DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Симфонии тьмы. Статьи

Дарк-фолк — немного странный жанр. С одной стороны, зародился он в Англии среди довольно узкой «тусовки». С другой стороны, в числе его корифеев есть и американцы, итальянцы, австрийцы… Да и музыкальные его границы определить довольно сложно: от индустриальных сэмплированных коллажей через «простые песни под гитару» к едва ли не оркестровым аранжировкам. Это особенно заметно, если послушать не одну группу, а сразу сборник — благо, недавно вышла новая, этапная для жанра компиляция.

Влияние творчества Г. Ф. Лавкрафта на мир тяжелой и мрачно-мистичной музыки поистине фундаментально. Среди сотен исполнителей каждый второй считает своим долгом отдать дань уважения Мастеру, посвятив ему отдельно взятую композицию или даже альбом. Однако есть и коллективы, чей творческий путь с самого начала целиком базируется на произведениях ГФЛ. В число таких умельцев входит французская капелла под грозным названием The Great Old Ones.

10 июля 1942 года в Портсмуте, штат Нью-Гемпшир, родился Рональд Джеймс Падавона. На стыке 70-х и 80-х он прогремел на весь мир под именем Ронни Джеймс Дио. С тех пор его принято считать одним из величайших метал-вокалистов, «крестным отцом хэви-метала». Песни, написанные и исполненные им в коллективах Rainbow, Black Sabbath и Dio, стали «библией» тяжелой музыки.

Messer Chups — это культовая российская хоррор-серф-группа с богатой историей и богатой дискографией. В пучине коронавирусного безумия Олег Гитаракула выпустил очередной альбом «Don’t Say Cheese», полный зажигательных композиций и неподражаемой гитарной игры.

Начало 1970-х годов стало знаковым для заложения основ хард-рока. В этот период дебютировали со своими «первенцами» две новые команды — будущие лидеры направления, Uriah Heep и Black Sabbath. Алекс Лоренц проанализировал пятидесятилетний творческий путь таких разных — и в то же время одинаковых — титанов хард-рока.

Авторский состав Симфоний тьмы DARKER’а собрался за редакторским столом, чтобы проанализировать музыку ушедшего года, сделать выводы и взглянуть в будущее. Каждый автор поделился впечатлениями и составил свой субъективный Топ-5 лучших альбомов 2019 года.

Death Stranding еще до своего выхода стала игрой-феноменом. Но примечательна она еще и тем, что к ее релизу выпустили музыкальный сборник. Список музыкантов здесь получился внушительным и разноплановым, а материал стал приятным дополнением к геймплею. Подробнее о сборнике в материале Владислава Чеглова.

В сентябре состоялся российский тур известной певицы Тарьи Турунен, в связи с чем DARKER подготовил небольшой обзор ее творческого пути. Также в статье вы узнаете о последнем на данный момент альбоме «‎In The Raw» и прошедших в России концертах.

Василий Рузаков проработал редактором музыкального раздела в DARKER’е более 8 лет, был настоящим мастодонтом редакции, последним членом первого состава, который поднимал журнал в далеком 2011 году. В этой статье последнее слово Василия Рузакова в качестве редактора, немного воспоминаний о работе и размышлений о судьбе музыки.

В двадцатом веке появились десятки музыкальных жанров, но при этом само слово «музыка» утратило свой лирическо-возвышенный контекст. С музыкальностью больше не связывают исключительно доброе, радостное и карамельное. Сегодня музыка — это оружие. Это способ выразить протест, выплеснуть агрессию, обозначить свой субкультурный статус, уйти в эскапизм... или пытать людей.

С одной стороны, к счастью, прошли те времена, когда понятия «русская фолк-музыка» сводилась к «Играй, гармонь» и ансамблю «Березка». С другой стороны, мы, кажется и сами до сих пор недооцениваем ни стилистическое разнообразие русского фолка вообще, ни количество и качество его граней, способное порадовать и ценителя хоррора.

Что мы знаем о японцах? Ну, кроме того, что они склонны принять саке, превратиться в камикадзе и устроить всему живому харакири? Что скорее всего, все вышеперечисленное — не более чем стереотипы и заблуждение, НО… если познакомиться с японской музыкой, то с ужасом начинаешь подозревать, что эти стереотипы не так уж отличаются от истины…

Нет, если честно, заголовок немного лукавит: мы приведем не пятьдесят примеров, а гораздо меньше, но – тем не менее. Средние века всегда привлекали музыкантов – включая тех, что представление о средних веках довольно далеко от реальности. Но, тем не менее, а может быть, как раз благодаря тому, «средневековая музыка», в том числе и мрачные ее ипостаси может похвастаться немалым разнообразием оттенков.

Скажите честно, с чем у вас ассоциируются слова «итальянская музыка»? Опера? Ну, скорее всего, лукавите. Диско? Вот это уже вероятнее. Тем не менее, значительная часть итальянских музыкантов может в ответ хмуро поинтересоваться: а как насчет… индастриэл и нойза разной степени свирепости? В конце концов сама концепция стиля была сформулирована именно там, Луиджи Руссоло не даст соврать. И его соотечественники до сих пор держат марку – их национальная школа остается одной из самых весомых и свирепых в мире.

Blood Axis – группа, уникальная во многих отношениях. На протяжении большей части своей карьеры они имели за душой ровно один студийный альбом – напрочь не похожий на их концертное звучание. И, если уж на то пошло, официальный концертный альбом у них тоже имелся – и, по сути, относился к третьему направлению. Более того – среди столпов дарк-фолка, стиля пропитанного духом средневековой Европы и ее мифов, наши герои – едва ли не единственные американцы.

Когда обычный обыватель слышит слово «рэп», на ум ему приходит речитатив под бит о красивой и роскошной жизни, или же наоборот — о разных проблемах этого мира. Представляются бедно одетые зачастую чернокожие парни в бейсболках и широких штанах, либо же представители новой школы рэпа — модные и обвешанные золотом ребята. Но такое слово, как «хорроркор», на ум придет крайне ограниченному числу лиц. Что это за зверь такой и с чем его едят, поведал Владимир Фокин.

Подводить музыкальные итоги года – каждый раз занятие не для слабонервных. Определенные вещи можно сказать сразу, не заглядывая в календарь и не напрягая фантазию: ну, к примеру, новой музыки выходило много, но большая часть ее не вызвала особого интереса, довольно значительная – прослушана на перемотке… Но наверняка были и записи, которые задержались у вас в плейлисте.

2010-е можно по праву назвать десятилетием ностальгии по восьмидесятым годам. И ностальгии отнюдь не по дискотекам, а по более глубоким признакам эпохи — по культуре, мироощущению, наивности представлений и предчувствию надвигающегося будущего, а еще по страху перед этим будущим.

По некоторым причинам китайская музыка, даже популярная, ускользает от европейского слушателя. Людей пугают странные символы вместо привычной латиницы или кириллицы, странный непонятный язык и немного иная мелодика, временами непонятная или даже режущая слух. Со стороны может показаться, что в Китае нет ничего, кроме вездесущего Джеки Чана и его верного оруженосца Джета Ли, а музыка ограничивается эпичным саундтреком Тао Дуня к фильму «Герой». Разумеется, это не так…

В наше время каждый второй – вокальных дел знаток. Мы смотрим «Голос», «X-Фактор», подборки и мастер-классы на ютьюбе лучших вокалистов в самых разных стилях музыки. Кажется, мы отлично разбираемся в том, что и как надо петь, что благозвучно, а что ужасно. На самом деле мы ни черта об этом не знаем. В нашей стране о том, что можно сделать в музыке, имея идею и демоническую работоспособность, безупречно владея голосовым аппаратом и плюя на законы шоу-бизнеса, мы ещё не знаем. Как это бывает на Западе – можно проследить по биографии Майка Паттона.