DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики


Симфонии тьмы. Статьи

Финляндия — одна из немногих европейских стран, которые свято чтят свои традиции и не стесняются заявлять об этом всему миру. Фольклорные мотивы пронизывают все направления финской культуры. Перед вами краткий путеводитель от Дмитрия Иванова по представителям местной сцены, сумевшим добиться всемирного успеха, сплетая тяжелый рок с исконно финской музыкальной традицией и мифологией.

Тяжелый метал приходил в Россию из разных стран. Из Германии пришли Accept и Doro, из Англии — Iron Maiden и Judas Priest, из США — Metallica и Slayer. Продолжать список можно долго, но когда речь заходит о Венгрии, вспомнить какой-нибудь знаменитый метал-коллектив довольно трудно. И это печально, ведь в Венгрии много отличных «тяжелых» команд. C одной из них — группой Ossian — знакомит наших читателей Максим Горенский.

Давным-давно, годах в пятидесятых прошлого века, молодежь, которой надоели занудный блюз и не менее занудный кантри, на свой страх и риск решила сделать эти традиционные направления во сто крат энергичнее — и получила рокабилли. Позже из него выросло другое самостоятельное направление — сайкобилли. Его историю от самых истоков до наших дней изучил Дмитрий Иванов.

Новогодние праздники закончились. Самое время оглянуться на ушедший год. Музыкальный раздел DARKER'а ударно поработал, несмотря на объективные трудности, связанные с пандемией. Мы выстояли, как и многие замечательные музыканты. Кто из великих — из ветеранов — нашел в себе силы не поддаться чувству безнадеги и выпустить превосходные полноформатные студийники? Вот они — со ссылками на наши рецензии!

В 1970-х годах британский рок-андеграунд захватили панки. Они не просто встряхнут музыкальную сцену, а выпустят из ее недр страшное чудовище. Имя ему — стенчкор. Именно он станет предтечей классического грайндкора. Перед вами путеводитель по самому странному и страшному направлению рок-музыки.

Для британских классиков хард-рока Uriah Heep и Black Sabbath 1980-е оказались не лучшим временем: создать бессмертные хиты уровня начала семидесятых не получилось, как и занять новые музыкальные ниши. В последнем десятилетии ХХ столетия музыканты, похоже, наконец поняли, что гнаться за былой славой бессмысленно и нужно оставаться верными самим себе. Об этом — в заключительной статье цикла «Свет и тьма».

Золотой период британских основоположников хард-рока Black Sabbath и Uriah Heep пришелся на семидесятые. Команды сумели встать в один ряд с такими монстрами, как Deep Purple и Led Zeppelin. Мы уже публиковали большой материал о лучших годах творческого пути Sabbath и Heep. Настал час поговорить о более позднем и менее известном, но столь же безумно интересном и сложном периоде творчества этих музыкантов-мистиков — 1980-х годах.

Хороший саундтрек как ничто другое способен напомнить нам фильм, в котором он прозвучал — и даже, пожалуй, ознаменовать собой целое десятилетие. И особенно это касается фильмов ужасов. Не зря же сейчас вернулась мода на «звук восьмидесятых», на все эти синтвейвы и тому подобные наигрыши: под эти звуки, те, кто вырос в кинотеатрах и видеосалонах тех лет, моментально вспоминают свое детство. Хотя, что самое забавное, в тогдашних наиболее культовых хоррор-саундтреках синтезаторы звучат не так уж часто.

Дарк-фолк — немного странный жанр. С одной стороны, зародился он в Англии среди довольно узкой «тусовки». С другой стороны, в числе его корифеев есть и американцы, итальянцы, австрийцы… Да и музыкальные его границы определить довольно сложно: от индустриальных сэмплированных коллажей через «простые песни под гитару» к едва ли не оркестровым аранжировкам. Это особенно заметно, если послушать не одну группу, а сразу сборник — благо, недавно вышла новая, этапная для жанра компиляция.

Влияние творчества Г. Ф. Лавкрафта на мир тяжелой и мрачно-мистичной музыки поистине фундаментально. Среди сотен исполнителей каждый второй считает своим долгом отдать дань уважения Мастеру, посвятив ему отдельно взятую композицию или даже альбом. Однако есть и коллективы, чей творческий путь с самого начала целиком базируется на произведениях ГФЛ. В число таких умельцев входит французская капелла под грозным названием The Great Old Ones.

10 июля 1942 года в Портсмуте, штат Нью-Гемпшир, родился Рональд Джеймс Падавона. На стыке 70-х и 80-х он прогремел на весь мир под именем Ронни Джеймс Дио. С тех пор его принято считать одним из величайших метал-вокалистов, «крестным отцом хэви-метала». Песни, написанные и исполненные им в коллективах Rainbow, Black Sabbath и Dio, стали «библией» тяжелой музыки.

Messer Chups — это культовая российская хоррор-серф-группа с богатой историей и богатой дискографией. В пучине коронавирусного безумия Олег Гитаракула выпустил очередной альбом «Don’t Say Cheese», полный зажигательных композиций и неподражаемой гитарной игры.

Начало 1970-х годов стало знаковым для заложения основ хард-рока. В этот период дебютировали со своими «первенцами» две новые команды — будущие лидеры направления, Uriah Heep и Black Sabbath. Алекс Лоренц проанализировал пятидесятилетний творческий путь таких разных — и в то же время одинаковых — титанов хард-рока.

Авторский состав Симфоний тьмы DARKER’а собрался за редакторским столом, чтобы проанализировать музыку ушедшего года, сделать выводы и взглянуть в будущее. Каждый автор поделился впечатлениями и составил свой субъективный Топ-5 лучших альбомов 2019 года.

Death Stranding еще до своего выхода стала игрой-феноменом. Но примечательна она еще и тем, что к ее релизу выпустили музыкальный сборник. Список музыкантов здесь получился внушительным и разноплановым, а материал стал приятным дополнением к геймплею. Подробнее о сборнике в материале Владислава Чеглова.

В сентябре состоялся российский тур известной певицы Тарьи Турунен, в связи с чем DARKER подготовил небольшой обзор ее творческого пути. Также в статье вы узнаете о последнем на данный момент альбоме «‎In The Raw» и прошедших в России концертах.

Василий Рузаков проработал редактором музыкального раздела в DARKER’е более 8 лет, был настоящим мастодонтом редакции, последним членом первого состава, который поднимал журнал в далеком 2011 году. В этой статье последнее слово Василия Рузакова в качестве редактора, немного воспоминаний о работе и размышлений о судьбе музыки.

В двадцатом веке появились десятки музыкальных жанров, но при этом само слово «музыка» утратило свой лирическо-возвышенный контекст. С музыкальностью больше не связывают исключительно доброе, радостное и карамельное. Сегодня музыка — это оружие. Это способ выразить протест, выплеснуть агрессию, обозначить свой субкультурный статус, уйти в эскапизм... или пытать людей.

С одной стороны, к счастью, прошли те времена, когда понятия «русская фолк-музыка» сводилась к «Играй, гармонь» и ансамблю «Березка». С другой стороны, мы, кажется и сами до сих пор недооцениваем ни стилистическое разнообразие русского фолка вообще, ни количество и качество его граней, способное порадовать и ценителя хоррора.