР были весьма популярны сестры Дза Пинац, они же The Peanuts – дуэт, состоявший из двух сестер-близнецов. Они сами иногда перепевали западную классику – вплоть до легендарной «Epitaph», причем песня King Crimson в их исполнении звучит довольно любопытно – к вокальной партии придираться грех. Иногда перепевали их – к примеру, небезызвестный шлягер «У моря, у синего моря…» в девичестве назывался «Koi no Vacance». Этот дуэт может похвастаться еще одним интересным вкладом в мировую культуру: помните фей из фильма «Годзилла против Мотры», они еще исполняли песню, ставшую не менее узнаваемой, чем грозная тема самого Годзи? Этих фей как раз и играли Эми и Юми Ито, The Peanuts. Очень приятная музыка, хотя и значительно менее мрачная, чем у той же Мейко Кадзи.

peanuts.jpg

Нельзя не упомянуть и Икэ Рэйко – еще одну великую японскую актрису, снимавшуюся у Киндзи Фукасаку, Норифуми Судзуки, Тэруо Исии и певшей энка. Картины, в которых она снималась, были заметно откровеннее, чем у той же Кадзи, да и в самих песнях, бывало, вплетались эротические вздохи и тому подобные звуки – но концентрироваться на этом не стоит. В них есть своя прелесть сдерживаемого напряжения при внешней безмятежности пения… Энка – особый мир, его стоит прочувствовать и проникнуться им, но получится это, скорее всего, не сразу…

Понятно, что это далеко не все, чем может порадовать музыкальная культура Японии, – в ней вообще чего только нет: от любого грайндкора и сатанинского блэка до изысканных саундтреков Каваи Кендзи. Мелодии последнего настолько прекрасны, что встречаются мнения, что только они – единственное, чем ценен культовый «Призрак в доспехах». Да, это довольно закрытая сцена, информацию не всегда легко найти, но, зачастую оно того стоит…

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)