DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

Симфонии тьмы. Статьи

В этот раз, подводя итоги ушедшего года, мы не будем размышлять о музыке — выделять «десятки» или «пятерки» лучших музыкантов и альбомов. Вместо этого поговорим, как и чем все это время жил музыкальный раздел. 2022 год выдался предельно маразматическим, но музраздел не только остался на плаву, но и заметно преобразился. Рассказываем, что у нас нового и как этого удалось добиться.

17 сентября 2022 года норвежская готик-металлическая капелла Tristania выступила с заявлением: «После 26 лет на международной метал-сцене мы приняли тяжелое решение уйти». Группа заняла достойное и заметное место среди коллективов, исполняющих тяжелую музыку. Дмитрий Фомин отдает команде дань уважения, представляя вниманию читателей подробный обзор ее увлекательного творческого пути.

Зачатки DSBM, или депрессивно-суицидального блэк-метала, появились еще во вторую волну блэка. Норвежская группа Strid со своим EP 1994 года и Burzum с альбомами «Hvis Lyset Tar Os» и «Filosofem» стали первыми, кто заронил в классический блэк-метал зерно депрессии. Позже представители направления появились и на постсоветском пространстве. О самых интересных среди них рассказывает Дмитрий Маслов.

11 декабря 2022 года закончился земной путь без преувеличения культового пианиста и кинокомпозитора Анджело Бадаламенти. Ему было восемьдесят пять, и большую часть этого времени он посвятил сотрудничеству с не менее именитым и не менее культовым режиссером и сценаристом — Дэвидом Линчем. Впрочем, не одним Линчем сыт человек, и творчество великого итальянца вполне подчиняется этому правилу.

Блэк-метал — один из самых экстремальных и вместе с тем популярных поджанров тяжелой музыки. У него несметная армия поклонников по всему миру. Одним близка философия, лежащая в основе направления, других впечатляет эстетика, а кому-то атмосфера стала вторым домом… или даже первым. Россию блэк тоже не обошел стороной. Дмитрий Маслов рассказывает о семи выдающихся атмосферик-блэк-альбомах с русских просторов.

Люди привыкли принимать за реальность только то, что видят глазами, слышат ушами или трогают руками. Но если выйти в одичалый парк ночью, то разве станет он иллюзорным? Отнюдь. Просто мы увидим, услышим и почувствуем другую его сторону, другую форму. Однако это будет все тот же парк. На этом же принципе — взаимодействии и взаимодополнении двух противоположностей — построен фольклор в любой стране. Дмитрий Маслов рассказывает, как «темная» сторона мира и жизни в фольклоре отражается в музыке сегодня.

Никому в точности не известно, когда и где зародился джаз. Многие утверждают, что все началось в начале XIX века в Новом Орлеане с танцев черных рабов под самодельные музыкальные инструменты. Дмитрий Иванов-Соломин совершил путешествие в глубь веков, чтобы найти корни, а потом и лучших представителей самого, пожалуй, мрачного направления музыки — дарк-джаза.

Сложно представить себе нечто более экспериментальное, чем эмбиент-джаз. Модуляции звуковых текстур, наслоение тембров и эффектов — с одной стороны, отчетливая мелодия, выдержанный ритм, тональная и функциональная гармония — с другой. Могут ли эти две столь непохожие стихии слиться в одно звуковое полотно? Могут! Встречайте: германский джаз-коллектив Bohren und der Club of Gore!

Пожалуй, нет такого поклонника хоррор-культуры, который не знал бы, кто такой Пеннивайз или Капитан Сполдинг. Клоуны всегда подсознательно пугали людей. Для панического страха перед клоунами есть даже специальный медицинский термин — коулрофобия. Правда, явление это все же не считается заболеванием. Отмечают, что в основе его может лежать эффект «зловещей долины»: клоун выглядит не совсем как обычный человек и уже одним этим вызывает страх и отвращение. Музыканты, посвятившие себя воспеванию страха в разных его проявлениях, не могли обойти эту тему стороной.

Многие из нас читали веселую и местами не в меру поучительную книжку Лазаря Лагина «Старик Хоттабыч», где советский мальчишка случайно выпускает из старинной лампы на волю смешного старичка возрастом чуть моложе, чем остатки жизнедеятельности мамонта, и переживает в его компании множество приключений, потому что старичок этот — самый настоящий джинн. Но изначально-то джинны — далеко не добрые старички. Дмитрий Иванов погружается в жуткие древние арабские легенды и показывает, как они отражаются в современной музыке.

Вопреки легендам, ковбои занимались не ежедневными перестрелками, а в основном перегоном скота. Они получали за это хорошие деньги и не боялись ничего... почти ничего. Если в облаках появлялось призрачное стадо коров, самый отпетый грешник в страхе вжимался в землю. Дмитрий Иванов рассказывает, как стаи жутких псов из древних поверий со временем превратились в коровьи стада и как это отразилось в музыке.

Многие рок-музыканты хотя бы время от времени тяготеют к «ковбойской» тематике. Однако мало кто зацикливается на ней так, как группа Dezperadoz, которая фактически изобрела новый поджанр тяжелой музыки — вестерн-метал. Прерии, салуны, перестрелки, герои и злодеи Дикого Запада — все это смешалось здесь в забористый коктейль, который легко опьяняет и вызывает зависимость. О творчестве команды — с 2000 года по сегодняшний день — рассказывает Алекс Лоренц.

Есть существа, которые редко упоминаются в музыке, но зато очень популярны в народной молве. Это кельтские банши, мексиканская Ла Йорона, английский призрак Анны Болейн, славянская полудница, японская юрэй. Музыкальные произведения, связанные с жуткими завывающими женщинами в белом, искал Дмитрий Иванов.

Одним из архетипических монстров современного хоррора, наряду с монстром Франкенштейна, Дракулой, безымянными зомби и не менее безымянными, но агрессивными и беспокойными мумиями, стал оборотень, или вервольф. Ведь хоррор опирается по большей части именно на европейскую мифологию и редко использует каких-нибудь кицуне, вершарков и прочую экзотику. Дмитрий Иванов рассказывает о тематике оборотничества в рок-музыке.

В наши дни едва ли кого-то может удивить любовь к блэк-металу. Выросший из молодежной контркультуры 1970-х, блэк-метал пережил становление и расцвет в восьмидесятые и девяностые, а ныне занял прочное место среди направлений тяжелого рока. Андрей Волков проводит обширный экскурс в историю направления, рассказывает о выдающейся шведской блэк-метал-команде Marduk и месте, которую она занимает на скандинавской блэк-сцене.

Вячеслав Бутусов — один из легендарных и, пожалуй, самых ярких представителей русского рока. Широкая публика знает его как лидера группы Nautilus Pompilius. Будучи немолодым, Вячеслав Геннадьевич по-прежнему не устает удивлять. Несколько лет назад мэтр основал новый коллектив — «Орден Славы». В творчестве команды преобладают религиозные мотивы, о которых подробно рассказывает Андрей Волков.

Ушедший год подарил нам множество отличных музыкальных новинок в жанрах хард-рока, разнообразного метала, эмбиента и прочих «темных» и «тяжелых» направлений. За двенадцать месяцев мы написали кучу интересных рецензий на десятки свежих релизов — от творений признанных мэтров до опусов малоизвестных исполнителей. Предлагаем вместе вспомнить и переслушать самые необычные из них.

Scorpions — не то, чем кажутся. Большинство знает «членистоногую» команду как авторов и исполнителей трогательных рок-баллад. Однако на самом деле это немецкие первопроходцы хард-рока и первые тевтонские рыцари хеви-метала. В их творчестве всегда есть место темным и даже мрачным мотивам. Представляем вашему вниманию вторую, заключительную часть статьи о раннем и самом темном во всех отношениях периоде истории группы.

Собака сопровождает человека едва ли не с первых веков оседлости. Конечно же, это не могло не отразиться в мифологии. Однако очень часто мифы и легенды о собаках мрачны: в них псы — не помощники, а предвестники больших бед. Дмитрий Иванов рассказывает о музыкальных произведениях, так или иначе посвященных мистическому псу — существу, которое носит разные имена: адская гончая, Гарм, Грим, Черный Шак.

Какие песни немецкого музыкального коллектива Scorpions вы слышали? Большинство ответит: «Still Loving You», «Wind of Change», «You and I» и прочие трогательные — а для кого-то нудные и сопливые — баллады. Максимум — заводные «Rock You Like a Hurricane» и «No One Like You». Алекс Лоренц рассказывает о тех «Скорпионах», о которых вы, скорее всего, не знали или знали очень мало.