Advertisement

DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Симфонии тьмы. Статьи

«Ария» — бесспорно, одна из самых успешных российских хеви-метал-групп. «Наш ответ Iron Maiden» начал триумфальное шествие к вершинам если не музыкальных чартов, но уж точно фанатской любви, когда некоторых нынешних ярых поклонников этой команды и на свете не было. И в СССР — стране, которой уже тридцать лет как не существует, — коллектив стал одним из пионеров тяжелого рока, наряду с «Черным кофе». О советском периоде творчества ансамбля рассказывает Алексей Абросимов.

Тема мимолетности жизни и пребывания на бренной земле всегда стояла особняком в культуре. Находя свои корни в древних обрядах, она была актуальна и в античные времена, когда появился знаменитый девиз «Memento mori». Не потеряла она эту особенность и в Темные века — тогда жизнь была сложна и непредсказуема, могла оборваться в любой момент. Этот лейтмотив и лег в основу «Пляски Смерти», или по-другому — «Danse Macabre».

Представляем читателям заключительную статью цикла Дмитрия Иванова о самой традиционной, но вместе с тем крайне непредсказуемой музыке, без которой добрая половина современной «тяжелой» и «темной» сцены звучала бы совсем не так, как сейчас, — если бы вообще звучала. Блюз — голос свободы, и наши сегодняшние герои докажут это всеми доступными способами.

Мы продолжаем знакомить читателей с яркими и таинственными представителями самой темной музыки — классического негритянского блюза. Дмитрий Иванов разбирался в противоречивых сведениях о жизни и творчестве легендарных и неподражаемых блюзменов — Хаулина Вулфа, Санни Боя Уильямсона Второго и Вилли Диксона.

В 1970-х США испытали культурный шок: в большие города хлынули гости из Латинской Америки. Они принесли с собой свои религиозные обряды, свою музыку, но... не привезли денег. Этим они были похожи на местных чернокожих оборванцев, которые не имели ничего, кроме своей урбанизированной культуры и музыкального чутья. Объединив силы, эти два нищих слоя населения создали нечто доселе невиданное, из чего впоследствии развился хорроркор.

Когда речь заходит о мрачных и таинственных музыкальных направлениях, в первую очередь на ум приходит рок — дум- и блэк-метал, а то и вовсе что-нибудь неудобоваримое. Но большинство совершенно забывает о корнях всей рок-музыки. А корни ее в блюзе. Забытые легенды о черных блюзовых музыкантах воскрешает Дмитрий Иванов.

Мрачное и таинственное всегда волновало умы — и, разумеется, находило отражение в искусстве. Многие произведения — литературные и музыкальные — посвящены Смерти, что ходит за Жизнью по пятам. В музыке одного из самых оригинальных русских классиков — Модеста Петровича Мусоргского — живой интерес к этой теме особенно хорошо просматривается.

Среди всех направлений тяжелой музыки именно блэк считается самым одиозным. Это подтверждается поведением многих музыкантов, продавших за него свою душу. Наш постоянный исследователь «тяжести» Дмитрий Иванов расскажет о самых отмороженных и безумных представителях жанра.

Финляндия — одна из немногих европейских стран, которые свято чтят свои традиции и не стесняются заявлять об этом всему миру. Фольклорные мотивы пронизывают все направления финской культуры. Перед вами краткий путеводитель от Дмитрия Иванова по представителям местной сцены, сумевшим добиться всемирного успеха, сплетая тяжелый рок с исконно финской музыкальной традицией и мифологией.

Тяжелый метал приходил в Россию из разных стран. Из Германии пришли Accept и Doro, из Англии — Iron Maiden и Judas Priest, из США — Metallica и Slayer. Продолжать список можно долго, но когда речь заходит о Венгрии, вспомнить какой-нибудь знаменитый метал-коллектив довольно трудно. И это печально, ведь в Венгрии много отличных «тяжелых» команд. C одной из них — группой Ossian — знакомит наших читателей Максим Горенский.

Давным-давно, годах в пятидесятых прошлого века, молодежь, которой надоели занудный блюз и не менее занудный кантри, на свой страх и риск решила сделать эти традиционные направления во сто крат энергичнее — и получила рокабилли. Позже из него выросло другое самостоятельное направление — сайкобилли. Его историю от самых истоков до наших дней изучил Дмитрий Иванов.

Новогодние праздники закончились. Самое время оглянуться на ушедший год. Музыкальный раздел DARKER'а ударно поработал, несмотря на объективные трудности, связанные с пандемией. Мы выстояли, как и многие замечательные музыканты. Кто из великих — из ветеранов — нашел в себе силы не поддаться чувству безнадеги и выпустить превосходные полноформатные студийники? Вот они — со ссылками на наши рецензии!

В 1970-х годах британский рок-андеграунд захватили панки. Они не просто встряхнут музыкальную сцену, а выпустят из ее недр страшное чудовище. Имя ему — стенчкор. Именно он станет предтечей классического грайндкора. Перед вами путеводитель по самому странному и страшному направлению рок-музыки.

Для британских классиков хард-рока Uriah Heep и Black Sabbath 1980-е оказались не лучшим временем: создать бессмертные хиты уровня начала семидесятых не получилось, как и занять новые музыкальные ниши. В последнем десятилетии ХХ столетия музыканты, похоже, наконец поняли, что гнаться за былой славой бессмысленно и нужно оставаться верными самим себе. Об этом — в заключительной статье цикла «Свет и тьма».

Золотой период британских основоположников хард-рока Black Sabbath и Uriah Heep пришелся на семидесятые. Команды сумели встать в один ряд с такими монстрами, как Deep Purple и Led Zeppelin. Мы уже публиковали большой материал о лучших годах творческого пути Sabbath и Heep. Настал час поговорить о более позднем и менее известном, но столь же безумно интересном и сложном периоде творчества этих музыкантов-мистиков — 1980-х годах.

Хороший саундтрек как ничто другое способен напомнить нам фильм, в котором он прозвучал — и даже, пожалуй, ознаменовать собой целое десятилетие. И особенно это касается фильмов ужасов. Не зря же сейчас вернулась мода на «звук восьмидесятых», на все эти синтвейвы и тому подобные наигрыши: под эти звуки, те, кто вырос в кинотеатрах и видеосалонах тех лет, моментально вспоминают свое детство. Хотя, что самое забавное, в тогдашних наиболее культовых хоррор-саундтреках синтезаторы звучат не так уж часто.

Дарк-фолк — немного странный жанр. С одной стороны, зародился он в Англии среди довольно узкой «тусовки». С другой стороны, в числе его корифеев есть и американцы, итальянцы, австрийцы… Да и музыкальные его границы определить довольно сложно: от индустриальных сэмплированных коллажей через «простые песни под гитару» к едва ли не оркестровым аранжировкам. Это особенно заметно, если послушать не одну группу, а сразу сборник — благо, недавно вышла новая, этапная для жанра компиляция.

Влияние творчества Г. Ф. Лавкрафта на мир тяжелой и мрачно-мистичной музыки поистине фундаментально. Среди сотен исполнителей каждый второй считает своим долгом отдать дань уважения Мастеру, посвятив ему отдельно взятую композицию или даже альбом. Однако есть и коллективы, чей творческий путь с самого начала целиком базируется на произведениях ГФЛ. В число таких умельцев входит французская капелла под грозным названием The Great Old Ones.

10 июля 1942 года в Портсмуте, штат Нью-Гемпшир, родился Рональд Джеймс Падавона. На стыке 70-х и 80-х он прогремел на весь мир под именем Ронни Джеймс Дио. С тех пор его принято считать одним из величайших метал-вокалистов, «крестным отцом хэви-метала». Песни, написанные и исполненные им в коллективах Rainbow, Black Sabbath и Dio, стали «библией» тяжелой музыки.