DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ВЕДЬМА: РЕИНКАРНАЦИЯ

Обретение маски

Пятница 13-е – Часть 3 / Friday the 13th Part III

США, 1982

Жанр: ужасы, слэшер

Режиссёр: Стив Майнер

Сценарий: Мартин Китросер, Кэрол Уотсон

В ролях: Дана Киммелл, Пол Кратка, Ричард Брукер, Трэйси Сэвадж, Джеффри Роджерс, Кэтрин Паркс

Похожие фильмы:

  • Франшиза «Пятница 13-е» (1980 – 2009)
  • «Сожжение» (1981)
  • «Спящий лагерь» (1983)

У популярной франшизы «Пятница 13-е» два главных создателя — режиссер первой части Шон С. Каннингем и Стив Майнер, которого с полным правом можно назвать учеником, превзошедшим учителя. Если Каннингем больше тяготел к продюсерской деятельности, оттого снимал нечасто и далеко не всегда хиты, то фильмография Стива Майнера просто усыпана лентами, ставшими классикой жанра. «Дом», «Чернокнижник», «Вечно молодой», «Лэйк Плэсид: Озеро страха» — это лишь краткий перечень широко известных постановок Майнера. Как и Каннингем, он любил комедии и часто их снимал, демонстрируя редко уживающиеся у режиссеров умения как смешить, так и пугать.

Нечасто вспоминают, что Стив Майнер стал единственным режиссером «Пятницы 13-е», который снял две серии. Его сиквелы как хронологически, так и тематически вплотную примыкают к оригиналу Каннингема, над которым Майнер опять же трудился как режиссер и продюсер второй съемочной группы. В отличие от своего учителя, которому показалась глупой идея кинопрокатчика Фила Скудэри сделать убийцей Джейсона, Стив Майнер сразу оценил ее коммерческий и художественный потенциал. И не прогадал — франшиза быстро снискала признание хоррорманов по всему миру и породила целое фанатское движение с регулярными встречами поклонников, коллекционированием артефактов и даже подражаниями их любимым фильмам. Совсем недавно вышла очередная такая лента — «Пятница 13-е: Падение кровавого лагеря». По сей день франшиза ассоциируется не с миссис Памелой Вурхис, которая маньячила в первой части, а именно с Джейсоном.

Первые три фильма франшизы заслуженно стали классикой жанра, поскольку именно в этих лентах формировался и выкристаллизовывался образ Джейсона Вурхиса. Если в оригинале Шона Каннингема Джейсон появлялся во флэшбеке, а также как видение в финале, то во второй части он уже стал основным злодеем. То, что когда-то смутило Каннингема в идее Фила Скудэри («Как мог выжить Джейсон один в лесу?»), ныне никого не волнует. Ведь хоррор по природе своей алогичный жанр. Пугает не то, что понятно, а как раз то, что выбивается из привычной картины мира. Неслучайно одним из источников кинохоррора стал сюрреализм 1920-х гг., обратившийся к подсознанию, в океан страхов и подавленных желаний, дабы найти особую логику в хаосе темной стороны души.

Третья часть во многом продолжает стиль как оригинала, так и сиквела. Стив Майнер, набивший руку на первых двух частях, уверенно ведет повествование дальше. Он знает: чтобы зритель поверил в происходящее на экране, герои должны восприниматься живыми людьми, а не условными схемами. Ведь только симпатизируя персонажам, зритель будет следить за их судьбой не с чувством ленивого интереса («Ну, чего там будет дальше?»), а искренне переживая за сохранность героев, повстречавших на своем пути жестокого убийцу.

В плане создания атмосферы режиссер не использует чего-то революционного. В ход идет та же субъективная камера, изображающая «вид из глаз» маньяка, унаследованная слэшерами еще от джалло. Стив Майнер ловко обманывает ожидания зрителя, ведь его маньяк нападает на героев в самый неожиданный момент, а вовсе не на пике напряжения. Саспенс от Майнера покоится на трех китах — неожиданном нападении, зловещем, инфернальном образе убийцы, с которым лучше не встречаться, ведь пощады не жди, а также нестандартной драматургии сцены, ведь нападение может закончиться совсем не так, как предполагает зритель или как хочет душегуб. Примером выступает эпизод с чернокожим байкером, который получит свое неожиданное продолжение в финале ленты.

В отличие от Шона Каннингема (который, имея опыт в документальном кино, прибегал к репортажности, чтобы добиться ощущения реальности происходящего, применяя для этого как ручную съемку, так и длиннофокусный объектив) Стив Майнер предпочитает классическую кинематографию. Камера режиссера не слишком подвижна; вернее, ее движения не очень бросаются в глаза среднестатистическому зрителю, но и не подражают фирменному стилю Джона Карпентера, который для создания тревоги нередко использовал как бы застывший кадр, когда камера из одной точки недвижно смотрит в пространство, заставляя и зрителя вглядываться в глубину кадра, стремясь уловить движение, изменение в сцене, почти неуловимое, словно реальность в метафизических притчах Микеланджело Антониони, оказавшего на Карпентера определенное влияние.

Отметить стоит также и техническую инновацию. У современной аудитории эффект 3D прочно ассоциируется с «Аватаром» Джеймса Кэмерона. Сюрпризом для новых зрителей может стать тот факт, что 3D-мания ненадолго захватывала Голливуд уже в 1980-е. Поэтому многие третьи части успешных франшиз добавляли заветную буковку «Д» к цифре «3» (например, «Челюсти»). Этим объясняются некоторые сцены убийств, снятые как раз с расчетом на то, что орудие маньяка полетит прямо в лицо испуганной аудитории.

Применяя большей частью стандартные, отнюдь не эстетские средства визуального отображения зла, Стив Майнер усиливает напряжение за счет полной непредсказуемости нападений маньяка. Пик тревожного ожидания режиссер обозначает не только при помощи зловещей музыки, но и, например, создавая иллюзии, что за этой дверью обязательно скрывается маньяк. Так было в начальном эпизоде убийства владельца придорожного магазина, который, заподозрив неладное, осматривал подсобное помещение. Но нападение маньяка произошло не из того угла, где якобы раздался шум, а лишь тогда, когда герой (как и зритель) успокоился и открыл совершенно нестрашно выглядящую дверь, за которой уж точно никого не может быть.

Для этой же цели постановщик ввел в действие шутника Шелли, который, являясь хорошим гримером, любит пугать своих друзей изображением своей смерти или же нападая на них в обличии какого-то монстра. Любопытно, что этим персонажем постановщик явно вступил в творческое соревнование с аналогичным героем-шутником из ленты Каннингема и даже повторил сцену, в которой Шелли также уходит посмотреть, что это за тень проскользнула в сарай. Однако Майнер совершенно меняет финал этого героя, прекрасно зная, что зритель ждет хладный труп Шелли, лежащий где-нибудь за тюком сена. Стив Майнер вставляет иронию по поводу только складывающихся законов слэшера всегда к месту, не разрушая, а, наоборот, разряжая слишком сгустившуюся тревожную атмосферу.

Также интересным штрихом к портрету Джейсона Вурхиса, к сожалению, в дальнейшем не получившим продолжения, следует признать воспоминания главной героини Крис (ее убедительно играет Дана Киммелл, талантливая актриса с краткой кинокарьерой). Человеческая природа Джейсона хотя бы частично сохранялась вплоть до шестой части (минуя пятую, ведь там действовал имитатор), в которой Джейсон был оживлен сверхъестественным способом и превратился в машину для убийств, однако только в фильмах Майнера, при всем молчании маньяка, у него проглядывает характер.

Вот и в случае Крис долго живший в лесах Джейсон (его хибара фигурирует в сиквеле), первоначально нападает на нее в лесу за несколько лет до показываемых событий. Что конкретно он с ней сделал, зрителю не рассказывают, однако даже неявные сексуальные намеки сближают триквел с джалло, где маньяками выступали почти сплошь больные закомплексованные люди, одержимые всевозможными страстями. Типичное для слэшера противостояние «последней девушки» и маньяка обретает в финале дополнительное измерение. Крис должна не только выжить, но и отомстить Джейсону за насилие над собой, ставшее причиной тревожного душевного состояния. Только победив источник своей тревоги, Джейсона, Крис сможет обрести душевное равновесие.

Неслучайно Стив Майнер почти копирует финальную сцену оригинала. Крис, сидящей в лодке посреди Хрустального озера, кажется, что поверженный злодей ожил, что вот сейчас он выбежит из дома и доберется до нее, вновь сделает ее беззащитной, заставит страдать. Страх остается даже после исчезновения из реальности его источника. Он живет глубоко внутри, в подсознании, и пройдет немало лет, прежде чем Крис, даже не увидев никогда больше Джейсона (но мы-то знаем, что убийца скоро вернется!), сможет избавиться от тревоги перед его образом в хоккейной маске. Вдруг Джейсон снова, как призрак из прошлого, ворвется в ее жизнь?

Комментариев: 0 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)