DARKER

онлайн журнал ужасов и мистики

ВЕДЬМА: РЕИНКАРНАЦИЯ

Семь оттенков печали

17 сентября 2022 года норвежская готик-металлическая капелла Tristania выступила с заявлением: «После 26 лет на международной метал-сцене мы приняли тяжелое решение уйти. Это означает, что все планы, в том числе запланированный тур по Латинской Америке, подлежат отмене. На прошлой неделе мы получили известия о серьезной болезни члена семьи одного из наших участников, что делает невозможным как короткие, так и длительные гастроли. Это стало шоком для нас, и нам жаль сообщать вам об этом».

Что ж, новость эта хоть и по-своему трагична (как и большинство композиций коллектива), но воспринимается как нечто само собой разумеющееся. С 2013 года Tristania не выпустила ни одного альбома, хотя продолжала вести более-менее активную концертную деятельность вплоть до 2019-го. Пандемия нарушила их планы. Но, судя по всему, вынужденная пауза не только не позволила Tristania собраться с силами, но и окончательно разобщила коллектив.

Хотя позднее творчество группы воспринималось неоднозначно, Tristania вошла в историю тяжелой сцены как одна из фундаментальных формаций, определивших лицо целого жанра. Ныне скандинавский готик-метал превратился в редкое, чуть ли не архаичное направление, но в середине девяностых и первой половине нулевых это было по-настоящему культовое явление.

Tristania можно отнести к разряду тех формаций, благодаря которым поклонник готического метала в его более экстремальной ипостаси, собственно, и начинает свое знакомство с этим жанром, будучи безгранично околдован его мрачным очарованием, скорбной эстетикой обложек альбомов и соответствующим имиджем музыкантов. Далеко не все почитатели ранних работ группы смогли принять и осмыслить ее дальнейшее творчество, но многие с теплотой вспоминают времена, когда в их кассетных магнитофонах или магнитолах крутились «Widow’s Weeds» и «Beyond the Veil», нагнетая атмосферу романтического мрака.

За свои двадцать шесть лет Tristania прошла тернистый путь, который требовал от участников полной самоотдачи, моральной стойкости и упорства. Давайте проследим творческий путь этого, безусловно, оригинального, но несколько недооцененного коллектива.

История группы берет свое начало в 1996 году в норвежском городе Ставангер на руинах местечковой хеви-метал-банды Uzi Suicide, где играли Мортен Веланд (вокал, гитара), барабанщик Кеннет Олссон и клавишник Эйнар Моэн. Увлечение Веланда британской готической сценой вылилось в желание исполнять более мрачную и тяжелую музыку и, как следствие, в формирование принципиально иного коллектива. Немногим позже состав дополнили басист Руне Остерус и второй гитарист Андерс Хойвик Хидле. Тогда же появилось и название Tristania. Как утверждали участники коллектива, это вымышленное слово происходит от глагола «печалиться» (норв. «trist»).

В мае 1997 года парни отправились в студию Llepp Lydstudio для записи своего первого демо. Хотя материал был уже сформирован, участники посчитали, что он отчаянно нуждается в женском вокале. Так в группе появилась Вибеке Стене, обладательница выразительного сопрано, поначалу в статусе сессионной певицы. Через некоторое время она стала полноправной участницей. Для группы это был весьма удачный выбор.

По окончании записи демо разослали по лейблам. Вскоре молодой командой заинтересовался Napalm Records, с которым и был подписан первый серьезный контракт. Демо было перемикшировано и впоследствии выпущено в виде четырехпесенного EP с бесхитростным названием «Tristania». Релиз получил одобрительные отзывы как в европейской тяжелой прессе, так и от слушателей. Вдохновленные таким началом, норвежцы приступили к работе над своим первым полноформатным альбомом.

9 марта 1998 года Tristania презентовала «Widow’s Weeds», которому было суждено стать одним из наиболее знаковых произведений жанра. На том этапе коллектив еще переживал влияние своих соотечественников Theatre of Tragedy, чьи пластинки установили новые стандарты готик-дума. Как оказалось, даже истории этих групп оказались весьма схожи. Однако Tristania все же стремилась делать более тяжелую и насыщенную музыку.

«Вдовий траур» — это мрачный, депрессивный, местами грозный, но одновременно утонченно-ранимый и романтический релиз, вдохновленный театральной драматургией Шекспира и декаденством Эдгара По, барочным эротизмом, тяжелой зимней печалью по ушедшей навечно любви и самоупоенной меланхолией.

Его особенности — сочетание тяжелых раскатистых гитар и полновесной ритм-секции с плотными клавишными пассажами и мельчайшими вкраплениями эмбиента, а также неоклассическими мелодиями скрипки, за которые отвечал Пэт Йоханссен (The Sins of Thy Beloved). Здесь во всей красе представлен вокальный дуэт «красавица и чудовище» — «невинное», возвышенное сопрано Вибеке Стене и высокопарный харш Мортена Веланда. Он разбавлен мужским клин-войсом в исполнении Остена Бергоя (The Morendoes), а также мощными хорами.

Tristania действительно смогла выделиться своей насыщенностью, сбалансированностью и драматургической патетикой. Каждая глава «Вдовьего одеяния» приятно удивляет своей безупречно поданной эмоциональной составляющей с полноценными «прологом» и «эпилогом», превосходным «сюжетом» и выразительным финалом. В этой готической пьесе есть место скорби, меланхолии, красоте и душевным эмоциональным порывам. И воспринимается она как цельное, законченное произведение.

Не меньшую роль играет и звук — полновесный, ламповый, сформированный во время записи во французской студии Sound Suite. Есть в нем легкая реверберация, которая чертовски подходит Tristania — порой возникает ощущение, будто музыканты играли под сводами кафедрального собора (что было бы очень уместно). И в то же время саунд «Widow’s Weeds» олицетворяет собой определенную эпоху в развитии целого направления. Альбом относится к разряду редких произведений, стойко прошедших испытание временем. При всем желании повторить такое вряд ли получится.

Вдохновленные успехом своего первенца, норвежцы сразу приступили к работе над новым полноформатником. Конец девяностых выдался успешным для европейской симфо- и готик-метал-сцены: все выше поднимал голову дракон Therion, финны Nightwish уверенно шли к международному признанию, оригинальная немецкая формация Haggard, смешивающая дэт-метал с классической и средневековой музыкой, не так давно выпустила дебютный альбом. А уже набравшая солидный авторитет Lacrimosa записалась с полноценным симфоническим оркестром. После выпуска «Beyond the Veil» стало ясно, что Tristania даже на фоне таких тяжеловесов точно не затеряется.

Лонгплей выдался амбициозным и дерзким, обзавелся более качественным и рельефным звучанием — в первую очередь это касается гитар. «Beyond the Veil» не такой камерный, как «Widow’s Weeds», но более насыщенный, прогрессивный, изобилующий деталями и стилизациями.

Поначалу пластинка кажется более симфо-металлической, но на самом деле эта составляющая — лишь одна из многочисленных граней произведения. Клавишные прибавили в объеме, равно как и вокальные партии. Но если ранее Tristania делала акцент на взаимодополняемый дуэт, то теперь партии Веланда и Стене несколько обособились друг от друга: агрессивный харш и язвительный скриминг с одной стороны и многократно продублированные оперные пассажи с другой. Партии мужского клин-войса также участились, стало больше хоров.

Элементы дума практически исчезли, как и театральная манерность, а лирика обогатилась символическими и мифологическими мотивами. В отдельных местах «Beyond the Veil» предстает необычайно экстремальным, с влиянием мелодик-блэка, многоступенчатым и драйвовым. Здесь есть электронные эффекты, отсылающие к индастриалу, а также непременная скрипка.

Казалось бы, перенасыщено? Но нет, композиторский талант участников позволил вполне органично распределить все элементы и правильно структурировать композиции. И если раньше основными сонграйтерами выступали Мортен Веланд и Эйнар Моен, то на этот раз остальные члены группы тоже внесли свой вклад. Итог — выдающееся и сложное, но при этом необыкновенно гармоничное произведение, которое вывело Tristania на новый уровень как в художественном плане, так и в популярности. Музыканты не стали повторять формулу предыдущего релиза и предпочли двигаться вперед. И это принесло свои результаты.

Но, несмотря на блестящие успехи и перспективы, в лагере уже образовались трещины. Примечательно, что Веланд после своего ухода из группы и создания Sirenia до сих пор использует наработки и приемы, свойственные «Beyond the Veil». По сей день и первенец «Widow’s Weeds», и его последователь считаются наиболее востребованными и классическими творениями «золотого» периода группы.

Раскол в Tristania случился в самый разгар работы над третьим студийником. В итоге группу покидает Мортен Веланд, один из основателей и практически главный композитор. По официальной версии, причиной послужили творческие разногласия, но, судя по всему, тут не обошлось без ущемленного самолюбия. Так или иначе, прийти к общему знаменателю музыканты не смогли. Тем не менее, возможно, именно это послужило дополнительным стимулом продолжать творить для оставшихся членов команды.

Тогда, на рубеже тысячелетий, многие «тяжелые» исполнители пускались в неожиданные эксперименты и зачастую кардинально меняли свое звучание. Наиболее показательна в этом случае история голландцев The Gathering: начав с традиционного дум-метала, они постепенно перешли в готик- и прогрессив-, а позднее в трип-рок. Разумеется, у участников Tristania было свое видение будущего группы.

В определенном смысле альбом «World of Glass» с его модерновыми музыкальными веяниями — дитя нового века. С одной стороны, Tristania продолжили курс «Beyond the Veil», но в своем экспериментаторстве зашли гораздо дальше. Для них настало время перемен — как внешних (новый логотип, новый имидж), так и внутренних. Даже тексты стали эмоциональнее, порывистее, в них проскальзывает попытка переосмыслить религиозные догмы и провести параллели между ними и современными реалиями.

Это весьма непредсказуемый и в чем-то эпатажный сплав симфо-готик-метала и индастриала. Сегментная структура композиций стала еще рельефнее — как если бы их собрали из разрозненных фрагментов. Роль электроники стала в разы весомее. Вся мелодическая составляющая держится на эпизодических партиях скрипки, неоклассических клавишных и завораживающем вокале Вибеке Стене, которому на этот раз отведена более значимая роль. Партии гроулинга исполнены уже Ронни Торсеном (Trail of Tears), а также гитаристом Андерсом Хидле. Остен Бергой снова отвечал за клин-войс и лирику, а хоры разделились на синхронные женские и «кафедральные» в духе Enigma.

Основа альбома — сложноструктурированные композиции, однако есть парочка вполне хитовых номеров и даже несколько полноценных мини-опер с распределением на роли, но больше всего они напоминают лабиринт. Альбом отличается модернизированным, напряженным звучанием: чрезмерно нагруженные гитары и ненатурально звучащие ударные, на фоне которых партии баса стали как никогда раньше рельефными. Добавим сюда плотную вуаль клавишных и синтезаторных сэмплов, порой доходящих до уровня трип-хопа, и получим холодную, но по-своему завораживающую атмосферу иного измерения.

«Стеклянный мир» — это плод совместного труда всех участников коллектива. Но при всей авангардности и отрицании привычных схем альбому не хватает запоминающихся мелодий. Видимо, все это должно было окупиться импульсивностью и непостоянностью. Релиз был принят крайне сдержанно. Во-первых — потому, что группа относительно недавно обзавелась собственной фан-базой, которая пока еще не была готова к таким резким переменам. Во-вторых, нарушил стабильность уход Веланда, споры о котором не стихают по сей день.

Тем не менее стоит отдать должное музыкантам: они не стали потакать хотелкам поклонников, а приняли твердое решение делать ту музыку, которую сами считали правильной. Тем, кто следил за группой с самого начала, этот релиз покажется слишком нетривиальным и выхолощенным. Но тот, кто познакомится с командой через призму «Стеклянного мира», найдет его оригинальным и многогранным.

Однако те, кто желал, чтобы все оставалось более-менее как раньше, очень скоро, в 2002 году, получили что хотели. Мортен Веланд выпустил дебютный лонгплей своей Sirenia. По словам Андерса Хидле, если ознакомиться с двумя релизами по очереди, можно понять, почему пути Веланда и Tristania разошлись.

Последующие два с лишним года Tristania провела в изнурительных гастролях по Европе и Латинской Америке, где, к слову, сформировалась обширная и преданная фан-база группы. После же музыканты вернулась в студию, чтобы приступить к работе над четвертым альбомом. Начали творить буквально с чистого листа, ведь было предельно ясно: повторяться они не намерены.

Пластинка «Ashes» вышла в свет в начале 2005 года. И это была новая, никем еще не освоенная ипостась готического метала. На первый взгляд, Tristania вернулась к более традиционному плотному звучанию с примесью дума, но на деле все гораздо сложнее. По сравнению с «World of Glass» электроники стало гораздо меньше, равно как и симфонических элементов. Основа — гитарно-барабанный остов, на который по мере надобности нанизываются все прочие элементы. С вокалом норвежцы прибегли уже к проверенной формуле — сочетанию завораживающего сопрано Вибеке Стене и мужского баритона Остена Бергоя. Эстрим-вокала стало значительно меньше, его на этот раз исполнил Кьетиль Ингебретсен (Blindfolded).

В целом «Ashes» придерживается заданной ранее прогрессивной линии. В альбоме не найти традиционных хитов, как и хотя бы двух похожих композиций. Эмоциональный фон колеблется от резких всплесков агрессии и отчаяния до гнетущей меланхолии и экстатических взрывов. Релиз все еще сохраняет остатки декадентской вычурности (за счет вкраплений виолончели), но атмосфера говорит об урбанистической тоске, тлене, нервозности, крушении надежд и болезненном самоанализе. Сюжеты не почерпнуты из классической литературы, а отображают повседневность.

Все это нашло отражение в лирике, полной отчаянных исповедей, апатии, рефлексии и бессильного гнева, но самый глубокий отпечаток оставило на структуре композиций. Изобилие гитарных риффов и фигур (Андерс Хидле вполне освоился в роли единственного гитариста и нового мастермайнда), сложных барабанных сбивок, высокопарных клавишных зарисовок и резких переходов от вдумчивых тяжелых пластов к сюрреалистическим планам и почти психопатическим всплескам ярости — все это напоминает саундтрек к некоему авангардному балету-спектаклю.

Этот релиз явно не подходит для знакомства с группой — если только ваши вкусы настолько специфичны, что требуют предельно диссонансных полотен. Условно альбом можно причислить к прогрессивному готик-дум-металу, но ярлык вряд ли даст полное представление. Лонгплей сложен и с виду полон противоречий, но при этом в нем можно раствориться без остатка. Музыканты Tristania не собираются соответствовать условным канонам и трендам. Они погрузились в собственный мир.

После «Пепла» команда не стала затягивать с новым материалом. Пополнив свои ряды вторым гитаристом Свейном Терье Сольвангом, коллектив выдал очередной студийник уже в начале 2007 года. Альбом получил название «Illumination» и в очередной раз сумел удивить всех, кому небезразлично творчество этих норвежцев. Работа получилась целостнее и упорядоченнее, чем «Ashes». Она скорее придется по вкусу тем, кто считает, что ничего лучше своих первых двух альбомов Tristania так и не создала.

В «Illumination» больше гармоний, мелодичности и прямолинейных композиционных структур. Здесь даже можно выделить несколько вполне хитовых вещей, да и прежний аристократический драматизм проявился гораздо сильнее, чем в двух предыдущих релизах. Альбом нельзя назвать концептуальным, но при этом тексты песен связаны единым лейтмотивом — гибелью надежд и принятием неизбежного, поиском света истины, насколько бы жестокой она ни была. В очередной раз это нашло отражение в названии пластинки.

Произведение, безусловно, все еще опирается на основы, заложенные в «Widow’s Weeds», но при этом музыканты не забыли и о более позднем своем наследии, воздав ему должное. Опыт предыдущих работ вылился в полновесный готик-метал без излишеств, мрачный и завораживающий.

Звучание сохранило неоклассические черты, подчеркнутые партиями клавишных и струнных инструментов. Электроника сведена к минимуму. Зато стал преобладать классический готик-рок с характерными гитарными аккордами, утонченной мелодикой и чувственным мужским вокалом в духе Мichelle Darkness. Вокальные линии Вибеке Стене стали живее, приземленнее, гораздо теплее. Они практически избавились от хоровых наслоений. Cкрим-гроул практически исчез, он слышен лишь дважды — в гостевом исполнении Ворфа из Samael.

Трек-лист «Illumination» весьма разнообразен. Здесь еще можно встретить проговые композиции, но более упорядоченные, без нервозности «Пепла». При сравнительной легкости восприятия «Illumination» все равно далек от коммерчески выгодных релизов, особенно на фоне «Nine Destinies and Downfall» Sirenia, который вышел в том же 2007-м. Музыканты остались в своей нише и создали однородное, темное, но не лишенное изящества полотно.

«Illumination» демонстрирует лучший для своего времени продакшен. Мощный, плотный, объемный и предельно детализированный саунд собирает все партии воедино. В качестве продюсера и звукоинженера привлекли небезызвестного Вальдемара Сорихта (Tiamat, Therion, Moonspell, Samael, The Gathering). «Illumination» был принят крайне благосклонно. Его создатели поразили сразу две цели — отчасти удовлетворили своих старых фэнов и не пожертвовали собственными творческими интересами.

Несмотря на успех альбома, тот период стал настоящим испытанием для Tristania. Вскоре группе пришлось распрощаться со своей дивой, Вибеке Стене. К тому времени ее личность часто упоминалась в одном контексте с Лив Кристин (ex-Theatre of Tragedy, ex-Leaves Eyes), Анитой Огленд (The Sins of Thy Beloved) и Лисой Йоханнсон (Draconian). Ее уход сопровождался слухами о том, что это напрямую связано с шумихой вокруг Nightwish, что-де Вибеке придет на смену Тарье Турунен. Но причины были более прозаичными: на пике личностной популярности Стене решила покинуть группу ради дел семейных. А чуть позже коллектив лишился еще двух старожилов — басиста Руне Остеруса и барабанщика Кеннета Олссона. Но на этом история Tristania не заканчивается.

«Rubicon» — такое название получил шестой полноформат, увидевший свет 17 сентября 2010 года. Музыканты ничуть не промахнулись с названием — они переступили определенную черту, что привело к радикальным последствиям.

К созданию сего опуса группа пришла в обновленном составе: новыми участниками стали гитаристка Гьюри Смердал Лоснегаард (Octavia Sperati), басист Оле Вистнес и барабанщик Таральд Лие-мл. Кьетиль Нордус (Green Carnation) и Остен Бергой (на сессионной основе) исполнили партии чистого вокала. А вот на пост фронтвумен пригласили яркую и энергичную итальянку Марианджелу Демуртас (Reel Fiction, Alight).

Столь резкий контраст с Вибеке Стене и по внешнему виду, и по вокальному диапазону вызвал целую бурю эмоций. Здесь опять-таки напрашиваются параллели с Nightwish, которые за три года до того приняли в свои ряды Аннет Ользон, этакую озорную девчонку, которая разительно отличалась от «снежной королевы» Турунен. Норвежцы могли бы найти вокалистку со схожим оперным тембром, но сознательно не стали этого делать. И если те же Nightwish, добившиеся более солидного коммерческого успеха, рисковали потерять свою «торговую марку», то в случае с Tristania это можно трактовать как очередной дерзкий эксперимент.

Нельзя обойти вниманием и еще один ироничный момент с Демуртас. Примечательно, что в тот период фронтледи веландовской Sirenia была испанка Айлин. Бывшие же коллеги Мортена решили сделать лицом группы уроженку Италии. Либо на тот момент в Норвегии не осталось хороших певиц, либо норвежские музыканты неравнодушны к представительницам Средиземноморья, либо… дело здесь в другом. Так или иначе, смена вокалистки не могла не отразиться на звучании.

В «Rubicon» Tristania явно нацелились на повышение ставок по всем фронтам. Если «Illumination» все еще оставался в рамках классического готик-метала с пометками «прог», то новый лонгплей можно назвать наиболее коммерчески ориентированным из всей дискографии. Здесь снова превосходные звук и продакшен (группа продолжила сотрудничество с Вальдемаром Сорихтой) и снова яркое новомодное оформление.

Пластинка отрицает витиеватость и полифоничность предыдущих работ, отчетливо делает ставку на общую доступность и хитовость. Голос Марианджелы крайне экспрессивен, есть в нем этакая перчинка с добавлением околоджазовых нот. Неудивительно, что «Rubicon» создавался исходя из ее вокальных данных. Во время прослушивания может показаться, будто это совершенно другая команда. Альбом выделяется драйвом, дерзостью и более светлой энергетикой, а также легкими альтернативными вариациями с привкусом грув-метала.

Каждая композиция претендует на звание хита, чего прежде не наблюдалось. Также есть неожиданные эксперименты, отдающие сюрреализмом. Меланхолические этюды вмиг могут обернуться брутальными эпизодами с мощным риффингом и плотной двойной бочкой, а неоклассические пассажи скрипки взрываются звенящими вокальными трелями. Демуртас и Нордус составили весьма эмоциональный дуэт чуть ли не в духе Evanescence, но в своем стиле «огня и пламени», в то время как экстрим-вокал практически исчез.

«Rubicon» — наиболее амбициозное и честолюбивое творение Tristania, где группа в очередной раз сломала стереотипы, но новыми способами. С одной стороны, формация потеряла часть своей уникальности, а вместе с ней и часть преданных поклонников, не сумевших смириться с уходом Стене и последовавшими метаморфозами. С другой — группа обрела новую аудиторию, ведь, как бы там ни было, подобный материал обязательно найдет своего слушателя.

После выхода «Rubicon» «тристанийцы» отправились в очередное продолжительное, двухлетнее турне, охватившее бо́льшую часть Старого Света и США. Примечательно, что оно проходило без Эйнара Моэна, одного из основателей: он решил ограничиться только студийной работой, так что на всех последующих выступлениях партии клавишных звучали в записи. Тем не менее это был удачный период для группы: смена звучания привлекла более молодую аудиторию, пресыщенную продуктом американской сцены. В 2011 году организаторы фестиваля Out of the Dark Festival Hungarian Lambda Team даже выпустили компьютерную игру о Tristania. И только в марте 2012-го коллектив объявил, что уже начал работу над очередным творением.

«Darkest White» вышел 31 мая 2013 года. В написании музыки снова принял участие весь состав, а всю лирику сочинил драммер Таральд Лие. Это единственный альбом, в создании которого не участвовал бессменный клавишник Эйнар Моен. Партии синтезаторов записал его брат Бернт.

С самого начала лонгплей привлекает мрачной, несколько сюрреалистической и даже зловещей обложкой авторства Элирана Кантора — пожалуй, одной из лучших, если не лучшей, во всей дискографии норвежцев. Тексты объединяет тема неотвратимости смерти, человеческих зависимостей, фатализма, двойственности бытия. В своей последовательности и сбалансированности «Darkest White» близок к «Illumination», хоть и отличается от последнего бо́льшими эмоциональностью и разнообразием идей, которые не так просто уловить с первого раза.

Это органичная художественная смесь традиционного готик-, симфо- и модерн-метала без всяких излишеств. Все стилистические компоненты подогнаны настолько искусно, что проследить их границы практически невозможно. «Darkest White» можно назвать чрезвычайно брутальным, но в то же время светлым и мелодичным, мрачным и одновременно торжественным, бесцеремонным и изысканно-драматичным, прогрессивным и удивительно пропорциональным.

Альбом изобилует мощным гитарным звуком, плотными клавишными аранжировками и легкими вкраплениями электроники. Вокальные партии представлены клин-войсом Кьетиля Нордуса, резковатым, звеняшим тембром Демуртас и участившимися партиями харша, за который отвечает гитарист Андерс Хидле. Партии старательно распределены по ролям, при этом каждый получил в свое распоряжение пару песен для полноценного исполнения. Стоит отметить, что в отдельных местах госпожа Демуртас поет непривычно высокопарно, чем напоминает академическую манеру Вибеке Стене, но порой ей явно не хватает объема. То же самое можно сказать и о живых выступлениях, особенно во время исполнения старого материала.

Альбом полон волнительных мелодий и свежих инструментальных приемов. Несмотря на свое разнообразие, он целостен благодаря профессиональному сведению. Но привлекает он в первую очередь своими выразительностью и грацией, а не стремлением влиться в трендовые потоки. В этом плане «Darkest White» выделяется на фоне остальных релизов.

В своем новом воплощении капелла достигла совершенства, солидности и закрепила свой оригинальный стиль. Монументальная и одухотворенная работа, которую приятно время от времени переслушивать, упиваясь атмосферой. По иронии судьбы «Darkest White» суждено было стать последним в карьере Tristania. Но финал получился во всех отношениях достойным.

Последующую девятилетнюю студийную паузу можно объяснить тем, что группа исчерпала себя творчески. А после просто не устояла под спудом накопившихся проблем. И это вопреки тому, что Tristania всегда производила впечатление сплоченного коллектива, объединенного общим делом, где каждый участник выкладывается по максимуму. Так или иначе, стоит отдать должное их честности.

«Tristania — коллектив, который никогда не шел на компромиссы в плане искусства и никогда не рассматривал вариант представить поклонникам что-то готовое не на все сто процентов», — говорится в прощальном письме. И с этим трудно не согласиться. Их можно назвать абсолютными классиками жанра и в то же время новаторами. Наследие их говорит само за себя и остается оригинальным по сей день — наглядная эволюция готик-метала от самых его корней до более прогрессивных форм. Tristania — одно из тех редких музыкальных явлений тяжелой сцены, которые не перестаешь открывать заново с каждым последующим релизом.

Комментариев: 1 RSS

Оставьте комментарий!
  • Анон
  • Юзер

Войдите на сайт, если Вы уже зарегистрированы, или пройдите регистрацию-подписку на "DARKER", чтобы оставлять комментарии без модерации.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

(обязательно)

  • 1 Аноним 20-01-2023 10:38

    Спасибо за обстоятельную статью!

    Группа творчески исчезла с уходом Вейланда, конечно. Исчезла исполнительски с уходом Вибеке. Состав после и уровень игры напоминает больше ретро-группу. И все это печально вдвойне, ведь и Вейланд позже сграфоманился, достаточно послушать всю дискографию его "Мортемии", и слышно, как это все вторично к Тристании 90-х.

    Учитываю...